Александр Пивторак. Дурь украинизма

10.03.2015 15:05

ДУРЬ УКРАИНИЗМА И МУДРОСТЬ

РОССИЙСКОГО ИМПЕРИАЛИЗМА

 

Видели ль вы приложения к нашим газетам?

Видели ль избранных, правых из правых?

В лица их молча вглядитесь, бумагу в руках разминая,

Тихо приветствуя мудрость любезной природы.

Саша Черный

 

Разум существовал всегда, только не всегда в разумной форме.

Карл Маркс

 

 

По поводу полемики двух украинских марксистов, Дубровского и Пивторака, относительно событий на Донбассе и в Украине в целом («Националистическая спесь или трезвый расчет?»), которую опубликовала «ЭФГ», высказался некто Эдуард Байков публикацией статеечки «Дегенеративный этномаразм» (http://www.knizhnyj-larek.ru/news/eduard-bajkov-degenerativnyj-etnomarazm/). Поскольку меня он в ней не критикует, а направляет весь свой обличительный пафос на Дубровского, а также попутно на «ЭФГ», то я считаю для себя необходимым изложить кратко свою позицию в отношении Байкова, дабы не возникло ложное впечатление, что я с ним заодно.

Байков, в отличие от Дубровского, искренне убежден, что в Украине имеет место быть не национально-освободительное движение, а «дегенеративный этномаразм».

Взятый на вооружение Байковым весьма распространенный метод «морализирующей критики», или «критизирующей морали», позволяет легко справиться с поставленной задачей, представить при желании не только конфликт на Донбассе, но и любую другую войну, любую революцию, любую произвольно взятую страну, неприглядные реалии классового общества если не как «дегенеративный этномаразм», то как дегенеративный социомаразм и привести в подтверждение массу фактов и аргументов.

Нам самим не составило бы труда, воспользовавшись методом Байкова, представить современную Россию (происходящие в ней политические, экономические, демографические процессы, состояние экологии, положение в сфере образования, науки, здравоохранения и прочая и прочая) как прогрессирующий дегенеративный этномаразм. Мы не будем этого делать, поскольку и без нас имеется в наличии немало энтузиастов, в особенности в Украине, со сладострастием разрабатывающих подобные мотивы.

Наоборот, в противоположность Байкову, мы попытаемся обнаружить в кажущемся безумии и маразме происходящего сегодня в Украине свой разум, свою внутреннюю логику, показать, что между Украиной и Россией есть много общего.

 

Пишем – Украина, Россия – в уме

 

Присмотритесь, Украина испытывает на себе влияние, притяжение со стороны Запада и Востока (ЕС и РФ). И Россия испытывает на себе влияние и притяжение Запада и Востока (ЕС и Китай).

Москва вела и продолжает вести борьбу с сепаратизмом (Северный Кавказ, Дагестан и прочее). И Киев ведет борьбу с сепаратизмом (Крым, Донбасс и другие юго-восточные области).

В Украине олигархическая власть (Кучма, Янукович) пыталась подавить оппозиционное буржуазно-демократическое движение. И в России (Медведев, Путин) пытается подавить буржуазно-демократическое («болотное») движение.

У Украины есть сильный, опасный сосед на востоке (РФ). И у России есть сильный и опасный сосед на востоке (Китай).

В Украине на востоке в приграничных областях проживает компактно население, тесно связанное экономически, этнически, культурно, ментально с населением мощной сопредельной державы. И в России на востоке в приграничных областях проживает компактно население, тесно связанное экономически, культурно и ментально с населением мощной сопредельной державы.

Украина обладает относительно незначительным экономическим и демографическим потенциалом по сравнению со своим западным и восточным соседями. И Россия обладает относительно незначительным экономическим и демографическим потенциалом по сравнению со своими западным и восточным соседями.

Сегодня Запад (ЕС) и Восток (РФ) делят между собой Украину. Можно ли полностью исключить возможность того, что завтра не постигнет та же участь саму Россию? Мы бы не спешили с отрицательным ответом. Путин и путинский режим не вечны (Януковичу тоже, казалось, до поры до времени ничего не угрожает). Экономическая и прочая блокада России со стороны Запада может привести страну к серьезному экономическому кризису. Экономический кризис, в свою очередь, вполне может привести к кризису политическому, к радикальной смене настроений и политических предпочтений в обществе и в конце концов к российскому Майдану. Сменой власти и политической неразберихой в центре вполне может воспользоваться ждущий своего часа восточный сосед. Как? Да примерно так же, как этим воспользовалась сама Россия в отношении Украины (Крым, Донбасс).

Нам могут возразить, что Россия – ядерная держава и с ней никто не посмеет поступить так же, как сама Россия поступила с Украиной. Так-то воно так, та тільки трішечки не так.

Во-первых, Китай сам является ядерной державой.

Во-вторых, применение ядерного оружия даже в одностороннем порядке чревато катастрофическими последствиями для самой применяющей стороны.

В-третьих, необходимо учитывать, что в центре (Москве и Питере, в крупных городах европейской части РФ) на смену агрессивному, государственно-олигархическому режиму к власти придет «болотное движение», европейски ориентированная буржуазно-демократическая оппозиция, которая вообще не склонна решать подобные проблемы а-ля Путин, Жириновский, Дугин и Проханов и у которой до поры до времени просто руки не будут доходить до того, что там у них сейчас происходит в Сибири или на Дальнем Востоке.

Примерно так же, как у киевских властей в свое время руки не доходили до того, чтобы результативно вмешаться в ситуацию в Крыму.

Вы считаете такой сценарий развития событий абсолютно невозможным? Напрасно, уважаемый! Вполне может оказаться, что происходящее сегодня в Украине показывает России картину ее собственного будущего.

 

Политическая анатомия побед и поражений Майдана

 

Проведя умозрительные, спекулятивные параллели между положением Украины и России, выявившие кое-что общее между нашими такими разными странами, попытаемся обнаружить свой разум, свою внутреннюю специфическую логику в развитии отечественного «дегенеративного этномаразма».

Конфликт между режимом Януковича и народом возник не на пустой почве. Он зрел уже давно. Вспомним дело Гонгадзе и массовые протесты «Украина без Кучмы!» в 2001-м; акцию «Повстань, Украина!» в 2002-м, посвященную годовщине убийства журналиста Георгия Гонгадзе; события «оранжевой революции» конца 2004 – начала 2005 гг.; налоговый майдан уже в бытность президентства Януковича в 2010-м, «Врадиевку» и другие моменты. В их основе лежало противоречие между двумя фракциями буржуазии: крупной олигархической буржуазией, с одной стороны (сколотившей свои капиталы на дележе бывшей госсобственности, что предполагало доступ к рычагам государственной власти, распоряжение бюджетом, поддержку силовых структур, налоговой администрации...), и мелкой и средней буржуазией – с другой стороны, создававшей, как правило, свой бизнес с нуля и постоянно находившейся все эти годы под прессом коррумпированного госаппарата и сросшейся с ним олигархии.

Поскольку крупная промышленность, которой завладела наша отечественная олигархия, в основном находилась на русско-язычном юго-востоке Украины, в регионе, который сепаратисты называют «Новороссия», а мелкая и средняя буржуазия в основном была сосредоточена в аграрных украиноязычных областях западной и центральной Украины, то конфликт между олигархией и народом (мелкими и средними предпринимателями, самозанятыми, к которым примкнули широкие слои интеллигенции, студенчества, заробитчан и прочих категорий населения) вполне закономерно начал приобретать форму противостояния между западом и востоком, между майданом и анти-майданом, между Партией регионов во главе с Януковичем и широким спектром украинских народно-демократических и националистических партий и организаций.

Партии «Батькивщина» (Турчинов, Яценюк, Тимошенко), «Удар» (Кличко) и отчасти «Свобода» склонялись к тому, чтобы устранить Януковича и ПР от власти мирным путем, например посредством назначения досрочных президентских выборов, если на это согласится Янукович.

Образовавшийся же в ходе Майдана союз ультранационалистических организаций и активистов «Правого сектора» во главе с Д. Ярошем выступал за силовое решение этого вопроса.

Партия «Свобода» Тягнибока заняла центристскую, колеблющуюся позицию между ними.

Умеренное крыло – «Батькивщина» и «Удар» представляли либерально-демократическое, умеренное большинство участников Майдана. «Правый сектор» и отчасти «Свобода» – его радикально настроенное националистическое меньшинство, повстанческий авангард.

Что касается Порошенко, то он, несомненно, принадлежит к умеренному либерально-демократическому крылу. Так, 1 декабря 2013 г., когда ультранационалисты предприняли попытку штурма администрации президента на Банковой, Порошенко (тогда внефракционный депутат ВР) прибыл туда, чтобы остановить их, но его послали куда подальше. В ответ Порошенко назвал их самих провокаторами, а их действия – провокацией.

Кличко («Удар») пытался остановить «Правый сектор», когда тот перешел к силовым действиям на ул. Грушевского. Он же осудил в свое время снос памятника Ленину на Бесарабке ультранационалистами и требовал от Тягнибока извиниться перед Симоненко за этот акт вандализма. Также осудила это «мероприятие» ультрапатриотов Руслана Лыжичко, известная певица, активист и ведущая Майдана.

Хотя умеренное либерально-демократическое крыло составляло и представляло большинство участников Майдана и недовольного режимом Януковича населения западной и центральной Украины, ведущим было не оно, а радикально настроенное воинствующее ультранационалистическое меньшинство. Именно оно обеспечило радикализацию действий участников Майдана, увлекло за собой его большинство и обеспечило победу Майдана, бегство Януковича и развал Партии регионов с КПУ Симоненко в придачу.

Но именно оно своими радикальными действиями, ультранационалистическими лозунгами, факельными шествиями, «ленинападом»... вызвало крайне негативное восприятие Майдана населением юго-востока Украины, активно подогреваемое на местах депутатами и активистами от ПР и КПУ.

Учитывая это, понимая, что Украина – это не только Киев и Львов, но и Крым, и Одесса, и Донбасс, казалось бы, логично и уместно было для радикалов сразу же после бегства Януковича, на следующий день после победы, резко сменить свою революционную тактику на «оппортунистическую» и реформистскую, дабы нейтрализовать сепаратистские тенденции на юго-востоке. Необходимо было сразу же начать диалог с русскоязычным юго-востоком, пойти на любые уступки, чтобы успокоить местное население и обеспечить целостность страны.

Но этого, как известно, не случилось. Окрыленные успехом на Майдане, ультраправые герои на всю голову не сделали ни одного серьезного шага навстречу русскоязычной общине (придание русскому языку статуса государственного, федерализация...). С возникшим сепаратистским движением «Новороссии» они решили поступить примерно так же, как Сталин в свое время с ОУН-УПА на западной Украине. Но, в отличие от Сталина, их ждали не победы, а поражения и разочарования.

Умеренное либерально-демократическое крыло Майдана в этом вопросе стало заложником ультрареволюционной и воинствующей тактики (фразы) героев Майдана. Порошенко, скорее всего, понимал самоубийственный ее характер, но открыто выступить против нее в то время означало для него потерять если не голову, то политическую карьеру точно.

Результат данной тактики налицо: Крым – часть Российской Федерации, ДНР и ЛНР отстояли и даже укрепили свои позиции.

Нам могут возразить, что даже если бы пришедшая на смену Януковичу власть пошла на те уступки, о которых вы говорите, то всё равно Крым был бы аннексирован Путиным, а на Донбассе возникло бы вооруженное сепаратистское движение.

Вполне возможно. Но тогда все эти процессы происходили бы в гораздо более благоприятной морально-политической обстановке для киевского руководства и для Украины в целом, чем сейчас. Тогда бы гораздо больше сочувствующих Киеву было не только на Западе, но и в самой России, и даже в Крыму и на Донбассе. Тогда Кремлю гораздо труднее было бы потакать пророссийским сепаратистам в Украине, чем сегодня. Тогда самим сепаратистам пришлось бы действовать в гораздо худших условиях, чем теперь. Это однозначно.

Имеем то, что имеем. Блицкриг Киева над сепаратистами провалился. Но ошибочно было бы расценивать поражение на юго-востоке как поражение Киева, Майдана, Украины в целом.

Поражение ВСУ под Иловайском и в Дебальцево нанесло удар прежде всего и главным образом по партии войны, по ультранационалистическому крылу Майдана, показало неспособность мыслить и действовать стратегически (не только наступать, но и отступать, когда это необходимо, ибо наступление в определенных случаях влечет за собой поражение, а организованное, сознательное отступление при определенных обстоятельствах приводит к победе) таких лидеров Майдана, как Ярош и Тягнибок, и стоящих за ними партий.

Иловайск, минские соглашения и Дебальцево, несомненно, означают победу «партии мира», либерально-демократических сил во главе с Порошенко над «партией войны». К ним теперь переходит стратегическая и тактическая инициатива, а ультранационалисты превращаются из авангарда в арьергард общественно-политических процессов в Украине, что еще раз наглядно подтвердило в первую очередь и главным образом буржуазно-демократический характер произошедшей в Украине революции и лишь отчасти, постольку-поскольку, ее национально-освободительные черты и составляющие.

Теперь, после Дебальцево, форма полностью приведена в соответствие с содержанием, а ультранационалистам отведено соответствующее место в раскладе политических сил.

Народ Украины не хочет войны. ВСУ не желают больше участвовать в гражданском конфликте на Донбассе между украинской и российской общинами. Они на собственном горьком опыте убедились, что это именно гражданский конфликт, а не война между Украиной и Россией, хотя Россия, несомненно, всячески активно поддерживает сепаратистов морально, гуманитарно, политически, дипломатически, информационно, военно-технически, добровольцами и прочими имеющимися в ее распоряжении средствами.

Они убедились, что местное население в целом лояльно относится к сепаратистам и резко враждебно к усилиям Киева силовым, вооруженным путем усмирить русскоязычный непокорный Донбасс. Именно это обстоятельство явилось главной причиной поражения ВСУ на Донбассе. Местное население там сегодня на стороне сепаратистов («бандитов» и «террористов», по заверениям киевских властей), точно так же как местное население западной Украины в целом было на стороне ОУН-УПА в конце войны и сразу после нее. Только ОУН-УПА была лишена той мощной поддержки извне, которую сегодня имеют в лице Путина и Кремля сепаратисты Донбасса, – вот и вся разница. Вот чего пока не могут или не хотят понять и принять многие политики и политиканы в Киеве и во Львове, но уже поняли и приняли рядовые бойцы ВСУ, их матери, отцы и жены.

Если ультранационалистические силы и их лидеры сделают сегодня попытку сорвать минские соглашения и добиться военного реванша над ДНР и ЛНР, то они рискуют быть морально-политически изолированы и даже физически уничтожены силовыми структурами Порошенко с одобрения как Запада, так и подавляющего большинства населения Украины.

Это, конечно, не означает, что население Украины не готово воевать вообще. Всякая попытка со стороны сепаратистов сорвать минские соглашения, попытка перенести боевые действия на другие районы Донецкой и Луганской областей, а тем более за пределы Донецкой и Луганской областей будет действительно означать, что гражданский конфликт в Украине начинает превращаться в полномасштабную войну между Украиной и Россией, а значит, она будет встречать всё более и более ожесточенное сопротивление ВСУ, а также местного населения. И лучше сепаратистам, Путину и Кремлю не повторять ошибок Киева, не испытывать судьбу и не воевать во враждебной к себе среде. Сами понимаете, чем это в конце концов может обернуться, тем более что полномасштабная военно-техническая помощь Запада, в особенности США, Киеву в этом случае будет гарантирована.

 

К вопросу о «дегенеративном этномаразме» Эдуарда Байкова

 

Теперь, после всего вышесказанного, можно обратиться непосредственно к крикливой заметке Эдуарда Байкова «Дегенеративный этномаразм». Анализировать тут, собственно, нечего. Автор с пеной у рта, брызгая слюной, вываливает на читателя свое праведное, с его точки зрения, возмущение всем: Дубровским, Украиной, украинским языком, «ЭФГ», Проскуриным... Тут тебе, кроме повторяемого многократно «дегенеративного этномаразма», и «психопатическая дурь украинизма», и «украинствующие псевдолевые национал-расчленители», и погромные призывы к расправе над «ЭФГ» «по статье «измена Родине», что хотите.

Всё это нам очень близко и знакомо, только в чуточку иной редакции: «психопатическая дурь путинизма», «русофильствующие псевдолевые национал-расчленители», погромные призывы украинских ультраправых закрыть критикующие или просто не согласные с ними каналы, программы, газеты... призывы травить их редакторов и журналистов и т. д. и т. п.

Прав был Ленин: «В каждой национальной культуре есть, хотя бы не развитые, элементы демократической и социалистической культуры, ибо в каждой нации есть трудящаяся и эксплуатируемая масса, условия жизни которой неизбежно порождают идеологию демократическую и социалистическую. Но в каждой нации есть также культура буржуазная (а в большинстве еще черносотенная и клерикальная), притом не в виде только "элементов", а в виде господствующей культуры» (т. 24, с. 120–121).

Именно к этой господствующей сегодня в России «культуре» путинизма, прохановщины, жириновщины, дугинщины... (имя им легион) и принадлежит типичный потенциальный участник «русских маршей» и анти-майданов Эдуард Байков.

Сказать Байкову нам больше нечего, переубеждать, понятное дело, бесполезно...

 

Александр ПИВТОРАК

 

Киев, Украина

 

Источник: http://www.eifgaz.ru/pivtorak-7-15.htm

—————

Назад