Алексей Живой. Коктейль

14.07.2017 18:55

КОКТЕЙЛЬ

 

-1-

 

Вечеринка закончилась поздно. Все друзья и коллеги электромонтера высоковольтных линий Евстигнея Кузьмичева, собравшиеся по весьма редкому случаю выплаты зарплаты, разошлись едва ли не к рассвету. Сам Евстигней, вконец обессиленный продолжительным банкетом, рухнул на обитый дерматином диван и тут же провалился в глубокий хмельной сон.

Его богатырский храп, вобравший в себя все существующие ноты, разнесся над маленьким и тихим Зеленогорском ¾ городом домохозяек, добрых мафиози и бродячих музыкантов.

Всю ночь Евстигней до упаду отплясывал аргентинское танго с бледнолицыми и краснокожими мулатками, потягивая заморские напитки, пенившиеся в высоких бокалах и переливавшиеся всеми цветами радуги под палящими лучами тропиков.

Вокруг электромонтера лениво текла южная жизнь. Смуглолицые джентльмены в белоснежных костюмах, шляпах и с тросточками, неспешно прохаживались по пляжу под ручку с дамами. Дамы прятались от солнца под огромными зонтами и морщили носики, сетуя на столь жаркую погоду.

Абсолютно не белые туземцы околачивались рядом с прибрежной пальмовой аллеей, с надеждой взирая на кроны высоких тропических деревьев. Уже долгое время они находились в ожидании случайного падения какого-нибудь потерявшего бдительность банана или кокосового ореха. Поскольку никто из аборигенов уже давно не лазил по деревьям, а есть очень хотелось, то идея принести из местного зоопарка обезьяну и натаскать ее на сбор недоступных плодов, поданная находчивым Евстигнеем, вызвала всеобщий ажиотаж. Тотчас из зоопарка был украден здоровый самец-гамадрил, который, однако, не проявил должного энтузиазма. Вместо того чтобы лезть на пальму, он загнал туда одного из аборигенов и, схватив собранные фрукты, скрылся в неизвестном направлении.

После неудачи с гамадрилом голодные туземцы стали бросать на Евстигнея многозначительные взгляды, загадочно при этом облизываясь. Электромонтер не мог сообразить, в чем тут дело, однако, почел за благо удалиться к менее кровожадным мулаткам. Те уже вовсю отплясывали «Ламбаду», позвякивая продетыми через нос и уши блестящими кольцами и потряхивая висевшими на шее бусами из крокодильих зубов. Вместе с ними Евстигней и веселился до тех пор, пока заглянувший к нему с утра сосед-кочегар Марыч не дернул его за прокуренный ус и не разбудил.

Евстигней Кузьмичев раздвинул заскорузлые веки и осоловело взглянул на кочегара.

– Эх, Марыч, – сказал он, потягиваясь, – мне сейчас такой шикарный сон приснился! – Затем перевернулся на другой бок и добавил: – Всю ночь с мулатками развлекался и бананы с кокосами кушал.

О туземцах он скромно умолчал.

– Это что, бананы с кокосами, – откликнулся Марыч. ¾ Я вот вместе с мексиканскими бандитами поезд с золотом грабил. Сам крутой такой ходил – в дырявом сомбреро и босиком. Текилу прямо из горлышка пил, не закусывая. Только вот эти мексиканцы – народ слабый. Как напились, так и заснули сразу. А людишки с поезда, не будь дураки, все золото обратно погрузили и деру. Утром проснулись – а денег ищи как ветра в прерии. Только голова раскалывается, от жары, наверное.

– А ты куда смотрел? – спросил Евстигней.

– А я что? – оправдывался Марыч. – Я лицо иностранное, можно сказать «Интернационал».

Тут в квартиру к Евстигнею ввалился еще один участник вчерашнего банкета – Муркетон Сазонов.

– Здорово мужики, – приветствовал он с порога всех собравшихся. – Щас чего расскажу – не поверите! Мне такое приснилось…

– Да ладно тебе, – оборвал его Кузьмичев, – лучше чего б опохмелиться принес.

– Нет проблем, – ответил Муркетон и вынул из широких штанин бутылку водки «Кутузофф», пятизвездочный «Наполеон» и необъятный сосуд с надписью CinZano.

 

-2-

 

– Баста, сеньоры! – сказал Наполеон, обращаясь к своим генералам. – Уно моменто и победа у нас в кармане!

– Си, сеньор, – отвечали генералы, поглядывая на теснивший французские полки русский авангард. Командовал им светлейший князь Муркетон ди Сазонов, размахивал палашом направо и налево, срубая волосатые французские головы и осыпая проклятиями еще оставшихся в живых солдат: «Донна, минорэ, ризаррэ, попортэ, сьяно-котти, макекузо-макварти!!!»

– Дьяболо меня разбери, если я что-нибудь понимаю в этой войне! – хрипел себе под нос главнокомандующий русскими войсками князь Кутузофф, верхом на белом коне наблюдавший с холма в подзорную трубу за всей этой катавасией, – еще одна такая атака и всем моим резервам настанет Гитлер Капут!

– Не стоит так волноваться, сеньор, – успокаивал его предводитель конного полка граф Евстигней Кузьмичефф, – позвольте мне прэсто оттузитти франтутто кобелинос и дело в сомбреро!

– Нетутто-было!  сказал Кутузофф и, обернувшись к артиллерийским редутам, крикнул: – Канониры, банзай!

Старый службист капитано Марычетто поджег фитиль и послал французам свой привет вместе с залпом картечи, скосившим остатки вражеских легионов.

– Брависсимо мучачес! – заорал князь Кутузофф и, рухнув с коня, приказал представить капитано Марычетто к награде.

– Баста, баста, сеньоры,  подытожил происходящее Наполеон. – Их бин капут! Финита ля комедия! И, похоже, пора делать ноги.

Потерпев полнейшее поражение на Бородинском поле, разрозненные остатки французских кабальерос отступили по направлению к Парижу.

 

-3-

 

На следующее утро три товарища сидели на кухне у Евстигнея и пытались постичь происходящее. Первым тишину нарушил Марыч.

– Ну, не могли мы все трое один и тот же сон видеть… А то и массовый глюк!

– Чёрт его знает, – промолвил Евстигней и, покосившись на Марыча, добавил, – а здорово ты французов взгрел, прямо герой.

Меткий канонир Марыч скромно потупил глаза.

– А может, мы машину времени изобрели? – подал идею Муркетон. – Может, мы рецепт открыли перемещения во времени и пространстве, а, мужики? Нам ведь за это нобелевскую премию могут дать!

– Любая теория нуждается в подтверждении, – высказался меткий канонир, – придется поставить эксперимент, – добавил он и зашарил по карманам в поисках денег.

Через полчаса на столе красовались литровая бутылка водки «Горбачев», несколько засушенных рыбешек, пять банок марочного пива и невесть откуда взявшаяся бутыль украинской горилки.

После непродолжительных переговоров роль первопроходца от науки решил взять на себя все тот же бесстрашный канонир.

– Ну, ты там не зазнавайся очень, – напутствовал его Евстигней.

– Да на политическую обстановку повлияй, если успеешь, – добавил Муркетон.

Марыч наполнил две трети стакана водкой «Горбачев», затем добавил пятьдесят грамм горилки. Выпил все залпом, а сверху отлакировал пивом. Через пятнадцать минут он уже спал как убитый.

Просидев в течение часа около мирно спящего друга, Муркетон и Евстигней заскучали. Ничего особенного не происходило, а потому они решили пока посмотреть телевизор. Когда экран засветился, их удивленным взорам предстал изрядно располневший Михаил Сергеевич, произносивший речь об аграрном секторе.

– Вот многие депутаты тут гуторят, что, мол, денег нету на сельское хозяйство, – сказал Горбачев, аккуратно отрезая кусочек сала от лежавшего перед ним на тарелке огромного шмата. – И правильно гуторят! Их и взаправду нет!

С этими словами он почесал свой длинный чуб.

– Я вам так скажу, дорогие мои колхозники, – их и дальше не будет!

Закончив речь под аплодисменты, Горбачев доел оставшееся сало, с чувством вытер руки о широкие штаны с лампасами и широко улыбнулся в камеру. Увидев это, Муркетон с Евстигнеем в ужасе переглянулись и в один голос заорали на мирно спящего Марыча:

– Просыпайся, морда!

Едва они успели растолкать друга, как вернулась с работы жена Евстигнея Пелагия Ильинична, пробежавшаяся перед тем по окрестным магазинам.

– Вы все дрыхнете, лентяи, – отчитала она мужиков, – лучше б в магазин сбегали. Там галушек завезли украинских видимо-невидимо, и водка вдвое подешевела.

– Успел-таки, – подивились Муркетон с Евстигнеем.

 

Эпилог

 

– Ну, что ж, – сказал Евстигней Кузьмичев, обращаясь к сидевшим за столом друзьям, – пора налаживать международные связи.

С этими словами он поставил на стол пузатую бутылку водки «Финляндия».

 

© Алексей Живой, текст, 2002

© Книжный ларёк, публикация, 2017

—————

Назад