Анвар Алмаев. Ведьмин туман

14.10.2017 00:01

ВЕДЬМИН ТУМАН

 

Прежде всего Игоря насторожило то, что ветви в лесу были похожи на уродливые кисти, на корявые пальцы, которые тянулись в разные стороны — к сизому небу, которое, казалось, спугнуло всех только что прилетевших осенних птиц.

Кости пальцев тянулись во все стороны — в том числе, в сторону машины Игоря, которая неожиданно заглохла посреди проселочной дороги.

У Альфии, его девушки, начиналась тихая паника.

– Игорь, что случилось? – спросила она с неподдельным волнением.

Игорь выдержал паузу — видимо, психологическую — и через пару-тройку секунд решился на ответ.

– Альфиюш, ну что ты так переживаешь? Как говорится, не в первый раз, не в последний...

– Да что ты говоришь?! Даже не в последний?! Смотри, это же... самая настоящая глухомань!

Погода стояла пасмурная, и впереди, прямо перед «Ниссаном» Игоря начал сгущаться туман...

Оба вышли из машины. Альфия начала кричать.

– Надо позвать кого-нибудь на помощь!

Чисто женская логика, рассудил Игорь.

– Давай для начала откроем капот. Может быть, я разберусь...

– Разберется он! Да ты... да ты даже винтик завинтить не можешь!

На эти обидные слова Игорь среагировал так, как этого и ожидала Альфия — сначала беспомощно посмотрел в землю, а затем в лицо своей подруге.

И в этом взгляде одновременно сквозили два, казалось бы, противоречивых чувства: гнев и нежность к возлюбленной...

Тем не менее, Игорь обошел машину и открыл капот...

– Ну вот! – выругался он. – Ремень полетел.

Альфия сделала характерный для нее жест — уперла руки в бока.

– И куда же теперь ближе, до Новоуральска или до твоей загородной резиденции?

– Сейчас посмотрим, – уже более спокойным тоном пытался заговорить Игорь.

С этими словами он посмотрел на счетчик. Затем вылез из салона.

По его глазам Алдьфия сначала вообще ничего не поняла, а затем осознала, что ее ожидает неутешительный ответ...

– До Новоуральска 120, а до Петровки 108...

– Блин! Блин! Я так и знала!

У Альфии уже началась первая стадия истерики. Но как она началась, так же и завершилась.

Верхушки деревьев, пока еще голые апрельские ветки до последнего момента едва колыхались, словно от дуновения приближающейся смерти.

А ТЕПЕРЬ ВСЯКОЕ ДВИЖЕНИЕ В ОКРУЖАЮЩЕМ МИРЕ ПРЕКРАТИЛОСЬ.

С той стороны, куда направлялась машина, туман начал сгущаться. Ладно, если бы это был обычный туман — серая мгла, окутывающая лес.

Но — нет. Это было медленно, но верно расползающееся облако желто-зеленого цвета.

Альфия судорожно схватила Игоря за руку.

– Что это?

Игорь вглядывался в смутные очертания странного явления и пока не мог ответить на этот вопрос.

Но это было только началом.

Из костлявого леса, похожего на нагромождение скелетов, в сторону машины, а значит, и в сторону молодой пары, неторопливо двигался неясный силуэт...

Игорь с Альфией стояли неподвижно. А что они, собственно, могли сделать? Лишь стоять, обнявшись, и смотреть, что будет дальше...

Спустя некоторое время контуры фигуры стали вырисовываться более отчетливо. Темно-серый балахон с капюшоном, скрывающим лицо...

Фигура двигалась до того медлительно, что создавалось ощущение, что она будет ползти целую Вечность...

Через пятьдесят-шестьдесят метров выяснилось, что это — старуха, опирающаяся правой рукой на клюку. Капюшон каким-то образом — не взирая на безветрие и какие-либо движения кроме походки — вдруг приподнялся. Молодые люди увидели старческое лицо, сплошь изборожденное морщинами...

Игорю даже подумалось, что старушенция живет среди этих страшных деревьев. А возможно, корявые растения — ее родные сестры...

– Игорь! – опять завопила Альфия.

Тот молчал, наблюдая, как старая карга ускоряет шаги, опираясь на три ноги!

Когда она приблизилась совсем близко, то замерла, как вкопанная.

– Куда путь держите, ребятки? – спросила она.

В этом голосе содержалась целая гамма: старческая усталость, неподдельное любопытство, нота ехидности и... элемент угрозы.

Ребята окончательно потеряли дар речи.

– Ну что же вы молчите? – продолжала странница. – А, вижу. Телега ваша застряла. Только больно она у вас странная. Лошадка-то где?

– Бабуль... – осмелился сказать Игорь. – Это называется автомобиль. И мы действительно застряли. Вы не подскажете...

– Подскажу, сынок, подскажу, – зловещим гнилым оскалом заверещала карга. – Знаю, есть у тебя за пазухой какая-то штуковина. Она может помочь тебе и твоей девахе.

«Вот тебе раз! – подумал Игорь. – «Ниссан» называет телегой, а про мобильники знает».

Тем временем зловещий туман начал еще больше сгущаться. Но самым страшным было не это.

Вдали, среди деревьев, с которых как будто содрали кожу, появились новые силуэты...

И они двигались — нет, не двигались, а существовали так же таинственно медленно, как и их предводительница.

– Видите? – спросила старая владычица страшного леса. – Знаю, что видите. Это мои названые сестренки. Поберегитесь их. Хотя... мимо вас им не пройти. Ладно, так тому и быть. Я вам дам вот это.

С этим ворчливым верещанием старуха начала шарить по складкам своего балахона, который, если бы можно было расстелить его на земле, наверное, занял бы половину мертвой чащи...

В конце концов, она нашла то, что искала. Это оказался всего-навсего... маленький серебристый колокольчик на короткой коричневой тесемке.

– И это... вот это нам поможет? – с недоверием и недоумением спросила Альфия.

– А как же, дитя мое! – рассмеялась хозяйка зловещей рощи. – Возьмите его и в путь-дорогу.

Игорь как-то нехотя взял из скрюченных пальцев этот «талисман».

– А дальше-то что? – резонно спросил он.

– А дальше будет небольшой домишко. Вот в нем и схоронитесь.

– Надолго? – поинтересовалась уже Альфия.

– Ну, милые мои... наверное, пока солнышко не встанет. И еще. Предупреждаю вас. Сегодня во мраке будет большая луна. Ни в коем разе не выходите из этой избушки до первых лучей солнца.

– А то что? – немного нагловато спросил Игорь.

В ответ хозяйка полчищ деревьев рассмеялась таким смехом, что извилистые, зигзагообразные, вилоподобные ветки, будто ждавшие этого карканья, задрожали, затрепетали...

– Что???!!! – гоготала древняя колдунья. – Лишитесь своих жалких жизненок!

 

Игорю с Альфией не оставалось ничего другого, как двинуться вперед, к таинственной избушке, о которой упомянула старая ведунья.

Игорь захватил с собой рюкзак, в котором была фляга с дистиллированной водой и небольшие запасы провианта.

По пути и Игорь и Альфия набирали номера своих друзей, знакомых, близких, МЧС. Увы, все их усилия были тщетными. По всей видимости, местность между Новоуральском и Петровкой не входила в так называемую зону покрытия. Причем, Игорь был подключен к «Билайну», а Альфия к «Мегафону». Может быть, если бы у кого-нибудь из них был МТС... Но это уже был вопрос из области «очевидное — вероятное»...

А пока молодые брели, взявшись за руки, не торопясь, глядя под ноги и по сторонам.

Желто-зеленый туман окутывал точно паутиной не то что весь лес — каждое устрашающее дерево. А от всех деревьев остались лишь останки.

Игорь вдруг вспомнил про колокольчик и начал тихонько им позвякивать.

– Тихо-тихо, – зашептала Альфия.

– А ты посмотри туда, – так же тихо отозвался Игорь. Видишь?

И на самом деле, фигуры, приближавшиеся со стороны тумана, стали более размытыми, расплывчатыми.

НО ТЕПЕРЬ ОНИ СТАЛИ ЗАМЕТНО БЛИЖЕ.

Это и пугало. Пугало до дрожи.

Звон колокольчика прекратился. Это вызвало соответствующую реакцию. Тени ускорили свои шаги.

Альфия сжала ладонь Игоря с такой силой, что он чуть не вскрикнул от боли. А кричать в ТАКОМ лесу было категорически нельзя.

Неизвестно было, как это произошло — вероятно, сыграл свою роль оглохший на время колокольчик.

Ведьмы! Ведьмы! Ведьмы!

Всего за доли секунды они оказались прямо перед влюбленной парой!

В таком хаосе, в такой панике, в таком ужасе их просто невозможно было сосчитать. Да, собственно, дело было даже не в их количестве.

Ужасал их просто невозможный, сверхкладбищенский вид.

Первой и Игорю и Альфие бросилась в глаза ведьма до того омерзительного вида, что она могла бы вызвать приступ тошноты даже у человека с самой устойчивой на свете психикой и с самыми стальными нервами.

Во-первых, у нее были невероятно большие светло-серые глаза с тускло-желтыми увеличенными зрачками.

Во-вторых, из ее зловонного рта торчали то ли клешнеподобные ветки, то ли ветвеподобные клешни. И эти клешни-ветки то делали синхронное мгновенное движение, будто в судорогах, то на некоторое время замирали...

Слава Богу, даже в этой, казалось бы, безнадежной, смертельной, да просто кошмарной ситуации у Игоря сработала реакция — да еще так четко, как часовой механизм.

Со всей силы сжимая шнурок, он начал трясти, бешено трясти колокольчиком...

Ведьма с пастью, разорванной клешнями-ветками, точно остолбенела от ужаса. Ее рот как бы схлопнулся. Клешни втянулись внутрь головы.

А затем последовало нечто и вовсе невообразимое. Буквально на пустом месте родился ураганный вихрь. Он отбросил ее в сторону большого дерева, похожего на древний дуб.

Мощнейший порыв ветра буквально пригвоздил это пугало к толстому стволу.

Альфия с Игорем успели увидеть, как морщинистая кора впитывает в себя тело страшилища, поглощает его...

В страшном итоге этого краткого, как мгновение, явления, все тело дочери чудовищного леса, весь ее темно-серый балахон — все это слилось с телом огромного дерева.

Осталась лишь голова, которая строила отчаянные гримасы...

Одним словом, две жизни слились в одну.

Но на этом ужасающие события не завершились. Следующая ведьма словно сменила первую. Но у этой «сестренки» ветки торчали не изо рта, а из... глаз. Точнее, не из глаз, а из тех точек головы, где должны были находиться глаза.

Вторая тварь оказалась проворней, настырней и смелей, чем первая. Несмотря на то, что у нее попросту не было органов зрения.

Наблюдая за такой невиданной яростью и злобой, Игорь неистово звенел спасительным бубенцом.

Но эта проклятая безглазая карга то и дело пыталась выхватить серебристый сувенир из рук Игоря.

Все это время несчастная, дрожащая от страха Альфия стояла за спиной Игоря, вцепившись в его бока своими уже неразгибающимися пальцами.

Глядя на резкие выпады безглазой, Игорь на ходу придумал новый, вероятно, в чем-то оригинальный маневр. Вместо того чтобы тупо трясти перед носом разъяренной дьяволицы своим «амулетом», Игорь начал вращать им на пальце по часовой стрелке.

И это вращение все ускорялось и ускорялось. Игорь, естественно, не ожидал, какой эффект вызовет ускоряющееся вращение серебряного подарочка старшей ведьмы.

Сначала веткоглазое создание замерло. Затем поднялось вверх. А потом вторая ведьма и вовсе начала вращаться в воздухе — в такт движению маленькой и, вроде бы, безвредной штуковины!

Но вращалась она почему-то против часовой стрелки. Со стороны могло бы показаться, что движение ведьмы — не что иное, как зеркальное отражение вращения колокольчика.

Крутящаяся ведьма верещала так неистово и оглушительно, что Альфие и Игорю показалось, что это — вопль желто-зеленого тумана, который отчего-то начал тускнеть, приобретая серый оттенок...

 

В конечном итоге бедолагу ведьму просто пригвоздило к острому суку, торчащему из ствола того самого дуба, «съевшего» первую, веткоротую ведьму.

Ну а в следующие секунды произошло нечто, которое можно назвать только одним словом — ЧУДО.

Сначала угомонился и иссяк оглушительный вихрь. Потом полностью рассеялся потускневший к этому времени туман.

Колокольчик на указательном пальце правой руки Игоря сделал последний медленный оборот и остановился.

И в этот самый миг, который длился целую Вечность, пройдя сквозь все созвездья...

В миг, который прожил самую короткую в мире жизнь — жизнь вспышки молнии...

В этот самый протяженный по меркам Вселенной и — в то же время — самый краткий по шкале Галактики миг...

ИСЧЕЗЛИ ВСЕ ВЕДЬМЫ.

 

Игорь с Альфией шли по лесу, держась за руки. Кстати, лес каким-то неведомым, загадочным образом преобразился.

Деревья утратили свой устрашающий вид. Даже, более того, у Игоря возникла внезапная и поразительная мысль — ему показалось, что ветви вот-вот украсит свежая весенняя листва...

Возможно, это было обманчивое впечатление, но оно, тем не менее, придало сил влюбленным, которые были измучены всем: в первую очередь, испугавшей их «старшей ведьмой, затем таинственным туманом, далее целым полчищем невообразимых на вид ведьм...

И, в конце концов, они были изнурены бесконечной, как им казалось, дорогой в бескрайнем лесу.

По пути они несколько раз останавливались, чтобы попить воды. О еде не могло быть и речи — есть не было сил, да и после всего пережитого у Альфии и Игоря элементарно пропал аппетит.

 

Спустя минут сорок после очередного «привала», чтобы смочить пересохшее горло, они увидели ту самую избушку, о которой вещала колдунья.

– Ну че, зайдем? – как-то по-детски робко спросила Альфия.

– Нет уж, – отрезал Игорь. – Сначала просто подойдем, посмотрим. Мало ли...

Выражением «мало ли» Игорь как в воду глядел.

Ставни на всех окнах были открыты. Стекла покрывал такой слой пыли, что строению можно было дать лет сто пятьдесят-двести, не меньше.

И вообще, допуская такую смелую фантазию, можно было вообразить, что весь этот дряхлый деревянный дом окутал паутиной гигантский паучище...

Игорь и Альфия стояли перед первым окном у входной двери. Игорь зачем-то стал протирать ладонью запыленное секло. На оконце образовался неправильный овал.

И вдруг... В этом овале появилось лицо!

Это было даже не лицо, а старушечья морда, которая своими страшными и одновременно одинокими глазищами взирала на двух путников!

Игорь с Альфией отпрянули от окна так мгновенно, словно перед ними вспыхнуло пламя адского костра...

– Игореш! – закричала Альфия. – Колокольчик!

Дело было в том, что во время продолжительного пути Игорь повесил колокольчик на шею — благо, тесемка была довольно длинной.

От шагов Игоря он размеренно позвякивал — но это не раздражало ни Игоря, ни его девушку.

Напротив, оба уже убедились в чудодейственных свойствах этой миниатюрной штуковины в противодействии ведьмам — которые, оказывается, существуют в нашем реальном мире. И потому шли с уверенностью в том, что останутся в живых и доберутся хотя бы до ближайшей трассы...

 

Игорь снял «талисман» с шеи и, отойдя вместе с Альфией на безопасное расстояние, начал трезвонить...

Но не тут-то было. Раздался резкий, режущий слух звон разбитого стекла.

Колокольчик в руке Игоря замер, буквально повис без движения. Сейчас он напоминал висельника, которого только что повесили...

Ведьма изо всех сил пыталась вылезти из окошка. Но по размеру оно напоминало оконце, какие бывают разве что в банях.

Жительница избы буквально изрыгала из себя страшные проклятья, она изрезала свой и без того весь залатанный балахон в кровавые клочья; ее пальцы, напоминающие лапки насекомого, истекали кровью...

– Вы! – вопила ведьма. – Вы, дети каменных башен! Выродки, вы вторглись в наши владения! Будьте вы прокляты! Вы и ваши ублюдки!.. Скоро придет Большая Вода и смоет ваши башенки, словно замки из песка на речном берегу!

Перестав изрыгать вопль, окрашенный багряной кровью, вопль, смотрящий на Альфию с Игорем серыми глазницами, ведьма наконец заткнулась.

Но этим ее злоба отнюдь не исчерпывалась. Проклятья, выраженные словесно, были, как выяснилось, лишь малой толикой колдовских чар...

Обитательница лесной хибары начала делать обеими руками некие странные, непонятные пассы.

Это возымело неожиданный эффект. Окровавленные лапы старухи превратились в своего рода магнит, который начал притягивать к себе колокольчик!

Тесемка заняла горизонтальное положение, блестящий «сувенир» с невероятной силой тянулся к оконцу с ведьмой, увлекая за собой и Игоря!

Альфия схватила его обеими руками за талию.

Но сатанинская сила старухи была сильнее. Теперь дьявольский «магнит» притягивал к себе уже обоих...

Неожиданно, когда лицо Игоря было уже в метре от чудовищной гримасы ведьмы, на колокольчик, висящий в пространстве между влюбленными и страшным ликом, будто упал яркий луч солнечного света.

Он озарился золотистым пламенем. В эти мгновения произошло параллельно несколько явлений:

Смертоносная хватка жительницы хибары заметно ослабла.

Мысли и чувства Игоря и Альфии как бы соединились — словно сосредоточившись на горящем колокольчике.

«Может быть, это Божий свет?» – подумал Игорь.

То же самое предположила и Альфия.

И как только эти ощущения, эмоции любви воссоединились, произошло такое, что это можно было бы сравнить с микромоделью Большого Взрыва...

Игорь и Альфия вырвались из ведьминой паутины. Они отошли в сторону, наблюдая за тем, что же произойдет дальше...

 

Сначала незримые лучи покарали зловещую отшельницу. Она начала таять, словно воск свечи. Кожа морщинистого лба превратилась в густую клееподобную массу. И эта масса залила глаза, метавшиеся от бешенства в разные стороны...

Дальнейшее можно было бы отнести разве что к разряду самых бредовых, фантасмагорических снов.

После того, как вся плоть головы ведьмы расплавилась, превратившись в желто-красную массу, из разбитого окна на Игоря и Альфию взирал освободившийся от кожи и тканей череп.

Зрелище было ужасающее, невыносимое...

– Пойдем отсюда, – предложил Игорь и, взяв свою девушку за руку, потащил ее прочь от проклятой хижины.

 

Они ускорили шаг. Пройдя приличное расстояние, они не выдержали и оглянулись — сыграло свою роль любопытство.

Любопытство было вознаграждено. Дом ведьмы практически распадался по частям. А эти части, в свою очередь, исчезали в пространстве.

Сначала оторвалась от крыши и растворилась в воздухе печная труба. Потом будто растаяла передняя стена с тем самым оконцем.

Спустя, наверное, минуту, от хибары и ее хозяйки не осталось и следа — как будто их никогда не существовало...

 

Уставшие, изможденные, пережившие такой ужас, который мог смело носить титул Король всех ночных кошмаров, Альфия с Игорем услышали шум машин.

Через несколько минут они вышли к трассе. Вместо того чтобы голосовать, они стояли на обочине, обнявшись.

Альфия не смогла сдержать свои слезы. Игорю пришлось целовать теплые и соленые щеки...

– А как же «Ниссан»? – спросила наконец Альфия после долгого молчания.

Игорь ненадолго отстранился от девушки и посмотрел в сторону леса.

– Да бог с ним, с этим «Ниссаном», – как-то беззаботно ответил он. – Пусть на нем ведьмы катаются.

Альфия вытерла слезы и улыбнулась — впервые за последние несколько часов.

Так они и стояли на обочине дороги — ничего не видя и ничего не слыша.

Они не слышали шума проносящихся автомобилей. Для них перестало существовать даже солнце, которое клонилось к закату.

Они просто стояли, крепко обнявшись, превратившись в одно целое, в единое существо, которое, победив саму Смерть, готовилось к новому времени, к НОВОЙ ЖИЗНИ.

 

05.04.2013

 

© Анвар Алмаев, текст, 2013

© Книжный ларёк, публикация, 2017

—————

Назад