Байки о Ромуальде Сайкове (межавторский проект) (16+)

08.06.2017 21:53

БАЙКИ О РОМУАЛЬДЕ САЙКОВЕ

(межавторский проект)

 

 

Шаман

 

Однажды Ромуальд Сайков в компании единомышленников посетил Аркаим. Весь день бродил он по лабиринту древних построек, а поздним вечером в глухом закутке городища наткнулся на странного старика в старинном одеянии, молча сидевшего в позе лотоса.

Шаман – догадался Ромуальд и мысленно поприветствовал незнакомца. Тот едва заметно кивнул и… растворился в воздухе.

Наутро туристы обыскались Сайкова и, в конце концов, решили, что тот уехал, не попрощавшись – за ним такое и раньше водилось. Но зато в одном из глухих закутков концентрически расходящихся улочек они обнаружили застывшего истуканом старика с чертами лица, поразительно напоминающими их спутника. При ближнем знакомстве оказалось, что это чудом сохранившаяся мумия – и весьма древняя. «Не менее двух тысяч лет», – констатировал затесавшийся среди них археолог.

Увы, но Сайкова они с тех пор больше не встречали. Кто-то говорил, что академик уехал за границу и остался на ПМЖ то ли в Европе, то ли в Штатах. Другие всерьёз утверждали, что Илон Маск отправил тайную экспедицию на Марс с Ромуальдом во главе. Были и такие, кто, многозначительно покашляв, шепотом сообщали: «Сайков в Матрице!»

Так или иначе, но память об академике Сайкове жила в сердцах благодарных потомков.

 

© Баюн Явраев, текст, 2017

© Книжный ларёк, публикация, 2017

 

Потрава

 

Ромуальд Сайков, как известно, всю свою долгую жизнь воевал с разной нечистью во плоти – ведьмы, чернокнижники, вервольфы, не говоря уж о вампирах и разных кикиморах. Само собой, и врагов из числа уродов этих тоже хватало.

Затаила злобу на Ромуальда одна ведьма, которую тот однажды развенчал и лишил силы колдовской. И не могла с тех пор чертовка порчу наводить и прочие гадости людям чинить. Представляете, какое для твари злокозненной это мученье?..

Вот таилась она до времени и, когда выдался случай подходящий, передала через подругу ни о чём не подозревающему Сайкову конфеты, да не какие-нибудь, а «Рафаэлло», которые почтенный мэтр зело любил хрумкать с чайком свежезаваренным. А предварительно попросила знакомого колдуна черного провести ритуал темный: зарядить конфеты смертельной инвольтацией.

Да только недооценивала она Ромуальда – тот слопал полкорбки и ему просто поплохело – ну, вы понимаете… выражаясь медицинским термином, диарея, чтоб её… Только вот странная какая-то диарея была – так думал Сайков – не проходит, несмотря на таблетки и даже народные средства. А к вечеру совсем ослаб. Ну его и повезли близкие в больничку.

Там, естественно, первым делом сделали академику промывание желудка и клизму кишечника. Ну и на всякий случай под капельницу положили – раствором кровь очистить. В общем, вылечили…

Сайков на радостях одарил всех годовым абонементом в городской планетарий, благо директор того был его хороший товарищ. Ещё пообещал издать труды лечащего врача в издательстве «Вышний Рарог».

Дохтур, весьма довольный, что помог такому большому и влиятельному человеку, решил отметить счастливый случай возлиянием некоторого количества медицинского чистого спирта.

Вот сидит он, помаленьку потягивает спиртяшку, а тут вдруг вызывают его из приемного покоя – срочно спасать пациента, ещё одно отравление! Чертыхнувшись – бухнуть не дадут спокойно! – наш доктор поспешил на зов о помощи. Заходит в палату и что видит?.. Да Сайков, собственной персоной там же лежит на кровати с лицом позеленевшим, мычит и пузыри пускает.

– Да что же это, как же так, Ромуальд Архитектурович?! – всплеснул руками эскулап. – Мы ж всё сделали по высшему разряду, я лично проверял, ошибки быть не могло – чистеньким мы вас выпустили…

Сайков скривился и виновато, с придыханием болезненным пробормотал:

– Ну это… того я… приехал, да – выздоровевший… вот и решил – доесть, чего ж добру-то пропадать.

– То есть как доесть?.. – опешил врач.

Сайков скривился и печально вздохнул:

– Конфеты доел…

 

© Баюн Явраев, текст, 2017

© Книжный ларёк, публикация, 2017

 

Месть ведьмы

 

Старые люди сказывают, что когда в далеком средневековье Ромуальд Сайков одно время жил в Европе… а, надо сказать, никто доподлинно не знал истинный возраст повелителя книжной пыли. Одно можно было сказать наверняка: он, как и Горец Коннор Маклауд, живёт века, а возможно и тысячелетия. Так вот, когда мэтр проживал в средневековой Европе, некоторое время он состоял в печально известном ордене тамплиеров, рыцарей-храмовников, монахов-воинов. Чем он там на самом деле занимался – о том можно лишь строить догадки, но в летописи тех же альбигойцев говорилось, что Ромуальд Красивый, прозванный Чёрным Крестоносцем, бил нещадно врагов веры Христовой, подвизавшихся на разном злокозненном ведовстве и чернокнижии. Попросту говоря, рыцарь «мочил» чёрных колдунов и ведьм.

Так вот, угораздило его влюбиться в одну деву красоты неписанной. И – надо же было судьбе так посмеяться над бедолагой! – девица та оказалась на поверку ведьмой. Ох и страдал же несчастный любовник! Как защитник веры Христовой он обязан был схватить плутовку и либо отдать в руки инквизиторов, либо казнить собственноручно.

Но он избрал третий, гибельный для них обоих путь: тайно вывез её из замка, где та содержалась под стражей храмовников, и посадил на корабль, идущий в Сидон. Судно отплыло, Ромуальд вздохнул с облегчением – никто ничего не заподозрил, посчитали, что ведьма сумела при помощи дьявольских козней выбраться из узницы. Всё сошло отступнику с рук.

Но возмездие не заставило себя ждать с той стороны, откуда нарушивший обет и не ждал.

Чего там случилось с судном, на котором ведьма отплыла, – так никто и не узнал. Затонуло оно где-то в море Средиземном. Но всплыла (в прямом смысле слова) служанка дьяволова в теплых водах у побережья Сицилии. Вышла на берег аки Афродита в пене рожденная – вся такая нагая и соблазнительная до безумия. Покорила тамошних пиратов, окрутила атамана и устроилась себе неплохо в самом логове разбойничьем. Дотудова никакая рука инквизиторская, даже самая длиннющая, не дотянется.

Принялась она снова за всякие козни и черные дела, кои творила именем проклятого Богом Сатаны и целого сонма его князей. И отчего-то больше всего на свете желала погибели своему спасителю и по совместительству бывшему любовнику – видно, простить не могла, что тамплиер не отрекся окончательно от своей веры и оставил её, тварь бесстыжую.

Стала ворожбу темную, нечистую мутить и насылать на храмовника демонов. А бесам расстояния нипочем – вмиг перенесутся хоть за край моря. Ну и каждую ночь стали они мучить рыцаря Ромуальда, накидываясь всей толпой мерзкой. Так невмоготу стало бедолаге, что обратился он к своему магистру и во всём тому признался. Тут бы ему и головы не сносить, да не так-то всё просто было у них, у храмовников.

Не знаете вы, что высшие чины в ордене сами нечисты на руку и душой были, недаром их Папа и французский король в сношениях с силами адскими заподозрили, но то впоследствии было. А в тот момент, когда Ромуальд виниться пришёл, всё тип-топ было у магистра орденского. Короче, смекнул он, что теперь Чёрный Крестоносец, живая легенда, у него в руках будет – в кулаке железном, а такими людьми не разбрасываются, знаете ли… Ну и со всей строгостью велел рыцарю поститься месяц, три месяца ни с кем не заговаривать и полгода власяницу носить.

Ромуальд возрадовался всем сердцем своим (в то время ещё бесхитростным) и принял обет послушания и молчания. Да вдобавок бичевал себя, пока это дело не прекратили по приказу разгневанного магистра – тот резонно полагал, что виновный себя заморет таким варварским способом. И кто тогда секретным агентом будет?

Теперь вы поняли, в чем тут вся соль-то была? Хитрый ромуальдов босс решил сделать из него своего пса верного – спецагента по всяким деликатным поручениям. И ведь знал, бисов сын, кого выбирать: Сайков как никто другой подходил на эту роль. Непревзойденный боец и рубака, знаток многих обычаев и языков, осторожный где надо, но храбрый до безрассудства, если того требовала обстановка, в общем, идеальная кандидатура для шпиона-порученца.

Но магистр не был бы боссом такого мощного и хитросплетенного монашеско-военного ордена, как тамплиеры, если бы не понимал, что в первую голову надобно решить проблему своего верного пса. Посему первым заданием Ромуальда было – найти и обезвредить оборзевшую вконец ведьму. «Обезвредить» означало – ликвидировать.

И Ромуальд отправился в путь. Через пол-Европы доехал до побережья, доплыл до острова, там отыскал разбойничий вертеп и… ну, а вы как думали: без лишних слов и экивоков, под покровом ночи, отрезал бошки своей бывшей любовнице и её нынешнему сожителю, атаману пиратов, да для острастки насадил их на колья ограды. Ну и был таков.

Надо ли говорить, что бесы больше его не мучали…

А о том, как он служил верой-правдой магистру тамплиеров – об этом мы поведаем как-нибудь в другой раз.

 

© Баюн Явраев, текст, 2017

© Книжный ларёк, публикация, 2017

 

Философский вопрос

 

Славная история Ромуальда Сайкова начинается с древнейших времен и вряд ли кто знает с каких. По косвенным источникам летописца Всеглуха, он учился у Арджуны, сына Кунти от бога Индры, идеального воина, у которого сила и мужество сочетаются с благородством и великодушием. Несколько лет он проводит на небе в святилище Индры Амаравати и помогает богам в сражениях с асурами. Во время войны с кауравами возничим колесницы Арджуны становится Кришна.

Как известно, одна мелкая ведьма, после развенчания и лишения ее силы колдовской, затаила злобу на Ромуальда. И даже после того, как он отрезал бошки своей бывшей любовнице и ее сожителю, атаману пиратов, она продолжала мучить его во сне, являясь в облике невинной Нелли и зазывая его нежно во тьму.

На счастье, влюбленный ранее в мифическую царицу Савскую плотник Нурруст (специалист по деревянным инструментам и ручным манипуляциям) навестил вовремя академика Сайкова с наинижайшей просьбой свести его с прелестной Нелли. Тем более что ладони Нурруста от безысходности были в плотных натруженных мозолях.

Просветив его камуфляжем якобы подслеповатых линз, повелитель книжной пыли кинул на него проницательный взгляд, острый, словно кончик самого тонкого пера. С полки издательства «Вышний Рарог» тут же выпали со стуком две книги. Это были два его известных произведения – «Фея книжных крошек» и «Ядреное зернышко», повести, которые академик искренне посвятил невинной и чистой, как он думал, девушке, Нелли. Эти повести, о которых идет речь, – сказочные, и приключения, происходящие с их главными героями, – Ренаршаром, древним прототипом Ленина, с хитрым прищуром лукавых глаз, и философом Филлеоном, который, на утеху себе, когда-то склонил древних мудрецов бродить по саду и выносить друг другу мозги. После этого эскулапу Вышеславу постоянно приходилось ставить искривленные извилины на место. А прекрасная Нелли успешно пользовалась ими всеми (философами особенно).

Академик Сайков немного призадумался… Мог он и сам совершить магию переключения Нелли на Нура (как сокращенно тот сам себя называл, а иногда еще принцем Нури), но был риск повторения напасти. Тут его и озарило – есть знатный мастер по мифам и обрядам Александр Иликонский! Так он направил Нурруста к Мастеру с пожеланием омыться в семи водах, чистым и готовым к посвящению. Тайны обряда Иликонский, понятно, не раскрывал…

После исторического события Александр Иликонский у себя на главной улице мегаполиса удовлетворенно сочинял новый миф. А Нурруст, засыпая, пел без слов, подыгрывая себе на арфе, лежа в постели у себя в светелке, откуда так хорошо видно бездонное небо.

Как-то, возвращаясь после наставительных бесед академика, увидел Нурруст возле колодца на Айской светящиеся гнилушки. Принес и дома раскидал на полу. Получилось звездное небо. Зонтик он потерял, правда, но зато как было красиво! Не знал только Нурруст, что он приобрел… Обманчивое Небо со злобной колдуньей. А Ромуальд Сайков снова победил!

 

© Вышеслав Прик, текст, 2017

© Книжный ларёк, публикация, 2017

—————

Назад