Денис Павлов. Девочка и жаба

18.09.2015 14:58

ДЕВОЧКА И ЖАБА

(Ранее, по согласованию с автором, рассказ публиковался под названиями: «Дочь лунного света» (газета «Ленинец», № 26 от 07.03.1995 г.) и «Зов жабы» (сборник «Фантастика Башкортостана», Уфа, 2005 г.)

Стоял тёплый августовский вечер. Дул лёгкий, трепетный ветерок, насквозь пропитанный сладким привкусом грядущего сна, а земля как-то удивительно парила после прошедшего ещё по обеду скоротечного дождя, окончившегося яркой радугой!

Величественное солнце, напоминавшее огромный, красного цвета детский мяч, приостановилось на мгновение у самого горизонта, словно желая ещё – хотя бы на чуток! – задержаться в небе, но, подчиняясь непререкаемому закону Вселенной, перекатилось за тёмно-синюю черту и – погасло.

В наступивших сумерках, насыщаемых всё более и более красками всех цветов и оттенков тёмного, что щедро извергались из широкого жерла невидимого, запрятанного где-то верху, гигантского кувшина, и бесшумно разливались по широкой палитре только что покинувшего этот мир светлого дня, возвращалась домой с именин своей сверстницы – маленькая девочка.

Многочисленная детвора, приглашённая на торжество, давно разошлась. Но эта гостья решила задержаться подольше, помогая прибрать оставленный после себя весёлой компанией кавардак. Ведь именинница жила только с бабушкой и старенькой собачкой, а мамы с папой у неё, почему-то, никогда и не было!

«Домой – успеется! – решила про себя нарядная помощница. – Ведь он – рядышком! Совсем немножко пройти!»

Наконец, распрощавшись, напоследок ещё раз поздравив ровесницу с Днём рождения, её подружка спустилась в тихоходном, всю дорогу глухо и недовольно ворчащем лифте на первый этаж и покинула пустой и холодный пыльный подъезд.

Нет! Её совсем не пугали ни высоченные, хмуро нависающие отовсюду силуэты домов, с многочисленными, тускло светящимися окнами, ни мрачные арки, в которых нашли приют странные, неподвижные тени. Ни капельки не страшили рассказы старших о маньяках и дурных дядьках-пьяницах. Она вообще – никого и ничего не боялась!

Бодро размахивая ручками, бесстрашное розовощёкое чадо, обутое в новенькие синие ботиночки, широко шагало по растрескавшемуся асфальту и, перепрыгивая неглубокие лужицы, напевало знакомую детскую песенку!

Лёгкое покрывало ночи заботливо окутывало фиолетовое небо, украшая его ликом фарфоровой Луны и тихим перезвоном мерцающих звёзд. Малышка залюбовалась всей этой прелестью и, не заметив впереди наполненную вязкой жижей канавку, оступилась в неё!

– Ай-яй-яй-яй-яй-яй! – громко запричитала девочка, замечая, что один её беленький гольфик вмиг стал чёрным! – Что теперь скажет мама?!

Её переживания, впрочем, тут же забылись, настолько внезапно большой кусок сбитой грязи выскочил из канавки, что осталась от провалившейся ножки, и, вылетев на сухое место, зашевелился!

Девочка удивлённо ахнула: «Что это?!», и в её душонке проснулось неподдельное любопытство!

Она подняла с земли тоненькую палочку, и как только осторожно коснулась ею склизкого комка, тот – подпрыгнул! – и грузно плюхнулся чуть в стороне.

Ребёнок внимательно рассмотрел ожившую слякоть и с изумлением догадался, кто перед ним на самом деле:

– Лягушка?! Вот это да! А может, жабка? Хм, интересно, откуда здесь – жабка?! Ведь речка – так не близко, а тут – так опасно: быстрые машины, бездомные собаки, плохие мальчишки, голодные коты… Кого только нет!

Девочка не на шутку обеспокоилась, а затем призадумалась: «Нужно что-то делать!.. Что же, что же?..» Но бороздки смешных морщинок ненадолго задержались на её смуглом лобике:

– При-и-и-думала! – воскликнул находчивый человечек и засмеялся.

Хмурая, заблудшая жаба, бесподобно раздувая щёки, никак не ожидала, что кто-то из людей вдруг обратит на неё своё внимание с желанием не обидеть – нет! – а помочь оказавшемуся в беде земноводному! Но, не успев даже квакнуть, сама не заметила как, будучи схвачена за заднюю конечность, в ту же секунду беспомощно забултыхалась в воздухе!

Девочка понимала, что долго находиться вниз головой водной живности будет неудобно, а её лапка – может даже сломаться! Потому она аккуратно поместила беспомощно барахтающееся, прохладное существо в тёплый, слегка сжатый кулачок и заспешила к реке!

– Успокойся жабка! Потерпи! – уговаривала маленькая спасательница свою находку, которая, отчаянно замусоливая грязной слизью розовую ладошку, скорее инстинктивно, нежели и впрямь с испугу, рвалась на не сулящую ничего хорошего волю! – Вот глупенькая! Куда же ты поскачешь?! Сейчас уж донесу тебя до речки, отпущу в водичку, вот там тебе – будет хорошо!

 

Девочка словно забыла рассказанную однажды мамой страшилку и последовавшее после строгое наставление – не гулять далеко от дома и особенно – у реки! Мама предупреждала, что река их – не такая, как все реки, и говорила, будто раньше появлялся из её бездонных глубин холодный, весь в мутной чешуе – хозяин здешних вод! Водянистое чудище как-то завлекало, утаскивало к себе непослушных детишек и те навсегда пропадали!

Наверное, когда-то и впрямь – так и было! Возможно в те давние времена, когда стояло на этом месте какое-то село, названия которого, разумеется, уже никто и не вспомнит! Потому, если ужасные случаи и имели место быть, то, конечно же, задолго до того, как обосновались здесь, утыкав каждый «пятачок», девятиэтажные громады домов-близнецов!

Дочка никогда и не слушала эту небылицу внимательно! Она не нравилась ей! Мало ли каких пугающих историй навыдумывают люди! Она – уже достаточно взрослая, чтобы верить в них!

«Хм! И почему это мама не понимает этого?.. – удивлялась девочка. – Тем более что и водяные, в большинстве своём, давно, наверное, вымерли. Как динозавры!»

 

Когда девчушка пробегала как раз подле своего бесконечно-длинного, возведённого из однообразных, серых плит дома, на седьмом этаже, в кухне одной из сотен квартир отворилось окно. Но выглянувшая из него женщина, так и не смогла докричаться до шустрого ребёнка в ситцевом платьице. Проворно тот нырнул в ближайшую арку меж подъездов и был таков! «Спутала, наверное?.. – пожала плечами начавшая тревожиться мать. С беспокойством глянув на часы, она накинула свой лёгкий старый плащ – пора бы навестить то семейство, в котором, так до нескромного долго, загостилось её сокровище! – И когда же, наконец, в районе установят телефоны?!..»

 

– Ой, скорей-скорей! – торопилась девочка. – Жабке совсем, наверное, плохо! Ну почему же речка – так далеко?!.. Ну вот, наконец-то! Вон она!

 

Совсем запыхавшись, она присела у самой глади воды. Чёрной и таинственной! Оглянулась – нет ли кого? Но лишь стрёкот одиноких кузнечиков прерывисто раздавался в проникшей повсюду тишине, да далёкие, бесформенные людские голоса доносились откуда-то из беспросветного мрака. Тёмные силуэты лианоподобных грустных ив полусонно склонились над заботливым дитя, а травы – уже спали.

Пухленькая ручка потянулась было как можно дальше от песчаного берега, но тут, где-то совсем рядом, громко ухнула большая птица!!!

Девочка вздрогнула и выронила свою драгоценную ношу совсем близко!

– Что ты пугаешь меня?! – с обидой обратилась она к невидимому ночному пугалу, но, заслышав негромкие всплески и частое барахтанье перепончатых лапок, сразу простила беспокойного пернатого!

– Поплыла! – догадалась спасительница. – Ну вот, теперь – домой!

С чувством исполненного долга загулявшийся ребёнок приподнялся, вглядываясь в то место, где от неожиданного падения округлого тельца расходились в своём кружевном танце едва заметные впотьмах круги…

– Пока жабочка! – попрощалась девочка, давая наказ: – Больше не ускакивай из своего дома так…

И тут, на полуслове прервав своё поучающее расставание, она внезапно вскрикнула, защищая личико ладошками, и – вся задрожав от испуга – в страхе отшатнулась к росшему за спиной дереву!!!

Весь берег – вдруг пришёл в движение! Загудел! Сотрясся под ногами! Вода у самого края его – вскипела! Запузырилась проснувшимся, раскалённым гейзером! А дно под этим волнением буйно замерцало молочным, искрящимся цветом!

Мгновение и тут же – сноп невероятно-яркого, необузданного неонового огня, вырвавшись с шумом из образовавшегося светового пятна, электрическим потоком ударил ввысь! Насквозь пронзив загулявшие над местом облака, он разлился по ним озаряющим, изумительной красоты северным сиянием!

Не в силах двинуться, вновь закричать, повинуясь какому-то роковому наваждению, ребёнок с не покидающим страхом наблюдал сквозь щёлочку чуть раздвинутых пальцев за так ясно различимым теперь силуэтом жабы, который, быстро увеличившись в размерах, взорвался вдруг ослепительной, белой вспышкой!

Сноп неудержимо взметнувшегося вверх огня так же безудержно опал обратно с неба в породившие его клокочущие воды, и в тотчас же наступившем безмолвии пред затаившим дыхание дитем предстала неписаной красы бледноликая дева!

Статная, с гордым и спокойным лицом, она тонкогубо улыбалась!

Весь её лик – воплощение холодных черт, ничуть не был, однако, недобрым! Напротив – приветлив и располагающ к себе каким-то непостижимым, притягательным внутренним чарованьем!

А глаза!.. Наполненные только одним чувством – безграничной любовью – глаза!.. Большие и чистые! Было в них и что-то ледяное, едва уловимое, но даже этот лёд… Даже этот лёд был… каким-то… Тёплым! Он был мягок и приятен, как бархатный свет Луны!..

От ряженой в белоснежный сарафан с широкими рукавами и высокий, переливающийся бирюзовым цветом кокошник девицы исходило таинственное, пленительное свечение!

В золотую, до самых пят, косу, вплетались игривыми ленточками, струились, будто живые, все до одного сверкая, серебристые ручейки!..

Она была – Прекрасна!

Теперь лишь немой восторг овладел маленькой девочкой! Она и не заметила, как всё пространство вокруг заволокло необъяснимое, туманное сияние!..

Как лебедь поднимает свои белейшие, грациозные крылья, готовый вспарить ввысь, так и чарующая девушка – взмахнула своими изящными, тонкими руками и, маня, протянула их к ребёнку:

– Иди! Иди ко мне, девочка! Иди, я обниму тебя! Ведь ты спасла меня от верной смерти! Идём!..

Полупрозрачной, невесомой, словно бы сотканной из воздуха статуей – высилась она на ровной глади воды и всё зазывала, зазывала, зазывала, околдовывая дитя неземной своей красотой всё более...

«Хм!.. Ну надо же!.. А я думала, самая красивая – это моя мама!..» – несколько смутившись, удивилась девочка.

Обвороженная сказочным видением, малышка вдруг опомнилась и замотала златокудрой головкой:

– Нет! Мне нельзя! Мне домой пора! Меня мама там ждёт!

Но…

– Идём! – ласково продолжал звать гипнотический, едва слышный голос. – Идём ко мне! Ничего не бойся! Забудь о маме... Теперь я – буду твоей мамой! Ты же чувствуешь, как сильно я люблю тебя! Разве твоя прежняя мама любила тебя, когда-нибудь, так же?..

И тут, в маленьком своём сердечке, наша девочка ощутила такую большую и нежную любовь, исходящую от волшебницы, какой не любил её – никто прежде! Даже мама! И совсем, наверное, не любил (этого девочка вовсе не помнила) ушедший однажды куда-то безвозвратно – папа...

Осторожно, всё ещё немного колеблясь, она ступила на воду и, шагнув прямо по ней, подступила к сверкающей деве, чтобы та, наконец, трепетно обняла её.

Прикосновения холодных ладоней водяной царицы были так приятны! Ведь то был вовсе не известный всем холод – нет! Этот холод, он... Согревал!

– Ведь правда, тебе хорошо со мной, моя дочка? – спросила божественная дева.

– Д-да! – признался тоненький голосочек.

– Пойдём же! Я приглашаю тебя в свой дом! – позвала бледноликая незнакомка, обещая: – В нём – тебе всегда будет хорошо, и там – я всегда буду рядышком с тобою!

И флюиды весёлого света заносились вокруг неё!

– Как?! Ты хочешь забрать меня навсегда? Но… Но зачем?! И… – куда?! И… И как же… – мама?! – растерянно спросила девочка, всё же нехотя отстраняясь от магических объятий.

Но та лишь посмотрела на неё добрыми, как у фей из чудесных саг, очами, потом – на такую большую сегодня Луну, и произнесла:

– Отныне – я твоя мама! Любящая тебя, моя дочка, очень сильно – мама! И потому полетим же со мной! – и на свободном от загадочного тумана небе, рукой-крылом она очертила путь к вечному спутнику нашей планеты.

– А разве ты – не русалка, всегда молодая жена давно умершего от старости, какого-нибудь здешнего водяного?! – ещё больше изумилась кроха.

– Нет, что ты! – звоном колокольчика засмеялась девица. – Я – дочь лунного света!

И вдруг радость покинула её совершенный лик, тень печали скользнула по нему, и затих льющийся свет:

– Сегодня… злые духи превратили меня в совсем беззащитное создание, что по непонятным причинам – так отвратительно для большинства людей… В безобидную жабу!..

Если б не ты, я уже никогда не стала бы такой, какой ты видишь меня, такой, какой была – всегда! Что ждало меня? Только гибель!.. Спасибо тебе, моя маленькая! – с этими словами благодарные призрачные губы коснулись пухленькой щёчки.

Недолго длилась эта скорбь, и свет заиграл своими переливами вокруг – вновь!

– Теперь – я свободна и снова счастлива! Я хочу, чтобы и ты была такой же! Поспешим же, наконец, в мой дивный лунный мир! Он – понравится тебе! Соглашайся!..

Наша девочка призадумалась на секунду, улыбнулась и... кивнула!

И вместе, по лунной дорожке на водной глади, открывшейся пред ними в расторгнутых шторах тумана, они заскользили к полной Луне, совсем скоро исчезнув в её блистательном круге!

 

С тех пор, больше никто и никогда не видел этой маленькой девочки.

Лишь редкие, особенно преданные своему увлечению рыбаки, что находились в тот безмятежный вечер на реке, рассказывали по осени в кабаках своим приятелям, да и то – вполголоса, о недолго наблюдавшемся ими необъяснимом явлении перед одним из берего,в в месте, которое сейчас – и не сыщешь! Шептались о каком-то совсем уж бесформенном, люминесцентном испарении, внутри – ежесекундно пронзаемом тысячами искр тусклой иллюминации, а снаружи – миниатюрными вспышками сотен молний, что плели меж собой бессмысленные сети! Никто так и не смог подплыть ближе к тому необычному испарению, словно что-то неведомое мешало лодкам! Таясь, фантазёры замечали, что якобы кто-то из удильщиков даже разглядел в том неясном свете силуэт женщины, а вместе с ней – фигурку ребёнка. Внезапно, те превратились в серебряные шарики: один – побольше, другой – поменьше. Миг и оба, взмыв высоко в небо, устремились навстречу затухающему диску Луны, на который тёмным пятном начала наползать размытая земная тень! А затем – только долгое-долгое, печальное эхо от водной глади, внезапно разверзшейся под летящими и тут же с шумом сомкнувшейся, проплыло над рекой, пока, наконец, не растворилось в ночном воздухе…

Но даже сами рассказчики никак не связывали этот случай с таинственной пропажей маленькой девочки! Да и мало кто им, действительно, верил, принимая поведанное – за совсем уж нереальную и дурную байку! Ведь всякое, говорят, случается в часы лунного затмения! И с рыбаками – тоже…

25 – 26.07.1993 г.

 

© Денис Павлов, текст, 2015

© Книжный ларёк, публикация, 2015

—————

Назад