Эдуард Байков. Кружева впечатлений

07.12.2016 20:12

КРУЖЕВА ВПЕЧАТЛЕНИЙ

О творчестве Людмилы Виноградовой

 

Когда слышишь слово импрессионисты, то сразу вспоминаешь картины Клода Моне, Сезанна, Ренуара... Импрессионизм – это особое направление, зародившееся в конце позапрошлого века. Если говорить кратко, то картины эти рисовались мазками из нескольких основных красок. Краски не смешивались. Ещё одной характеристикой этих картин может служить то, что они рисовались сразу, мгновенно. Само слово импрессионизм означало «впечатление». Произвело на художника нечто какое-то впечатление – и он сразу переносит свои ощущения на холст. Основателем импрессионизма был Клод Моне. Это в живописи. А у нас на «Книжном ларьке» – литературный импрессионизм достиг вершин мастерства в творчестве Людмилы Виноградовой…

Что же роднит Людмилу с художниками-импрессионистами, и можно ли вообще проводить такие параллели из живописи, с холста – в текст, на бумагу?! Думаю, вот какое родство: Людмила Виноградова тоже – но уже не на картине, а в тексте – пытается передать впечатление момента жизни: дрожание воздуха, блики света, игру цвета, тончайшие движения души.

Думаю, со мной согласятся те, кто читал её этюды «Ах! Бабье лето!..», «Всё смешалось в доме у госпожи Природы», «Несколько дней октября», «Осенние этюды», «Сны и сновидения» и другие. Здесь как раз тот случай, когда ЛЁГКОСТЬ не означает ЛЕГКОМЫСЛЕННОСТИ и сочетается с эстетической и духовной глубиной. Такова философия этого автора – сопоставление мгновения и вечности, словно бы капля янтаря, заключившая в себя минувшее и доносящее до нас таинство былого. И былое-то не только было, но и есть и будет. Миг, сиюминутное впечатление стилистически наделяется чертами Вечности у Л. Виноградовой.

Её произведения рождают у читателя светлые и красивые переживания, иногда – минорные, грустные. Но всегда – прозрачные! Как и при взгляде на картины лучших импрессионистов в живописи… Людмила, как автор, интересна тем, что описывает (как бы «рисует») самые обычные вещи, но обнаруживая их для нас в самом необычном виде.

Немаловажно провести параллель между этим творческим методом – и прямо противоположным приёмом другого нашего автора, А. Леонидова: он, как раз, наоборот, берёт самые необычные, волшебные и мистические вещи и показывает их совершенно обыденными, буднично-бытовыми: вампир одолевается плевком, чёрт звонит по телефону и т. п.

Такой подход интересен, но не более чем подход Л. Виноградовой. У неё всё предельно узнаваемое, но чертами и гранями обретает таинство непознанного, прикосновения к чему-то, что стоит ЗА обычными вещами неким их вечным прообразом и первоосновой. Может быть, это дух и его спокойное осуществление в созерцательности мыслей?

Даже в своих более философских этюдах, таких, как «Воспоминания – дневные и ночные», «Ночные размышления», «Мысли вслух» и др. Л. Виноградова, прежде всего, передаёт не абстрактную философскую идею, а свои личные впечатления от осмысленного и впитанного. Главным для неё всегда остаётся воздух и свет художественного произведения, в который как будто бы погружены фигуры изображаемых Людмилой людей и предметы. Так возникает в чёрно-белом тексте (пусть и с моими и авторскими цветными иллюстрациями) ощущение богатства цвета в природе!

На такие этюды, как «Если ночь удалась – то и утро прекрасно!», «Путешествие во времена года», «Письма подруге. Ночное одиночество» невозможно смотреть обыденным повествовательным манером, оценивающе, пытаясь разглядеть сюжет, так как не сюжет, а подача тут имеет значение.

Нужно смотреть так, чтобы проникнуться чувствами, отождествить сюжет с самим собой и ощутить мир, который восхитил писательницу Виноградову. Ведь она не просто фиксирует рассказом о событии натуру, он наслаждается описанным и прежде, может быть, бегло увиденным, живет им, и передает свои чувства на бумаге, в виде очерка-зарисовки.

Прозу Виноградовой следует разместить где-то между прозаическим и поэтическим жанрами, её можно назвать ускользающей, эфемерной, где акцент ставится на настоящем, на уходящем мгновении, игре света и детальной комбинации.

Такими предстают перед нами и путевые заметки Виноградовой (Египет, Екатеринбург, Клин, Ялта), её поучительный цикл «Люби и знай родной свой край», манера письма в котором перекликается с другим замечательным нашим автором, ейчанином Тимуром Савченко.

Путевые заметки Виноградовой открывают женщину, которая повидала немало разных краев и областей, добралась до довольно экзотических мест. Но самое главное не в уникальности изображенного, самое главное – что Людмила Виноградова сумела выразить необычный свет странствий, который почувствовала в самой себе, выносила его и превратила увиденное пространство в фантастические образы, которых больше нет нигде.

В очерках живые новые формы, утончённый подход к композиции, и Пространство вступает в соревнование со Временем, с атмосферой и современным понятием Пустоты.

Мы находим в универсализме Людмилы взаимодействие Пространства и Времени и переворот в человеческой собственной, глубинной, личной системе ценностей под влиянием этого воздействия.

Задачей Людмилы в творчестве стало отображение неуловимых и неповторимых мгновений жизни, стихийно возникающих в мире ситуаций и движений. В результате очерк, эссе становится неким «запечатленным мгновением», маленьким «кадром» из вереницы событий в окружающем мире.

Для достижения этой цели используются фрагменты целостных композиций, несимметричность изложения, отображение непривычных ракурсов в тексте, и т. д.

В самом банальном событии писательница пытается найти что-то необычное, непривычное восприятию, будь то оттенки впечатления, причудливость ассоциации или ее исторический отпечаток в памяти.

Яркость литературной палитры и чувственность мироощущения Л. Виноградовой, убеждён, способны создавать поистине неповторимые шедевры, которые мы ждём у себя на «Книжном ларьке» (говорю от лица всех читателей).

 

© Эдуард Байков, текст, 2016

© Книжный ларёк, публикация, 2016

—————

Назад