Евгения Козловская. Знайте меру, мужики!

12.11.2017 20:30

ЗНАЙТЕ МЕРУ, МУЖИКИ!

 

Петро страдал. Душевно и телесно. Что выражалось в скорбных стонах из недр полузастеленной кровати. Бездушная супруга, серой мышью сновавшая по квартире – от плиты/стиралки/утюга к мужу и обратно, – ворчала на весь дом:

– Накушаться здоровья хватило, а теперь…

Петро для вида страдал еще пуще, но про себя – очень глубоко, чтоб не видела жена, – сознавал свою вину. Вчерашний кутеж с друзьями по поводу долгожданного повышения плавно перетек через муки похмелья в задатки гипертонического криза. Коим Петро был подвержен и в более стойком, трезвом состоянии.

«Помру, как есть помру!» – подумал он, уже ясно представляя, как огорчатся друзья, какую речь скажет босс… Но тут жена, в очередной раз пробегавшая из кухни к гладильной доске, сжалилась.

– Ну что, – в меру сочувственно (бабье сердце, оно ить мягкое) поинтересовалась она, – совсем плохо? Скорую что ль вызвать?

Петро оживленно закивал было и тут же мученически завел глаза.

Наталья укоризненно глянула на мужа – людей от работы отрывать! – но всё же взяла трубку и позвонила.

– Вызов принят, ждите.

Минут через тридцать подъехала бригада. Наталья, открыв входную дверь и провожая к больному врачей, подивилась. Две молоденьких девушки – максимум до 25-ти, дружно сказали «Здрасьте», так же дружно сбросили у порога босоножки и прошли в комнату, держа за ручки видавший виды (а, возможно, и знавший в лицо еще апостола Павла) аппарат ЭКГ. С облегчением поставив сей агрегат на пол рядом с отчего-то еще больше побледневшим Петро, девушки выпорхнули помыть руки и быстренько вернулись к больному.

Брюнеточка, бывшая в этой паре, вероятно, за врача, расспросила хозяйку о причинах вызова, измерила онемевшему Петро давление и пульс и кивнула напарнице – нужна кардиограмма. Блондинка опрыскала пациенту грудь и взялась выставлять датчики. Последние, давясь волосами на груди пытуемого, упрямо отказывались крепиться. Опытная уже Наталья сбегала в ванную за жидким мылом.

– Ой, спасибо! – обрадовалась медсестричка и, от души залив Петро мылом, наконец укрепила присоски. Щелкнула выключателем. Агрегат истерично мигнул и затих.

– Разрядился, – не отрываясь от медицинской карты больного, прокомментировала врач.

– Похоже, – согласилась блондиночка и повернулась к Наталье. – Хозяюшка, можно к розетке подключиться?

– Да, конечно, – Наталья приняла из рук девушки шнур и вставила вилку в ближайшую розетку.

– Отлично, – улыбнулась медсестра, включила аппарат снова и… В квартире воцарился таинственный полумрак осеннего вечера.

– Ой, – прозвучало в едином порыве три женских голоса. Мужской же неуверенно издал какой-то подозрительный хрюк и замер. Тут же заискрились экранами в подступающих сумерках два сотовых телефона. Один в руках Натальи, второй – в дрожащих лапках блондиночки.

– Маш, я темноты боюсь.

– Горе мне с тобой, криворукая, – вздохнула врач Маша. – Хозяюшка, укол-то всё равно надо сделать, внутривенно.

– Сейчас свечку зажгу, только аварийку вызову.

Через пару минут Наталья уже шла из кухни, держа обеими дрожащими руками горящую свечу. Петро к тому моменту благополучно переместили к окну – там светлее – и под веселенькую подсветку сотового в руках медсестры врач готовила всё для укола. Петр же только мученически заводил глаза вверх и как-то странно посматривал на занавески.

Наталья поставила свечу рядом с последователями Гиппократа и нервно хихикнула.

– Иду я, девоньки, из кухни-то, а у самой в голове только одна мысль бьется – кабы свечу не уронить, кабы не уронить… А то ведь, кроме вас да аварийки, придется еще и пожарных вызывать.

Блондиночка залилась смехом вслед за хозяйкой. Врач же, отчаянно кусая губы, из последних сил сосредоточилась на пациенте.

– Ну, вот и всё, – заявила она через минуту, убирая шприц и осторожно провожая Петро до дивана. – Вы, голубчик, полежите, отдохните, всё и пройдет. Зой, все собрала?

– Да, бегу.

Златокудрая Зоя свернула шнур от разрядившегося «динозавра», выволокла его в прихожую и шепнула Наталье:

– Вы уж простите за свет.

И, подхватив агрегат за вторую ручку, вслед за врачом вышла из квартиры, чуть не столкнувшись нос к носу с электриками.

– Ушли? – вяло поинтересовался с дивана Петро и аккуратно вышел в прихожую.

– Мужики, щиток вот здесь.

Наталья аж руками всплеснула:

– Куда выперся, ирод? Опять что ли мне бригаду потом вызывать?

Петро побледнел и, широко перекрестившись, пробормотал:

– Свят, свят, свят!

Электрики переглянулись.

– Хорошие докторши, зря ты, хозяин! – сказал тот, что помоложе, и подмигнул. – Я б вызвал.

– Вот ты и вызови, – угрюмо заявил Петро. – Я на той неделе, как жены-то не было, вызывал бригаду. Приехали эти вот Маша с Зойкой. Только в тот раз вторая за врача была. Пошла, стало быть, она штору в сторону отодвинуть – светлее чтоб было – так с гардиной ее на пол и уронила.

Под дружный гогот электриков раздался щелчок рубильника, и квартиру наконец озарило светом.

Говорят, Петро с тех пор стал аккуратней с напитками. Не ровен час, Машка с Зойкой на вызов придут!

 

© Евгения Козловская, текст, 2015

© Книжный ларёк, публикация, 2017

—————

Назад