Григорий Садовников-Федотов. Коснись моей души

18.03.2016 19:43

КОСНИСЬ МОЕЙ ДУШИ

Подборка стихов

 

И вот ушел я в дебри леса,

Где колдуном я, волхвом стал.

Открылась предо мной завеса –

Я тайны страшные познал!

 

 

СУДЬБА БОГОВ

 

И был я проклят на века,

Как дух, как человек.

Увы, не дала мне судьба

Прожить свой чудный век.

 

Ведь боги падшие давно,

С тех пор, как рождены,

Несут злой рок, им все равно

Надеясь лишь на сны.

 

Когда рожден был я, не знал

Превратность жизни той,

И детство, юность проводил,

Как фавн молодой.

 

А жизнь она – короткий миг,

Все остальное тьма.

Вчера дитя, потом старик,

Блуждающий впотьмах.

 

Жизнь – это ужас, это сон

Особенно тогда,

Когда навеки обречен

И проклята судьба.

 

Идут года, идут века,

Мы все несем свой рок.

Вперед текущая река

Не повернет поток.

 

И всех превратностей судьбы

Нам выпало сполна.

А сколько ждет нас впереди,

Так выпьем мы до дна.

 

И вот последний наш глоток

Допит, уж больше нет.

А впереди неумолимый рок,

И не забрезжит свет.

 

Но жизнь – борьба,

Иди вперед, не оглянись назад.

Какая б ни была судьба,

Ты будешь только рад.

 

Живи, старайся и дерзай,

Коварен только тлен.

Учти, что эта жизнь не рай,

Она – жестокий плен.

 

И гнет оков ты разорви,

Узри свет на пути.

Кипит желание в крови:

Сквозь тернии идти.

 

ТЩЕТА

 

Осталось считанное время,

И вот мы вступим в новый год.

Хотим мы сбросить злое бремя

Одних несчастий и невзгод.

 

Но все же, видно, не случиться

Большому чуду из чудес.

И очень хочется напиться,

Как будто в душу кто-то влез.

 

Вино поможет нам едва ли,

Лишь на мгновенье опьянит.

Ведь мы с надеждой уповали

На то, что свет нас посетит.

 

Но не видать нам ни удачи,

Ни счастья, в общем, ничего,

А уж спокойствия тем паче

Добиться трудно своего.

 

БЛЕФ

 

Начало жизни было глупым,

Вкусить мне счастья не дано.

Так лучше быть гниющим трупом,

Червей кормящим – все одно.

 

Ведь я искал все время счастье,

А где оно? Ушло смеясь.

Одни обиды и ненастья

Меня втоптали просто в грязь.

 

Напрасно я с надеждой верил:

Взойдет она, моя звезда.

Теперь я понял – это бредни,

Бог по заслугам мне воздал.

 

Враз перестал я верить в Бога,

Поверил в дьявола, и вот

Передо мной одна дорога,

Попал я в адский переплет.

 

Что мне мое происхожденье,

Что разум мой и красота?

Предастся вскоре все забвенью.

Я знаю – это блеф шута.

 

Жизнь посмеялась надо мною.

Смеялись все кому не лень.

Я от себя ничто не скрою –

Нет больше солнца, только тень!

 

ЛЮБОВЬ

 

Нет, не найдете вы любовь на свете,

Лишенную страданий и без мук,

Когда она как солнце ярко светит,

Собою затмевая все вокруг.

 

Кто не любил, тот ничего не знает,

Он не вкусил сердечных сладких мук.

На призрачное счастье уповает,

Не ведом ему сердца дивный стук.

 

Когда вокруг цветет все и смеется

И кружится в безумии любви.

Когда в душе так весело поется

Признанье от зари и до зари.

 

КОЛДОВСКАЯ ЛЮБОВЬ

 

Я люблю тебя, мой ангел ясный!

Лишь тебя одну боготворю.

Вдруг решившись высказать все страстно,

Вслух слова я эти говорю.

 

Я люблю, чем дальше, тем сильнее,

Весь горю я в пламени любви.

Не иначе как колдунья ты и фея.

Разожгла ты страсть в моей крови.

 

Стоит мне взглянуть лишь в твои очи,

Становлюсь я словно сам не свой.

Напролет потом все дни и ночи

Я живу и брежу лишь тобой.

 

Боже, ты прекрасна как богиня,

Ты собою затмеваешь все вокруг.

Я шепчу губами твое имя,

Без ума я от тебя, мой милый друг!

 

О, любимая моя, меня послушай,

Этот стих сложил я в твою честь.

Пред тобой излил я свою душу.

Не нужна ни слава мне, ни лесть.

 

А нужна лишь ты мне, дорогая,

Нежная красавица моя!

От любви и страсти я сгораю,

Как во сне живу, тебя любя.

 

Мне в тебе все мило, все прекрасно,

На руках готов тебя носить.

Целовать хочу тебя я страстно,

Смог тебя так сильно полюбить.

 

И глаза, и губы, и ресницы

Я хочу все время созерцать.

Но во сне пока мне это снится.

Не могу я по ночам спокойно спать.

 

Скоро будем в длительной разлуке,

Места не найду себе любя.

Сердце мне терзают эти муки,

Как счастлив, так опечален я!

 

КОСНИСЬ МОЕЙ ДУШИ

 

Коснись моей души,

Коснись и все поймешь.

Коснись моей души

Иль мимо ты пройдешь.

 

Коснись моей души

В предчувствии любви.

С ответом не спеши,

Я твой – лишь позови.

 

Но мир всегда жесток,

И Бога я молю:

Дай счастья хоть глоток,

Ведь я тебя люблю!

 

ЛЮБИМОЙ

 

О, я не в силах передать

Всю радость упоенья.

Ну разве можно описать

Любовь – богов творенье?!

 

Всех слов не хватит для того,

Чтоб выразить влюбленность,

И всплеск восторга моего

В ответ на благосклонность.

 

Ты вызвала в душе моей

Порыв к любви и счастью.

Я смог забыть тревогу дней,

Невзгоды и ненастья.

 

Ты взглядом добрым помогла,

Ты сердцем возжелала.

И вот, рассеялась вся мгла,

Что солнце затмевала.

 

Восстал из праха смерти я,

Печаль ушла навеки.

Счастливой стала жизнь моя.

И лишь я смежу веки,

 

Как вижу образ дорогой,

Твоих очей сиянье.

И голос сладкий и чудной,

Предел очарованья.

 

Ты – нежность, радость для меня

И грез всех исполненье.

Знай: лишь тебя, любовь моя,

Я жажду с нетерпеньем.

 

О, Боже! Как тебя люблю,

Мой милый ангелочек!

И жду тебя, как ждут зарю

Вслед за кошмарной ночью.

 

Не знаю, смог ли передать,

Весь смысл так же ясно,

Но продолжаю повторять:

Люблю тебя я страстно!!!

 

БОЛЬ ОДИНОЧЕСТВА

 

Как унять мне эту боль,

Что терзает вечно.

Боже, ну хоть раз позволь

Миг прожить беспечно.

 

Ну, за что Ты покарал

Так меня жестоко?!

Хоть бы кто-нибудь понял,

Как мне одиноко!

 

Что за грех я совершил

В той, прошедшей жизни?

Может, я кого убил,

Повредил отчизне?

 

Ведь рожден был я на свет

Чистым и невинным.

То, что скрыто в глубине,

Сразу и не видно.

 

Все несем мы бремя лет

Прошлых воплощений.

Но, увы, в них правды нет,

Где ж искать прощенья?

 

Только смелым все дано,

Жизнь и смерть подвластны.

Но, однако ж, все равно

И они несчастны.

 

Будь ты трус иль будь смельчак,

Подлый или честный,

Все несчастны – это так! –

В мире поднебесном.

 

Где же правда, в чем же ложь?

Не найдешь ответа.

Лишь когда-нибудь поймешь,

Где обитель света.

 

Боже, страждущих спаси

С верой и без веры.

Всех на крыльях унеси

От судьбы-химеры.

 

Не осталось ничего,

Только вера в чудо.

Но дождемся ли его,

Где, когда, откуда?!

 

Без надежды не прожить,

Без любви погибнем.

Ну, зачем нам ворошить

Старые обиды?

 

Ничего не вижу я

На Земле святого.

Только ты, любовь моя,

Благодать от Бога!

 

К СЕСТРЕ

 

Вечен дух, бессмертен разум,

Все что дышит, то живет.

В сих словах весь смысл сказан,

Здесь великих правил свод.

 

Прочь гони тоску и горе,

Злость, обиду и печаль.

Все болезни наши, хвори

От того, что тело жаль.

 

Плоть и дух не совместимы,

Но из них мы состоим.

Страсти в нас неистребимы,

Но они ничто, как дым.

 

Все желания приходят

И уходят навсегда.

Ищем смысл мы в природе

И находим не всегда.

 

Дух стремится к свету, к Богу,

Ну, а разум лишь к себе.

Где ж найти нам путь-дорогу,

Что несет покой судьбе?

 

Лишь любовь и состраданье

Могут счастье принести.

Лишь горячим покаяньем

Можно Бога обрести.

 

Не в пространстве, не во внешнем

Бога лик узрим мы вдруг,

Но внутри себя безгрешном

Засияет жизни круг.

 

Этот путь не для обычных,

Сложен и нелегок он.

Сколько истин непривычных

Встретим на пути своем.

 

Все ж для многих цель иная,

Чтоб добиться больше благ,

Смысл жизни твердо зная,

Различать, кто друг, кто враг.

 

Ожидаем мы с рожденья

Помощь для своей души,

В непрерывном восхожденьи

К справедливости спешим.

 

Возлюби дитя и мужа,

Мать, отца и всех люби.

Доброты долг все же нужен

Для тебя и для других.

 

Может, глупы и наивны

Строчки те, что написал.

Но от Бога смысл дивный

Я, надеюсь, передал.

 

НЕЖНОСТЬ

 

Милая, любимая подруга,

Свет души и зов родной крови.

Что ж молчим, не говоря друг другу

Ласковых и нежных слов любви?!

 

Может, безответна моя радость?

Пусть! Я все-таки люблю.

Думать о тебе – хмельная сладость,

Я тебя ни в чем и не виню.

 

Ты, пойми, что страсть моя иная –

Неземная, чистая любовь.

Я тебя как Бога обожаю,

Восхищаюсь я тобою вновь и вновь.

 

Для меня всегда ты так прекрасна,

Стоит лишь увидеть мне тебя,

Как теряю разум мне подвластный,

Без ума блаженствую, любя.

 

Ты – не женщина, ты – Ангел и богиня,

Ты – оплот небесной красоты,

Ты – любви и жизни Берегиня,

Все мечты и вера – это ты!

 

Мать людей в тебе и в каждой деве

Скрытно, но навек воплощена.

Счастья дух звучит в моем напеве,

И душа лишь к ней устремлена.

 

Сотни жизней я б отдал за то мгновенье,

Что дарует нам блаженства лик.

Озарен я светом вдохновенья.

Полюбя, бессмертья я достиг!!!

 

К СВОЕМУ ДВОЙНИКУ

 

Среди сомнений и метаний,

Средь каждодневной суеты,

Всегда наполненный стараний,

Найдешь ли ключ к покою ты?

 

Твой Бог в тебе, чего же боле

Ты ищешь посреди миров?

И напрягая разум, волю,

Все ждешь таинственных даров.

 

Ведь на Земле предназначенье

Свое не знаешь даже сам.

Но прилагаешь силу рвенья,

Чтоб равным стать самим богам.

 

В тебе пылает пламень страсти –

Не плотской, к счастью, не земной.

Превозмогая все напасти,

Стремись к обители родной.

 

Ты жаждешь истины познанье,

Ну так бери, она – твоя!

Настало время для признанья:

Двойник мой вещий – это я!

 

ЛЮБИМЫЕ ГЛАЗА

 

О, милые, любимые глаза,

Вы смотрите так ласково и нежно.

Застыла в вас хрустальная слеза,

Стараетесь вы скрыть ее прилежно.

 

Не нужно, я люблю вас все равно

И даже, если чувство однобоко.

Мне кажется, я знаю вас давно,

Всю жизнь с мечтою жил я одиноко.

 

Когда-то, сотни лет тому назад

Мы были вместе, связанные страстью.

И был в то время я безумно рад

Такому блеску призрачного счастья.

 

Нас разлучили рок, судьба, века,

Нас разметали вихри друг от друга.

Но вновь мы вместе, и в руке рука.

Не страшен нам ни зной, ни мрак, ни вьюга.

 

Пройдем сквозь бурю, холод и огонь,

Любовь спасет нас, как всегда спасала.

Нас к Солнцу вынесет святой крылатый конь,

И Свет окутает нас мягким покрывалом.

 

С тобою станем мы единою искрой,

Пройдя через начало мирозданья.

О, милая, объятья мне раскрой –

Пусть нас сведет с ума очарованье!

 

ОТЧАЯНИЕ

 

Рука дрожит, пишу я эти строки,

И слезы заливают чистый лист.

Как выразить удар судьбы жестокий?

Поэт я все ж иль жалкий куплетист?!

 

Но боль терзает сердце и сознанье,

И каждой клеточкой я плачу и молю.

Вопит, кричит и просится признанье:

Люблю тебя, родная, я люблю!

 

Я знаю – сердцу не прикажешь,

Но ведь и я себе не прикажу.

О, Бог, ведь ты молчишь и не покажешь,

Где истина, но я тебе скажу:

 

Ты, Боже, сам несчастен, как и люди,

Тебя окутала несчастья мгла.

Несправедливость вечно править будет,

И нет конца и края мраку зла.

 

Не верю я в отсутствие надежды,

Любви священного огня.

И пусть склоняются пред роком лишь невежды,

Но никогда не буду сломлен я!

 

Ты права, что жизнь опять продлится,

Но эта жизнь без милой, без тебя.

И не успев любовью насладиться,

Без счастья стану трупом, зомби я.

 

Ты так желанна, так любима, так прекрасна,

Что нет иного счастья для меня.

Передо мною – путь к высотам ясным,

Но мне не в радость все, что без тебя.

 

Хочу, чтоб знала ты, моя родная,

Что буду я любить тебя одну.

Ты самая на свете дорогая

Из всех, что знал я на своем веку.

 

Кто знает, может быть, ошибка

Все то, что ты сказала горько мне.

Но вижу я во сне твою улыбку,

Всегда останусь предан я тебе!

 

КАРМА

 

Я сам себе судья и сам себе палач,

И нет иной судьбы – хоть радуйся, хоть плачь.

Покаявшись в душе, иду на эшафот,

Рыдаю и молю, но Бог меня зовет.

 

Сомненьям места нет в истерзанном уме,

Но дьявол все вопит: скорей предайся мне!

И демоны кругом смеются и поют,

Настал последний миг – сейчас меня убьют.

 

Восторжествует тьма, и мрак воспрянет вновь,

Чтоб поглотить меня, когда прольется кровь.

Где ж Истина твоя, о, милосердный Бог?!

Но вижу лишь тебя, коварный враг-подвох.

 

Я сам себя убил и сам себя предал,

За то меня закон сурово наказал.

Но казнь моя ничто, страшнее Кармы рок,

Жестокая Судьба преподнесет урок.

 

Все страсти позади, все муки впереди,

Мой Ангел шепчет мне: смотри, не подведи!

В чистилищах вины ты искупи свой грех,

Настанет нужный срок – поднимешься наверх.

 

Но разве справедлив сей божеский закон?

Отмщенье, кара, ад наносят лишь урон.

Кто прав, кто виноват – рассудит Судный день,

Застила солнца лик чернее ночи тень.

 

Гляжу и вижу я лишь плаху с топором,

И лезвие блестит, и кровь видна на нем.

Не вижу палача, во что он облачен,

Да вот же он стоит, одетый в балахон!..

 

Ну вот и для меня остался жизни миг,

А из груди моей прощальный рвется крик.

Какое право есть у них, вершащих суд?

Кто дал им острый меч, кто дал им в руки кнут?!

 

Присвоили себе чужой приоритет,

Как будто кроме них судьи страшнее нет.

И сделались они убийцами вдвойне,

Не знают, что гореть придется им в огне.

 

Но Бог им всем Судья, я лишь себя виню

Покинут, одинок, но гордо я стою.

Им не сломить меня и не втоптать в песок,

Их жалкий приговор убить меня не смог.

 

Убьет меня лишь стыд перед самим собой

И приговор свершит лишь совесть надо мной.

Расплачиваюсь я за то, что согрешил.

Я сам себя предал, я сам себя убил.

 

Я сам себе судья и сам себе палач,

И нет иной судьбы – хоть радуйся, хоть плачь.

Покаявшись в душе, иду на эшафот,

Рыдаю и молю, но Бог меня зовет!

 

СЕДЬМОЙ ЛЮБВИ

 

В который раз люблю опять

И снова побежден.

Как повернуть мне время вспять

И как развеять сон?

 

Как вырваться из плена тьмы,

В котором я брожу?

Но разве выйти из тюрьмы?

Просвет не нахожу.

 

Я весь закованный судьбой,

Мой разум опьянен

Виденьем сладостным, тобой,

Но это – только сон.

 

Во мраке дня, в ночном огне

Пытаюсь я найти

Любовь к тебе, но трудно мне,

Сижу я взаперти.

 

Я одинок, хоть все вокруг

Спешат помочь в беде.

Не нужен мне ни враг, ни друг,

Нет счастья мне нигде.

 

Когда любви бесценный дар

Я в первый раз отдал,

Нанес мне злобный бог удар,

Сражен я наповал.

 

Но снова сердце предложил

И вновь отвергнут я.

О, как страдал я, как любил!

Горька судьба моя.

 

Я в третий раз зажег огонь

И страстью воспылал.

Но, как и прежде – только боль,

Лишь горечь я познал.

 

В четвертый, в пятый раз, в шестой –

Исход всегда един.

Злой рок кружится надо мной,

Я плачу, я один.

 

Решил, что счастью не бывать,

Что кем-то проклят я.

И чувств ответных не познать,

Раз доля в том моя.

 

Однажды, много лет назад

Мне предсказали враз,

Что я влюблюсь шесть раз подряд,

Но все ж наступит час,

 

Когда я повстречаюсь с той,

Безумно полюбив,

Что станет верной мне женой,

Со мною разделив

 

Свою судьбу, любовь, мечты,

Доверив сердце мне.

С таким сияньем красоты,

Что видишь лишь во сне.

 

Не верил в предсказанье я,

Насмешкой отвечал.

Но участь горькая моя,

Все на себе познал.

 

Сбылось пророчество точь-в-точь –

Седьмую повстречал.

Не смог любовь я превозмочь

И разум потерял.

 

С тех пор прошла уж пара лет,

Но не видать конца

Моим мученьям. Где ж ответ,

Не вижу я венца…

 

Ошиблась девять лет назад

Гадалка, вот беда!

Вокруг меня, как прежде ад,

Я пленник навсегда.

 

Как хочется на волю мне,

Свет белый увидать.

Но узник вечный я в тюрьме,

Мне можно лишь стонать.

 

Темница – вот он мой удел,

Да грусть, печаль, тоска.

Всю жизнь предательства терпел,

Насмешки свысока.

 

Я верность, преданность хранил,

Презревши сам себя,

Всю жизнь всем тем, кого любил,

Но предали меня.

 

Как с болью жить и не страдать

Отвергнутым вовек?

Как мне любить и не рыдать,

Ведь я же человек?!!!

 

АПОКАЛИПСИС

 

Черная, черная мгла

Тьмою окутала землю.

Вижу я отблески зла.

Воплям я демонов внемлю.

 

Мне ль ни понять этот ад,

Вновь воцарившийся в мире,

Горе потерь и утрат,

Круг их становится шире.

 

Страх, убивающий всех.

Сон, убивающий страхом.

Злобный пронзительный смех.

Жизнь, что закончится крахом.

 

Время настало для нас,

Лопнуло Бога терпенье.

Пробил последний наш час,

И наступило затменье.

 

Солнца исчез светлый лик,

Мрак, пожирающий небо.

Я – словно дряхлый старик.

Быль это все или небыль!

 

Правда земная иль ложь –

Песни, цветы и зарница,

Степи, озера и рожь,

Ветер, парящие птицы,

 

Дети, мечты и сады,

Ласковый дождь за оконцем,

Лето, прохлада воды,

Синее море и солнце.

 

Что это было – мираж?

Чьих-то фантазий творенье,

Господа Бога кураж,

Отзвуки воображенья?!

 

Нужно ли было страдать,

Нежно любить, быть любимым,

Если все это отдать

В откуп иллюзиям мнимым.

 

Будто по прихоти чьей

Сущее все вдруг возникло,

Чтобы истечь как ручей

По окончании цикла.

 

Не пожелавши узнать,

Что мы хотим, что желаем,

Он создал нас, чтоб страдать.

Так до сих пор и страдаем.

 

Клекот зловещий в ночи,

Ужас кошмарных видений:

Головы рубят мечи

В диком, хмельном упоеньи.

 

Кровью забрызган весь мир.

Воют шакалы у трупов.

Всюду – чума, мрачный пир.

Может спасенье у духов?

 

Духи в испуге молчат.

Смута царит в Зазеркалье.

В душах людей – сущий ад,

В мыслях – разброд и шатанье.

 

Тускло мерцают огни.

Словно в свинцовом тумане

Слепо бредем мы одни,

Пленники вечных скитаний.

 

Бог равнодушно глядит

Сверху на тварей скулящих.

О, как безумно звучит

Горестный вопль скорбящих!

 

Пляшут нелепо шуты,

Скачут в неистовой пляске.

Лица меняют черты –

Зло не боится огласки.

 

Жутко оскаливши пасть,

Кровь вурдалаки лакают.

Стоит запнуться, упасть,

Тут же тебя растерзают.

 

Холод могильный сковал

Разум, сердца и надежды.

Правят вампиры свой бал.

Саван сменил нам одежды.

 

Тени в бардачном окне

Мечутся в пьяном угаре.

Топят кошмары в вине

Люди, как мерзкие твари.

 

С бесами крепко сплелись

Шлюхи в греховном объятьи.

Губы заляпала слизь,

Спермой забрызганы платья.

 

Похоть застыла в глазах.

Сцены бесстыжие всюду.

Лижут собаки свой пах,

Гимны возносятся блуду.

 

Гнусности льются из уст,

Снова Содом и Гоморра.

Дом Божий хладен и пуст,

Святость изгнали с позором.

 

А с потемневших икон

Старцы взирают с укором.

Правит планетой дракон,

Потчуя гладом и мором.

 

Нет Красоты, нет Любви –

Все растерзали уроды,

Руки по локоть в крови.

Кровью умылись народы.

 

Смрадом воняя, гнильем,

Жадно дерьмо пожирая,

Свиньи довольны житьем,

Нет для них лучшего рая.

 

Толпы плебеев вопят:

«Нет больше Господа Бога!»

С самозабвением чтят

Черного Гога-Магога.

 

Нет больше веры святой,

Богом стал Фаллос с Приапом.

Блуд стал великой мечтой,

Грешный Сатир – вместо Папы.

 

Пали земные цари,

В прах превратились устои.

Власть захватили псари,

Мудрость и грóша не стоит.

 

Где ж Ты, Великий Господь?!

Слеп, нем и глух в одночасье.

Мы же – Твоя кровь и плоть,

Всех нас спасти – в Твоей власти.

 

Молим – спаси, сохрани,

Выведи к свету из ада.

Мрак пусть рассеют огни,

Будь с нами вечно Ты рядом.

 

Ты – наш Отец, Дух и Сын,

Счастье, любовь и спасенье.

Дай же Ты детям своим

Шанс встать на путь просветленья.

 

Искры пылают в сердцах,

В каждом – частичка от Бога.

Путь наш петляет в веках,

В вечность зовет нас дорога.

 

Знаю – однажды взойдет

Солнце над бедной Землею.

Верю – придет наш черед,

Нужно крепить дух и волю!

 

ПРЕДНОВОГОДНЯЯ НОСТАЛЬГИЯ

 

Сколько уже прожитых мгновений,

Сколько уже пройденных дорог,

Целый сонм ошибок и сомнений,

Дерзкий смысл сочиненных строк.

 

Множество несбывшихся желаний,

Миллион нехоженых путей,

Творческих находок и метаний,

Радостных и горестных вестей.

 

Сколько пережитых откровений,

Не всегда доступен смысл их.

Лились слезы искренних молений,

В искупленье всех грехов своих.

 

Было в моей жизни невезенье.

Знать бы, где сокрыт удачи лик.

В мудрости черпал я вдохновенье,

К Господу став ближе хоть на миг.

 

Годы промелькнули незаметно.

За плечами – опыт многих лет.

Возвратить былое столь же тщетно.

Как поймать руками солнца свет.

 

Снова наступает ночь забвенья.

Зажигает мир свои огни.

Друг у друга ищут утешенье

Люди, что останутся одни.

 

Новогодний вечер озарится

Искрами веселья и любви.

Засияют радостные лица,

Закипит шампанское в крови.

 

Все как прежде – праздник повторится,

Вновь пробьют часы двенадцать раз.

Все, кому в такую ночь не спится,

Пустятся в лихой, веселый пляс.

 

Ритмы блюза, джаза, диско, рока,

Буйство звуков в зимней тишине.

Почему же в этот час мне одиноко?

Отчего же так тоскливо, грустно мне?

 

Бьется сердце в унисон курантам,

Вновь надежда вспыхнула в груди.

На весь мир душа поет бельканто,

Ожидая чуда впереди.

 

Выглядят нелепо, смехотворно

Чаянья напрасные мои.

Словно на иконе чудотворной

Выступили капельки крови.

 

Миф, обман, иллюзии убогих,

Заблужденье юных простаков.

Стали явью фокусы для многих

В нашем «государстве дураков».

 

Ах, Россия, бедная Россия!

Вволю настрадалась ты в веках.

Где же твой спаситель и мессия?!

Выход скорби ищешь ты в слезах.

 

Смех и плачь, все время чередуясь,

На Земле по жизни нас ведут,

То скривившись горько, то любуясь –

То на смерти, то на праздничный салют.

 

Но сегодня мы забудем все невзгоды,

Улыбнемся, радость не тая.

Вновь наступят золотые годы.

За тебя я пью, судьба моя!

 

ПРИВЕТСТВУЮ ЛЮБОВЬ

 

Сколько было в жизни счастья,

Сколько будет вновь и вновь.

Отдаюсь на волю страсти,

Я приветствую любовь.

 

Закрутила, закружила

Радость сладкая меня.

Жар крови бежит по жилам,

Ток любовного огня.

 

Я горю, я весь пылаю,

Всё хмелея и любя.

Ничего так не желаю,

Как увидеть вновь тебя.

 

ГИПНОС

 

Сны чернее ночи,

Потом обливаюсь.

Вскрикнув, что есть мочи,

В страхе просыпаюсь.

 

Гипнос мрачный шутит,

Мглою накрывает,

Нагоняет жути,

Гибелью пугает.

 

Ужасы видений,

Мне кошмары снятся.

Призрачные тени

По углам таятся.

 

Злобных монстров лики

Вьются надо мною.

Где-то хохот дикий,

И шакалы воют.

 

Фантомы, крадучись,

Простирают когти.

Роковая участь

Выпала мне в кости.

 

Только дело к ночи,

Прихожу я в трепет,

Не смыкаю очи,

Бормочу я лепет.

 

Стоит погрузиться

В омут сна бездонный,

Ужас возвратится,

Ада смрад зловонный.

 

В дрожь меня бросает

Бездны крик безмолвный,

В пропасть увлекают

Штормовые волны.

 

Это Гипнос шутит,

Бог ночных видений,

Разум баламутит,

Напускает тени.

 

Демон мрачных песен,

Чудищ порождает,

От кошмаров весел,

Страхами пугает.

 

Бесов повелитель,

Царь иллюзий ложных,

Монстров предводитель,

Князь идей тревожных.

 

Где ж искать спасенья,

Как прогнать мученья?!

Прочь мои сомненья,

Знаю избавленье!

 

Лишь любовь сумеет

Разогнать ненастья,

Тучи зла развеет,

Возвращая счастье.

 

Вновь покой вернется,

Я надежде внемлю.

Засияет солнце

И согреет землю.

 

ТОСКА

 

Я гляжу уныло,

Как метель кружится.

Жизнь мне так постыла,

Что хоть удавиться.

 

Зимний сумрак душит,

Грусть-тоску наводит,

Завлекает душу,

В глушь ее уводит.

 

Ветер жутко стонет

За слепым оконцем.

Сердце тяжко ноет,

Обречено бьется.

 

Лед сковал одежды.

Кровь застыла в жилах.

Прежние надежды

Я вернуть не в силах.

 

Вьюги звук рыданий.

Птиц замерзших крики.

Я в плену страданий

Вою волком диким.

 

Мир в оцепененьи,

В безысходстве шока.

Нет в нем избавленья

От слепого рока.

 

Нет конца и края

Всем моим мученьям.

Горько я вздыхаю:

Дай мне Бог терпенья.

 

СЛАДКИЕ ГРЕЗЫ

 

Чаек мне слышатся крики,

Ласковый шорох волны.

Грезятся яркие блики,

Вижу я сладкие сны.

 

Солнце встает золотое,

Мокрый искрится песок.

Чудится рокот прибоя,

Снится мне знойный денек.

 

Море лазурное всюду,

Яхта на крыльях летит.

Как не поверить мне в чудо,

Что пред очами стоит.

 

Беловолосая дева

Нежно прильнула ко мне.

О, первозданное небо!

Это всего лишь во сне.

 

Синей стихии просторы

До горизонта легли.

В дымке загадочной горы

Высятся где-то вдали.

 

Край красоты первозданной,

Сказочный дивный пейзаж.

Над морской гладью туманно

Призрачный пляшет мираж.

 

Недолговечно виденье,

Мир иллюзорных услад.

Близится миг пробужденья,

Я возвращаюсь назад.

 

ПУТНИК

 

В час ночной, когда пустеют тракты,

Зимнею, ненастною порой,

Засидевшись за игрою в карты,

Возвращаюсь поздно я домой.

 

С диким воем налетает вьюга,

Холод пробирает до костей.

Весь дрожу, признаться, я напуган

Буйством разыгравшихся страстей.

 

Вихри закружились предо мною,

Обступили плотною стеной,

Зáстили глаза мне пеленою,

Сбился я с пути к себе домой.

 

Замело все тропы и дороги,

Занесло сугробами пути.

Не дождаться никакой подмоги,

Помощи мне ночью не найти.

 

К Богу обратившийся с молитвой,

Пробираюсь, зубы сжав, вперед.

Выиграть удастся ль эту битву,

Или может мне не повезет?

 

Как во сне бреду сквозь снег и ветер,

Не дают покоя мысли мне,

Будто я один на целом свете

Заблудился в сказочной стране.

 

Погубить решили злые тролли

Путника в глухой, недобрый час.

Растерял остатки своей воли,

Свет надежды для меня погас.

 

С неизбежным было я смирился,

Ожидая участи своей,

Как внезапно сумрак расступился,

Явив взору россыпи огней.

 

Я спасен! От радости я плачу,

Думая лишь только об одном:

Знать, напрасно верить я в удачу

Перестал в отчаянье своем.

 

Отогревшись и душой оттаяв,

Я сижу, прихлебывая ром.

Не пойму – неужто я, мечтая,

Сделал явью то, что было сном.

 

НИКОМУ Я ТЕБЯ НЕ ОТДАМ

 

Никому я тебя не отдам,

Верь – тебя не смогу я предать.

Пыл любви не подвластен годам,

Этот пыл никому не отнять.

 

Никому я тебя не отдам.

Не случаен союз наш с тобой.

У меня ты на свете одна,

И не нужен никто мне другой.

 

Никому я тебя не отдам.

Ну, а если покинешь меня,

Я сумею найти тебя Там,

Свою верность тебе сохраня.

 

Вижу облик я твой дорогой,

Полный нежности взгляд твой ловлю.

Мы вовек неразлучны с тобой.

Бесконечно тебя я люблю!

 

ВОЗМЕЗДИЕ (неоконченное)

 

Куда взор ни кинь – всюду степь да ковыль.

Взметается вихрями серая пыль.

И лента дороги – стрелою прямой.

Вокруг ни души – только ветер сухой.

 

Летит по шоссе птицей автомобиль,

Клубится за ним придорожная пыль.

Водитель устал – уже сутки в пути,

Для отдыха место не может найти.

 

Но вот за холмами приметил лесок.

Блестит за стволами прибрежный песок.

Скорее к нему, сон смыкает глаза.

С дороги свернул, отпустив тормоза.

 

Зеленые листья – живой изумруд –

Под сенью укрыться от зноя зовут.

Нещадное солнце палит свысока,

А там, за кустами белеет река.

 

Искрится алмазом поверхность воды,

Повсюду узоры кувшинок видны.

В манящей прохладе таится покой,

Птиц звонкие трели плывут над рекой.

 

Раскинувши руки, упал на песок.

Лежит, улыбаясь, ему невдомёк,

Что здесь приключилось столетья назад.

В блаженном незнанье привалу он рад.

 

Лишь только прилег, как сморил его сон.

И снится ему: на коне скачет он.

В кафтане нарядном, а руки в перстнях,

Но гложет и гложет его липкий страх.

 

Вельможей он слыл благородных кровей,

Великим и грозным во власти своей.

Богатства имел – те, что в веки не счесть,

И слышал от всех восхваленья да лесть.

 

Именья и земли – как в море песок.

Одно невезенье – он был одинок.

Уж сорок годков, до сих пор неженат,

Не в силах помочь ни один ему сват.

 

И статен собой, и высок, и красив,

Умен, величав – истый князь на Руси.

Но что ж за напасть – сторонятся его

Невесты, как будто боятся чего.

 

Отчаявшись разом, он было решил:

Не беса ли в нем Сатана поселил?

Не мерзкий ли демон – он сам во плоти?

Раз девам грешно под венец с ним идти.

 

Вот так все и жил он в кручине своей,

Глухою тоскою и горечью дней.

И взор его мрачный дрожать заставлял,

Душевных терзаний огонь в нем пылал.

 

ЧАС НЕЖИТИ

 

Варят ведьмы пойло,

Булькает в котле.

Бесы пляшут в поле,

Носятся во мгле.

 

Нечисть городская

С нечистью лесной

Спелись волчьей стаей,

Исторгая вой.

 

Клацают клыками,

Когтями скребут,

Светятся очами,

Кровь людскую пьют.

 

С рыком плотоядным

Чавкают в ночи.

Вонь стоит с отвратным

Запахом мочи.

 

Упыри да черти

На погост спешат.

В мрачном царстве смерти

Дьявольский парад.

 

Горести людские –

Им бальзам и мед.

Сдохну от тоски я,

Превращусь в помет.

 

ЧЕРНЫЙ ЛЕС

 

Черный лес то хохочет, то плачет,

Свои сучья корявя, кривя.

Одинокий ездок быстро скачет,

В темноту направляя коня.

 

Конь храпит, он бедняга в испуге.

Дрожь слышна в перестуке копыт.

В заколдованном дьявольском круге

Он сквозь ночь ошалело летит.

 

И не чует, что смерть недалече

Поджидает, косу наточив.

И коня, и тебя, человече,

Ждут кошмарные тени в ночи.

 

Лунным призрачным светом залиты

Мертвый лес и тропа колдунов.

Шевелятся могильные плиты.

Нынче праздник живых мертвецов.

 

Они выползут полчищем жутким

Из разверстых могил, из болот.

Конь пугливо прядет ухом чутким,

Чуя, гибель из мрака грядет.

 

Невдомек человеку, что скачет

На коне по чащобе лесной,

Сгинет он, и никто не заплачет.

Будут кости белеть под луной.

 

ЖАТВА ЯРОВИТА

 

Красным летом средь горькой полыни

Я убитый лежал во степи.

Над челом ветер струйками пыли

Хороводил свой танец любви.

 

Грудь стрелою каленой пробита,

Не вдохнет русский воздух вовек.

Очи ратника, пса Яровита

Леденеют меж каменных век.

 

Вот уже воронье закружило

В небе ясном, зловеще крича.

Будет рвать белу кожу и жилы,

Не пугаясь обломка меча.

 

Одиноким скитальцем по миру

Я прошел этот путь до конца.

Не дождался я суженой-милой,

Не видать мне сиянье венца.

 

Ворог лютый ордою несметной

На святую надвинулся Русь.

Плач войны принесли злые ветры –

Воин, меч вынимай да не трусь!

 

Рать на рать – бились мы до заката,

Раскалились до боли клинки,

Хрипы смерти со звоном булатным,

Стали алыми воды реки.

 

Сталь разила врагов ненавистных,

Онемела до судорог длань.

А теперь вот лежу в поле чистом,

Отгремела кровавая брань.

 

Скоро волки примчатся на запах

К мертвечине порубленных тел.

И останутся кости на латах

Поминаньем лихих ратных дел.

 

Лишь душа неприкаянно бродит,

Испуская то вопль, то стон.

В даль небес мертвый воин уходит,

Погружаясь в свой сладостный сон.

 

НОЧНОЕ

 

За горами, где первоцвет,

Ты увидишь предвечный свет.

Он властитель высоких дум,

Он властитель конечных лет.

 

Это вечность тебя зовет,

Предвещая души полет.

Корабли моей юности –

В парусах ветер песни вьет.

 

Я сорву этот парус – прочь!

И под ноги швырну – комком.

И разрежу завесу-ночь.

Шаг за шагом – в тот путь пешком…

 

ПОСЕЙДОНОВА ГРЕЗА

 

Родился парусник из моря

И тотчас взмыл на небеса.

С волною чайка бурно спорит,

Терзает ветер паруса.

 

А я иду Христом по гребням,

И море гладью предо мной.

И чайки служат мне обедню –

Души моей за упокой.

 

ПОСЛАНИЕ ИЗДАЛЕКА

 

Мне прикоснуться бы к твоим губам,

К твоим ланитам нежным поцелуем,

И взгляд счастливый твой поймать… Увы, ты там,

Вдали, за сотни миль мы оба все тоскуем.

 

Но теплых строк твоих домчался свет

И озарил души моей темницу.

Вспорхнула ввысь небесной вольной птицей,

Душа в полете принесла тебе куплет.

 

Бездонные колодцы твоих глаз

На миг взорвутся тысячью сверхновых.

Я вою на луну в своих оковах

И замечаю среди звезд и твой алмаз.

 

И может, мы увидим это небо

В алмазах первозданной чистоты.

Поверь мне: на Земле, где бы я не был,

Я буду помнить, что на свете есть и ТЫ!

 

© Григорий Садовников-Федотов, текст, 1985–1995

© Книжный ларёк, публикация, 2016

—————

Назад