Григорий Садовников-Федотов. Расология: предварительный подход

16.05.2016 23:12

РАСОЛОГИЯ: ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЙ ПОДХОД

РАСОЛОГИЯ И РАСОВЫЙ НИГИЛИЗМ: ФАКТЫ ПРОТИВ ДОМЫСЛОВ

 

За научную расологию – против авдеевщины [1]!

 

Весной 2006 г. профессиональное издание книготорговцев «Книжный бизнес» вдруг признало первое издание «Расологии» Владимира Авдеева «абсолютным бестселлером в номинации „философия, политология, эзотерика“». В то же время в рецензиях на книгу со стороны профессиональных антропологов и биологов, наряду с достоинствами книги, отмечается её дискуссионный характер и наличие ошибочных утверждений. Появление на книжном рынке расологических трудов Авдеева и его единомышленников – это серьёзная и вызывающая профанация науки, что уже отмечено рядом специалистов в областях биологии, антропологии, этнографии и истории. Труды Авдеева – псевдонаучная и спекулятивная литература.

 

Как этнолог и методолог науки с немалым вузовским стажем, не могу промолчать! В последнее время мы сталкиваемся с вопиющим дилетантизмом в области расологии. Расология — это серьёзная современная наука, объясняющая на основе национальных и расовых характеристик индивидов их социальное, политическое, культурное, религиозное, сексуальное и иное поведение. Отличие расологии от антропологии в том, что она не просто констатирует наличие и разницу рас, но обозначает разницу их ментальностей и объясняет факты межрасовой борьбы.

Антрополог констатирует сам факт расовых различий, расолог же объясняет их связь с социально-политическим и бытовым укладами. Главной задачей расологии является установление закономерной связи между историко-ментальным и географическим путем той или иной совокупности людей и историческими проявлениями их склада и темперамента.

Собственно, об этом пытается сообщить читателю наиболее известное произведение Авдеева — книга «Расология», пропагандирующая расистские концепции. Когда г-н Авдеев утверждает, что он придумал термин «расология», то он откровенно лжет и занимается плагиатом. Расология существовала лет за сто до его рождения и называлась в Европе Rassenlehre (расовая теория), Rassenkunde (расоведение), Rassenforschung (расовые исследования), Rassengedanke (расовое мышление). Собственно, и критикуемая книга Авдеева построена главным образом на цитатах из немцев конца XIX — начала ХХ века, причем некритическом и вне принципов историзма. Авдеев, не придумав ничего нового, попросту ретранслирует положения немецкой антропологической школы 30-х годов.

Нечто новое Авдеев вносит только своей идеей о расовой иерархии даже внутри одного народа, где он выделяет творческое «расовое ядро» и малоценную «расовую периферию»: «Каждый исторически значимый народ имеет одну расовую основу, одно расовое ядро, с помощью которого он диктует свои „правила игры“ расовой периферии, то есть расово-нечистым помесям».

Книга «Раса и этнос», написанная Авдеевым в соавторстве с А. Н. Севастьяновым (М., 2007), подверглась научной экспертизе. Экспертное заключение, подписанное заведующим отделом антропологии Института этнологии и антропологии РАН, доктором исторических наук С. Васильевым, указывает на «дремучее невежество» авторов и их «бесстыдное паразитирование на науке».

Книга, по мнению эксперта, «переполнена в высшей степени хвалебными характеристиками „нордической расы“ и рассуждениями о ее врожденном превосходстве над всеми иными расами… Книга изобилует уничижительными характеристиками других человеческих рас и народов, доказательствами их неполноценности, врожденную порочность и даже животность».

«Высказывания, содержащиеся в книге, объективно формируют и закрепляют в читательском сознании в высшей степени отрицательные стереотипы в отношении иных рас и этносов. Возбуждая ненависть, они могут в огромной степени повлиять на формирование массового сознания и послужить основой для ультрарадикальных националистических устремлений, поскольку прямо и открыто оправдывают правомерность применения насилия в межрасовых и межэтнических отношениях» [2].

«На восемьдесят процентов поведение человека детерминировано его наследственностью, то есть расово-биологическим субстратом и только на двадцать – воздействием культуры. Такие вещи, как выбор цвета галстука, специи, кладущиеся в суп, предпочтение в литературе обусловлены биологией. Это сугубо статистическая вещь, поэтому от расы и надо идти», – пишет сам Авдеев.

Про такое говорят в народе – «слышал звон, да не знает, где он». Расология – это наука, а не нацистская похвальба, изобилующая эмоциональными эпитетами. Для науки вообще нет «хорошего» и «плохого», а есть только существующее и несуществующее.

 

Общие понятия о генетике расы и нации

 

Интернационализм – это учение о полной и абсолютной декоративности, несущественности всех антропологических различий человеческих народов и рас, а так же о пользе или, по крайней мере, безвредности расового смешения, межнациональных браков и т. п. Сторонники интернационализма пугают замкнутые этносы и расы вырождением, близкородственным скрещиванием.

Апеллируют они и к мировым религиям. Почему-то принято считать, что ведущие мировые религии поддерживают интернационализм, и сторонники такого взгляда приводят в пример чаще всего следующую евангельскую фразу: «…и облекшись в нового, который обновляется в познании по образу Создавшего его, где нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос» (Послание к Колоссянам Святого Апостола Павла, глава 3).

Их оппоненты тоже не лезут в карман за словом. Чрезмерно генетически отдаленные браки возможны, но опасны. Это показали специальные исследования, проведенные в селениях, где проживали вместе американские индейцы и нынешние обитатели континента, в деревушках для черных и белых переселенцев. Дети в таких семьях обладали большим числом наследственных заболеваний, в 1,5 раза чаще отставали в развитии, чем их сверстники. Заведующий кафедрой педиатрии Московской медицинской академии им. И. М. Сеченова доктор медицинских наук, профессор O. K. Ботвиньев объясняет этот феномен тем, что в смешанных браках устоявшийся комплекс генов разрушается, а новый комплекс оказывается биологически слабее — ведь он не прошел тысячелетнюю обкатку.

В результате растут заболеваемость, детская смертность, уменьшается продолжительность жизни. Причем чем больше различий между расами, чем дальше находятся друг от друга их исторические территории, тем большие осложнения принесут браки между их представителями. Генетика нации действительно существует, как и генетика расы. Это – сложение родовых генетических цепочек наследственности входящих в нацию или расу индивидов. Главное в расологии – изучение феномена генетической предрасположенности. Последняя же связана с накоплением связанных с деятельностью предков задатков и склонностей. Человечество, что уже доказано генетиками, восходит к одной-единственной паре, паре праотца и праматери всех народов.

В статье, опубликованной в ноябрьском номере 2008 г. журнала Science, представлены результаты генетического анализа Y-хромосомы более чем тысячи мужчин, живущих в 25 различных регионах Европы. Исследование показало, что у большинства европейцев встречаются Y-хромосомы десяти типов. По мнению ученых, это означает, что все население Европы происходит от десятка предков.

Праотец же человечества жил, по расчетам ученых, опубликованным в последнем номере журнала Nature Genetics, около 60 тысяч лет назад. То есть все ныне живущие люди являются прямыми потомками по мужской линии одного жившего в те времена человека, которого можно назвать Адамом, то есть генетическим праотцом человечества.

Молекулярная генетика позволяет реконструировать историю формирования как отдельных народов, так и человечества в целом. Исследования последних десятилетий буквально перевернули наше представление о происхождении человека. Изучение и сравнение образцов ДНК, выделенных из крови жителей разных континентов, дали возможность установить степень их генетического родства. Как в сравнительной лингвистике по числу общих слов определяют родственные языки, так же в генетике по  числу общих элементов в ДНК выстраивают родословную человечества (см. «В мире науки», № 7).

Оказалось, что по женской линии всех людей можно возвести к единой общей праматери, которую окрестили митохондриальной (митохондрия — клеточный орган, в котором находится ДНК), или африканской Евой.

Именно от «Евы» происходит участок ДНК, наследуемый по женской линии как своеобразная «генетическая фамилия». Так, у человека может быть много предков — две бабушки, четыре прадедушки и т. д., но фамилию он получает только от одного из них, а остальные могут оставить ему в наследство деньги, земли, имущество.

Старт всех землян от единственной пары прародителей дал людям всех рас и национальностей возможность скрещивания. Напомню, что разные виды потомства не дают, или же в самом оптимистичном сценарии дают бесплодное потомство. Например, сибирская куница не может быть скрещена с американской, несмотря на полное внешнее сходство: у самок стабилен выкидыш метиса. Осел и лошадь производят потомство – мула – но только в одном поколении: далее род пресекается, потому что мул бесплоден.

Расселяясь по Земле, люди оказывались в разных климатических условиях и вынуждены были к ним приспосабливаться, а потому многие генетические и антропологические различия (например, по цвету кожи) в значительной мере связаны с адаптацией к условиям жизни и способу питания. Немаловажную роль сыграло и развитие культуры, ставшей своеобразным посредником между человеком и средой обитания.

Возможность получить потомство от смешения любых земных человеческих рас и национальностей доказывает то, что утверждают генетики: никаких разных видов человека не существует, есть единый вид, разделившийся на расы под влиянием внешних условий.

Именно дивергенция рас и наций от единого для всех старта дает возможность в единых категориях оценить проделанный родами путь. Дела и поступки каждого в роду, обстоятельства и происшествия – все это откладывало своеобразную генетическую печать на природные склонности и предрасположенности потомков. Казалось бы, духовные свойства людей должны идти независимо (хоть и параллельно) свойствам внешней антропологии в генокоде того или иного человека. Иногда – в случаях исключений – это действительно так.

Но чаще в силу вступает закон единства всех компонентов, составляющих человека – физических и духовных, взаимно обуславливающих друг друга.

Расово-антропологические признаки человека имеют высокую степень вероятности СЦЕПКИ с его врожденными интеллектуальными и поведенческими склонностями. По закону больших чисел (имеющему огромное количество исключений, само собой) образ жизни ряда поколений того или иного народа и образ его взаимодействия с внешней (расоформирующей) средой – совпадают.

Дивергенция (расхождение) единого генотипа человеческого рода связана с образом жизни и условиями проживания поколений предков современных людей. Дела предков как бы спрессованы в нашем генотипе: многие поколения предков-пахарей дают один генотип, предков-разбойников – другой, предков-мастеровых – третий, и т. п. Отсюда возникает генетическая склонность, предрасположенность к тому или иному делу, национальный характер. Каждый человек сочетает в себе два КНП (Комплекс Наследственной Передачи) – по линии отца и по линии матери. Те, в свою очередь тоже складываются из отцовского и материнского компонентов – и так во глубь веков…

Сталкиваясь и смешиваясь, КНП усиливают или подавляют друг друга. Как правило, побеждает в течение ряда поколений господствующий национальный КНП – спрессованный в геноме наиболее распространенный, наиболее частый, наиболее традиционный для данного этноса опыт поколений. Это похоже на вытаскивание разноцветных шаров вслепую из мешка: если белых шаров в мешке мало, а черных много, то вероятность вытащить несколько белых шаров подряд очень мала, а вероятность вытащить несколько черных подряд – велика.

Расология функционирует по принципу и закономерности больших чисел, как и статистка, выдает данные всегда с определенной погрешностью и массой частных исключений. Например, говорить о всем народе, или обо всей расе на 100% – невозможно. Можно говорить лишь о преобладающей в расе или нации тенденции. Например, мы достаточно точно установили, что большинство немцев (но не все) – имеют врожденную склонность к механике, технике, точным наукам; о том, что большинство русских (но не все!) склонны от природы к созерцательности, изобретательской смекалке, добродушию; что все негроиды генетически не расположены заниматься науками, но зато хорошо расположены к спорту, и т. п.

Авдеевщина – паразит расологии – производит расы из ниоткуда, в готовом и неизменном виде, она видит в разнице их склонностей нечто изначальное и неизменное. Это взгляд догматического схоласта, а не ученого. Национальные и расовые склонности – плод и продукт многовековой работы (или тунеядства) предков представителей каждого этноса и расы. Они переменчивы, как переменчивы и расы: мы имеем огромное количество смешанных рас, и процесс смешения стремительно продолжается, народы рождаются, живут, умирают или погибают, и никакой метафизической статики в этом процессе нет. Негры потому неспособны к наукам, что мало поколений занимаются науками. Чечены потому жестоки и воинственны, что много поколений их предков занималось горским разбоем…

 

Расология в опыте и наблюдениях народов: т. н. «расовые предрассудки» как часть мировой культуры.

 

Нетрудно, однако, увидеть, что в приведенной выше (и активно употребляемой интернационалистами) цитате из Евангелия речь идет не о наличной реальности, а об идеале, некоей будущей реальности, к которой следует стремиться, но которая отнюдь не означает автоматического воплощения.

В целом же Св. Писание – помимо всего прочего – ещё и первая из расологических книг.

В Ветхом Завете (Книга Второзаконие, Глава 23) даются весьма четкие и кажущиеся на первый взгляд жестокими расологические предписания:

«Сын блудницы не может войти в общество Господне, и десятое поколение его не может войти в общество Господне. Аммонитянин и Моавитянин не может войти в общество Господне, и десятое поколение их не может войти в общество Господне во веки (…). Не желай им мира и благополучия во все дни твои, во веки.

Не гнушайся Идумеянином, ибо он брат твой; не гнушайся Египтянином, ибо ты был пришельцем в земле его; дети, которые у них родятся, в третьем поколении могут войти в общество Господне. (…) Стан твой должен быть свят, чтобы Он (Бог) не увидел у тебя чего срамного и не отступил от тебя.

Не выдавай раба господину его, когда он прибежит к тебе от господина своего; пусть он у тебя живет, среди вас на месте, которое он изберет в каком-нибудь из жилищ твоих, где ему понравится; не притесняй его».

Как видим, Св. Писание дает даже примерные расчеты поколений, за которые народы, творившие мерзость в очах Божиих, имеют возможность очиститься и перестать быть «детьми диавола, исполняющими похоти отца своего». Речь идет о генетике, которая Библии прекрасно известна. Мерзость человеческих жертвоприношений, ритуальных детоубийств, самых звериных садистских пыток и самых гнусных сексуальных извращений отпечатываются в генотипе и передаются по наследству. Некоторым народам потребуется для возвращения к Богу и образу божьему в человеке три поколения. Другим – наиболее погрязшим в мерзостях тайны и яви беззакония, может не хватить и десяти поколений.

После грехопадения между человеком и образом человека в глазах Божиих образуется определенной величины зазор, который может расширяться далее – или наоборот, преодолеваться. От худого дерева не бывает доброго плода – гласит народная поговорка.

Учение Христа учитывает это, и указывает на расологические особенности человеческого быта. В 34-м зачале Евангелия от Иоанна читаем: «В те дни Иисус, проходя, увидел человека, слепого от рождения. Ученики Его спросили у Него: Равви! кто согрешил, он или родители его, что родился слепым? Иисус отвечал: не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии».

Таким образом Св. Писание преподносит родительский грех как совершенно естественную и вероятную причину человеческой ущербности, увечья. Смертоносная радиация греха производит страшные мутации в цепочке поколений. Не всегда увечье бывает физическим, очень часто мы имеем дело с нравственным и умственным калекой. В то же время есть не только тренд вырождения, но и противоположный тренд филогенетики (генетики вида): восхождение, исцеление. Очень точно сказал о сакральной сущности крещения великий мастер слова В. Высоцкий:

 

Исцеленье от язв и уродства –

Этот душ из живительных вод,

Это словно возврат первородства,

Или нет – осушенье болот!

 

Библия отчетливо показывает принцип выведения общего среднего генотипа из двух КНП (комплексов наследственной передачи) – отцовского и материнского. У порченных народов (любителей запекать собственных детей в запаянных железных емкостях) фенотип подорван уже практически безнадежно. Поэтому – "... не отдавайте дочерей ваших в замужество за сыновей их, и их дочерей не берите за сыновей ваших, и не ищите мира с ними во все времена..." (2 Ездры 8:81–82).

Это – вовсе не этнический еврейский расизм, как многим кажется. Правило избегания генетической порчи и гнили распространяется на своих не меньше, чем на чужих: «Если твои родные призывают тебя поклоняться иным богам ...то убей их ...побей их камнями до смерти» (Второзаконие 13:6–10). «И сказал Моисей судьям Израилевым: убейте каждый людей своих, прилепившихся к Ваал-Фегору» (Числа 25:5, а так же Исход 22:20, Второзаконие 12:2–3, Числа 33:52–53 и др.)

Целомудрие священного писателя не дает ему раскрыть детали современного ему сатанинского идолопоклонничества: но это всегда человеческие и детские изощренные пыткоубийства. Они наиболее последовательно низводят генетический материал человечества по тренду деградации, вырождения. Можно говорить о своеобразной смертельной «радиации» греха, порождающей патогенные мутации человеческого фенотипа.

В арийском эпосе «Рамаяна» отражено в сказочной форме крайнее отторжение арийства от дравидства Индии. Дравидическое население признается ариями за недочеловеков, а половой контакт с дравидическим населением – карается сожжением. Именно поэтому Рама подвергает свою жену Ситу, похищенную обезьяньим (т. е. дравидическим) царем, огненному испытанию.

В сказке Сита, выйдя из Ашоковой рощи, по велению Рамы вошла в пылающее пламя, но горячие языки пламени не смогли причинить вреда верной жене. Агни в облике брахмана вывел Ситу из огня, отдав в руки законному мужу. Тем самым Сита доказала свою чистоту в мыслях, словах и действиях. В реальной жизни все кончилось бы для Ситы (и, видимо, кончилось для её исторического прототипа) гораздо хуже. Арийцы были непреклонны: даже изнасилованная дравидом женщина считалась после этого «нечистой» и, хоть и не несла никакой вины, – уничтожалась.

 

Расология у Гобино: генетик до генетики

 

Важно отметить, что этот взгляд на грех, как на основную причину деградации человеческих общин (наций и рас, как достаточно замкнутых веками на себя макрообщин) не прямо, но фактически признавал основатель расологии граф Жозеф Артур де Гобино. В своей книге «Опыт о неравенстве человеческих рас» (1855 г.) он отрицательно относится к мнению, что существуют народы, «обреченные на то, чтобы никогда не узнать учения Христа». Считая подобное утверждение повторением «местнической доктрины евреев», Гобино отмечает: «Я готов признать, что все человеческие расы наделены одинаковой способностью войти в христианскую семью».

Однако идеализация арийства у Гобино (принявшая у его последователей, вроде нашего Авдеева, совершенно карикатурные формы) заставляет говорить о некоем «пунктике» у мыслителя. Гобино блестяще показал разложение арийства в смешении с другими расовыми типами, но не показал совершенно аналогичный процесс возникновения арийства из множества смешений и случайных комбинаций брачных связей множества разноформатных племен.

Совершенно очевидно, что арийство не возникло в готовом виде, а сформировалось в силу ряда факторов из множества компонентов. В настоящее время арии – абсолютно мертвый народ, полностью растворившийся в окружающих народах. Остатки хорошо знакомого нам по курганным раскопкам антропологического типа арийцев ИЗРЕДКА встречаются у представителей аристократических семейств Европы, Ирана и отчасти высших индийских каст. Вот, собственно, и все, что от завоевателей полумира осталось…

Арийцы были не первой ордой Евразии, и уж точно, не последней. Обожествлять их интеллект (а именно этим занимаются последователи Гобино) в их дохристианском состоянии (на основании их колоссальных завоеваний) – все равно, что обожествлять умственные качества монголов Чингисхана или головорезов Тамерлана. Согласитесь, смешно!

Другое дело, что потомки ариев стали основной базой христианства, антропологическим фундаментом христианской Истины. Это их и возвысило до небывалого АНТРОПОЛОГИЧЕСКОГО превосходства над другими этносами и расами Земли. Гобино жил в эпоху упадка христианской цивилизации, когда радиация греха калечила и портила, в том числе, и биологическую, генетическую природу человека. Перепутав (как это часто бывает), причину и следствие, выводит упадок цивилизации (ненавистную Гобино содомическую демократию) из биологической деградации народов.

На самом деле все кричит об обратном: борьба с грехом возвышала из поколения в поколение биологическую природу индоевропейских наций и белой расы; потворство греху стало её биологически ухудшать. Не расовое ядро расщепилось! С этой новостью Гобино, и тем более, эпигон его Авдеев опоздали на 3 тыс. лет! Ведь уже 3 тыс. лет назад арийский завоеватель брал себе и оплодотворял около 40 славянских или финно-угорских наложниц на брата, расщепляя это пресловутое (и на самом деле никому не нужное!) ядро. Исторические арийцы на антропологию плевали самым дерзким образом: десятки страниц их эпосов (вроде Ригведы) посвящены качествам наркотического напитка хомы-саомы, описанию примитивных ритуалов и песнопениям психоделического происхождения. Но нигде – слышите, нигде – исторические арийцы не обмолвились ни разу о том, какого цвета у коренного арийца глаза, волосы и т. п.

Арийство растворилось в покоренных народах и оставило нам на сегодня только группу языков, произведенную от своего. Затем народы этой группы языков много веков совершенствовали себя с помощью христианских практик и тренингов, и это сказалось в итоге на их биологических качествах, передаваемых по наследству.

Человек деградирует – но не потому, что белый смешивается с неграми. Причина биологической дегенерации – в смешении и так уже ослабленного КНП (комплекса наследственной передачи) белого родителя с КНП черного, несущего в генетической памяти только опыты людоедства, экваториального тунеядства и распутства, изуверских инициаций, варварства в течение МНОГИХ ДЕСЯТКОВ ПОКОЛЕНИЙ!

Если бы, как пишет дилетант Авдеев, «Бог лепил нас из разной глины, потому что между различными породами животных биохимические различия и то меньше» – то – устал повторять! – не было бы никакой проблемы, ибо общее потомство было бы невозможно, генокод разных рас – попросту несовместим. Не родятся у собак с кошками общие щенки-котята, и даже американская куница при скрещивании с сибирской дает только выкидыш из чрева самки! Что же касается биохимических различий – то понятие это условно и зыбко. Кардинальны биохимические различия в человеке, который от мясоедения перешел к вегетарианству. При ряде психических заболеваний тоже происходят биохимические перемены в ОДНОМ И ТОМ ЖЕ человеке – не станем же мы говорить, что Господь «перелепил» его, когда он «земную жизнь прошел до середины»…

Проблема заключается именно в исходном единстве человеческого рода, в том, что дегенеративный КНП одного из родителей гасит, «опускает» возможности благородного КНП, ухудшая свойства и качества будущего потомства. Человечество на бытовом уровне издавна это подмечало, потому и ввело с незапамятных времен институт аристократии (при грехе так же стремительно вырождающейся), институт брачной традиции, добрачного целомудрия и т. п. Потомок с дегенеративным КНП одного из родителей как бы сталкивается с высокой ступени предка на более низкого.

Ничего драматичного в этом, впрочем, нет: встань и иди! Ряды поколений вновь начнут свой подъем по лестнице антропологического совершенствования. Именно этому учит библейская генетика и библейская расология. А другими версиями, которых отвечали бы критериям научности, мы не имеем.

 

Неприемлемость авдеевского дилетантизма

 

Отбросив ленинскую чушь о равенстве всех народов и рас, о безлико-едином генотипе всех представителей всех этносов, авдеевщина ударилась в противоположную чушь. Расология должна изучать генетическую предрасположенность этносов и рас, связанную с их многовековым типическим образом жизни. Действие путем ряда поколений накапливается в генотипе. Но генетическая предрасположенность – ещё не окончательный приговор. Проявив усилие над собой, человек может преодолеть предрасположенность, изменить себя и будущее своих потомков. Именно это, как мне кажется, имел в виду И. Сталин, когда переселял чеченов и другие гиперагрессивные этносы в Среднюю Азию: опасные для миролюбивых этносов потомки разбойников и степных хищников, будучи помещены в принципиально-иную среду обитания, проведенные через процессы искреннего покаяния, имели шанс измениться, породить более миролюбивых отпрысков, чем сами. Хрущев сорвал процесс вочеловечивания агрессивных этносов, в итоге мы имеем то, что имеем…

Недостаточно поместить горского абрека в советскую школу с её безликим интернационализмом, чтобы он перестал хвататься за кинжал. В его крови говорит геном поколений, и, возможно, потребуется не одно поколение, чтобы исцелить «сломанную ветвь»…

Человек не рождается «чистой доской», генетика учит нас, что на доске памяти новорожденного уже очень многое записано заранее. Однако у Авдеева явный шизоидный крен в другую сторону:

«Мыслить расово – это, прежде всего, мыслить конкретно. Какое отношение имеет конкретный исторический артефакт лично к вам и вашим соплеменникам? Полезен он или вреден? (…) В условиях расового мышления на первое место выдвигается принцип «свой-чужой», а категории абстрактных правды, добра и зла отодвигаются на задний план». Это не наука, а дудаевская идеология, сам Басаев мог бы рукоплескать! Предлагается даже не двойная мораль, а вообще отсутствие морали: что нам выгодно, то и хорошо, а что вредно нам – то по определению зло.

«Раса должна думать только о себе. Когда мы придумываем самолет, мы должны думать – как нам легче перевозить представителей своего народа. Все остальное нас не интересует», – пишет Авдеев. Это пещерная, первобытная этика самых отсталых, самых – выражаясь по-авдеевски – расово-неполноценных народов. Африканский дикарь рассуждает так: Добро – это когда я угнал коров у соседей. А зло – когда соседи угнали коров у меня». Но именно поэтому он и есть африканский дикарь, не предрасположенный к науке и интеллектуальным занятиям, стоящий на самой низшей ступени общественного развития. Теперь рядом с африканским дикарем там себя поставил и Авдеев, с чем я его поздравляю!

«Историческому взгляду на вещи обучаются, с расовым взглядом нужно родиться. Исторически может мыслить каждый, расово – только избранный и чистокровный», – пишет Авдеев. И антинаучно путает причину со следствием! Не расовая чистокровность создает развитое мышление, а развитое (и развивающееся от поколения к поколению) мышление создает то, что он принимает за расовую чистокровность.

«Вот белый человек должен любить собак. Собака – нордическое животное, а кошка – типично азиатское. Не случайно, что корейцы и китайцы собак едят», – смешит людей Авдеев. И забывает, что веками голодающие китайцы и корейцы с удовольствием едят и кошек, и вообще все, что движется. В любом китайском ресторане вам предложат блюдо «битва дракона с тигром» – переплетенные тела змеи и кошки. Голодный все сметет, и нордическое, и азиатское…

Расология – серьёзная наука на стыке генетики, социологии, статистики и других наук. Она должна развиваться для блага народа. Но с такими, как Авдеев, она очень популярно (все популярное примитивно) деградирует.

Учитесь расологии настоящим образом! Например, по трудам подлинного корифея науки, широко признанного в Европе академика Э. А. Байкова. А произведения шизоидов – оставьте шизоидам.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

[1] Авдеев Владимир Борисович (род. 24 марта 1962 г.) — российский писатель и публицист националистической и расистской направленности.

Родился в СССР в 1962 году в г. Нижний Тагил (Свердловская область) в семье военнослужащего. В 1985 году окончил Московский энергетический институт. После службы в Советской армии (офицером ВВС в Забайкальском военном округе) некоторое время работал на закрытом предприятии оборонного комплекса, затем до 1991 года — в Министерстве культуры и Всероссийском фонде культуры.

В конце 80-х — начале 90-х гг. пытался сделать писательскую карьеру и опубликовал ряд художественных произведений в стиле европейской интеллектуальной прозы (романы «Протезист», 1990; «Страсти по Габриэлю», 1992). С середины 90-х гг. увлекся неоязычеством («Преодоление христианства», 1994) и расовой теорией.

В 1999 году основал серию книг «Библиотека расовой мысли» издательства «Белые Альвы», в которой публикует сочинения российских расологов и классиков западной антропологической школы. В 2000 году для пропаганды своих идей основал «русский международный журнал» «Атеней». До этого участвовал в издании московского «журнала правой перспективы» «Наследие предков». Член совета координаторов Московской славянской языческой общины А. Белова, член клуба славяно-горицкой борьбы.

[2] Изложенные в книгах Авдеева идеи подверглись критике и другими отечественными учёными-антропологами: доктором исторических наук, профессором, завсектором этологии человека ИЭА РАН М. Л. Бутовской, главным научным сотрудником Музея антропологии и этнографии РАН, профессором Санкт-Петербургского университета, доктором исторических наук А. Г. Козинцевым, доктором исторических наук, ведущим научным сотрудником Центра азиатских и тихоокеанских исследований ИЭА РАН О. Ю. Артемовой, ведущим научным сотрудником ИЭА РАН, кандидатом биологических наук Г. А. Аксяновой, антропологом, археологом, доктором исторических наук Л. Т. Яблонским.

 

ГЕНЕТИЗМ И ФАТАЛИЗМ В РАСОЛОГИИ ЭВОЛЫ

 

В рукописи программной статьи классика расологии Юлиуса Эволы «Раса как революционная идея» имеется очень интересный, показательный элемент. Рука автора сперва начертала:

«Точно так же, как в случае с чистокровной лошадью или кошкой биологический элемент является центральным, человек представляет собой биологическую и антропологическую реальность». Затем – в узкий промежуток между этим предложением и следующими строками текста Эвола методом вставки приписывает дополнение: «…но связанную с элементами, силами и законами иного, сверхбиологического характера».

Правка рукописи отражает двойственность взглядов классика, его метания. В печатном тексте следов позднейшего характера приписки не осталось, и фраза приобрела свой канонический для расологов вид. Однако смысловая трещина, проведенная колебаниями барона Эволы, осталась: «Точно так же» – «но…».

Если «но», то уже не «точно так же». Эвола очевидно разрывается между биологизмом и психизмом, не зная, чему отдать приоритет и предпочтение. Это связано с тем, что в годы творчества Эволы генетика делала только первые шаги, была крайне малоизвестной, и весьма спорной гипотезой.

Между тем именно генетика перебросила мостик смыслов в тех местах, где Эволе катастрофически не хватало смычек. Генная система, как БИОИНФОРМАЦИОННАЯ, является одновременно и биологической, и психической реальностью, переходной формой от материи к духу и наоборот.

«Такое соотношение между ценностью расы и ценностью личности подтверждается тем фактом, что расизм политически противостоит демократическому миру, а в культурной сфере — конструкциям и предрассудкам буржуазного общества, утверждая принципы доблести, благородства и достоинства, которым нельзя "обучить", но которые человек либо имеет, либо нет, — это неотъемлемые свойства рода, расы, связанные с традицией и с силами, гораздо более глубокими, нежели силы отдельного человека и его абстрактного разума», – писал Эвола. Мы по справедливости можем видеть в нем после этого своеобразного «генетика до генетики», философа, предвосхитившего открытие генетических закономерностей.

Действительно, сегодня мы уже можем с уверенностью говорить, что в действиях, поступках, словах, привычках, мыслях человека есть не две, а три (третья – предвосхищена мрачным бароном) реальности. Первая реальность – детерминистическая: из неё нельзя, невозможно выйти и её глупо обсуждать. Детерменированы наше дыхание и наш прием пищи, наши естественные отправления. Детерминирован цвет кожи той или иной расы, и потому возможность или невозможность находиться под палящим солнцем тоже детерменирована. Есть вещи, которые самой природой вещей навязаны человеку, вещи, от которых человек не может отказаться, и потому он не может их и выбирать. Это ситуация отключенности свободы воли.

Вторая реальность – психическая. Это пространство поступков, которые обладают свойствами свободы воли. Человек сам решает, делать или не делать что либо. За эту часть своей жизни человек несет ответственность.

Эвола как ученый первым заговорил о третьей реальности поступков – промежуточной чистому биологизму и чистому психизму – о биоинформационном пространстве (сейчас бы его назвали пространством генной предрасположенности). В этом пространстве человек не совсем свободен, здесь его выбор весьма и весьма затруднен его склонностями, носящими биологический характер. Но в то же время он не совсем детерминирован – теоретически предрасположенность не есть приговор…

Эвола пишет: «Чтобы защитить догму об изначальном равенстве всех людей, несмотря на то, что она опровергается опытом и историей, марксизм и либерализм цепляются за теорию среды. Согласно этой теории любое различие соотносится с внешним влиянием условий природной, общественной или исторической среды. Любое различие, таким образом, является чисто внешним, случайным и зависящим от обстоятельств и всегда может быть устранено путем изменения внешних условий. Естественным следствием подобных взглядов является гуманизм: если есть низшие существа, то они "жертвы среды", а не низшие от природы.

Против этой концепции расизм выдвигает теорию наследственности, в соответствии с которой различия между людьми хотя порождены частично внешними причинами, но не только случайны, а в них-то и заключается суть это врожденные и обусловленные наследственностью различия. Внешние условия могут благоприятствовать или препятствовать развитию врожденных задатков, но никакая внешняя сила, ни материальная, ни моральная не может изменить самую интимную сущность человека».

В чем кардинальное отличие глубокой мысли барона Эволы от нынешних профанаторов расологии, вроде Авдеева и Истархова? Если вы внимательно вчитаетесь в вышеприведенный текст мэтра, то поймете, что он выступает против чистого биологизаторства человека куда сильнее, чем против чистого морализаторства человеческой природы. В осуждаемых марксизме и либерализме Эволу отвращает скрывающаяся за теорией случайностей среды жесткая и бесчеловечная ПРЕДОПРЕДЕЛЕННОСТЬ: в какую среду попал – таким и стал, без вариантов. Изменение внешних условий немедленно и автоматически меняет человека. Марксизм и либерализм преподносят человека как игрушку обстоятельств и ничего больше. Точно так же преподносят человека и современные профанаторы-нацисты, только с другой стороны. В марксизме и либерализме человек на 100% зависим от среды, а у профанаторов – на 100% от своего происхождения.

Правда расологии в том, что есть короткие, длинные и нулевые волны изменчивости. Сегодня нам легко это утверждать, опираясь на все богатство генетической науки, Эвола же мог в свои годы только интуитивно прозревать эту истину.

Короткие волны изменчивости – укладываются внутри человеческой жизни. Это поступки и выбор под воздействием среды, которые Эвола не отвергает; он их демонополизирует. Длинные волны изменчивости касаются ряда поколений, рода, племени, этноса, расы, они неподвластны до конца (но не то, чтобы совсем неподвластны) отдельному человеку.

Короткие и длинные волны – это сложная проблема личной и коллективной вины человечества. Как человек, отрицающий христианство, Эвола отрицал и нулевые волны изменчивости – предопределенную неизменность определенных параметров понятия «человек», существующую вместе с короткими и длинными волнами изменчивости.

Научной заслугой Эволы является то, что он первым начал собственно-научную критику расового нигилизма, который, будучи мифом, сам принял (незадолго до Эволы) наукообразный облик.

Расовый нигилизм – это антинаучное утверждение полного тождества, полного равенства задатков, полной унификации всех людей всех рас и всех народностей. «Для расизма "человечества" вообще не существует», – совершенно разумно указывает Эвола. В наши дни унификаторство противоречит уже не только науке, но и зловеще противопоставляет себя (приправленное толерантностью – нечувствительностью к чужеродности) простому житейскому здравому смыслу. Универсализм интернационалистов – это полное уравнивание негров и белых, узкоглазых и широкоглазых, русских и чеченов, немцев и евреев – вообще, как говорится – уравнивание санатория с крематорием.

Большинство расовых нигилистов понимают всю несостоятельность унификаторства, когда запряжены в одну телегу, по слову поэта, «конь и трепетная лань». Но обычно расовые нигилисты говорят, что унификаторство необходимо во избежание нацизма, фашизма, во избежание этнических чисток, абсолютизации «высшей расы» и т. п.

При этом национально-расовое унификаторство как раз этническими чистками, концлагерями и фашизмом обычно заканчивается. Дать принципиально неравным между собой объектам формальное равенство, игнорирующее все их особенности, – это значит, сформировать страшное фактическое неравенство. Как вы себе представляете формальное равенство и совместное проживание волков и овец, лис и кур, слона с китом? Возможна ли в первых двух, да и в третьем случае – ТОЛЕРАНТНОСТЬ – то есть терпимость к привычкам и укладу каждой из сторон?

Подлинное равенство, опирающееся на божественную справедливость, может быть дано только на научных основаниях расологии – науки о неравенстве рас и наций, и о противодействии проявления расовой и национальной несовместимости. Расовый нигилизм для подлинного, справедливого равенства – не помощник.

Представьте себе, например: вы селите на необитаемом острове две численно равные группы, состоящие из русских и чеченов. Вы селите их вместе и предоставляете им равные права. Через некоторое время на месте формального равенства вы с изумлением (если вы не расолог) обнаруживаете этническое рабовладение! Русские, предоставленные сами себе, в подавляющем большинстве своем займутся (в силу своих природных склонностей) созидательным трудом. Чечены – в силу тех же склонностей – в подавляющем (статистически-достоверном) большинстве тут же сколотят банды, раздобудут оружие и нападут на русских, у которых – за счет созидательного труда будет уже чем поживиться.

Этот парадокс ведущего к фашизму равенства наций – не выдумка и не игра ума. Именно с ним пришлось столкнуться И. В. Сталину в 1945 году, лидеру большевиков, расовому нигилисту до мозга костей, отчаянному борцу с «псевдонаучными расовыми теориями» третьего рейха. Расология была абсолютно чужда Сталину – и идеологически, и чисто житейски, однако он, как говорится, в неё «пищал, да влез». Ничего другого ему не оставалось…

Научная заслуга Ю. Эволы в том, что он дал первое (не бесспорное, но первоначальное) опровержение науковидности расового нигилизма. Предшественники Эволы – тот же Гобино – оперировали ещё в рамках религиозно-клерикальной реакции на секуляризированную науку нового времени, опирались на клерикальную традицию в борьбе с науковидными тезисами расовых нигилистов. Эвола открыл в расологии новую эпоху.

«Расизм — это национализм в его положительных аспектах. Оба они являются здоровой реакцией против демократических и коллективистских мифов. В противовес мифу безликой пролетарской массы без Отечества, расизм и национализм означают превосходство качества над количеством, космоса над хаосом, формы над бесформенностью» – писал барон.

Есть строки, которые можно назвать эпитафией расовому нигилизму, и принадлежат они именно Эволе:

«Ценности каждого, его представления о добре и зле, это не результат влияния хорошей или плохой среды, а наследственные свойства данной крови и расы, дошедшие в специфической форме в процессе разветвления расы до отдельного индивидуума». Но – в отличие от профанаторов расологии, у Эволы есть важная поправка:

«Не только в этом различие в естественных условиях человеческого существования. Различны и этичные ценности, которые нужно защищать».

Отказавшись от расового нигилизма, Эвола противостоит другой крайности – расовому волюнтаризму. Расовый волюнтаризм – это как раз то, чего боятся левеллеры (сторонники расового уравнительства): когда высшие и низшие расы и нации «назначаются» по прихоти на данный момент сильного и могущественного элемента. Бывают ситуации, когда теория высших и низших рас оказывается на службе у сведения личных счетов двух враждебных этносов (армяне – низшая нация у азери, азери – низшая нация у армян и т. п. зеркальность). Возникает явление расовой (и вытекающей из неё кадровой, экономической и культурной) коррупции – которая, по сути и есть фашизм в худшем смысле слова «фашизм» (далеко не однозначного понятия).

Эвола, вполне осознавая (и уже видя на практике) угрозу расовой коррупции, вытекающей из простого признания факта неравенства рас и наций, пишет: «Поэтому мы должны ввести первое фундаментальное разграничение: между "природными расами" и расами в высшем, более человеческом, более духовном смысле».

Трагедия Эволы, и как человека, и как ученого – в его достаточно агрессивном антихристианском настрое. Но это скорее беда, чем вина человека, связанная с особенностями его личных переживаний, с редковероятностной комбинацией детских и юношеских впечатлений.

Если Эвола антихристианин, то учение его никак нельзя считать антихристианским. Оно – со стороны науки, а не веры, и тем только ценнее – подводит нас именно к православной антропологии.

«В действительности человек происходит от высших рас, которые уже в доисторические времена имели цивилизацию с низким материальным уровнем, но с высоким духовным содержанием, настолько высоким, что в памяти всех народов сохранились их символические названия: "божественные расы", "богоподобные люди"» – пишет Эвола. Он это пишет не просто так, а опровергая дарвинистские концепции всеобщего выхода к цивилизации из дикости. Эвола ещё не знает того, что знаем мы – а именно, данных современной генетики о едином праотце и единой (митохондриальной) праматери всего человечества. Генетика, с научной стороны подведя нас к старой религиозной истине об Адаме и Еве, в то же время подтверждает и взгляд Эволы (хотя сам Эвола отнюдь к этому не стремился): Адам и Ева, люди по образу и подобию Бога созданные, совершенные по природе своей, ДО СВОЕГО ГРЕХОПАДЕНИЯ и были теми самыми представителями «божественной, богоподобной расы», которую ищет перо Эволы на страницах его книг!

Деградация человечества, поврежденного грехом, его раздробление на расы и языки во грехе свершаемое – суть библейского взгляда на расологию. Эвола с научной стороны в своем анализе приходит к тому же самому утверждению. Его логическая цепочка – «единая богоподобная раса – грехопадение-деградация – множество неполноценных рас» ничуть не противоречит церковному учению, которому лично Эвола в гордыне своей собирался именно противоречить.

Эвола проводит – цитирую – «разделительную черту между "природными" и настоящими человеческими расами. Некоторые расы можно сравнить с человеком, который, деградировав, скатился к чисто животному образу жизни: таковы "природные расы". В этих расах за расой тела, крови и души находится раса духа. Эта истина ощущалась, когда в древности приписывали "божественное" или "небесное" происхождение той или иной расе, роду или касте и сверхъестественные, героические черты вождям или первым законодателям». И далее: «Расистское понимание человека не может остановиться на простом биологическом уровне, иначе было бы правильным обвинением еврея Троцкого: расизм это "зоологический материализм"… неравенство рода человеческого не только физическое, биологическое или антропологическое, но и психическое и духовное. Люди различны не только телесно, но также душевно и духовно».

Но вместе с тем Эвола отказывается рассматривать отдельную личность саму по себе как атом, на котором ничего достойного не построишь; он считает каждого человека членом сообщества, как в пространстве, так и во времени, неотделимым от непрерывной связи прошлого с будущим, от рода, крови и традиции.

«Конечно, – вновь возвращается к концепции грехопадения Эвола, – если у человека нет правильного понимания принципов, он всегда может уклониться на опасный путь. В этом случае удар по индивидууму имеет целью затронуть то, что называется личностью». Именно Эвола ввел в научный оборот такой термин, как «духовная» или «психическая» раса. Духовно-психическая оболочка расы в общих контурах повторяет биологическое тело расы, однако далеко не во всех деталях совпадает с телесным уровнем.

Православная антропология исходит из того, что человек может следовать расовой предрасположенности, может – в изменившихся условиях вырабатывать для своей расы какие-то новые, прежде не бывшие предрасположенности, а может – очень важный момент – сознательно действовать ВОПРЕКИ своей национально-расовой предрасположенности, склонности. Зная за собой какое-то свойство, при желании ему можно противостоять. Но для этого его сперва нужно осознать, вычленить из своего «эго», отделить от собственно-себя, что очень и очень непросто.

Эта теория не только не противоречит взглядам Эволы на расологию, но и получает у Эволы дополнительное подтверждение, доказываемая из иных, внерелигиозных источников.

Далее же апологет язычества Эвола и вовсе высказывает мысль, просто-таки ортодоксально-христианскую: «Отказавшись от своего "Закона", который заменял для них понятия Отечества и расы, евреи превратились в анти-расу "раг ехеllеnсе". Это опасные этнические парии, их интернационализм — простое отражение бесформенной природы сырья, из которого этот народ был первоначально сделан».

Позвольте! – воскликнем мы – но ведь именно это и утверждают церковники: был богоизбранный народ, совершил богоотречение, стал противоположностью богоизбранного народа, подобно тому, как ангел, совершив богоотречение, называется далее демоном.

До этого вывода Эволе оставался один шаг; но Эвола этого шага так и не сделал. Помешали личные предубеждения. Внимание Эволы зациклено на важнейшем, хотя далеко не единственном расологическом вопросе: отношения арийства и еврейства.

«К арийским цивилизациям можно отнести цивилизации древней Греции, древнего Рима, Индии, Ирана, народов северо-фракийской и дунайской группы. Они возникли в героический период, когда арийской расе удалось достичь частичного возврата к своей первоначальной чистоте. Можно сказать, что семитский — и особенно еврейский — элемент представляет собой полнейшую противоположность арийским цивилизациям, потому что в еврейском элементе сконцентрированы расовые и духовные отходы, образовавшиеся вследствие столкновения различных сил в древнем средиземноморском мире».

С иронией скажем в комментариях о том, что одним из «отходов», сформировавших еврейство, было именно арийство – очень важный и неотъемлемый компонент еврейской истории и еврейской ментальности.

Близко подойдя к проблеме греха, как основного фактора деградации высшей расы, Эвола так и не указал на то, что попытки «высшей расы» поработить или истребить низшие моментально разрушают саму высшую расу, потому что в попытках порабощения или истребления грех (как основной компонент деградации) всецело и концентрированно присутствует.

Важнейшую тему научных критериев высшей и низшей расы обещаю раскрыть в отдельной, специализированной статье, поскольку это уже не входит в формат осмысления научного наследия Ю. Эволы [1].

 

[1] Вкратце говоря, неравенство рас и наций происходит не от страстного желания представителей той или иной расы или нации зваться «высшими», а от совокупности внешних объективных условий, конкретных обстоятельств. Понятие «высшая» и «низшая» раса не абсолютны, а преходящи, относительны. На каждый момент пространства и времени имеется своя высшая раса, превосходство которой столь очевидно и фатально, что представители отстающих этносов начинают её демонизировать, видеть в ней «исчадие ада». Такова судьба демонизации еврейства в условиях кредитно-финансовой доминанты, китайства в Юго-Восточной Азии (в условиях аграрно-товарно-трудовой доминанты), русских в старотюркской среде в условиях индустриализации и т. п.

Например, народный поэт Башкортостана М. Гафури вспоминал о мулле, который убеждал его в том, что русские знаются с шайтаном, и благодаря этому заставляют мертвый металлический пароход двигаться. Когда же Гафури попытался объяснить мулле принцип работы паровой машины, мулла возмутился: «Вот пар идет из самовара, но никуда не едет самовар»! Именно такими бестолковыми «муллами» предстают многие современные русские патриоты, которые, видя мощь еврейского социально-административного магизма, но не желая изучать его схему, апеллируют к «шайтану»…

 

РАСОЛОГИЯ В ИМПЕРСКОМ КИТАЕ: ТЕОРИИ И КОНЦЕПЦИИ

 

Как пишет Ван Мин в своей монографии «Древние идеологии срединной империи»: «Главной расовой концепцией со времен Шан и Чжоу можно считать устойчивое убеждение в расовой неполноценности народов севера и народов юга Китая. Народы юга считались слишком «размягченными», мягкодушными, ленивыми и слабоумными. Народы севера – наоборот, слишком жестокими, чрезмерно деятельными, агрессивными и опасными. Китай признавался «золотой серединой» императорской расологии, а собственно китайцы «хань» – единственными расово-полноценными людьми. Естественно, речь о таких устойчивых воззрениях можно вести только в древности, в до-маньчжурский период».

Ему вторит Суай-Мей в монографии «Керамика раннеимперского периода в Китае», когда сообщает старинную (эпохи Чжоу) легенду: «…согласно ей, люди производились посредством выпечки… Люди белые недопеклись, люди красные перекалились, а вот желтые люди стали наиболее качественным продуктом Творца; остальные воспринимались раннеимперской традицией, как керамический брак тиен-ши».

В эпоху формирования царств Шан и Чжоу – самую древнюю из китайских имперских эпох – расология «автономной» цивилизации подразделяла, естественно, расы по принципу «творящие царство» и «неспособные творить царство». Считалось, что раса, способная к формированию государства (единственного в пределах видимости Шан-Инь, и потому «срединного», вселенского в глазах древних ванов) – высшая раса, а остальные – низшие, своей неспособностью к государственному строительству обреченные служить высшей расе.

Китайские первые империи из тьмы родоплеменной дописьменной эпохи выводили наиболее чистые представители монголоидной расы. У них особенно отчетливо проявлялись типично монголоидные признаки, без примеси палеоазиатских или экваториальных рас.

Мир Азии весь сформирован экспансией чистого монголоидного ядра, считавшего себя высшей расой. Даже на Крайнем Севере, где живут популяции арктической (или эскимосской) монголоидной малой расы, ряд признаков свидетельствует о южном происхождении этих самых северных людей планеты.

Сегодня Китай, Корея, Дальний Восток России и Япония являются зоной распространения этой дальневосточной (или китайской) расы, которая в доманьчжурский период признавалась высшей.

Раса отличается высоким и узким лицом, мезогнатизмом, высоким и узким черепом, большой частотой эпикантуса, прямыми жесткими волосами иссиня-черного цвета. Наиболее характерный облик имеют популяции северокитайского типа. Южнокитайская популяция – уже метисизирована с экваториальными расами.

В древние времена монголоидная (или азиатская) раса ещё не представляла характерный тип населения большей части Азии. Творцы китайской государственности несли во все стороны типичнейшие признаки, которыми являются уплощенное лицо с выдающимися скулами, узкий разрез глаз и частое в популяциях наличие эпикантуса.

Чаще всего лицо высокое, ортогнатное или мезогнатное, с заметной подкожной жировой прослойкой. Цвет волос и глаз почти всегда черный, тогда как цвет кожи от светлого у северных групп до смугловатого у южных, но никогда не бывает очень темным.

Волосы обычно прямые или слабоволнистые, а рост бороды, усов и волос на теле очень слабый. Степень выступания носа варьирует, но чаще небольшая, переносье обычно вогнутое, толщина губ от малой до средней.

Рост монголоидов в мировом масштабе невысокий, пропорции коренастые, а ноги относительно укорочены.

Китайцы, вторгаясь в пределы, как они полагали, «слабоумных рас» юга, формировали популяции полумонголоидов, распространенные в Индокитае, Индонезии и Меланезии. Здесь высшая раса Шан-Чжоу частично смешивалась с веддоидной, полинезийской и меланезийской расами. Так возникла из покорителей и покоренных южноазиатская гибридная малая раса (также называемой малайской, или индонезийской). Интересно, что этот же тип распространен также среди мальгашей Мадагаскара!

Экваториальные вкрапления в феноме этой расы проявляются в низком росте, смуглости кожи, небольших размерах лица, сравнительно небольшой его уплощенности, мезогнатизме, высокой и узкой форме черепа, повышенной частоте волнистых волос, большой ширине уплощенного носа, толстых губах.

В некоторых группах (ицзу Китая, седанги и баанары Индокитая) очень мала частота эпикантуса, лицо сильно выступает вперед в горизонтальной плоскости, а нос четко очерчен и сильно выступает, тогда как волосы прямые, что указывает на независимость указанных черт от веддоидной примеси. Эти признаки делают их схожими с американскими индейцами, которые не подвергались китайской ассимиляции.

Китайцы завоевывали «слабоумные расы», остатки которых представлены сегодня более древним и наименее монголоидным вариантом южноазиатской расы. Даякский тип, что доказывает его происхождение от докитайского домонголоидного населения юга континента, – распространен в наиболее труднодоступных районах островов Индонезии. Но даяки, ассимилируемые завоевателями-китайцами, считавшими их недочеловеками, сами имели собственных недочеловеков: их предания вместе с убеждением о китайском расовом превосходстве сочетают в себе убеждение в расовой неполноценности более древнего веддоидного населения этих мест.

Покоряя Корею, всегда в исторически обозримом времени считавшуюся расово-неполноценной колонией китайской империи, классические (расово-чистые) монголоиды встречали там классическое домонголоидное население Азии. Некоторая примесь южноазиатской расы осталась у групп корейского типа и сегодня с тех далеких времен, хотя некоторая депигментация свидетельствует и о северном влиянии. Восточные варианты этой расы – амуросахалинский тип и японский (или островной) тип – испытали несомненное воздействие курильской (айнской) расы. Корейцы – безусловные метисы Азии, и на этом основании всегда низко ценились в китайской имперской расологии.

Китайцы, осознавая себя вышей, империотворящей расой, не ассимилировали ряд низших, с их точки зрения, рас, обтекая их и оставляя соседствовать с собой в той или иной степени рабства. Это можно сказать о народах монголоидного малайского типа среди многочисленных народов Индонезии, а так же для вьетского, кхмерского и мяо-яо вариантов. Мяо-яо вообще удалось выжить и сохранить самобытность в виде островков в ханьском море. Именно убеждение в расовой неполноценности мяо-яо удерживало китайцев от соблазна ассимилировать их.

На западе жители Тибета составили отдельную малую расу (тибетскую), они представляют переход к более северному варианту большой монголоидной расы – североазиатской малой расе.

Североазиатская раса подразделяется на несколько еще более мелких рас. Особенно следует отметить байкальский тип, который характеризуется крайне большими размерами лица, сильной скуластостью, очень большой частотой эпикантуса, иногда мягкими темно-русыми волосами и смешанными оттенками глаз, очень уплощенным носом. В отдельных группах этой расы кожа – самая белая в мире. Эти монголоиды «самые монголоидные» по чертам лица и «наименее монголоидные» по пигментации и форме волос.

Далее на Запад монголоидный компонент плавно ослабляется за счет усиления уже знакомого нам европеоидного. В Средней Азии смешение этих двух комплексов привело к появлению южно-сибирской (или туранской) расы.

Севернее, в Западной Сибири и на Урале, европеоидные признаки еще более выражены, тут живут популяции уральской (или угорско-енисейской) расы. К западу от Урала, в Поволжье и на Северо-Востоке европейской части России популяции уральской расы очень плавно и постепенно переходят в среднеевропейскую и беломорско-балтийскую расы.

Таким образом, огромные пространства Азии в древности были ареной драматической борьбы двух господствующих рас при том или ином участии иных рас, признанных главными борцами «слабоумными».

«Можно считать доказанным существование в былые времена в Центральной и Северной Азии расы с зелеными глазами и рыжими волосами. Но что же сталось с ней?» (Поль Топинар: цит. по статье «Белокурая раса в Средней Азии» С.-Петербург, 1909, Г. Е. Грумм-Гржимайло). Тут гадать особенно не стоит: как это не претит германофильствующим расологам, белокурая раса в Азии оказалась слабее и была вытеснена монголоидами.

История знакомит нас с четырьмя племенами, населявшими Среднюю Азию вне китайской стены и имевшими голубые (зеленые) глаза и белокурые (рыжие) волосы, а именно: усунями, хагясами, динлинами и бома. Всего вероятнее, что усуни были народом смешанного происхождения, о хагясах китайцы также передают, что они «перемешались с динлинами», что же касается бома, то их родство с динлинами будет доказано ниже. Таким образом, только этот последний народ и должен считаться носителем тех физических признаков, которые сближают рыжеволосую и длинноголовую расу Средней Азии с европейской.

Рас по Азии прошло, вышибая и покоряя друг друга, немало. Раскопки курганов и могил показывают, что уже в эпоху доисторическую в долине р. Селенги столкнулись два этнических антипода – крайняя короткоголовая (головной указатель – 93,6) и крайняя длинноголовая (тот же указатель – 68,4) расы. Первая отличалась большой высотой черепного свода, необыкновенной шириной затылка и грубостью форм как нижней челюсти, так и всех частей черепа, вторая – значительной вертикальной сплющенностью черепа, сильным развитием надбровных дуг и длинным и плоским теменем.

Но эти первобытные расы, из которых вторая, может быть, ближе всего подходила к австралийской, с течением времени исчезли, и им на смену в той же области явилась новая народность поддлинноголового типа с умеренно-высоким черепным сводом, умеренным лбом и небольшим затылком.

Но и эта народность не удержалась на Селенге и, вероятно, в начале нашей эры уступила свое место среднеголовому племени, отличавшемуся, при среднем росте, крепким телосложением, очень развитой мышечной системой и непропорционально большой головой с высоким черепным сводом.

Еще позднее здесь появился новый народ подкороткоголового, судя по женским черепам, даже короткоголового типа, с узким лбом и ясно выраженной у большинства платицефалией. Наконец, в VI веке, а может быть и раньше, в той же области произошло новое перемещение этнических масс, причем очевидное преобладание получили крайние короткоголовые, отличавшиеся низким ростом, малыми размерами черепа, узким лбом и большинство – платицефалией.

Таким образом, в западном Забайкалье и в порубежной Монголии обнаружился процесс весьма последовательного вытеснения менее короткоголового элемента более короткоголовым, что должно было происходить частью насильственным, частью естественным путем, при скрещивании.

Расологическое превосходство китайской чистой расы в регионе сформировало, несомненно, и такую очевидно расистскую практику, как «китайский дипломатический церемониал».

В имеющемся виде мы знаем его к XVII в., и он являлся тогда выражением расового превосходства китайцев над странами Восточной и Средней Азии, значительная часть которых находилась в вассальной зависимости от Китая и платила ему дань.

Свои отношения с иностранными, в т. ч. европейскими, государствами китайцы рассматривали как отношения высших с низшими.

Согласно представлениям китайцев, Китай лежал в центре земного квадрата (Срединное государство), по краям которого располагались подчинённые ему страны.

Китай поэтому требовал от посланников подарков (дани) и, чтобы не уронить достоинства богдыхана, воспрещал императору лично принимать из рук послов низших рас адресованную ему грамоту и самому писать ответное послание.

При аудиенции у императора послы низших рас подвергались унизительной церемонии «котоу»: стоя на коленях, посол совершал девять земных поклонов, причём в залу, где происходила аудиенция, он вползал на четвереньках. Посол, которого намеревался принять император, должен был предварительно в присутствии провинциальных или дворцовых чиновников полностью прорепетировать церемонию «котоу» перед табличкой с именем императора или перед пустым троном.

Первый известный случай, когда китайцы потребовали выполнения «котоу», связан с приёмом посла, прибывшего в 713 г. от халифа Валида с дарами таньскому императору Юань Цзуну.

При утверждении на китайском престоле монгольской династии Юань церемониал приёма иностранных представителей был несколько облегчён. Но каждый посол, прежде чем быть допущенным к императору, должен был для избавления от враждебных помыслов пройти сквозь очистительное пламя костров, а при аудиенции у императора совершить церемонию земных поклонов.

Китайская расология, выражавшая высокомерное отношение китайской и монголоидной расы к иным расам, сохранялась в неприкосновенности на протяжении веков и была закреплёна впоследствии маньчжурской династией.

Например, русское посольство Фёдора Исаковича Байкова, прибывшего в Бэйпин в 1654-м, не увенчалось успехом, ибо Байков категорически отказался выполнить «котоу» и вручить царский лист какому-либо другому лицу кроме императора.

Русский посол Спафарий, отправившийся в Бэйпин в 1676-м, был арестован китайскими чиновниками только за то, что он не пожелал отдать царской грамоты китайским министрам, а хотел собственноручно вручить её императору. Вопрос этот затем был урегулирован, но Спафарий не взял ответного листа китайского императора, потому что последний соглашался написать его не иначе, как со следующим обращением: «От превысокого престола пишем к нижнему и смирному месту»; кроме того, это послание Спафарий должен был принять, стоя на коленях. По тем же причинам отказался взять ответную грамоту от китайского императора другой русский посол Савва Владиславич Рагузинский (1726).

Прибывшему в Китай в 1792 г. английскому послу лорду Макартнею были предоставлены лодки, на которых развевался плакат, извещавший о том, что эта миссия следует из страны недочеловеков (варваров) с данью китайскому императору. Макартней, добивавшийся приёма у богдыхана, согласился совершить «котоу», но с условием, что ту же церемонию проделают китайские чиновники перед портретом английского короля.

После длительных споров сошлись на том, что Макартней совершит «котоу», преклонив лишь одно колено.

Посол Голландской Ост-Индской компании Ван-Браам, направленный в 1795 г. к императору Цзянлуню, до аудиенции должен был исполнить «котоу» в Кантоне перед табличкой с именем богдыхана. Письмо Цзянлуня, вручённое Ван-Брааму для передачи штатгальтеру Голландии, заканчивалось следующей характерной фразой. «Пусть этот правитель, посвятят свои заботы своему государству, приказываю ему это настоятельным образом».

Позже китайскую расологию «монгольского сверхчеловека» развалили удары европейских армий. Под натиском вооружённых сил держав маньчжурская династия уступала им в основных вопросах экономической и политической самостоятельности Китая, но пыталась демонстрировать видимость своего величия путём сохранения старого придворного церемониала.

В 1859-м, после поражения Китая во второй опиумной войне, когда англо-французская эскадра, угрожая Бэйпину, стояла в устье Пэйхо, американский посланник Уорд, прибывший в Бэйпин для обмена ратификационными грамотами, не был допущен к императору из-за отказа выполнить категорическое требование китайцев о совершении «котоу».

Только в результате войны 1860 г. и утверждения у власти проиностранной группы маньчжурских феодалов во главе с Гуном Китай вынужден был выполнить пункт Тяньцзинских трактатов 1858 г. о допуске в Бэйпин постоянных послов иностранных держав. Но сами китайцы стали создавать свои постоянные посольства за границей лишь в 70-х годах XIX в.

Тяньцзинский трактат (ст. 51) запрещал китайцам употреблять официально принятый ими до этого оскорбительный термин «варвары» (по-китайски «И») в применении к иностранцам. Однако китайцы вместо этого слова стали употреблять другие выражения, напр., «рыжие дьяволы» и т. д.

Только в 1873-м богдыхан Тунчжи впервые устроил коллективный приём для всего дипломатического корпуса, не потребовав выполнения «котоу». Но аудиенция была организована в павильоне Цзы-гуан-ге (пурпурный зал), специально предназначенном для приёма данников, и послы вручали свои верительные грамоты императору через принца Гуна.

Необходимо отметить, что расология китайцев (победителей всех рас) перешла в полной мере по наследству и к покорителям китайцев – маньчжурам. Например, маньчжуры все до единого обязаны были состоять в военном сословии и не заниматься ничем, кроме сельского хозяйства и военного дела.

Правительство настаивало на высшей расовой природе маньчжур для укрепления своего господства над Китаем, для чего выселение маньчжур за пределы (с угрозой их расового смешения) собственно Манчжурии не поощрялось.

Для разграничения территорий Манчжурии и Монголии был установлен т. н. «Лю тяо бянь», сохранены внутренние таможни на рубеже Великой Китайской стены. Китайцы допускались в Манчжурию только по торговым делам и лишь на время, без права привезти с собой семью.

Также, с целью сохранить боевой дух маньчжурского воинства, искусственно укреплялось древнее шаманство, пантеону божеств придавались упорядоченные формы. Письменно фиксировались древние шаманские тексты с целью укрепить чувство национального превосходства маньчжур над китайцами.

Образование было сознательно ограничено, т. к. центральное правительство поддерживало в народе традиционную точку зрения на то, что книжная мудрость ослабляет дух высшей расы. (См. В. С. Мясников «Империя Цин и Русское государство в XVII веке», Москва, «Наука», 1980, с. 179–180).

Необходимо сделать некоторые выводы из истории расы, напоминающей для нас по своей культурной удаленности инопланетную. Прежде всего, расистские и расологические концепции развиваются во всех ареалах параллельно, как объективная реальность, они свойственны далеко не только Европе, и далеко не только XIXXX векам.

Расологические оценки производятся всеми расами как внутри себя, так и вовне, и первоначально связаны не с «расовой коррупцией» (попыткой собственного голословного возвышательства), а с какими-то объективными критериями: победой и поражением, способностью и неспособностью к созданию больших, сильных, устойчивых государств, инженерно-техническими и культурно-духовными возможностями той или иной расы.

Расы не равны и не равноценны между собой.

Неравенство рас связано с их приспособленностью к жизни в разных биогеотрудовых средах; превосходство расы над расой в одной среде может обернуться её же неполноценностью при переносе в иную среду.

Изменчивость расового генокода проистекает во временных пределах, принципиально превышающих сроки жизни человеческого индивида, раса может менять свой генокод, но не за одно-два поколения.

Расовый генокод – это спрессованный социальный опыт множества поколений той или иной расы, этноса, спрессованная выжимка их исторического опыта и преимущественного рода занятий.

Процесс «длинных волн» расовых изменений идет в обоих направлениях – раса может возвышаться, совершенствоваться, или наоборот, деградировать.

Совершенно разным расам может быть свойственна конвергенция признаков генокода – за счет производства в ряде поколений сходных действий и практик, но в изолированных друг от друга средах.

Важнейшими инструментами научной расологии являются также моральная статистика и этнокарьерная статистика по той или иной этнорасовой группе.

 

АЛЬТЕРНАТИВА РАСОВЫМ ЗАКОНАМ – РАСОВОЕ БЕЗЗАКОНИЕ

Размышления ученого-методолога (Евразийская Академия проблем интеграции)

 

Для современного демагога нет словосочетания страшнее, чем «РАСОВЫЕ ЗАКОНЫ». Тут же откапываются скелеты Гитлера и Муссолини, гремят погремушки из костей Освенцима и Треблинки, голову посыпают пеплом Хатыни…

Это совершенно нелепое истерическое заклинательство не имеет ничего общего ни с наукой, ни с логическим мышлением. Законы бывают РАЗНЫМИ – и жертв неправедных законов всегда можно найти много. Но при всем сочувствии к жертвам неправедных и людоедских законов это не повод отменять принцип ЗАКОННОСТИ, как таковой. Например, геноцид английского крестьянства (копигольдеров) по законам о частной собственности лендлордов – не повод отменять законы, защищающие собственность.

Давайте отложим истерику по поводу «расовых законов» вообще и в целом до рассмотрения – каковы же эти законы конкретно, практически. О чем они говорят, и на что направлены? Если они направлены на зло, то это повод осудить их. Но все ли из них направлены на зло?

И какова альтернатива гласному, ясному, недвусмысленному закону? Преступнику, как известно, законы не нужны, законы соблюдаются только законопослушными людьми. Во второй половине ХХ века какое государство, осуществлявшее геноцид той или иной нации, не возьми – расовых законов в его кодексах близко не обнаружишь!

Вот и получается, что альтернатива расовым законам – расовое беззаконие, переход темы в руки улицы и подворотни, изгнание темы из парламентских коридоров с вменяемыми экспертами в подполье, с оголтелыми фюрерами.

Напомню, что в современной РФ расовые законы УЖЕ действуют, и отнюдь не там, где бушуют этноциды (там-то как раз все нации формально отменены), а там, где меньше всего этнических проблем. Это комплекс законов о правосубъектности, льготах и защите малых северных народов. Подробно расовое законодательство для тундряков рассматривал мой коллега А. Стреле, желающие могут почитать на сайте «Vened.org». Я же ограничусь констатацией СТРАННОГО: по действующим законам РФ в стране живут чукчи, ненцы, селькупы, коряки, ханты, манси – и россияне. Необходимость сохранять и оберегать чукчей и нанайцев законодательно признана, им предоставлены преимущественные права на их землю и на осуществление ряда занятий, запрещенных мигрантам в их ареалах.

А вот необходимости сохранять и оберегать русский народ почему-то законодательно не признается. Отменены в РФ русские, татары, башкиры, чуваши и т. п. Чукчей и селькупов юридически признали существующими и правомочными этносами, а русских и татар – оставили юридически непризнанными. Так, обман зрения, иллюзия: на вид русский или чувашин, а юридически – РОССИЯНИН.

Между тем опытом расовых законов для малых северных народов доказано, что НИЧЕГО СТРАШНОГО они в себе не несут, и никаких нареканий не вызывают ниоткуда. Не возникло в Чукотке крематориев для приезжих, и не построили нанайцы концлагерей. Пользуются признанием прав и льготами на родной земле – и ничего, все терпят…

Для начала можно взять УЖЕ ПРИНЯТЫЕ законы о малых северных народах, их особых правах и защите, и калькировать их на русских и другие регионообразующие этносы РФ. А то, получается, у нас двойной стандарт в юридической сфере…

Для чего же нужны расовые законы?

 

1. Экономическая необходимость расовых законов

 

Почему нам нужно антииммиграционное законодательство расологического толка? Такое, что разделило бы всех приезжих на единородных с нами (русские рассеяния, белорусы, сербы и т. п.), братские народы (например, армяне), нейтральные народы и народы, правительства которых недружественны к России?

С экономической точки зрения это прежде всего вопрос национального благосостояния. Любой человек слышал пословицу – «улицу не натопишь». Всякое пространство, претендующее на благосостояние выше среднего, обязано сперва стать замкнутым. Проходной двор не может быть богаче улицы, с которой в него заходят. В подъездах без консьержек нет ни цветов на окнах, ни ковров, а только окурки и плевки. Богатые квартиры устанавливают решетки на окнах и железные двери, заводят охранников-бультерьеров.

Кто может себе позволить быть открытым – «без окон, без дверей, полна горница людей»? Только алкаш, у которого испортить в доме УЖЕ нечего и вынести тоже нечего.

Понятия «процветающее (богатое, превосходящее других)» и «открытое» несовместимы не случайно, а по необоримым законам естества. Следует отметить, что любое качественное отличие среды от другой среды будет неизбежно нивелировано в случае их смешения. Если среды смешать – то у них возникнет общее свойство, чуждое превосходству или отставанию в чем-либо. Например, если слить два стакана, с горячей и холодной водой, то получится теплая вода – уже не горячая и не холодная.

Процветающее (богатое, превосходящее) общество – парное понятие, немыслимое и невообразимое без своего антипода, относительно которого оно, собственно, и процветает, и которое оно превосходит. Если процветающее сделать открытым, то автоматически эффект процветания, превосходства исчезнет. Открытое общество не процветает; Процветающее – не открыто.

Почему? Ну, например, представьте себе два общества, в одном из которых средняя зарплата существенно выше, чем во втором. Высокая зарплата – хорошо это или плохо? Вопрос риторический… Если исчезает стена, разделяющая хорошо оплачиваемых от плохо оплачиваемых, то плохо оплачиваемые стремятся в среду хорошо оплачиваемых, и роняют цены на труд. В двух обществах, открытых друг другу, разница в величине оплаты труда исчезает, нивелируется, выравнивается.

Представим ещё два общества: в одном много земли на душу населения, в другом – мало. При открытии границ те, у кого мало земли, конечно, хлынут туда, где земля более доступна, и снова разница в пользу первого общества исчезнет, нивелируется. И так – за что не возьмись – жильё, работа, социальное обеспечение, досуг, культура – все это растет только за стеной, а в открытом режиме – расточается во вселенной до предельно разреженного состояния.

Мы работаем. Работаем для своего народа. Для его процветания и благосостояния. Но мы не можем в одиночку обеспечить благосостояние ВСЕХ народов, среди которых большинство – ленивые и неразумные, неразвитые, мы просто элементарно НАДОРВЕМСЯ, как надорвался уже на «братской помощи» и «интернациональном долге» трудяга-русский в СССР.

А. Леонидов-Филиппов справедливо пишет: «Труд может накапливаться, а может распыляться, в первом случае растет богатство общества, во втором – нищета». И бесплатное образование, и бесплатное лечение, и доступное жильё, и высокие пособия безработным и инвалидам могут быть только тогда, когда они – ДЛЯ СВОИХ. Если же они на ВСЕХ без разбору – то никакое государство такого груза не вынесет. Каждый отец семейства БЕСПЛАТНО кормит свою жену и детей. Иногда угощает близких друзей. Но если он распахнет свои двери для всего города – кушай, кто хочет из моего холодильника, спи, кто хочет в моей спальне, мойся, кто хочет, в моей ванной – его квартира превратится в трущобу. НЕИЗБЕЖНО.

Почему мы считаем, что в национальном масштабе все иначе? Почему мы не приглашаем бомжа жить в нашем доме, а в своей стране жить всех бомжей мира зовем? Неужели мы не понимаем, что миллионы приезжающих к нам нищих мигрантов – ГОЛЫЕ, и они нуждаются во всем – от штанов и туфель до жилья и образования. И мы не можем дать им этого иначе, чем отняв у своих детей. Если ЧУЖОЙ поселился в квартире – значит, автоматически – в ней не поселился кто-то СВОЙ. Если ЧУЖОЙ получил работу – значит, автоматически, её не получил кто-то СВОЙ. Если школа тратит ресурсы на обучение ЧУЖИХ – значит, автоматически, на обучение СВОИХ меньше останется – хуже будут лабораторные приборы, хуже будут оборудованы классы и т. п.

Иногда, в порядке исключения, можно идти на некоторые жертвы для народов-друзей. Тот, кто собрался воевать со всем миром – дурак или провокатор. Мы уважаем узы союзничества, но только ВЗАИМНЫЕ узы. По приглашению почтенного В. Авагяна я побывал недавно в Армении, видел процветающие села русских староверов, видел русский брюсовский институт в Ереване, и то, как защищают русских в Карабахе. В то же время есть народы, которые осуществляют геноцид русских, преследование русской культуры, находятся в состоянии войны с Россией. Но наше миграционное законодательство вообще не различает союзников, нейтралов и врагов – все они для нашей миграционной службы на одно лицо!

 

2. Этносберегающая необходимость расовых законов

 

Почему-то считается, что для истребления того или иного народа обязательно сперва должен быть принят соответствующий «бумажный» закон. Чудаки, принимавшие такие законы, действительно были: это Гитлер, Дудаев с Удуговым и т. п. Тем самым они облегчали не дело истребления приговоренных этносов, а будущее осуждение себя.

Потому что более хитрые геноцидеры понимают: не нужно принимать истребительных законов и делать заявления в духе З. Гамсахурдиа, нужно тихо и ночью резать. Хитрый Мустафа Кемаль Ататюрк выступал с речами противоположными действиям: он кричал, что младотурки ответят за убийство «наших армянских подданных», но при этом методично продолжал дело младотурков.

Осознаем, что для убийцы и геноцидера расовый закон с его строгими, гласными, обсуждаемыми и всеми принятыми нормами – не помощь, а помеха. Гораздо удобнее действовать в темноте, прикрываясь демагогией «общечеловеков».

Например, всем известно, какому тяжелому давлению подвергаются русские в Татарстане, Якутии и др. нацреспубликах РФ. Об этом и В. Путин в курсе – на вопрос одного татарского активиста – «легко ли жить татарину в Башкортостане?» Путин флегматично ответил вопросом – «а легко ли русскому в Татарстане?». Правда, мер никаких не принял…

Формально их и незачем принимать: в Татарстане этнорасовых законов нет. Все занимают престижные вакансии исключительно на основании личных заслуг и личных качеств. А то, что при этом все престижные вакансии заняты татарами, что в правительстве Татарстана сегодня – ни одного русского – ну, что поделаешь, у русских недочеловеков не хватает личных качеств и заслуг быть руководителями…

Старая советская политика «нацкадров» справедливо критиковалась за отдаваемые ей преимущества титульным нациям регионов в ущерб русским. Но при этом этнорасовое законодательство СССР (совокупность мер по реализации политики нацкадров) все-таки бронировало за русскими сколько-то престижных мест: не 60%, так хотя бы 40%. Этнорасовое законодательство СССР торжественно отменили, ввели принцип «только личные качества» – и доигрались до полного отстранения русских от властных и доходных мест. Как в анекдоте:

– Скажите, а я имею право…

– Имеете!

– Нет, погодите, вы не дослушали, я имею право…

– Да имеете, имеете!

– Значит, я могу…

– Не можете!

Ряд советских военных и послевоенных мероприятий носили явно расистский характер, но при этом были исторически прогрессивны и нравственно оправданны. Я, как представитель горького и малочисленного поколения «детей войны», на своей шкуре испытавший мальчишкой всю меру скорби и страдания нашего народа, не могу осудить И. Эренбурга за его, безусловно, отдающее нацизмом стихотворение «Убей немца!». Я не могу осуждать депортации немцев из Силезии и Пруссии, японцев с Сахалина и Курил, чеченов и крымских татар. Расизм это? Да. Зло это? Нет. Пусть молодые верят сказкам Хруща про то, что немцев надо было всех в маковку целовать за исключением Гитлера, а чеченов – всех за исключением Султана Клыча. Я не молод. И я помню всё.

Как видите, опыт Великой Отечественной войны, на алтарь которой наш народ принес неизмеримо тяжкие жертвы, доказывает: даже агрессивный расизм далеко не всегда (в зависимости от обстоятельств) является злом. Что уж говорить о расизме нормативном, упорядочивающем, вводящем квоты для поддержания этнорасовых равновесий?

Сегодняшние условия не оставляют нам выбора: альтернативой расовому законодательству будет только вымирание русского народа: «При миграции, способной стабилизировать численность населения, более половины россиян составят мигранты и их потомки… При стабилизационной стратегии во второй половине XXI века мигранты и их потомки с высокой степенью вероятности могут превысить половину населения России», – пишет главный официальный демограф РФ Вишневский А. Г. (В соавторстве с Андреевым Е. М. Население России в первой половине нового века // Вопросы экономики, 2001, № 1, с. 27–44, а так же см. «Население России 2001. Девятый ежегодный демографический доклад». М., 2002, с. 151–193).

«Учитывая продолжающееся сокращение численности населения России, положение еще больше усугубилось, потребность в притоке иммигрантов для поддержания неизменной численности населения России на уровне 144 миллиона человек выросла. Доля мигрантов, прибывших после 2000 года, и их потомков в населении России уже к 2050 году приближается к 35 процентам» – сообщает академическое исследование «Демографическое развитие России в глобальном контексте: анализ и прогноз», поддержанного Российским Фондом фундаментальных исследований (грант № 02-06-80242).

Можно привести ряд аналогичных цитат. Подводит и национальный бизнес: ему явно дешевле выписать сразу взрослого и неприхотливого мигранта, чем с пеленок выращивать законнорожденного гражданина, с уровнем требовательности, свойственной законнорожденным. Об этом наперебой кричат издания российской бизнес-среды:

Ведомости, 01.04.2010, 57 (2575), статья «Демография: Миграция во спасение», автор Александр Лункин: «Изменение качества российской экономики и модернизация страны в ее нынешних границах невозможны без новой миграционной политики. Миграционная политика должна стать более либеральной хотя бы потому, что России элементарно не хватает трудоспособного населения для той территории, которой она обладает… Важно не зацикливаться на идее привлечения исключительно высококвалифицированных мигрантов…»

Росбизнесконсалтинг 27 апреля 2009 г., статья «Демографию России спасут только мигранты»: «Единственным лекарством против вымирания для России, как и прежде, остается миграция. В период 1992–2007 гг. мигранты компенсировали почти половину естественной убыли населения. Долгосрочные интересы России напрямую связаны с внешней миграцией из стран СНГ».

23.04. 2010 года «Финмаркет» размещает статью « Мигранты, Welcome!»: «В условиях не слишком хорошей демографической ситуации Россия должна быть заинтересована в мигрантах. Как заявил В. Путин, наша страна должна продолжить политику привлечения в страну мигрантов, прежде всего из стран СНГ. “Для этих людей двери всегда должны быть открыты”, – заявил глава правительства».

Если бы такого рода разговоры шли о чукчах или селькупах, вопль демократической общественности стоял бы до небес. Но по поводу русских у них протестовать язык не поворачивается. Что ж, друзья – спасение утопающих – дело рук самих утопающих, давайте готовить расовое законодательство, в котором у нас будет (в отличие от прогнозов института демографии ВШЭ) историческое будущее.

В любом случае от реальной проблемы не получится уйти, спрятав голову в песок.

 

3. Необходимость расовых законов для противодействия преступности и асоциальному поведению

 

Недавно Уфа наша украсилась многочисленными граффити местной «антифы»: «НЕТ РАСИЗМА – НЕТ ПРОБЛЕМ!» В последнее время расовый разговор все больше превращается в примитивное кликушество, в бесплодное аннулирование темы. Вот, например, точка зрения, прозвучавшая на радио «Свобода»: «Расизм – это иррациональное чувство, и никакими аргументами рациональными его невозможно снять» [1].

Аналогичное высказывание: «Галина Кожевникова: Они чувствуют (ксенофобию – Г. С.). И это самое ужасное, потому что это иррационально, к этому нельзя обращаться…» [2].

«Иррациональность предубеждения состоит не только в том, что оно может существовать независимо от личного опыта – никогда не видел цыган, но знаю, что они плохие, – оно даже противоречит ему» [3].

Как лечится иррациональный страх?

Учебное пособие, рекомендованное ООН, рассказывает о расизме так: «Обычно люди, предубежденные против какой-то этнической группы, не сознают своей предвзятости. Они уверены, что их враждебное отношение к этой группе – вполне естественно, так как вызвано ее дурными качествами или плохим поведением. Свои рассуждения они нередко подкрепляют фактами из личного общения с людьми определенной национальности: «Знаю я этих мексиканцев! Был у нас один такой, никакого сладу с ним!..» Конечно, рассуждение это лишено логики: каким бы неприятным ни был знакомый мексиканец, нет никакого основания думать, что все остальные – такие же» [3].

От болезни – подбираем и лекарство. Прежде всего, это активная публикация и продвижение статистики. Необходимо доказать, что в среде подвергаемых неприязни народов ничуть не выше процент воров, разбойников, убийц, бродяг, маньяков и т. п. Но правозащитники, «антифа» и враги расизма занимаются чем-то противоположным. Они ликвидируют национальный учет, сняв отовсюду графу о национальности. Они засекречивают этнорасовый состав преступников. Они предлагают принять закон о том, что упоминать национальность преступника в СМИ – запрещено. И при этом они упорно трубят, что у преступника нет национальности.

Ну нет, так нет, прекрасно! Докажите это! Предъявите статистику, чтобы мы все отчетливо увидели (и устыдились) – что действительно количество наркоторговцев из 1000 цыган не больше, чем из 1000 русских! Предъявите статистику, что грабителей и «гоп-стоповцев» из числа народов Кавказа на 1000 их представителей не больше, чем их «коллег» из 1000 русских!

Ведь главное правило науки – в ней ничего нельзя утверждать бездоказательно. Об этом знают даже замшелые преподаватели научного коммунизма, вроде автора этих строк.

Чтобы доказать иррациональность расизма, нужно опровергнуть его не воплями, а убить расизм фактами, погрести расизм под целой горой убедительных аргументов. Привести плеяду великих негритянских ученых-физиков. Сфотографировать для прессы множество евреев у заводских станков и на грядках колхозов. Подготовить список отважных азербайджанских борцов с коррупцией…

Если же цифр статистики нет, или они не в пользу «толерастов», то все утверждения об «иррациональности расизма» – лживы. И ксенофобия из предрассудка и суеверия переносится в область коллективных наблюдений и народных примет.

«Дети, воспитанные в расистских семьях, обнаруживают высокую степень предубеждения против негров, даже если они никогда в жизни негра не встречали» [3].

Значит – есть настоящая, реальная проблема, которую попытались вместо рассмотрения и обсуждения заменить голословным отрицанием! Но что бывает с болезнью, загнанной вглубь? Что случается с чахоточными, которых подрумянили, чтобы они не казались чересчур бледными?!..

 

[1] Радиопрограммы / Время Свободы / Время Свободы – Итоговый выпуск Заместитель директора центра «Сова» Галина Кожевникова о деле Тагира Керимова 28.08.2009 г.

[2] Грани Времени. Радиопрограммы / Все свободны! Правозащитница, заместитель директора Информационно-аналитического центра «СОВА», специалист в области исследований экстремизма Галина Кожевникова и ведущий Виктор Шендерович 22.03.2009 г.

[3] Психология предрассудка. О социально-психологических корнях этнических предубеждений // Учебное пособие. М., 2008 г. // Внутренний мир расиста.

 

© Григорий Садовников-Федотов, текст, 2010

© Книжный ларёк, публикация, 2016

—————

Назад