Игорь Вайсман. Муравей в аду

07.12.2014 14:11

Муравей в Аду

Из цикла Вопросы без ответов

 

«Следует стремиться увидеть в каждой вещи то,

чего никто не видел и над чем еще никто не думал».

Г. Лихтенберг

Я был на кладбище и, ухаживая за могилой, нечаянно наступил на муравейник. Он был маленький и незаметный, а мысли мои были заняты отнюдь не тем, чтобы что-то разглядывать под ногами. Да и заметил я, что стою на муравейнике, только тогда, когда почувствовал, что по мне активно бегают и довольно чувствительно кусают. Муравьи-воины защищали свое жилище от непрошеного гостя. Их не смущало, что агрессор (а я для них им и был) многократно превосходит их по весовой категории. Они не ведали страха и стойко стояли на защите родного дома. Свою задачу они знают безупречно. Им неведомы сомнение, растерянность, лень, безответственность и другие человеческие несовершенства.

Но вот я закончил свою работу и направился домой. Муравьи с неотвратимостью смены дня и ночи и трудолюбием, не знающим усталости, принялись восстанавливать свое жилище.

Когда я ехал в автобусе, то заметил, что один муравьишка затерялся, бегая по мне, и неуверенно передвигается по моей руке в тщетной попытке вновь очутиться в привычной обстановке. Это был уже совсем не тот бесстрашный и неутомимый воин, абсолютно точно знающий как поступать в каждой конкретной ситуации. Это была его полная противоположность, он был растерян, несчастен и обречен. Он даже не пытался кусаться.

У муравьев, как известно, коллективный разум. Вне муравейника и его ближайшей территории, воин, боеготовности которого людям никогда не добиться и даже никогда не приблизиться, лишается разума и становится беспомощным.

Заметив муравья на своей руке, я рефлекторно сдул его на пол. Теперь он будет ползать по этому автобусу, пока не умрет с голода или от жажды.

«Не поторопился ли я, – мелькнула мысль, – не лучше ли было бы выбросить его в форточку, чтобы он хотя бы оказался в привычной среде». Но тут же понял, что и в гущах травы он не выживет, так как лишился муравейника (своего коллективного разума). Муравьи другого муравейника его тоже не примут – они увидят в нем чужака, даже врага – и убьют его.

Муравей попал в абсолютно безысходную ситуацию. Его ожидает только одно – медленная смерть от голода и жажды от бесплодных попыток выжить, от полного непонимания того, что с ним произошло. Муравей, по сути, оказался в Аду.

Но ведь в Ад, как нас учат, попадают грешники. Что же плохого он сделал, чтобы получить такое наказание? Это мы, люди, грешим и не раскаиваемся. Это мы можем заслужить наказание адом. Но за что муравью, безупречно выполнявшему свои обязанности, трудяге, с которым не сравнится ни один Стаханов, такая жестокая участь? О чем думали там, на Небесах, когда обрекли его на такую несправедливость?

Кому-то не понравится то, что я тут пишу. Кто-то возмутится: «Нашел о чем писать! Бумагу только переводит!» Только с позицией Хозяев Вселенной, мы выглядим ничуть не лучше и нисколько не значительнее этого муравья. И они в не меньшей степени способны аналогично решать и наши судьбы. Обречь вот так нежданно-негаданно, погожим днем, когда голова полна планов и надежд, ни за что ни про что, на муки Ада. Как вы думаете, а?

 

© Игорь Вайсман, текст, 2014

© Книжный ларёк, публикация, 2014

—————

Назад