Игорь Вайсман. Прототипы взбунтовались

28.02.2016 16:07

ЛИТИНФОРМ СООБЩАЕТ: ПРОТОТИПЫ ВЗБУНТОВАЛИСЬ, ЛИТЕРАТОРЫ В ОПАСНОСТИ!

Ян Парандовский в книге «Алхимия слова» предупреждал пишущую братию: «Осторожнее с прототипами. Далеко не всем нравится, когда их изображают на страницах книг. Тем более, в искажённом виде, не говоря уже о сатирическом».

Не вняли. Не оценили всей степени опасности литературной деятельности.

Не так давно российские газеты сообщали о мести сельских мужиков шестидесятилетней писательнице, изобразившей их в своей повести такими, какие они есть, – озабоченными, нетрезвыми лоботрясами. Писательница обменяла свою московскую квартиру на сельский дом, рассчитывая оставшиеся годы целиком посвятить творчеству в тихом уединении. И на тебе!

А что в Уфе?

Александр Иликаев написал рассказ об одном знакомом, с которым неоднократно употреблял пиво в весёлой компании, состоящей преимущественно из литераторов. А поставить того в известность забыл. Отправил своё произведение в «Бельские просторы». После чего прототип позвонил главному редактору журнала и строгим голосом потребовал не публиковать рассказ. С автором дружбу соответственно прекратил.

Случай с Иликаевым – цветочки. А вот Игорь Вайсман может серьёзно пострадать. В своём «Книговороте», опубликованном в тех же «Бельских просторах», он, даже не изменив имён и кличек, в весьма не лестных красках описал книготорговцев на углу улиц Ленина и Революционной (ребят, прямо скажем, не очень добросердечных). Был полностью уверен, что вероятность чтения литературных журналов этими господами равна нулю. Но одного не учёл: покупатели книготорговцев журналы читают и не поленились озвучить им нужное место из «Книговорота». Хорошо, что один старый книголюб предупредил Вайсмана, чтобы тот обходил угол Ленина-Революционной подальше.

Очевидно, данному доброхоту уфимская литература обязана сохранением этого автора. Но надолго ли? Ведь в своей повести «Антиказанова» Вайсман чуть ли не у половины прототипов не поменял имён и кличек, наивно полагая, что за давностью лет обойдётся. Иначе как игрой с огнём такое трудно назвать. Вайсмана можно отнести к группе риска, наряду с Пушкиным, Лермонтовым, Есениным и другими известными персоналиями.

Описанное здесь – лишь то, о чём нам стало известно. А как обстоят дела с прототипами у других литераторов? Всё ли так гладко? И не потеряет ли наша литература от беспечности её представителей?

© Игорь Вайсман, текст, 2016

© Книжный ларёк, публикация, 2016

—————

Назад