Игорь Вайсман. Тишка

07.12.2014 14:33

Тишка, или две недели кусочка любви

Из цикла «Вопросы без ответа»

Проходя через двор, я услышал громкий, отчаянный писк котенка и вскоре отыскал его, забившегося в кусты. Он с готовностью устремился мне в руки – сразу видно, что рожден от домашней, а не дворовой кошки. «Доброе сердце» бывших хозяев определило ему такую судьбу!

Обходились с ним, похоже, не слишком любезно, так как когда я принес его домой, он забился под диван и двое суток боялся оттуда выходить. А на еду, которую я ему подкладывал, набрасывался как отбывший срок узник концлагеря.

Наконец, поняв, что здесь ему ничто не угрожает, котенок освоился и через несколько дней знал каждый угол моей квартиры лучше меня самого. Здесь кормят, здесь ходят в туалет, здесь можно напиться, а это – дверь в подъезд, за ней заканчивается благополучное обиталище, в которое он неожиданно попал.

Мой взрослый рыжий кот помогал ему лучше освоиться. Он принял его дружелюбно, без ревности и соперничества, даже проявлял заботу. Котенок во всем ему подражал. Кот стал ему вместо отца, хотя считается, что воспитанием потомства занимаются только кошки.

Будучи у меня в гостях, одна моя знакомая сказала, что этот котенок очень напоминает кота Тишку, который когда-то жил у нее. Так и стали мы его звать Тишка.

Через неделю забитого и замученного котенка было не узнать. Он стал веселым, целыми днями бегал и боролся с котом и гонялся за мухами. Меня всегда встречал и провожал, а когда я отдыхал, устраивался на коленях, терся щекой, мурлыкал и смотрел мне в глаза доверчивым, преданным и ясным взглядом.

Это был кусочек любви в чистом виде. Без всего негативного налета, что обычно сопровождает любовь между людьми, уродуя ее и превращая в издевательство друг над другом, или временную страсть с последующим неизбежным охлаждением и расставанием.

«Кошки и собаки даны нам для восполнения нехватки любви» – вспомнил я меткое замечание мудрого Ч. К. Тойча. Они будут любить, как в первый раз, до самой смерти.

«Повезло тебе, Тишка! – думал я про себя. – Вот ведь как судьба складывается – накануне ко мне на работу забежал такой несчастный котенок, глупый , голодный… Но если его отмыть, он был бы посимпатичней тебя. Однако судьбе он чем-то не угодил. Начальник охраны распорядился выбросить его на улицу – в дождь и ветер. А когда я возвращался с работы домой, котенка и след простыл».

Теперь каждый раз, когда я приходил домой, не важно каким – озабоченным, расстроенным или уставшим, мое сердце при виде Тишки сразу оттаивало. Он всегда был мне несказанно рад. Теперь меня согревало сознание того, что меня ждут и мне будут рады. Маленький кусочек любви давал то, что большинство из нас надеются получить друг от друга, но, как правило, недополучают или не получают вовсе.

«Как же можно предать такое ангельское создание?» – думал я, вспоминая бывших хозяев котенка.

Но вышло так, что я сам стал предателем.

Как-то в выходной день ко мне пришли гости. Тишка почему-то спрятался и не выходил даже поесть. Животные, говорят, чуют беду заранее. Я же ничего не ощущал, и когда маленькая девочка предложила мне прогуляться по двору, взяв котенка с собой, я, как ни в чем не бывало, согласился.

Но стоило захлопнуться входной двери, как сердце Тишки бешено заколотилось, он стал пищать и вырываться. А как только мы вышли из подъезда, он вырвался и мигом юркнул под стоящую машину. Мы стали звать его. Сначала его истошное мяуканье было хорошо слышно из-под машины, но затем стало тише и тише, словно он улетал от нас в бездонную пропасть. Я так и не понял, что произошло. Только больше я Тишку не слышал никогда.

Потоптавшись минут пятнадцать и так ничего не добившись, мы затем обошли весь двор, призывая котенка. Но к нам подошло лишь несколько дворовых кошек в надежде заполучить еду.

Вечером, проводив гостей, я еще раз тщательно обследовал двор, поискал в окрестностях – бесполезно! Котенок как сквозь землю провалился.

Тишка, Тишка! Оказывается, я ошибся в твоей судьбе. Мне еще моя мать, когда была жива, говорила, что в нашей семье приживаются только рыжие кошки. А ты был самой обычной кошачьей окраски. Непонятно, зачем Высшие силы вмешиваются в такие малозначительные вопросы. Выходит, будь ты рыжим, с тобой такого бы не произошло!

Тишка, Тишка! Маленький кусочек любви! Ты, конечно, решил, что я тебя предал. И у тебя, видно, умерла последняя надежда. Уж если тот, кто тебя подобрал и заботился о тебе, ни с того, ни с сего взял и предал, то кому же можно верить, кого любить? Если кошки и собаки даны нам для любви, то как они смогут жить, когда те, кого они беззаветно любили, вероломно предают их?

Тишка, Тишка! Что означает твой последний удаляющийся писк? В какое темное пространство ты провалился? Что это было вообще? А мне для чего был дан этот урок?

 

© Игорь Вайсман, текст, 2014

© Книжный ларёк, публикация, 2014

—————

Назад