Игорь Вайсман. Уфлийцы

08.01.2018 18:38

УФЛИЙЦЫ

 

 

Один писатель написал, что уфлийцы – это графоманы и психи. Я бы с ним поспорил. Будучи не первый год с ними знаком, могу утверждать, что отнюдь не все из них отвечают таким характеристикам.

Тем не менее, я задумался. Если в обиход вошло такое понятие – «уфлийцы», должны же они чем-то отличаться. И тут меня осенило: а ведь и в самом деле отличаются и весьма существенно!

Уфлийцы – это продукт деятельности председателя УФЛИ Айдара Хусаинова, и слепил он их по своему образу и подобию. Председатель – это некий perpetuum mobile в человеческом обличии. Он никогда не стоит на месте, все время куда-то движется, не зная усталости. От того место заседаний УФЛИ, как и придуманного им же поэтического турнира «Ступени», постоянно меняется. Не успели уфлийцы привыкнуть к одному месту, как их тут же перебрасывают в другое, на противоположный конец города. Солдатам российской армии такая маневренность и не снилась. Никто не удивится, если следующий турнир «Ступени» пройдет в Бакалах, а затем и вовсе на вершине Эвереста.

Времени на сборы уфлийцам дается еще меньше, чем спецназовцам. Председатель бросил клич в интернете: «Через час ответственное мероприятие в библиотеке в Деме. Читаем свои стихи и радуемся жизни». Где бы не находился в этот момент уфлиец и чем бы не занимался, он должен:

1. Быть в соцсети, дабы не пропустить сообщение председателя;

2. Мгновенно отыскать по карте точку дислокации;

3. Успеть забежать домой, чтобы захватить свои стихи и переодеться;

4. Преодолеть все препоны, возникающие по пути: дорожные пробки; недовольные окрики второй половины: «Ну, куда поплелся в такое время!»; лужи и выбоины на тротуаре; ворчания прохожих: «Куда несешься, козел!» и прочая и прочая;

5. Вовремя успеть на мероприятие и при этом быть в форме, чтобы радование жизни получилось естественным и не натянутым.

Уфлийцев отличает и не часто встречающаяся способность в самые кратчайшие сроки переработать самые объемные тексты. По заведенной традиции, ровно за два дня до заседания председатель отправляет всем текст романа, на чтение и осмысление которого у рядового читателя уйдет целая неделя. Но у уфлийцев такого времени нет.

Уфлийцев отличает поистине нечеловеческое терпение. Всякий раз, радушно глядя им в глаза, председатель обещает опубликовать их нетленные вирши в газете «Истоки». Но проходят недели, месяцы, годы, а публикаций все нет.

– Когда же выйдет моя публикация? – с надеждой спрашивает уфлиец.

– А ты вышли нам свои тексты и опубликуем, – отвечает председатель.

– Но я ведь уже выслал.

– Да? А ты еще раз вышли, – хлопает его по плечу председатель. – Все будет нормально!

Глядя на его обезоруживающую улыбку, невозможно поверить, что будет иначе, поэтому уфлиец продолжает и продолжает надеяться. Неистребимая, все преодолевающая вера в своего председателя – вот что еще отличает истинного уфлийца.

Уфлиец отличается изощренным мышлением. Каждое заседание председатель заканчивает длинным монологом с постоянно меняющейся логикой, самыми невероятными примерами и, казалось бы, не имеющими никакого отношения к монологу отступлениями. Уфлиец находит в этой интеллектуальной головоломке кристально чистую логику и блеск острой мысли.

В ходе своего монолога председатель, в самый неожиданный момент, задает обескураживающий вопрос: «Так о чем я только что говорил?» и делает удивленное лицо, словно и в самом деле забыл.

Это поставит в тупик любого, но только не уфлийца. Уфлиец тут же напомнит председателю, о чем тот сказал. Да не просто напомнит, а в самых изысканных выражениях. Посторонним, пришедшим на заседание, сразу станет понятно, почему председателя некоторые краеведы называют продолжателем традиций Аксакова.

Настоящий уфлиец – сверхчеловек. Ему не страшна ни жара, ни холод. Уфлийцу по колено самое глубокое море. С ним можно смело идти в разведку. Уфлийцы прошли огонь и воду, а медные трубы, без колебаний, отдали своему председателю.

 

© Игорь Вайсман, текст, 2017

© Книжный ларёк, публикация, 2018

—————

Назад