Эдуард Байков. Игра (Шипящая смерть)

07.12.2014 15:49

ИГРА (ШИПЯЩАЯ СМЕРТЬ)

 

Все произошло слишком быстро и неожиданно. Обычно до редакции я добирался пешком, всегда придерживаясь одного и того же маршрута. В одном месте я пересекал небольшой внутренний дворик, проходил под аркой и оказывался на шумном, многолюдном проспекте, где в обе стороны сновали машины и пешеходы.

На этот раз я успел лишь свернуть в темный проход и заметить втиснувшийся в него автомобиль, как в мой затылок уперлась твердая холодная сталь и негромкий голос отчетливо произнес:

– Залезай в машину и без шума. Твоя жена у нас.

Неприятный холодок пробежал у меня по спине, я покорно уселся на заднее сидение, где меня тут же с обеих сторон зажали дюжие ребята. Машина рванула с места и покатила по проспекту по направлению к окраине города.

Я сидел, ни живой ни мертвый, и лихорадочно размышлял. Жена вчера поехала к родителям, заночевала у них. Что ж, этого и следовало ожидать. Откуда бедному журналисту раздобыть денег для охраны себя и своей супруги?

Месяц назад я ухватился за ниточку, которая вывела меня прямиком на главу местной мафии. Собрав достаточно фактов, я тиснул в нашей газете пару материалов, которые произвели эффект, подобный разорвавшейся бомбе. Еще бы, намекнуть, что глава мэрии является боссом организованной преступной группировки. Оставалось лишь назвать фамилии и... Интересно, почему меня просто не прихлопнули?..

У местного Дона Корлеоне имелась трехэтажная загородная вилла и обширный, раскинувшийся перед ней парк. Меня провели к особняку и втолкнули внутрь небольшого помещения без окон. В полной темноте я просидел около часа, пытаясь отогнать назойливый страх, пока за мной не пришли.

На этот раз мы очутились в огромном холле, откуда наверх вела широкая, отделанная мраморными плитами лестница. Вскоре я очутился в просторной, залитой солнечным светом комнате. Ближе к противоположной стене в мягком кресле развалился не кто иной, как хозяин особняка, глава столичной мафии, мэр города – единый в трех лицах. Немного позади, за его спиной, стоял крепко сложенный молодец с худощавым, сильно загорелым лицом – личный адъютант его превосходительства...

Похожий на профессора благодаря солидным очкам и седине, хозяин города подал знак, и двое громил, наконец, отпустили меня.

– Подойдите поближе, господин журналист, – обратился ко мне своим мягким баритоном мэр-мафиози.

– Вы, наверное, хотите узнать, что же стало с вашей женой...

Я судорожно сглотнул.

– ...Так вот, она в порядке. Ждет момента, когда вы заберете ее с собой. Но вначале мы должны решить одну проблему. Догадываетесь – какую?

– Материалы, – выдавил я из себя.

Глаза за стеклами очков хитро блеснули:

– Я так и предполагал, что вы не дурак...

– Слишком поздно, господин мэр. Читайте сегодняшнюю газету.

Мэр кивнул одному из охранников. Через пару минут тот принес свежий номер. Босс раскрыл его, пробежал взглядом и, отбросив газету в сторону, о чем-то задумался.

Прошло несколько томительных минут ожидания в абсолютной тишине. Было слышно лишь поскрипывание лакированных туфель двух головорезов за моей спиной.

Наконец, мэр встрепенулся и весело произнес:

– Ну что ж, приговор вы сами себе подписали, и обжалованию он не подлежит. Но у меня есть неплохая идейка. Знаете, я не люблю банальных ситуаций. Обожаю острые ощущения! Давайте поиграем. Я буду зрителем, вы — игроком, а игрушкой будет ваша находчивость. Пойдемте со мной.

Внутренне я весь съежился. Что там еще за сюрприз приготовил мне седовласый «людоед»?

На другом конце зеленой лужайки располагалось широкое бетонное кольцо, как оказалось – каменный колодец. Вниз вела вертикальная металлическая лестница.

Мэр подошел ко мне вплотную и, по-прежнему улыбаясь, заговорил:

– Господин журналист, ваше спасение зависит только от вас. Я даю вам шанс. Если используете его как надо, я отпускаю вас на все четыре стороны. Если нет, то...

Он развел руками, скорчив жалостливую гримасу.

– Посмотрите вниз.

Я заглянул в отверстие колодца. Он оказался не так глубок, как можно было ожидать, при свете пасмурного августовского утра было различимо засыпанное песком дно. То, что я увидел внизу, повергло меня в отчаяние.

У одной из стен колодца высилась каменная тумба с небольшой лесенкой. На самом верху тумбы лежала моя жена – мертвая, либо без сознания.

Оглянувшись назад, я встретился с насмешливым взглядом своего мучителя.

– Она жива, но накачана наркотиками. Проспит еще пару часов. Вам нужно лишь спуститься вниз и забрать ее оттуда... если сможете.

Я вновь глянул в колодец и пришел в ужас. Все дно кишело змеями, надо думать, ядовитыми. Поначалу я их не заметил, но сейчас до моего слуха дошло мерзкое шипение.

Что ж, иного выбора у меня не было. Я крепко стиснул зубы и, взявшись за поручни лестницы, принялся спускаться вниз. На предпоследней ступеньке я остановился и стал осматриваться.

До тумбы было рукой подать. Но между нею и мной, противно извиваясь, ползали шипящие гады. Что же делать? Я осторожно спустился на самую нижнюю ступеньку и, наклонившись вперед, зачерпнул горсть песка. Бросил его по направлению к тумбе. Потом повторил это действие. Я зачерпывал и бросал, а мерзкие создания с шипением расползались по сторонам. От лестницы до тумбы росла дорожка, которая вскоре превратилась в небольшую насыпь.

Змеи отползли в стороны и, кажется, утихомирились. Наступил решающий момент. Собравшись с духом, я осторожно ступил на песок. Несколько гадов шевельнулись, но затем снова затихли. Медленно, стараясь не дышать, я продвигался вперед. Нужно было дойти лишь до середины дорожки, а потом в два-три прыжка преодолеть оставшееся расстояние и взобраться на тумбу. Об остальном я пока не задумывался.

Песок все же предательски поскрипывал под тяжестью моего тела, но змеи держались пока в стороне. Оставалось совсем немного до середины моего опасного пути, когда раздался короткий издевательский смешок, и сверху прямо на свернувшихся в плотный клубок змей упал булыжник. Раздалось яростное шипение, и разъяренные рептилии кинулись на своего ближайшего врага.

Я рванулся с места со скоростью реактивного истребителя, запрыгнул сразу на третью ступеньку, а рядом с ботинком пронеслась живая молния и, промахнувшись, со всего маху ударила о каменную стену. В один миг я вспорхнул наверх и опустился на бетон рядом со своей спящей женой.

Успокоившись, я принялся обдумывать сложившуюся ситуацию. О том, чтобы вернуться назад, пробежавшись, не стоило даже и думать. Разгневанные твари ползали прямо по дорожке.

Я сидел на холодном покрытии и лихорадочно просчитывал возможные варианты спасения. Пошарил по карманам – они изъяли у меня все, от часов до носового платка.

Я сидел, а в голову лезли мрачные мысли. Колодец и станет нашей могилой. Ненавистные твари, и зачем их создал Господь?! С ума Он сошел в тот миг, когда творил рептилий. А еще Он спятил, когда сотворил людей, подобных стоящим сейчас наверху.

И тут меня осенило. Раньше, до того как бросил свою привычку дымить никотином, я на крайний случай зашивал в брючину изнутри несколько спичек. Всегда, как назло, могло не оказаться под рукой зажигалки или коробок оказывался пуст. И вот сейчас я вспомнил о своей маленькой хитрости. Только бы они оказались на месте и не испортились от сырости после чистки брюк!

Я нащупал небольшой бугорок на отвороте брючины и рванул краешек ткани. Так и есть, на бетон выпали пять целехоньких палочек. Это было как помощь свыше! Теперь самым трудным оставалось зажечь спичку о каменную поверхность тумбы. В юности я свободно проделывал такие фокусы. Но сейчас от этого зависела наша жизнь.

Сняв с себя рубашку и скатав ее в жгут, я взял спичку и попытал счастье. Чиркнул раз, другой. Ничего не получилось, от головки не осталось и следа. Вторая спичка израсходовалась тем же манером. Я весь взмок. Зажгись, чего тебе стоит?! Третья, все зря. В отчаянии я схватил четвертую, чиркнул ею о кожаную подошву ботинка и... она загорелась!

Я поднес к ней импровизированный факел, и через пару секунд ткань занялась. Переложив горящий жгут в правую руку, левой я взвалил себе на плечо спящую жену и принялся спускаться вниз.

О, какой же она была тяжелой! В последнее время я регулярно занимался со штангой, бросив курить и ограничившись в приеме алкоголя. Но все равно моя молодая женушка, находящаяся в бессознательном состоянии, была ужасно тяжела.

Спотыкаясь и пошатываясь, я двинулся к лестнице, согнувшись в три погибели и размахивая зажатой в свободной руке горящей рубашкой. Гады яростно шипели, но отползали прочь. Опять прошла целая вечность, пока я со своей ношей не достиг спасительной лестницы. Размахнувшись, я запустил почти уже сгоревшей тряпкой в центр змеиного гнезда и стал выбираться наверх.

Через каждую пару ступеней я отдыхал. Вот, наконец, и край колодца, а за ним весь мир. Я вытолкнул жену за бортик, переполз его сам и рухнул на зеленую траву, не в силах пошевелиться.

В поле зрения показались остроносые лакированные туфли, меня подхватили за руки и рывком подняли с земли.

– Топай туда, – указал на особняк один из двоих «быков». Они подошли к моей жене, намереваясь отнести ее в дом, но я оттолкнул их и, подняв ее на руки, побрел нетвердым шагом вперед. Откуда только силы взялись?

Мы проделали обратный путь на третий этаж, в зал для приема гостей. Мерзавец мэр сидел в том же кресле, а позади все так же застыл, словно телеграфный столб, его помощник.

Сейчас он посмеется над хорошо разыгранным спектаклем и махнет рукой. После чего нас пристрелят как каких-то жалких дворняг.

– Итак... все снова в сборе, – он без тени насмешки посмотрел в мою сторону, – живы и здоровы. Признаюсь, вы меня восхитили своим стремлением к жизни и даже несколько озадачили.

Я презрительно сплюнул прямо на отполированный до блеска паркет.

– Теперь вы можете отдать приказ.

Он резко вскинул голову, во взгляде читался гнев. Потом черты лица разгладились, он удовлетворенно кивнул.

– Понимаю. Как можно верить на слово «грязному ублюдку», «бандюге»? И все же, вам придется поверить. Можете уходить, вы свободны. Я держу свое обещание.

Некоторое время я стоял, не веря ему, все так же держа мою любимую на руках, затем круто развернулся и зашагал прочь. «Будь, что будет», – решил я.

Двое гоблинов расступились, когда я проходил мимо. Я принялся спускаться по мраморной лестнице. Сзади послышались торопливые шаги. Я оглянулся. С гадкой ухмылочкой к нам спешил адъютант.

– Я провожу вас, – он широко осклабился.

То, что я разглядел в его взоре, мне совсем не понравилось. Это был взгляд маньяка, убийцы.

Второй этаж... Площадка... Ступени... Вот и первый этаж! Адъютант, ступая по-кошачьему, неслышно шел позади нас. У меня крепло предчувствие чего-то нехорошего. В этот момент я увидел окно, а в нем отразившийся силуэт бандюка, который доставал пистолет с очень длинным стволом…

Решение пришло внезапно. Я резко остановился и, развернувшись, с криком: «Держи!», швырнул свою ношу в руки опешившего убийцы. Моя спящая женушка сбила его с ног, словно кеглю. Пистолет выпал из рук и отлетел в сторону. В мгновение ока я прыгнул и подхватил оружие.

Киллер уже приходил в себя, все же он был здоровый как бык (не зря их так называют), и пытался подняться с пола. Я не позволил ему это сделать, обрушив на его голову страшный удар рукояткой пистолета. Черепная коробка треснула как скорлупа, он кулем повалился на пол.

Быстро подтащив жену к стене, я осторожно прокрался наверх. Двое верзил на третьем этаже так ничего и не поняли, когда раздались негромкие хлопки и у них во лбу появились дырки. Не успели они рухнуть замертво, а я уже стоял напротив того самого кресла и, улыбаясь (да, теперь улыбался я), глядел на ошарашенного мэра-оборотня.

– А знаете, я ведь тоже не люблю обыденных ситуаций. У вас выбор: либо я спускаю курок, либо вы сыграете со мной в одну очень интересную игру. Пойдемте со мной.

Он как завороженный уставился на черное отверстие этой маленькой машинки убийства. Я призывно кивнул ему в сторону двери. Он тяжело поднялся с кресла и направился к выходу. Веселившийся недавно «людоед» как будто постарел сразу на полсотни лет. Я следовал за ним, держа оружие наготове.

У края колодца он остановился и посмотрел на меня затравленными глазами, собираясь что-то сказать. Но я предостерегающе взмахнул рукой с зажатым в ней пистолетом.

– И даже не думай. Никакие деньги меня не интересуют. Марш вниз, пока я тебя не прихлопнул!

Мэр благополучно добрался до самого дна и стоял на нижней ступеньке, вцепившись в поручни. Пришлось его поторопить.

С минуту он смотрел на меня, выражение его лица нельзя было разобрать, затем ступил на песок. На проложенной мною дорожке змей не было видно, и мэр, по-видимому, несколько воспрянул духом. Он стал осторожно продвигаться вперед, памятуя мою практику. Меня так и подмывало выстрелить в клубок свившихся змей, чтобы раздразнить их, но я не сделал этого. Я ведь не мэр или его подручные.

Возможно, он сумел бы добраться беспрепятственно до конца своего пути, а потом, быть может, вернулся обратно, и, видит Бог, я бы его пощадил. Но у него не выдержали нервы. Не пройдя и трети пути, он с воплем рванулся вперед. Я видел – он уже подбегал к лесенке тумбы, и тут это случилось. Несколько потревоженных тварей устремились к двигающейся фигуре. Раздался душераздирающий вопль, потом еще и еще. Казалось, стенки колодца содрогнулись. Мэр упал навзничь, катаясь по дну, а все новые товарки трех первых кусали и кусали его, разряжая накопившуюся злобу в живую плоть…

 

© Эдуард Байков, текст, 1992

© Книжный ларёк, публикация, 2014

 

Уважаемый читатель, если тебе понравился рассказ, ты можешь отблагодарить автора, перечислив любую сумму на любой из электронных кошельков:

Яндекс-Деньги: № 41001247087421

WebMoney: № R 114977059127

—————

Назад