Любовь Селезнева. Как меня Бог спасал

22.01.2017 00:13

КАК МЕНЯ БОГ СПАСАЛ

 

Обозревая прожитые годы, я часто прихожу к мысли, что меня десятки раз спасал Бог от неминуемой кончины и охранял от опасностей. Я решила некоторые занимательные, самые яркие случаи из своей жизни поведать вам, мои уважаемые читатели, в этом очерке. Пусть кто-то скажет – это совпадения, мистика и Бог тут не при чем. А я считаю – очень даже причем. Объяснить эти мои спасения иначе нельзя – невидимые руки как бы поддерживали меня в опасных ситуациях и не давали погибнуть. Иначе как чудом и назвать нельзя.

 

ПЕРВОЕ ЧУДО СПАСЕНИЯ

(из рассказа «Полстакана сметаны»)

 

Знойное лето 1942 года. В Малороссии шла война. Тьма фашистских самолетов сбрасывала тонны бомб, сея смерть и разруху. Люди старались спастись и в страхе бежали из этого ада. Нам повезло – нашу семью согласился эвакуировать на полуторке председатель колхоза. Мне было несколько месяцев от роду. При погрузке на машину был закинут необходимый груз, что разрешил строгий начальник, остальной скарб люди в спешке побросали в погреб нашего дома. Не заметили, что среди мешков, тюков и корзин был конвертик с грудным ребенком.

Семья отъехала от дома километров 10 и тогда была обнаружена пропажа грудничка, т. е. меня, а со мной и моей няньки – сестры Раи. Мать и брат спрыгнули с машины на ходу, добрались до дома пешком. Перепуганную старшую Раису нашли под кроватью, а поздней ночью опечаленная потерей ребенка семья услышала детский плач из погреба: каким чудом я осталась жива в завалах вещей – это одному Богу известно…

(Простите за жуткую подробность: ту полуторку с эвакуированными женщинами, детьми и стариками, с которой спрыгнули мои мама и брат, в пути разнесло на кусочки прямым попаданием бомбы… Вечная память погибшим…)

И кто тут скажет, что спасение меня и нашей семьи – не промысел Бога?..

 

ВТОРОЕ ЧУДО СПАСЕНИЯ

Синдром Саванта

(из рассказа «Полстакана сметаны»)

 

Произошло в мои два с хвостиком года. Тогда в военный голодный и холодный год накрыла меня младенская. Я была не по возрасту сообразительная, живая и говорливая. И вдруг две недели страшного жара, без еды, пролежала в темной комнате. Выпали зубы и волосы, разучилась ходить и говорить. Я могла проглотить только чайную ложечку воды. Врач посоветовала маме лечить меня пенициллином, но он тогда был в дефиците, да и денег у фронтовой вдовы не было. Во-вторых, военное время, никто не отпускал мать с работы – до аптеки идти 25 км, автобусы тогда там не ходили.

Еще врач сказала

– Мамаша, не убивайтесь за этим ребенком, если не выживет, – девочка обречена быть калекой (может ослепнуть, оглохнуть, есть опасения стать овощем – таковы последствия менингита).

Спасла меня многодетная соседка, что занесла к нам полстакана сметаны. Две недели этой сметаны и вернули ребенка к жизни: постепенно я стала ходить, научилась заново говорить, выросли новые зубки и волосенки. Притом, с каждым годом ребенок становился умнее, а впоследствии обнаружились многие таланты: красивый голос, способность говорить и петь разными голосами, рисование, чеканка, резьба по дереву, вышивание и другие. Особенно проявилась способность читать и писать стихи, песни с мелодиями, прозу, сценарии, рисовать декорации к спектаклям, заниматься миниатюрным дизайном и многое другое.

Врач, которая пророчила девочке инвалидность и даже безумие, на этом примере защитила диссертацию. В частности в ней писала:

«…Видимо, сработал синдром Саванта – редкое состояние головного мозга, при котором начинает действовать “остров гениальности”. Случается такое после пережитых экстремальных ситуаций, серьёзных болезней, ударов током и т. д. У таких людей (независимо от возраста) вдруг появляются редкие таланты или способности – дар предвидения, некоторые становятся полиглотами, серьёзно занимаются точными науками, у многих открывается поэтический дар, другие художественные наклонности, которых раньше у этого человека не было».

«На удивление медицины, девочка отделалась лёгким испугом: единственным последствием перенесённого менингита – незначительная близорукость, да отставание в развитии на 2 года, но это быстро прошло, – писала далее диссертантка. – Девочка бодрая, умная, хорошо учится, хотя и своенравная, но очень талантливая».

Всем известна коварность менингита – в те годы, действительно, заболевшие или становились инвалидами, или умирали. Но вы хорошенько подумайте – как я выжила безо всякого лекарства? Просто полстакана сметаны съела и пошла на поправку? Нет, считаю это чудом, из миллиона одна выздоровела и даже без серьезных последствий. Значит, Бог посчитал нужным спасти умирающую кроху для только ему известному моему предназначению…

 

ТРЕТЬЕ ЧУДО СПАСЕНИЯ

Икона в небе

 

На моей Родине в Воронежской области (ныне Белгородской) в войну во время бомбежки от нашего дома и сада осталась огромная воронка. Мать наша с нами тремя детьми помыкалась по чужим углам да и решила воспользоваться приглашением подруги:

– Приезжай ко мне в Сибирь, – звала она маму, – тут есть работа, детсад и жилье дадут.

Приехали… Нам дали комнату в бараке с тьмой клопов, а для меня место в детсаде за 5 км пути по тайге, куда я ходила сама…

Вся семья работала в телятнике, а мне было лет 5. В то лето мы с подружкой Ниной часто ходили в поле искать ягоды – был голод 1947 года, ягоды, пусть еще зеленые, нас здорово выручали. Был веселый июньский день, ослепительно светило солнышко. Помню, подружка бежала рядом со мной и мы весело напевали песенку:

 

Как у нашей Ниночки

новые ботиночки.

Как она сумела

на ноги одела,

А потом вприпрыжку

догонять мальчишку...

 

И вдруг Ниночка как дико взвизгнет! Я вздрогнула, испугалась, увидев, что она наскочила на острые зубья косилки, невидимые в высокой траве. Правая ее подошва развалилась вдоль на две половинки и из раны хлестала кровь.

– Беги в телятник, скажи мамке, пускай за мной придет, я же не могу ходить, – со слезами приказала мне старшая подружка, юбчонкой зажав свою рану.

Я побежала за помощью. Правда, по прошествии многих лет удивилась – ведь мы с Ниной шли рядышком, но именно она попала под ножи, а я в нескольких сантиметрах прошла мимо этой опасности... Кто же или что же уберегло меня от ранения?..

Но и это еще не всё.

Я побежала по дороге, т. к. боялась наткнуться в траве на новые острые ножи косилки. Запыхалась. И вдруг остановилась как вкопанная: впереди меня на ясном голубом небе появилась цветная картина. Тогда я еще не знала, что она называлась «Тайная вечеря». Очень ясные лица, Иисус Христос и 12 апостолов, в том числе в сторонке косил мутным глазом Иуда. Я загляделась на картинку и не могла сдвинуться с места. Потом вспомнила, что надо торопиться и побежала. Я бежала напрямую к телятникам и не могла отвести глаз от иконы на небе – такую я могла видеть в храме у нас на Родине.

Я добежала до места и, запыхавшись, дрожащим голосом попросила маму посмотреть на небо на боженьку. Мама вышла из темноты помещения, но ничего не увидела.

– Наверно, цэ тиби показалось, доня моя.

– Да вот же, мамо, глядите, на небе боженька...

– А маму нехорошо обманывать! – рассердилась мама и шлепнула меня по голой попке... И ещё раз шлёпнула:

– Сколько раз тебе говорить не ходи здесь – тут свалка стеклянного завода, могла ноги изрезать, неслух!

А я шла по осколкам стекла и ничего не замечала и пришла без единой царапины – это ли не чудо?!

Когда я подросла и снова рассказала маме про икону на небе, она сделала вывод, что это видение не к добру, а к трудной моей судьбе.

И мама оказалась права...

 

ЧЕТВЁРТОЕ ЧУДО СПАСЕНИЯ

Опоздание

 

С ночного дежурства я очень спешила домой, надеясь успеть проводить сына на утренник. Надо было поправить новогодний костюм Принца, приладить усы и корону, сделать массу важных мелочей.

Стужа студила руки и ноги, некуда было спрятаться от пронизывающего казахстанского ветра. Я бежала к автобусу со всех ног, но переполненный ПАЗик показал мне хвост... Какая досада! Я же опоздаю! Сынок меня ждет... Пришлось дрожать под ветром еще минут 20.

Мы догнали тот ПАЗик на ж.д. переезде и были шокированы случившимся: искорёженный автобус был в 50 метрах от переезда на искорёженных рельсах. На всей скорости его сбил тепловоз... Эти 50 метров краснели от крови. Страшно, жутко! Мы, пассажиры, кинулись спасать людей. Всё прочее было неважным. Но что мы могли сделать в этом месиве металла, человеческого мяса и крови?.. Одиннадцать трупов, в т. ч. погиб и шофер. Остальные пострадавшие остались инвалидами...

Никогда не можешь знать наверняка — к счастью ли успеваешь, к несчастью ли опаздываешь... и наоборот...

Мне вспомнилась эта трагедия неспроста: во-первых, считаю своим спасителем своего сына – он ждал маму! И дождался. Живую.

Во-вторых, в назидание другим скажу: если по каким-то причинам вы, опаздывая, не попадаете на любой транспорт (вы проспали, заболели или просто не успели и т. д.)– не огорчайтесь: может быть вас уберегло от беды именно это опоздание, или ваш ангел-хранитель.

А в-третьих, почему посчитала своим спасителем сына?

Я вспомнила жуткую трагедию ХХ века – катастрофу под Уфой, когда на ж.д. столкнулись два пассажирских поезда. Тогда погибло более 600 человек, а остались искалеченными и того больше. Так вот, в одном из тех составов ехали в Ростов-на-Дону мой дядя с женой. Их провожал мой сын и случайно в кармашке его военного кителя остались билеты дяди и тети. В пути стариков высадили, как безбилетников. Им пришлось вернуться, и на другой день они уехали в Ростов другим поездом и по другой ветке. Зато остались живы. Их спас мой сын. Конечно, не в прямом смысле, в самом деле это какая-то мистика – надо же было забыть отдать отъезжающим гостям билеты и этим спасти их от явной гибели...

А уж кто в самом деле спас моих родных – подумайте, читатели...

 

ПЯТОЕ ЧУДО СПАСЕНИЯ

Железо с крыши

 

Детская секция детских поэтов при Союзе писателей РБ проявила инициативу – издавать детскую газету в Уфе на русском языке. Нам было как-то не по себе: на башкирском и татарском языках детских изданий было много – и журналы в цвете, и газеты, а на русском языке никаких нет...

Мы обивали пороги разных министерств, организаций и ведомств, мы исписали немало бумаги на письма, но положительного ответа не получали. Иные напыщенные начальники даже язвили – мол, живете в Башкирии, учите детей читать по-башкирски...

Тогда мы сами стали издавать цветную газету «Уфимская радуга» в складчину. Тираж распространяли, собирая немного денег, но считали – такое положение – не выход: нужна государственная поддержка! С этой мыслью мы с редактором, замечательной детской поэтессой В. Н. Капустиной отправились к представителю Президента РФ в Уфе.

Встретил нас все такой же хитренький башкирин, каких мы встречали немало, посмеялся над нашей затеей, даже унизил парламентариев, оставил наше послание под стеклом. Но мы сделали вывод – этот чинодрал нам не поможет. Вера Николаевна даже накричала на этого бессердечного бюрократа, употребив выражение «дискриминация русских детей». Толстяк рассвирепел, выставил нас за дверь, угрожая позвать охрану... «Хватит вам и московских “Мурзилок”» – зло понеслось нам вслед...

Расстроенные вышли мы из шикарного особняка и пошли по своим домам. Я иду, сердитая, в слезах. Остановилась на углу этого дворца вытереть слёзы. Достала из сумочки носовой платок, да с ним в руке и остолбенела: сверху прямо в сантиметре от моего носа с крыши пятиэтажки свалился большой кусок оцинкованного железа... Сверкая на солнце острыми гранями, смертельная опасность с грохотом свалилась у моих ног и, зловеще качаясь неровностями, застыла на асфальте. Я онемела... Сколько же времени железяка ждала моего появления? Ждала, чтобы свалиться с высоты, в надежде разрезать меня на две части... Но я вдруг остановилась, чтоб вытереть слезы. Или кто-то меня остановил, приказав сначала вытереть слезы досады, и лишь потом продолжить путь. Кто же уберёг меня от этой трагической участи?.. Что это был за Знак сверху? Может, намёк – прекратить борьбу и всякие походы по чиновникам?

Рассказала Вере, она в ответ кивнула:

– Какой ужас! Вы чуть не погибли, Любовь Петровна, а мы ничего не добились, даже созвав пресс-конференцию на ТВ, – русской детской газете в Башкирии не бывать!.. Жаль...

... Может быть сейчас в Башкирии и есть русская детская газета, не знаю, но наши цветные 8 номеров «Уфимской радуги» греют сердца детских поэтов и хранятся в музее...

 

ШЕСТОЕ ЧУДО СПАСЕНИЯ

Велокросс без тормозов

(из отрочества)

 

Мой отец не вернулся с войны. Я очень переживала его отсутствие. Смотрела, как у мальчишек и девчонок отцы покупали обновы, баловали сладостями. Особенно завидно было, как эти ребята гоняли на велосипедах – мечта моя! А мой злой отчим только ругал и бил почем зря. В шестом классе он запретил мне ходить в школу:

– Хвате задницу на печке рОстить, иди в колхоз. Замуж выйдешь, вся твоя грамота буде у собаки под хвостом. А мяне хвате кормить дармоедку!

Я хорошо училась, все учителя убеждали маму учить меня и дальше. Но мама поддержала отчима. И тогда я с юношеским максимализмом бросила матери в лицо:

– Ну и оставайся с этим зверем, а я на пенсию отца уеду в Караганду к брату и сестре и буду учиться дальше!

Пришлось матери разводиться с отчимом. Мы уехали с ней в Караганду. А вскоре нашелся другой, но добрый отчим, который осуществил мою мечту: он купил мне старенький, облезлый голубой велосипед. Моим восторгам не было границ!

На радостях я полетела на нем в соседний поселок Май-Кудук к кузине похвастать машиной. Еду обратно, спускаюсь с горки, а она ох и крутая! – жму на все педали, а цепь возьми и соскочи. Поволочилась вслед. Значит, лететь с горы без тормозов...

По сторонам – дома почти впритык к дороге, на другой стороне – трамвайные рельсы. А впереди внизу перекресток: снизу вверх идет трамвай, ему навстречу вниз ползет другой, у перекрестка туда-сюда снуют машины и автобусы...

Какая же сила меня несла на скорости, что я в метре меж встреченными трамваями пролетела наперерез самосвалу, увильнула от встречи с автобусом, как-то объехала другой самосвал, и наконец врезалась в заборчик здания Зелентреста. Кувыркнулась через этот заборчик, перелетела через железяки на дорожке, и приземлилась в траву, вконец испугавшись такого смелого перелета.

Я не поверю ни за что, если кто-то будет утверждать, что я сама спаслась, умело руля великом. Нет, нет и нет, я летела без мыслей, в страшном испуге, но кто-то невидимый рулил за меня, кто-то очень виртуозно обошел оба трамвая, самосвалы, автобус, пронес меня мимо столба и я в него не врезалась. Опять же кто-то благополучно перебросил меня через острые железки и не свалил на острый штакетник у здания, а мягко приземлил в траву...

Я отделалась царапинами и ушибом локтя, колена и бока. Нашла в себе силы одеть цепь и доехать до дома.

Этот полет – перелет через свою смерть я и умирая не забуду! Только сверхъестественные силы спасли меня от неминуемой катастрофы! Спасибо Богу!

 

УЖАСЫ ИЗ ДЕТСКИХ ВОСПОМИНАНИЙ

 

УЖАС № 1

Тарантул

 

Дело было в Караганде летом, на закате, к вечеру я побежала босиком к дому сестры Раи на другую улицу. Было мне лет 10, скачу, подпрыгивая в переулке по пыльной дороге, и вдруг чувствую – по моим босым ногам кто-то ползает... Я брезгливо стряхнула это что-то и с ужасом увидела большую паучиху с массой паучат на спине. Я нечаянно задела их семейство ногой, паучата рассыпались по моим ступням и вокруг! Ой, караул! Они поползли по мне, они рассыпались по дороге, ой, они ползут уже по платьишку... Наступить негде...

Я попрыгала, вереща от страха. Как я испугалась – мало сказать – я думала, что немедленно умру от укуса тарантула... Ведь ребячье радио постаралось основательно впечатлить меня, приезжую, о смертельной опасности тарантула. У него 8 глаз и 8 мохнатых лап, паук якобы прыгает на людей, кусает ядом, человек погибает, а потом это страшилище якобы высасывает всю кровь из жертвы.

Но всё обошлось – паучиха на меня не прыгнула, паучата снова взгромоздились на спину мамки, правда, я в это время улепётывала от ядовитой семейки так, что голые пятки сверкали.

Став взрослой узнала – да. Тарантул ядовит, но для животных, человеку его укус ощутим как укус осы или пчелы. Самка с паучатами на спине никак не могла никуда прыгнуть, но с тех пор я боялась ходить босиком: ужас новой встречи с пауком на всю жизнь остался – уверяю вас!.. И то, что она меня не укусила – Спасибо Богу!

 

УЖАС № 2

Молитва из могилы

 

За нашим огородом была большая лужа, через дорогу от нее – заброшенное кладбище. Я иногда провожала подружек окружным путем – через большой мост. Почему-то мы считали – здесь идти безопасно, хотя идти надо было мимо еще одного старого кладбища...

Однажды, после неких страшилок про мертвецов, мы поспорили, что я пробегу через кладбище.

– Как? Ночью?..

– Да ты что?!

– Брр! Страшно же!

– Бояться надо живых, а не мёртвых, – заносчиво заявила я мамиными словами и смело пошла по кладбищу.

Хоронили здесь когда-то умерших русских, немцев, и казахов, и татар, и другие нации. Казахи, например, хоронили своих умерших в саване, сидя в могиле, сверху накрывали могилу досками, накидывали на доски землю, ставили столбик в изголовье.

Кладбище было старое, забытое, где там ночью разберешься, какая могила русская, какая казахская с прогнившими досками? Побежала я меж могил с криками и улюлюканьем. Девчонки стоят от кладбища далеченько, стынут от ужаса, поражаются моей отваге, а я бегу к ним с победным зовом.

И вдруг... по пояс проваливаюсь в некую яму, видимо, в казахскую могилу!.. Конечно, от ужаса зашевелились волосы. Кричу подружкам:

– Помогите из могилы выбраться!

Подружки с перепугу так рванули домой, только пятки засверкали. Пришлось мне выбираться из могилы самой.

А земля сыплется, схватиться не за что, так и тянет сухой песок вниз. Ни кустика, ни травки нет, чтоб за них ухватиться... А песок сыпался и из-под ног, всё глубже засасывая меня в могилу. Подо мною трещали гнилые доски ящика, в котором сидел некогда умерший, а ужас положения едва не лишал сознания.

Я была в зрелом пионерском возрасте. Нас с детсада учили быть атеистами, но моя мама была глубоко верующая. Она еще лет в пять научила меня молитвам. Вот по плечи в могиле я и вспомнила молитву. Я истово закрестилась и отчаянно зашептала «Отче наш». В ту же минуту кто-то невидимый подтолкнул меня, я оперлась ногами о стенку могилы, а кто-то невидимый легко вытолкнул вверх.

Бледная, грязная, перепуганная я припустила домой – тут близко, через дорогу мимо лужи. Так я со страха сократила путь – прямо по луже драпала – всё казалось, за мною мертвецы гонятся… Бежала и себя ругала: Так мне и надо, нечего по ночам по кладбищам шляться! Тоже мне героиня нашлась! Вот Бог и наказал, чтоб я по ночам не тревожила усопших...

Но представьте, люди добрые, меня в могиле, я всё проваливаюсь ниже и ниже, схватиться не за что. Вокруг мрак, хоть глаз выколи. Я одна. Чудятся разные страшные звуки. В глазах сверкают некие молнии. Помочь вылезти из могилы некому... И всё-таки некая невидимая сила мне помогла.

Я днём ходила посмотреть на место своего ужаса – дыра посреди захоронения, крутые высокие стенки могилы с осыпями песка и без опоры внизу, – там сгнившие доски и белеют кости вперемежку с песком и тленом – бррр, – нет, самостоятельно оттуда мне бы не выбраться...

Кто же мне помог, как вы думаете? Наверное, обращение к Богу, не зря же говорят, что атеистов нет на войне и при опасности.

Но урок на всю жизнь усвоен!.. Повторить эксперимент я и подумать не могла – до сих пор при одном воспоминании мурашки по спине бегают...

Но я могу собой гордиться – многие мои подруги не испытали того драйва, такого экстрима... И в то же время думаю – а если бы мне не помогли небесные силы, вы только представьте – я, перепуганная девчушка, вынуждена заночевать в могиле... Наверное, я бы осталась там навсегда, умерев от разрыва сердца...

...Анализируя все эти мои спасения, я давно поняла – зачем-то я нужна на белом свете, если меня спасали всякий раз от верной гибели. Наверное и вправду Бог есть! Спасибо тебе, Боже!

 

2016–2017 гг. Курган-Тюмень

 

© Любовь Селезнёва, текст, 2017

© Книжный ларёк, публикация, 2017

—————

Назад