Наталья Максимова. Бумеранг

06.04.2017 21:10

БУМЕРАНГ

 

 

Глава 1

 

– Откуда они у тебя? – голос говорившего дрожал. – Неужели ты снова... Мне не нужны деньги, из-за которых я потеряю брата!

Парень, которому был задан вопрос, жёстко усмехнулся.

– Не волнуйся. Всё нормально. Ничего страшного не произошло.

Андрей тяжело выдохнул.

– Ты опять?! После всего... Я не верю!

– Опять? Да я никогда и не завязывал! А что ты бы мне посоветовал? Ждать её смерти? Просто ждать?

– Я нашёл бы выход.

Брат колко засмеялся:

– Ты представляешь, какая это сумма?! Обо мне не переживай. Я сумею за себя постоять. Всегда умел!

– Но даже ОН всё бросил! Я никогда не думал, что ты пойдёшь против Дубравова.

Глаза Алика расширились, словно от пощёчины. Он чуть заметно усмехнулся:

– Мне пора. Передай деньги доктору, – потом совсем другим тоном, тихо добавил. – Пойду против Дубравова? Андрей, меня многие будут ненавидеть. Сотни хотеть убить. Даже он... Я это заслужил. Но я не хочу, чтобы и ты был такого же мнения. А, впрочем, решай сам.

– Почему ты не появляешься в больнице?

– Так лучше. Если будет время, я заеду. Можешь взять мой мотоцикл, я всё равно им не пользуюсь, – бросив ключи, брат вышел.

Андрей провёл рукой по лицу, пытаясь успокоиться. Глаза наткнулись на пачки зелёных купюр. Он попытался их взять, но рука отдёрнулась, как будто обожглась. Парень обессиленно опустился в кресло. С фотографии на столике ему улыбались родные лица. Смотря на фото, парень вновь оказался там. Он даже ощутил свежесть морозного, зимнего вечера. Тогда они, всей семьей, отдыхали в горах. Им редко удавалось, вот так, вместе выбраться. Мама, отец смеялись, на их лицах играл румянец. С неба падал пушистый снег. Андрей с горечью осознавал, что этого чувства больше никогда не испытает. Чувства беззаботного счастья. А ведь не прошло и двух лет! Как же всё изменилось за это короткое время. Самые близкие люди стали чужими. А теперь он терял и брата, не в силах что-то изменить.

Андрей был старше Алика, но в их семье, где всегда царил холод и отчуждение, он всей душой тянулся к младшему брату. К такому живому, непосредственному. Иногда дерзость мальчика шокировала, но только он мог разогнать одиночество, бывшее нераздельным обитателем их дома. После очередной ссоры родителей Андрею становилось тоскливо. Лишь теперь он смог понять смысл тех сцен. Отец редко бывал дома. Его обширный бизнес требовал много времени. Мать не жаловалась, терпеливо его ожидая. Но иногда она, не сдерживая слёз, молила:

– Сережа, не будь так жесток. Ты же знаешь, я люблю тебя, ничего не требуя взамен. Мне достаточно знать, что ты жив, что с тобой всё в порядке! Я прошу, именем Алика...

По лицу Дубравова скользила холодная улыбка:

– А вот шантажировать меня не выйдет! Ты здесь только для того, чтоб у мальчика была полноценная семья. Но если ты посмеешь открыть рот... Если ты в чём-то не исполнишь свою роль, твоя жизнь не будет стоить и копейки!

– Больше всего, я боюсь потерять тебя! Я забыла, что такое спокойный сон!

– Ты знала, кто я! – циничного усмехался отец. – Терпеть истерики я не намерен!

Не обращая внимания на слёзы жены, Дубравов уходил. Андрея пугали эти проносившиеся грозовые тучи. Поговорить с матерью он не решался, не желая причинить ей боль. Хотя мальчик и любил отца, но побаивался его. Даже когда тот шутил, от него веяло холодом. Единственный, кто мог выслушать и успокоить, был младший брат.

Алик хитро прищуривал свои голубые глаза, безапелляционно заявляя:

– Ну и что тебя беспокоит? Мама, как любая женщина, способна преувеличивать. Запомни, они все такие! Боятся, сами не зная чего. К тому же постоянно требуют внимания.

– Знаток женской психологии нашёлся! – легонько толкая брата, улыбался Андрей, чувствуя, как тяжесть на сердце исчезает.

– А то! Их надо держаться в строгости, чтобы знали своё место.

Андрею иногда казалось, что от брата исходит незримый свет, разгоняя все трудности. Но он замечал, каким жестоким мог быть Алик. Только с отцом брат открыто, доверительно беседовал. Дубравову принадлежали сети магазинов. Много филиалов находилось за рубежом. Это была лишь малая часть настоящего бизнеса Сергея. Андрей с матерью понимали постоянное его отсутствие. Но вот Алика такое положение не устраивало. Он требовал к себе внимание, шёл на открытые конфликты. И удивительно, но отец уступал. Прощая даже самые дерзкие выходки. Когда говорил младший сын, в глазах Дубравова играла усмешка. В спорах всегда побеждал Алик, какими бы абсурдными не были его требования…

 

Андрей встал с кресла, поднимая фотографию.

– Нет, он не такой как ты!– с болью прошептал парень. И всё же он осознавал, что обманывает себя. Доказательством служили тугие пачки иностранной валюты.

 

*  *  *

 

Облокотившись на дверцу машины, Алик нервно курил. Ему не было ещё и двадцати. Невысокого роста, далеко не силач. Чёрные, как воронье крыло, волосы странно сочетались с голубыми глазами.

Парень выкурил уже не одну сигарету, но сесть за руль и поехать дальше что-то не давало. Слова Андрея, как эхо звучали в голове: «Пойдешь против Дубравова!» И это сказал брат! Мнение окружающих ему было известно, только оно его мало волновало. Но вот отец...

– Неужели и ты поверил? А почему бы и нет?! – сам себе зло ответил Алик. – Я ведь для тебя предатель.

Он знал, как щепетилен Дубравов в таких вопросах. Сергей не прощал измены. Алик прикрыл глаза:

– Где же ты сейчас? Почему не уберёшь своего взбунтовавшегося сынка. Я же для тебя конкурент!

При взгляде на табличку с названием небольшого посёлка, по губам скользнула едкая издёвка:

– Притом, какой достойный конкурент!

 

Глава 2

 

Всё началось два года назад. Тем летом Алик отдыхал в Англии.

 

Дубравов просматривал бумаги. Его безразличный взгляд пробегал по множеству документов. Заметил конверт без каких-либо пометок, в глазах Сергея появился интерес. Открыв конверт, он извлёк стопку фотографий. На них была запечатлена жена, обнимающая мужчину.

 

*  *  *

 

Услышав звук подъехавшей машины, Аня подошла к зеркалу, поправить причёску. Посмотрев на своё отражение, она невольно вздохнула. Сергей никогда не замечал её красоты, хотя в свои тридцать семь женщина выглядела очень молодо. И всё же, Аня была рада каждому его приезду.

Дубравов прищурился, увидев спускающуюся по лестнице жену:

– Ты хотя бы задумывалась, чего тебе это будет стоить? Ты же меня знаешь. Очень хорошо знаешь! Теперь без претензий.

Сергей схватил Аню за руку, притянув к себе:

– Со мной шутить опасно. Он жив?

– Серёжа, пожалуйста, успокойся!

Мужчина колко усмехнулся:

– Хорошо подумала? Тогда ты разделишь его участь.

– Что... ты собираешься делать? – запинаясь, прошептала Анна.

– А у тебя на этот счёт есть сомнения? Я не оставляю невыполненных заданий.

– Он не опасен! – по щекам Ани покатились слёзы. – Прошу тебя, ради наших детей, не делай этого!

Дубравов крепко сжал её плечи:

– Запомни, прежде чем ты успеешь открыть рот, тебя не станет! Ты ни одним словом не потревожишь Алика.

– Серёжа, я мать! Я так же его люблю, как и ты!

– Алик мой, только мой! Ты его и на сотую долю не знаешь.

– Нет, он всего лишь ребёнок! Самолюбивый, упрямый, но ребёнок. Я не позволю тебе сделать из него бездушного убийцу.

Резкая пощечина опрокинула женщину на пол.

– Папа, хватит! – послышался сзади голос.

Дубравов невольно отшатнулся, увидеть сейчас сына он никак не ожидал. Алик подошёл к матери, помогая подняться.

– Что это значит?

Сергей тяжело выдохнул, пытаясь успокоиться.

– Когда ты вернулся? Ты же собирался ещё неделю пробыть в Англии.

Парень пожал плечами:

– Возникли некоторые проблемы. Потом поговорим. И всё же, что за время моего отсутствия произошло?

– Заедешь ко мне, – не отвечая на вопрос, Дубравов вышел.

 

*  *  *

 

Возращение сына никак не входило в планы Сергея. Убрать давнего конкурента не проблема, но вот Аня...

В дверь постучали. Посетитель сразу заметил, что глаза хозяина метали молнии.

– Вы просили зайти.

Сергей сел в кресло, взяв конверт:

– Этим занимался ты? Что можешь добавить?

– Немногое, – гость слегка нервничал, но умение скрывать эмоции пришло ему на помощь, – вы уже и сами всё поняли. Узнав об опасности, Ткач скрылся за границей. Поехал в Польшу, обычным рабочим. Там и жил в полной нищете.

Сергей выразительно поднял бровь:

– А я слышал, что капитан идёт на дно, вместе с кораблём. В этом же случае капитан сбежал первым, как настоящая крыса. Бросив не только членов команды, но и семью.

Дубравов презрительно усмехнулся:

– Ну, да ладно, как говорится, цель оправдывает средства. Он спас свою трусливую душонку. Почему же теперь решил выбраться?

Собеседник неопределенно пожал плечами:

– Времени прошло много. Его врагов в помине нет.

– Возможно, но почему именно сейчас?

– Наверное, какие-то связи у него всё-таки остались. Вот он и получил информацию о безопасности возвращения.

– Какие-то связи? – жёстко переспросил Сергей. – Константин, и это говоришь ты? Чтобы завтра у меня на столе были их имена, фамилии, даты рождения... и даты смерти.

– Хорошо, но, скорее всего, это мелкие сошки, – перехватив взгляд хозяина, мужчина быстро добавил. – Я займусь этим.

– Что ты можешь сказать о самом Ткаче? Чего он хочет? Какие у него планы?

Константин внимательно посмотрел на Дубравова.

– Ткач узнал, что его дочь чудом осталась жива, и замужем за влиятельным человеком. Он считал врагами совсем других людей, потому решил, что зять поможет восстановить былые связи.

Сергей усмехнулся:

– И где он сейчас?

– По-прежнему отсиживается в Польше. Его оттуда нереально вытащить.

– Получается, он не опасен?

– Можно, и так сказать, – согласился подчинённый.

Дубравов задумался, эта старая история ему была не нужна. И хотя своего бывшего конкурента он не воспринимал всерьёз, всё же ворошить прошлое ни к чему.

– Что ж Константин, завершить дело тебе проблем не составит.

– Но ваша жена, она ведь видела его, знает, что он жив, – голос говорившего был вкрадчив.

– Неважно. С этим я разберусь сам. Аня всего лишь женщина…

– Папа, можно? Не занят? – в кабинет вошёл парень лет семнадцати.

– Конечно, входи. Что-то быстро тебе надоели англичане. Почему не сообщил о возращении?

– Решил в последнюю минуту, – присаживаясь, усмехнулся Алик. – У тебя посетители? Привет, Константин. Как дела на профессиональном поприще? Работы не слишком много?

– Да нет, нормально, – ответил мужчина.

Сергей посмотрел на подчинённого:

– Убрать, как можно быстрее.

Бровь Алика приподнялась, а губы скривились в издёвке:

– Вижу, здесь точно всё по-старому!

– Я вас понял. До свидания, Алик.

– Пока, – колко бросил парень. – Моя помощь не требуется?

Константин отрицательно покачал головой и быстро вошёл.

– Серьёзные проблемы?

Сергей знал, что от парня нелегко отделаться.

– Нет. Один старый конкурент. Устранить его, чистая формальность.

Глаза сына сузились:

– Папа, выкладывай, что там.

Алик не спеша поднялся, присев на краешек стола, напротив отца.

– Случайно, эта история не связана с утренней сценой?

– Это здесь совсем ни при чём.

– Тогда какие секреты? Дубравов, вы мне не доверяете?

Сергей молчал.

– Ну это уже что-то! – рассмеялся Алик. – Такого я ещё не видел! Мой отец, и теряет дар речи! Ты же отлично меня знаешь, убрать конкурента не вопрос. Но если дело касается нашей семьи, здесь никаких со сведением счётов я не допущу!

– Это всего лишь конкурент, – устало выдохнул Дубравов. – Если ты настаиваешь, я расскажу. Но я не хотел, чтобы ты это когда-нибудь узнал.

– Па, чтобы там не было, мне без разницы, – тихо проговорил сын. – Я привык тебе верить, верю и сейчас. Мы и так уделили этому старому знакомому много времени.

Алик снова сел в кресло, откинувшись на спинку:

– Лучше расскажи, как тут без меня идут дела.

Дубравов улыбнулся:

– Забота о них тебе не дала даже отдохнуть? Чем же тебе не угодил лорд Аррус? Надеюсь, там обошлось без кровопролития?

Алик засмеялся:

– Да вы что, Дубравов? Всё было чинно и мирно.

– Понятно, – усмехнулся отец. – Теперь нужно выяснить, что же, по-твоему, означает «мирно».

– Всё в порядке. Вот если бы со мной был Константин...

– А ты нуждаешься в его услугах? – в тон сыну, ответил Сергей.

– Ты слишком переоцениваешь своего зама. Кстати, как у него дела?

Дубравов насмешливо улыбнулся:

– Ты спрашиваешь о Константине, или же о его дочке? Не успел заскочить?

У Алика было много девчонок. Сергея это не тревожило, молодость на то и есть. Но вот к Лизе сын совсем по-другому относился. И Дубравов, не осознанно, ревновал. Он ревновал его к каждому, кто хотя бы немного был парню дорог.

– Если тебя, действительно, интересует Константин, то жив-здоров. Что же касается девочки, вряд ли чем смогу помочь. Константин не рассказывает о семье. Сам понимаешь, не такой у него статус.

– А интересно, какой? – не остался в долгу Алик.

 

Глава 3

 

Домой парень вернулся далеко за полночь. У него так и не хватило времени увидеть брата. Алик уже собрался подняться к себе, но заметил свет из неплотно прикрытых дверей в комнате матери. Сонно зевнув, он всё же решил зайти, узнать как она.

Подходя ближе, Алик невольно остановился, услышав слова Ани.

– Андрей, пообещай, что бы ни случилось, ты никогда не расскажешь наш разговор брату. Даже если будешь знать, кто виноват.

Парень рывком открыл дверь. По щекам матери катились слёзы.

– Привет, – иронично бросил он. – И о чём же я не должен знать? Мама, что это значит? У тебя проблемы? Скажи, я всё улажу!

Женщина поднялась. В этом и был её младший сын! Для него не было преград.

– Знай, я тебя очень люблю, что бы тебе ни сказал отец. Но... я должна это сделать.

– Так! – раздражённо выдохнул Алик. – Мне надоели загадки! Я не привык, чтобы меня игнорировали. Нужна будет помощь, обращайтесь. Спокойной ночи!

– Не обижайся, – мать удержала сына за руку. – Ты можешь одолжить мне свою машину?

Алик колко усмехнулся, бросив на стол ключи.

– От меня требуется только это?

– Береги себя, – прошептала Аня и поспешно вышла.

Андрей тяжело вздохнул, брат приобнял его:

– Не волнуйся, я прослежу за ней. Возможно, я и мал для ваших тайн, но как-то уж попытаюсь разобраться.

– Расскажешь, как отдохнул? – почувствовав, что тревога ослабила тиски, спросил Андрей. – Ты стал просто неуловим! За целый день на минуту не заскочил.

– Скукота, нечего рассказывать, – отмахнулся брат. – Я падаю от усталости.

 

*  *  *

 

Комнату наполнял свежий аромат цветов. Лиза, задумавшись, облокотилась о письменный столик. Чуть раскосые серые глаза заволок туман. Залетевший камушек заставил её вздрогнуть. Девушка подошла к окну. Чьи-то руки, крепко обняв, опустили её в сад. Алик жадно припал к губам, но девушка отстранилась:

– Подожди...

– Не понял? Ты мне не рада?

– Нас может увидеть отец.

Алик усмехнулся:

– И что с того?

– Перестань! Он просил...

– Ладно! Оставим в покое твоего дражайшего родителя.

Парень ловким движением вскочил на подоконник, оказавшись в комнате.

– А здесь, без надзора, я могу тебе поцеловать?

– Нет, нам нужно поговорить.

– Что ещё? Я здесь нежеланный гость? Тёплая встреча, после разлуки!

Лиза вздохнула:

– Папа просил, чтобы мы больше не виделись...

– Стоп! Это его желание или и твоё тоже? Какое мне дело до Константина?

– Не говори так. Папа... он боится...

– Чего? – удивленно, с издёвкой спросил Алик.

Девушка опустила глаза:

– Его предупредили, если мы и дальше будем вместе...

Слова Лизы потонули в весёлом, заразительном смехе.

– Извини, малыш! Но такого я ещё не слышал! Константин и боится угроз! Да он профнепригоден! Успокойся, никто его не тронет. Не думал, что отец пойдёт на такое. Всё! Больше ни слова о нём! А то я сам его пристрелю. Я дождусь, наконец, полагающейся мне встречи?

– Конечно, я очень соскучилась, – обнимая парня, прошептала девушка.

 

*  *  *

 

Когда самолёт приземлился, Аня не спеша сошла по трапу. Не приветливо её встречала Варшава. Над аэропортом повисли тёмные, низкие тучи. А сырой, пронзающий ветер заставил зябко поёжиться.

Таксист удивлённо взглянул на женщину, услышав адрес.

– Уверены, что вам именно туда?

Аня пожала плечами:

– Кажется, да.

– Что ж, тогда поехали.

Машина промчала центр с яркими витринами и стала блуждать по окраинам, проезжая пустые улицы. Анна смотрела на бесконечный дождь, чувствуя, как горький ком подкатывает к горлу. Куда она едет? Зачем? Сергей ей этого не простит. Никогда не простит! А в своих наказаниях он очень жесток. Дубравов... Серёжа... Она не сможет без него. После пережитого, казалось, она должна его ненавидеть. А она любила. Шла на все условия, чтобы только быть вместе. Но Сергей не принадлежал ей. Вспомнился первый день их встречи. Тогда отец отмечал слияние двух компаний. Было много гостей, Аня тонула в море комплиментов, щедро посылаемых единственной дочке нового главы объединённого металлургического комплекса. Чей-то пристальный взгляд привлёк внимание. Парень стоял в стороне, когда их глаза встретились, он саркастично улыбнулся. Аня не могла понять, что же было в этой улыбке, но сердце тревожно сжалось.

Небо окрасили первые, тёплые лучи рассвета, Аня устало присела в кресло, мечтая о долгожданном отдыхе.

– Можно пригласить на последний танец? – подходя, иронично спросил незнакомец.

Аня растерялась, что-то зловещее послышалось в этих простых словах. Заметив её испуг, гость ухмыльнулся. Не дожидаясь согласия, он крепко взял её за руку и повёл в центр зала.

Аня ещё несколько раз видела Сергея. Когда же она спросила у отца «Кто он?», тот ответил не сразу: «Да так, человек одного компаньона. В общем-то, никто. Но... что-то есть в этом парне... Бред! Я, и боюсь какого-то мальчишку!»

Аня хорошо поняла отца, ведь испытывала те же чувства. И всё же она с нетерпением ждала новых встреч.

А потом, потом был тот жуткий вечер...

Женщина сжала пальцы, отгоняя кошмарные видения…

Таксист искоса смотрел на свою клиентку, по щекам которой катились слёзы.

– Приехали, – прервал он её раздумья.

– Что? – Аня недоуменно оглянулась. – Где мы?

– На улице, которую вы указали. Вот табличка, а вот номер дома, – увидев растерянность пассажирки, водитель участливо предложил. – Может, вас подождать? Не думаю, что вы здесь надолго.

– Нет, не нужно, – покачала головой Аня.

 

Глава 4

 

Машина уехала, и женщина осталась одна под холодным, моросящим дождём. Она удивлённо окинула взглядом обшарпанные стены старого дома, согнувшегося, жалобно мяукающего кота, пустой захламлённый дворик. Отпечаток безнадёжности и бедности лежал всюду. От пронизывающего ветра Анна поспешила укрыться в подъезде, двери которого хлопали. Поднявшись на четвёртый этаж, женщина постучала.

– Кто там? – послышался сдавленный шепот.

– Папа, это я. Папочка, открой.

Мужчина почти силой втянул Анну в дом, быстро закрывая дверь.

– Что ты здесь делаешь? Мы же договорились...

Но Аня не слушала, сквозь набегающие слёзы она смотрела на отца, которого не могла узнать. Перед ней стоял измученный, напуганный старик. Аня поняла, как он жил всё это время, тогда как его дочь молила небо об убийце их семьи. Жалость к отцу сжимала сердце.

– Папочка, тебе грозит опасность, – выдохнула Аня. – Ты должен уехать!

Мужчина побледнел, облокотившись о стену. Он больше двадцати лет прожил в ожидании, что его найдут. За это время страх полностью овладел им, подчиняя разум.

– Мне некуда бежать, не осталось ни связей, ни друзей. Если ты сейчас уйдёшь, я сойду с ума.

Аня гладила седые волосы отца, вытирая слёзы.

– Папа, как же я виновата перед тобою! Сможешь ли ты когда-нибудь простить меня?

Отец устало покачал головой:

– Это наказание... наказание за то, что я бросил вас тогда.

– Ты не мог знать... Это неправда!

Женщина замолчала, прижимая морщинистую руку отца к губам. Имела ли она право его осуждать? Ведь столько лет прожила с Сергеем!

Мужчина резко дёрнулся и медленно опустился на пол. Аня в ужасе закричала, на груди отца расползалось красное пятно.

 

*  *  *

 

За окном стояла глубокая ночь. Сергей и Алик увлечённо что-то обсуждали. Дубравов, прищурив глаза, наблюдал за сыном. Тот с горячностью отстаивал свой план.

– Хорошо, – наконец, проговорил Сергей. – займёшься этим?

– А у тебя есть лучшая кандидатура? – удивлённо спросил парень.

Не выдержав, Дубравов рассмеялся:

– Нет, лучшего варианта, сто процентов, не имеется.

Алик прикусил губу, он понял, отец просто шутил.

– Вижу, у тебя весёлое настроение?

– Я же сразу сказал, этим занимаешься ты, – примирительно сказал Сергей, – но не мог же я, лишить себя удовольствия, увидеть тебя в запале. Это впечатляет.

Алик сонно зевнул.

– Папа, довольно на сегодня полемики. Что-то я устал, и выдерживать удар у такого искусного противника стаёт всё труднее. Поехали домой.

Резкий телефонный звонок помешал Сергею ответить.

– Я выполнил задачу, – послышался голос Константина. – Но... возникла проблема. С ним ваша жена.

Пальцы Дубравова сжались.

– Убрать, – холодно бросил он и отключил телефон. Потом повернулся к сыну:

– Езжай, а я ещё немного поработаю.

– Мы так не договаривались! Тебе тоже иногда нужно отдыхать.

Сергей усмехнулся:

– Зачем? У меня есть достойная замена.

– Но я все равно уже ничего не вижу.

– Слабовато для будущего хозяина.

– Почему будущего? – едко спросил парень.

За Аликом закрылась дверь, а Дубравов продолжал стоять, смотря ему в след. Что-то обжигало душу.

 

Глава 5

 

Аня выбрала отца, значит, должна отвечать. Это не месть, не наказание, это правило, по которому уже много лет жил Сергей. Предательство не прощается. Он отдал обычный приказ... Что он испытывал к Ане? Она была одним из его многочисленных трофеев, красивой, глянцевой обложкой современной жизни. Уважаемая, образцовая семья, в которой самого Сергея не было. Семья, подчиняющаяся его правилам, нарушить которые не смел никто. Старший сын, окончив на отлично школу, поступил в университет, заняв там первую ступень. Ему пророчили успешное будущее. И только один Андрей знал, как ему тяжело это даётся. Он сутками просиживал над учебниками, чтобы... хотя бы раз отец одобрительно улыбнулся. Он больше всего на свете боялся, когда в глазах отца появлялось недовольство. Сергею стоило только посмотреть на сына, и он весь сжимался.

Всё было по-другому с младшеньким. Ещё только подрастая, Алик легко выдерживал недовольство отца, на его лице появлялась неподражаемая, хитрая улыбка. И когда после очередной дерзости мальчугана, взгляд Сергея становился опасным, что даже Аня побаивалась за своего кроху, тот, лишь передёрнув плечами, отвечал таким же вызовом. Сергею ничего не стоило поставить сына на место, но он не мог позволить себе этого.

 

*  *  *

 

– Наконец-то! – выдохнул Андрей, увидев брата.

Алик удивлённо округлил глаза:

– Почему ты не спишь? Уже третий час!

– Я же звонил тебе! Ты обещал пораньше освободиться.

Брат поморщился:

– У меня полно дел.

– Я очень волнуюсь. Мама до сих пор не вернулась. Её мобильный не отвечает. Нужно... нужно обзвонить больницы.

Алик приподнял бровь.

– Она что, больна? Я могу, наконец, услышать правду?!

– Не больна...

– Ты хочешь сказать?!.. Иди отдыхай, – жёстко бросил брат. – Завтра я во всём разберусь.

– До утра я сойду с ума, – покачал головой Андрей.

Алик тяжело вдохнул, подавив раздражение.

– И куда звонить? В больницы по городу, по всей стране, или даже по всему миру? Ты знаешь адрес? Успокойся, я не собираюсь выведывать ваши тайны. Мы просто туда наведаемся. Я заказываю билеты, а ты принести мне чашку крепкого кофе.

Андрей не смог сдержать улыбки, посмотрев на сонное лицо Алика:

– А ты не пробовал возвращаться пораньше, чтобы, хоть иногда, высыпаться?

Парень колко сощурил глаза:

– Мой братец нотации решил мне почитать?

 

Глава 6

 

Алик присвистнул, осматривая местность:

– Ну и трущобы! Куда это маму занесло?!

Дождь закончился, сквозь мохнатые тучи пробивалось солнце, отражаясь в лужах, но оно было бессильно скрасить обветшалость. Только рыжий кот наслаждался теплом, развалившись на лавочке.

– Может, я что-то напутал, – неуверенно произнёс Андрей. – Здесь полная разруха.

Брат рассмеялся:

– И всё же, мы проверим, не зря же я сюда летел, – он перескочил заграждающую путь лужу. – Это, конечно, не пятизвездочный отель...

Парни поднялись на четвертый этаж.

– Кажется, эти дома на снос. Здесь даже звонка нет, – удивлённо проговорил Андрей, постучав в дверь. – Наверное, мама уже уехала в аэропорт, если она вообще здесь была.

Алик согласно кивнул, но в его глазах блеснул огонёк.

– Возможно, ты и прав, только я не уеду, пока не проверю.

В руке у парня появился маленький пистолет.

– Ты сума сошёл?! – испуганно выдохнул Андрей.

Брат улыбнулся.

– Тише! Это всего лишь заброшенный дом.

Три глухих щелчка попали в сердцевину замка. Алик надавил на дверь, и она безропотно открылась.

– Мы только посмотрим. Мы же не воры.

И всё же пистолет он не спрятал, крепко сжимая в пальцах.

– Оп-па! – усмехнулся Алик.

В прихожей лежал человек. Парень перевернул его на спину. Грудь мужчины была залита кровью.

– Прямо в сердце. Шансов ему не дали.

– Мама! – в ужасе закричал Андрей, подбегая к Анне.

– Она жива, слышишь меня, жива!.. – Алик сам не узнал свой хриплый голос. – Вызывай скорую, быстрее!

Но не успел Андрей достать телефон, как сзади послышался грохот открываемой двери, в комнату ворвалось человек пять, в камуфляжной форме.

 

*  *  *

 

– Что с моей матерью? – устало спросил Алик. – Сейчас меня интересует только это.

Следователь кивнул:

– Понимаю. Идёт операция. Будем надеяться на лучшее. О малейших изменениях нам сообщат.

Парень прикрыл глаза.

– Я всего лишь искал мать, что там произошло, мне не известно.

– Саша, у тебя был пистолет, зачем?

– Мне так спокойнее, – пожав плечами, проговорил Алик. – Наверное, привычка.

Мужчина криво улыбнулся:

– Мы вернемся к этому вопросу. Тебе знакома фамилия Виленский?

– Впервые слышу.

– А Ткач?

Алик взглянул на собеседника:

– Это девичья фамилия моей матери.

Следователь удовлетворённо кивнул.

– Ткач Петр Тимофеевич, что можешь сказать об этом человеке?

– Вы хотите сказать... Он был её отцом?

 

Глава 7

 

Сыновья держали мать за руки, наперебой что-то рассказывая. В глазах Ани блестели слёзы.

В палату вошёл доктор:

– Всё, Анне Петровне нужно набираться сил.

Поцеловав мать, ребята обещали приехать завтра.

– Доктор, у меня к вам один вопрос, – выдохнул Алик. – Её могли случайно задеть?

Мужчина отрицательно покачал головой.

– Между первым и вторым выстрелом прошло не меньше тридцати минут. Только... – доктор немного помедлил. – Я думаю, второй выстрел был преднамеренно не смертельным.

Алик удивлённо поднял бровь:

– Почему вы так решили?

– В первом случае стреляли с дальнего расстояния, и сразу на поражение, второй же выстрел был в упор, но пуля прошла возле сердца, не задев ни одной важной артерии.

– Интересно, – усмехнулся парень. – Спасибо.

 

*  *  *

 

Просторный кабинет для Дубравова был подобен клетке. Сергей не мог сказать, сколько раз шагами измерял комнату. Сотни, тысячи шагов, но спокойствие не приходило. Две недели. Целых две недели Алика не было. Он не приезжал, не звонил. Дубравов сам раз за разом набирал номер сына, но всякий раз сбрасывал.

– Вызывали? – заглянул в кабинет Константин.

– Заткнись! – выдохнул Сергей. – Я не верю, что ты промахнулся! За ошибки надо платить.

Ледяной, неподвижный взгляд Дубравова застыл на подчинённом.

Оба резко повернулись, услышав знакомый голос:

– Не помешаю? – парень бесцеремонно прошел внутрь. Посмотрев на бледное лицо Константина, усмехнулся:

– Казнь отменяется, проваливай. Впрочем, подожди... Кажется, я должен тебя поблагодарить? Чтобы нарушить приказ Дубравова, нужна колоссальная смелость. Но с благодарностью мы разберёмся попозже. Убирайся!

Алик присел в кресло, достав сигарету.

– Папа, я внимательно тебя слушаю.

Сергей, каждой клеточкой, ощущал состояние сына.

– Ты сам всё знаешь, мне нечего добавить.

– Ошибаешься, – тихо возразил парень. – Мне абсолютно ничего не известно. Мама наотрез отказалась что-то рассказать. Но я хочу услышать правду. И хочу её услышать от тебя.

В глазах Дубравова стояла горькая насмешка.

– И что же тебе интересует? – с сарказмом спросил он.

– Всё! – в тон отцу ответил Алик. – Всё, что чуть не стоило жизни моей матери. Эти две недели я пытался найти тебе оправдания, потому что, даже сейчас, не могу возненавидеть тебя.

Дубравов холодно улыбнулся.

– Я уже говорил, если ты потребуешь, я расскажу и это.

 

Глава 8

 

– Ты вырос, презирая всех, кто считает жалкие копейки. Я сам тебя так воспитал, – в голосе Сергея слышалась ирония. – Но находясь в центре столицы, управляя огромной частью города, тяжело представить, с чего всё начиналось... С детства я запомнил только покосившийся дом, облезлую краску на стенах и вечно пьяных соседей. Я дал себе слово, моя жизнь не будет такой... Я исполнял роль Константина – верный пёс при могущественном хозяине. Всегда под рукой, без лишних вопросов, готовый выполнить любую работу. Но мой, так называемый хозяин не отличался сообразительностью. Он не заметил, что главным его врагом стал я. Заключал сделки, устранял конкурентов – уже без его ведома. К тому же у него была красавица дочь. Девчонка отвечала мне взаимностью, только вот её отец и в страшном сне не мог представить, что породнится со мной. Он поспешно выдал её замуж. Дочь не противилась воле родителя. Но мне было не до её измены. Я понял, из нас двоих, с моим хозяином, в живых может остаться только один. Устранить его мешал Ткач, занимающий высокую ступень в той же сфере. Весь бизнес перешёл бы к нему. Такой вариант меня не устраивал. Решение было логичным, и единственно возможным. Я должен был по очереди убрать оба семейства... Обычная утечка газа, и огромный дом сложился гармошкой, избавив моего хозяина от всех волнений, подарив мирный, вечный сон. Высокое пламя осветило ночное небо. Прежде чем спешившие пожарные начали свою работу, я обследовал уцелевшие комнаты. Убедившись в отлично выполненной работе, уже собирался покинуть опасный объект... Но услышал слабый, едва уловимый плачь ребёнка. Развернувшись, я пошёл на звук. В самом углу стояла кроватка. Малыш задыхался от удушья. Схватив мальчонку на руки, я поспешно удалился.

На лице Алика читался неподдельный интерес:

– И где же сейчас этот ребёнок?

Сергей внимательно посмотрел на сына.

– Андрей вырос, и я хотел, чтобы он никогда не узнал этой истории. Дальше мне предстояло избавиться от Ткача. Всё семейство лежало под обломками обрушившегося потолка. Но проходя мимо неподвижных тел, я услышал своё имя. Расширенными от боли глазами на меня смотрела дочь Ткача. Мы с ней были знакомы. «Серёжа, помоги», – простонала она, но увидев в моей руке пистолет, надо отдать ей должное, она не бросилась в истерику, а только лишь едва слышно прошептала: «Я любила тебя…» Второй раз... Второй раз мой здравый рассудок не подчинился мне... Андрей был тогда ещё совсем маленьким, Аня стала хорошей матерью... Я ответил на все твои вопросы?

Голубые глаза Алика блестели.

– Более чем! Как же всё чудовищно просто. Папа, – голос парня дрогнул, – мне без разницы, кем ты был в прошлом! Для меня ты всегда останешься моим отцом! Самым дорогим человеком. Но... мама решила уйти.

Сергей ждал этих слов.

– Я гарантирую Ане и Андрею безбедное будущее.

Парень отрицательно покачал головой.

– Нет! Извини. Я их не брошу. Маме деньги отца не заменят. Андрею нужно учиться...

– А тебе? – колко спросил Дубравов. – Как ты собираешься их обеспечивать?

– Я же твой сын! Обязательно что-то придумаю! Могу даже повторить твой путь.

– Скорее я сам тебя убью, – жёстко выдохнул Сергей.

Парень надменно вскинул голову:

– Даже так?! Попросишь Константина? Он мастер решать семейные конфликты. Только я не беззащитная женщина, и за себя могу постоять!

Дубравов улыбнулся:

– Я ещё не разучился пользоваться пистолетом.

– Это предупреждение? – иронично спросил парень.

Сергей долго оценивающе смотрел на сына.

– Дослушай историю до конца, – размеренным тоном, наконец, произнес он.– Аня отличная жена, хорошая мать. Свою роль она исполнила безупречно. Хрупкая, фарфоровая статуэтка. Снежная королева, к которой я никогда не прикасался. У меня хватало пассий, помогающих скрасить досуг. Среди них была одна девочка, ей тогда только исполнилось семнадцать, своей жгучей красотой она затмевала остальных. Купив за городом шикарный дом, я подарил его ей. Но однажды приехав, застал девочку в слезах. Из бесконечного потока слов, понял, что она ждёт ребёнка. «Велика беда! Родишь!» – бросил я. Не знаю, что тогда руководило мной. Я к ней часто приезжал, следил, чтобы она ни в чём не нуждалась, только как раньше видеть в ней очаровательную соблазнительницу, уже не мог. Девочка растолковала это по-своему, она решила, что я потерял к ней интерес... В тот день я с утра не мог ей дозвониться. Бросив всё, помчался загород... Но приехал поздно... Моя ненаглядная выпила горсть таблеток. Врачи отчаянно боролись за её жизнь. Я же твердил, чтобы спасли хотя бы ребёнка...

Дубравов посмотрел в бледное лицо сына.

– Отличный сегодня день! – язвительно выдохнул Алик. – Хорошая у меня, оказывается, родословная! Отец киллер, мать шалава! Только я одного не пойму, зачем ты мне это рассказал?

– Анна тебе никто! – процедил Сергей.

– Нет, папа, ошибаешься. Она моя единственная мать.

 

Глава 9

 

Небо затянули серые тучи. Монотонный дождь поливал уже и так промокшую землю. Холодный ветер вздымал рябь на лужах, играя первыми облетевшими листьями.

Аня, Андрей и Лиза молча стояли под дождём, не решаясь ничего сказать. Алик понимал их состояние, и всё-таки злился. Он нервно курил, с насмешкой осматривая своё приобретение. И хотя по стандартам Роговцево дом был одним из лучших, для Ани, привыкшей к роскоши, он казался убогой издёвкой. Ей хотелось куда-то убежать, на глаза наворачивались слёзы.

Это был единственный вариант, на который у Алика хватило денег. После их ссоры Сергей закрыл сыну все счета.

Молоденький сад жалостливо дрожал под порывами ветра и под скептическими взглядами новых жильцов. Не выдержав, Алик отбросил сигарету:

– Хорошо, поищем что-то другое.

Лиза сразу уловила его настроение.

– Почему же? Мы замёрзли, и под дождём всё кажется унылым. Пойдёмте в дом.

Девушке никто не ответил, продолжая стоять с опущенными головами.

 

*  *  *

 

Зимние месяцы оказались тестом на мужество. Аню охватило отчаяние, ей казалось, что жизнь закончилась, и дальнейшее существование не имело смысла. Андрей всё время проводил в университете, домой приезжая только поздно вечером. Где же пропадал Алик, никто не знал. Парень старался, чтобы финансовые трудности не затронули родных, но приходилось оплачивать учёбу брата, да и каждодневных трат было достаточно...

 

*  *  *

 

Виталик не ожидал такого визитёра, потому явно растерялся. С Дубравовым он работал давно. Ему принадлежало табачное предприятие, выпускающее востребованную продукцию.

– Я же сказал, я не от отца, – устало выдохнул Алик. – Займёшь небольшую сумму, под хороший процент?

– Шутишь?

Парень поморщился, он не привык к таким просьбам, тем более предприятие Виталика фактически принадлежало отцу, что ещё более ущемляло самолюбие.

– Объясняю в последний раз. Одалживаю я! Не Дубравов. Он об этом вообще не должен знать.

– Без проблем, – пожал плечами Виталик.

 

*  *  *

 

Алик допоздна пропадал в своём детище. Место было выкуплено. Хороший бокс на трассе. Необходимая техника приобретена, рабочий персонал отобран и полностью укомплектован.

– Мы не ударим в грязь лицом, сможем выдержать конкуренцию. Открытие нашего автосервиса станет значимым событием! – уверенно заявил главный механик.

Алик молчал, глубоко вдыхая сигаретный дым.

– Не переживайте, в округе и приблизительно чего-то достойного нет. Прибыль пойдёт.

К удивлению мужчины, парень саркастично рассмеялся:

– О да! Прибыль будет ещё та!

Заметив растерянность рабочего, Алик улыбнулся:

– Всё отлично, Анатольевич. Завтра открытие, так что, езжай домой, отдыхай.

 

*  *  *

 

В гостиничном номере потрескивал камин, отбрасывая отблески на разговаривающих.

– Всё идёт по плану. Нужно просто немного подождать, – с улыбкой победителя проговорил один из мужчин.

Острый взгляд Хмурнова прожег собеседника:

– Будь осторожен, Сергей опасней ядовитой змеи.

 

Глава 10

 

Аня в окно увидела подъехавший автомобиль. В этой забытой всеми глуши Лиза стала для неё солнечным лучиком.

– Такая чудесная погода! – ещё с порога заговорила девушка. – Снег блестит как в сказке!

– Здравствуй, моя хорошая, – женщина поцеловала гостью. – Проходи быстрее, наверное, замёрзла? Только Алика нет, с утра куда-то уехал. Ему сейчас тяжело, я не имела права ссорить их с Сергеем.

– Вот вы, уж точно ни в чём не виноваты! – отрезала Лиза. – Они оба взрослые!

Женщина с нежностью посмотрела на свою юную собеседницу. Девочка так напоминала ей самого Алика. Её жизненная энергия била ключом, способная зарядить позитивом любого.

 

*  *  *

 

В небольшом баре тихо играла музыка, посетителей почти не было. Алик сидел у окна, крепко сжимая в пальцах стакан.

– Какие гости! – улыбнулся Евгений. – Давно не заглядывал.

– Присаживайся. Что у вас интересного?

Женька пожал протянутую руку.

– Да ничего особенного. Кроме слухов, что ты отошёл от дел.

Алик хмыкнул:

– Не удалось. Очень уж пресной оказалась новая жизнь... Рискнёшь достать товар?

– Ты серьёзно?.. Дубравов от нас мокрого места не оставит!

В глазах друга полыхнул азарт.

– Это мои заботы!

– Тебе не хватило прошлого раза?

Алик жёстко усмехнулся, и всё же перед его взглядом возник давний образ. Руслан, наивный, провинциальный мальчишка, свято веривший в дружбу. Только благодаря ему, они с Евгением тогда уцелели.

 

*  *  *

 

Вика подняла голову от книги, посмотрев в окно. Шёл снег. Девушка невольно вздохнула, бабушка называла зиму чародейкой, исполнительницей желаний. Только вот её мечты она так и не исполнила. Вика попыталась снова погрузиться в чтение. Но буквы уплывали...

Своих родителей девушка не помнила, да и не могла помнить, так как никогда их не видела. Но вот историю своего появления ей пришлось узнать ещё ребёнком, от одной доброжелательной соседки. Когда семилетняя девочка играла в саду, сердобольная женщина, качая головой, промолвила:

– Вся в Лидку пошла, красотой природа не обделила. Такой же вертихвосткой вырастит. Наплачется Ивановна.

Вечером, когда бабушка укладывала внучку спать, та по-детски наивно спросила:

– А моя мама была вертихвосткой?

Женщина погладила крошку по волосам:

– Викуля, ты не слушай никого. Твоя мама умела любить, а это не каждому дано, – потом, помолчав, добавила: – Всё равно узнаешь, так лучше от меня. За Лидочкой полпосёлка увивалось, а ведь ей ещё и шестнадцати не было. Совсем дурёха. Вот и поверила своему сердцу. Как я ни уговаривала, бесполезно. Её избраннику уже за тридцать было, да и жена имелась. Его чувства быстро остыли, к семье потянуло. Чтобы избежать слухов, выехали они с Роговцево. Я вздохнула с облегчением, только поздно... Лидочка тебя ждала... Не побоялась пересудов, родила ребёночка, но жить ей в посёлке не дали. Все соседи ополчились. Сломалась, уехала в город учиться. Там парня хорошего встретила, уже к свадьбе готовились. Не судьба... У самого дома сбила машина. Какие-то подвыпившие подростки. Долго длилось судебное разбирательство, в итоге отпустили их. Да если бы и наказали, легче мне бы не стало.

Вика смотрела на летящий снег, не замечая катившихся слезинок.

 

*  *  *

 

Фотенко не осмеливался нарушить затянувшееся молчание. Взгляд Дубравова не предвещал ничего хорошего:

– Владимир, оставь всё как есть. Я сам разберусь...

– Сергей Викторович, я думаю, Алик даже не...

– Свободен, – жестоко выдохнул Сергей, по его губам скользнула холодная усмешка. – Решился всё-таки...

 

Глава 11

 

Покрытые инеем деревья празднично блестели на солнце. Снег чуть слышно поскрипывал под ногами. Лиза по-хозяйски направилась к дому.

– Ты, случайно, не ко мне? – окликнул её Алик.

Девушка повернулась, улыбаясь:

– И к тебе тоже!

– А, можно узнать, к кому ещё?

Лиза засмеялась:

– К Анне Петровне. Я обещала привезти журналы. А потом мы собираемся...

Парень криво усмехнулся:

– А я в твои планы вхожу?

– Ты всегда в них на первом месте.

Алик притянул гостью, поцеловав:

– Я соскучился. Мама подождёт.

– Разве претензии ко мне? Тебя не бывает дома.

– Зато тебе здесь нравится! Раньше ты сама редко приезжала.

– Анне Петровне скучно. И здесь... – девушка замолчала, не решаясь договорить. – Здесь нет твоего отца...

Глаза Алика сузились:

– Ты боялась Дубравова? – сквозь зубы выдохнул он. – А меня, случайно, не боишься?

– Ты другой. Ты умеешь любить. А он... Он бездушный убийца.

Резкая пощечина оборвала слова Лизы.

– Убирайся! – процедил парень.

 

*  *  *

 

В своём детище, автосервисе, Алик пробыл не более часу, без причины поругавшись с мастером. Мужчина искренне не понимал, чем же вызвано недовольство.

Парень уже собирался выйти, но остановился:

– Ладно, Анатольевич, забудь. Просто что-то я не в духе. Работай, у вас здесь всё отлично.

На улице Алик сжал в пальцах горсть снега. Неужели одно упоминание Лизы об отце так на него подействовало?

 

*  *  *

 

Фотенко смотрел на нагло улыбающегося гостя, и никак не мог решить, действительно ли у его собеседника съехала крыша.

– Владимир Иванович, я долго буду ждать? У меня мало времени.

– Ты, случайно, не забыл, где находишься? – мягко проговорил Владимир. – Если бы Сергей дал добро, в один день весь твой занимательный бизнес был бы накрыт. Сейчас же я вынужден бездействовать.

Алик усмехнулся:

– У Дубравова есть претензии? Тогда пусть их сам озвучит. Вы же не вмешивайтесь. Дважды я повторять не стану. До свидания.

 

*  *  *

 

Открыв дверь, Лиза увидела огромный букет, закрывающий визитёра.

– Давай мириться, – проговорил Алик, входя в комнату. Он попытался обнять девушку, но Лиза уклонилась.

– Я же сам приехал! Сознаю, был неправ.

Лиза покачала головой:

– Ты меня не любишь. Для тебя я простое развлечение.

Парень отбросил цветы в сторону.

– Обещать пламенных чувств не стану. Нам хорошо вместе, этого достаточно.

– Если бы всё было так легко, – прошептала Лиза. – У нас... Я жду ребёнка. И я хочу его... очень хочу. Знаю, это не вписывается в твои планы. Потому, нам лучше расстаться.

Алик тяжело вдохнул:

– Да, в мои планы это никак не входило. Но неужели ты думаешь, я вас оставлю?!

– Нам не разрешат быть вместе, – тихо проговорила Лиза.

Алик весело засмеялся:

– Что за глупости? Кто мне может что-то запретить?

 

Глава 12

 

В холодном воздухе витал запах дымка. Андрей задумчиво бродил по саду. Машину брата он заметил издали.

– Наконец-то, ты меня послушал, – улыбнулся Алик, закрывая дверцу. – Иногда отрываться от учебников полезно.

Андрей опустил голову.

– Возможно, только я уже успел замёрзнуть... Алик, сегодня, после занятий, ко мне подошли люди. Они передали, чтобы ты в ближайшее время вернул долг.

Брат жёстко усмехнулся:

– Это мизерные деньги, я их без проблем отдам... А вот, что им действительно нужно, предстоит выяснить...

Развернувшись, парень снова сел в машину, рванув на огромной скорости с места.

 

*  *  *

 

– Евгений, выкладывай! – процедил Алик. – У кого брал товар?

– У Хмурнова... А что здесь такого?! Ты же сам с ним вёл дела!

– Вёл, – выдохнул друг. – После чего Дубравов запретил Леониду даже появляться в городе.

Алик откинулся на спинку стула.

– Я тогда дал слово отцу... И не хотел становиться между ними.

– И что ты теперь собираешься делать? – осторожно спросил Женька.

Друг пожал плечами:

– Для начала верну долг.

 

*  *  *

 

На повороте в Роговцево парень заметил идущую по обочине девушку. Она зябко куталась в шарф, пытаясь согреть замёрзшее лицо.

– Присаживайтесь, – останавливая машину, улыбнулся Алик, – а то Роговцево потеряет такую красотку.

– Спасибо, – сухо поблагодарила незнакомка. – Сегодня нет ни одного автобуса.

– А они, вообще, ездят в нашу глухомань? – Алик улыбнулся своей недружелюбной попутчице. – Вы, действительно, живёте в этой дыре?

– Остановитесь, пожалуйста.

Парень засмеялся:

– Вы что, обиделись?

– Нет, просто приехала. Вот мой дом.

– Очаровательные у меня соседи. Можно заглянуть в гости?

– Не стоит! – вставая, бросила Вика.

 

Глава 13

 

Виталик опасливо покосился на визитёров.

– Тебе срочно нужны были деньги? Я привёз, – в голосе говорившего слышалась издёвка.

– Саш, не впутывай меня в свои дела. Ты попросил об услуге, я помог. Не буду указывать тебе, чем заниматься, но желающих пойти твоим путём очень много. Их сдерживал страх перед Дубравовым, ты же проложил тропинку...

– Спасибо за пояснение! – съязвил Алик. – Хмурнов никогда не выступит лично. Кто его протеже?

Виталик помолчал, потом сдавленно проговорил:

– Сом, то есть Самойлов. Его люди были здесь.

 

*  *  *

 

Алик поцеловал мать, подмигнув брату:

– Редкий случай, когда мы собираемся вместе!

– Для нас, вообще, большая редкость, когда ты дома,– парировал Андрей.

Брат хотел ответить, но в дверь постучали. Не дожидаясь приглашения, Женька вошёл в комнату.

– Ты уже в курсе? – выдохнул он.

Алик приподнял бровь:

– Привет. За тобой что, волки гонятся?

– Вроде того.

– Подожди меня в машине, я сейчас.

Заметив тревогу матери, Алик улыбнулся:

– Всё отлично, мелкие проблемы.

 

*  *  *

 

– Что там? – присаживаясь возле Женьки, спросил парень.

– Виталика нашли с пробитой головой.

Голубой взгляд стал холодным.

– Евгений, заводи мотор, поговорим с Самойловым.

 

*  *  *

 

Известие о визите Алика заставило Сома, а вернее, Самойлова Николая Аркадиевича, напрячься.

Алик, усмехнувшись, пожал протянутую руку.

– Ты хотел меня видеть? И чем же помешал Виталик?

Сом невольно побледнел.

– Виталик? Что с ним?

– Его хладнокровно убили, – иронично уточнил парень.

– Впервые об этом слышу!

– И о том, что твои люди были у него в гостях?

– Я к этому не имею отношения. К тебе просто хотели присоединиться. Наладить канал, в обход Дубравова.

 

*  *  *

 

Машина мчалась по пустой дороге. Ветер подымал позёмку. Появившийся «Ниссан» не привлёк особого внимания. Евгений только озадаченно спросил:

– Откуда он выехал, с поля, что ли?

Друг безразлично пожал плечами. Когда машины поравнялись, из приоткрытого окна вырвалась яркая вспышка. Алик дернулся от резкой, невыносимой боли.

 

Глава 14

 

– Ему сильно повезло, – сказал доктор, – пуля не задела сердце. Я дал снотворное, часа два он будет спать.

 

*  *  *

 

Алик приоткрыл глаза, грудь нестерпимо жгло, не давая вдохнуть.

– Как ты? – голос Андрея дрожал.

Брат прикусил губу, пытаясь сдержать стон.

– Пить очень хочется.

– Сейчас, мой родной, – вытирая слёзы, прошептала Аня. Она поспешно вошла на кухню, наполняя стакан, но вдруг испуганно попятилась.

– Серё... Серёжа...

– Он жив? – хрипло спросил Дубравов.

Аня смотрела в блестящие глаза мужа. Сколько же для него заключалось в этом коротком вопросе!

Сергей бросил на стол пачку денег:

– Обеспечишь ему должный уход.

– Ты... ты сможешь уйти? – запинаясь, прошептала женщина. – Это же Алик! Он любит тебя. Серёжа, ты нужен ему!

 

*  *  *

 

В первую минуту Алику показалось, что от высокой температуры он бредит. В дверях стоял единственный человек, которого он хотел сейчас видеть. Лицо Дубравова было жёстким, но холодная маска не могла скрыть волнение. Парень чуть заметно улыбнулся, этого знака хватило. Сергей быстро подошёл к сыну, обняв его. Каким же дорогим был этот упрямец!

 

*  *  *

 

Солнце превращало снег в серую кашу. Воробьи, нахохлившись, купались в лужах. Природа встречала весну.

Дубравов всю ночь пробыл с сыном, сейчас же парень мирно спал.

– Дежурный доктор на месте? – улыбнулся Алик. – А я-то думал, что у моего отца дел невпроворот.

Сергей усмехнулся.

– Насколько я понимаю, тебе не доктор нужен, а телохранитель, – колко бросил он.

Парень надменно вскинул голову, даже забыв про простреленную грудь.

– В этом я никогда не буду нуждаться! К бунту я не причастен.

– Неужели? – Сергей приподнял бровь. – Ты подал пример, и не удивительно, что нашлись желающие идти за тобой.

 

*  *  *

 

Вечер окутывал землю. Мороз сковал подтаявший снег.

– Твой гениальный план рассыпался. Дубравов с сыном, и он непременно захочет отомстить, – выдохнул Леонид.

– Самойлов кретин! – презрительно бросил собеседник. – Испугавшись, он без моего ведома решил убрать мальчишку. Обещаю, я доделаю начатое.

Леонид задумался.

– Хорошо, только осторожно. Больше никаких проколов.

 

*  *  *

 

Алик, прищурив глаза, наблюдал за непривычно тихой и задумчивой Лизой, она что-то рассказывала, но мысли витали где-то далеко. Парень поймал её руку, притянув к себе.

– Выкладывай, что случилось?

Лиза вздохнула.

– К чему такая спешка? Ты ещё не поправился, давай подождём.

– Я вполне здоров. Ты так и не сказала отцу?

– Папа категорически против, чтобы я встречалась с тобой.

– Но он всё равно узнает. Константину и Дубравову придётся смериться с моим решением.

– А... Сергей Викторович... – с опаской посмотрела на парня Лиза.

Алик засмеялся:

– Почему ты его так боишься?

Девушка ответила не сразу.

– Для него я конкурент. Ты должен принадлежать только ему. Хотя... Хотя иногда мне кажется, он прав. В твоём сердце нет мне места.

– Я Дубравов, – холодно выдохнул Алик. – Он часть меня, тебе придётся это принять. Но свою жизнь я буду строить сам. И в ней найдёт место и тебе, и нашему малышу.

 

Глава 15

 

Открыв дверь, Лиза улыбнулась.

– Готова? – спросил Алик, протягивая длинную алую розу.

– Лизонька, у нас гости? – сзади послышался голос спускающегося по лестнице Константина.

Лиза напряглась, но Алик крепче прижал её к себе, властно поцеловав.

– Я не собираюсь прятаться. Привет, Константин. Не против, если я на время украду твоё сокровище?

На лице мужчины застыла непроницаемая маска.

– Саша, как здоровье? Думаю, нам стоит поговорить.

– Подожди меня возле машины, – подмигнув Лизе, попросил парень. – Всё будет отлично. Ты же мне доверяешь? Константин, я тебя слушаю.

– Моя дочь ангел, и я не позволю сломать ей жизнь.

– Я понимаю твоё беспокойство, но Лиза мне, действительно, небезразлична. Я никогда её не обижу.

– Забудь о ней! – теряя самообладание, прорычал Константин. – Или я сотру тебя в порошок!

В глазах Алика полыхнул огонь.

– Благодари свою дочь! – хрипло процедил он.

Лиза взволнованно сжимала розу, увидев парня, девушка бросилась к нему:

– Жив, жив твой драгоценный родитель, – сквозь зубы выдохнул Алик.

 

Глава 16

 

С тёмных, низких туч не прекращая лил дождь, но ни он, ни порывистый холодный ветер, был не в состоянии разогнать собравшихся зевак, с любопытством выглядывающих из дворов. Белый лимузин, украшенный живыми цветами, притягивал взгляды, но почему-то уже который час не трогался с места.

Евгений нервно курил, облокотившись о дверцу.

– Сколько можно! Анна Петровна, вы бы сели в машину, а то заболеете.

Женщина отрицательно покачала головой. Ей была известна причина отсрочки.

– Пожалуйста, поговори с ним, – тихо попросила Аня старшего сына.

Алик стоял возле зеркала, оценивающе осматривая свой костюм. Только металлический блеск голубых глаз выдавал бушующую бурю.

– Настоящий денди! – входя, засмеялся Андрей. – Ты даже как-то повзрослел.

– Спасибо! – процедил Алик. – Он... так и не приехал?

– Подождём ещё немного, он обязательно приедет.

Алик прикусил губу. Отец не одобрял свадьбы, но обещал присутствовать.

– Нет! – сквозь зубы выдохнул парень. – Поехали!..

Вика, прислонившись к старой яблоне, смотрела на свадебный кортеж. Монотонный дождь смывал с земли последний снег. На душе было так же слякотно и грустно.

Заметив девушку, Алик приподнял бровь:

– Что за скорбь в день моей свадьбы? Сегодня всё должно ликовать и веселиться!

– Почему же ты не запретил плакать дождю? – улыбнулась Вика.

Парень прищурился:

– У меня мало гостей, ты поедешь с нами! Возражений не принимаю.

– Спасибо, но я испорчу праздник.

– Он и так испорчен, – усмехнувшись, бросил Алик.

– Не стоит так говорить. Тебя ждёт невеста, а для неё этот день должен быть сказкой.

– Напротив, сказка именно сегодня заканчивается. Я прозаик, напрочь лишенный лирики!

Евгений открыл дверцу лимузина.

– Саша, может, всё-таки, поспешишь? Лиза, наверное, уже сума сошла от переживания!

– Ничего, умение ждать ей пригодиться, – сухо бросил друг. – Я поеду на своей машине, а вы догоняйте.

В лобовое стекло Алик видел, как мать и брат, переговариваясь, укрылись от дождя в просторном салоне. Как медленно белый, громадный красавиц выехал на дорогу. Но потом клубы чёрного дыма закрыли обзор. Лимузин, словно игрушку, подбросило вверх.

 

Глава 17

 

Лиза смотрела на бесконечный дождь за окном. В чуть раскосых глазах блестели слёзы. Часы на столике, в виде индийского слонёнка, показывали четвёртый час. Сердце замирало от тревоги.

Звонок в дверь, заставил девушку вздрогнуть.

– Папа? Почему ты звонишь, у тебя ведь есть ключи?

Константин язвительно усмехнулся.

– Какая ты красивая! Только вот ждала не меня!

Лиза пожала плечами, чувствуя неприятный озноб:

– Никого я не ждала...

– А в глазах почему слёзы? – отец цинично покачал головой. – Что, твой драгоценный забыл о собственной свадьбе?

– Алик никогда...

Холодный смех оборвал слова девушки.

– Всё-таки его ждала! И как готовилась! А родного отца пригласить забыла!

– Прости... – Лиза опустила голову. – Я бы потом...

– Моя маленькая глупышка! Ты для него одна из тысячи. Этот избалованный, самовлюблённый щенок не умеет любить! Но больше ты никогда не увидишь его!

– Папа, что ты говоришь? – побледнев, выдохнула Лиза.

Константин усмехнулся:

– Ради тебя я на всё готов! Пройдёт немного времени, и ты будешь благодарна мне за это.

– Алик... – дрожащими губами прошептала Лиза. – Я жду его ребёнка!

Девушка схватилась за столик, чтобы не упасть. Отец даже не попытался ей помочь. Его посеревшее лицо стало каменным. Вместо Лизы, он сейчас видел свою жену, звонко смеющуюся над ним. Едкий хохот бил по вискам...

Многие считали Константина закоренелым холостяком. До сорока лет он ни разу не был женат, хотя претенденток хватало. Но однажды ему представили юную переводчицу. Миловидная девчонка сразила неприступное сердце. Окружающие с усмешками наблюдали за неумелыми попытками ухаживания. Через три месяца состоялась свадьба. Мужчину словно подменили, все его мысли были о жене. Шуба из последней коллекции модного дизайнера, дорогая иномарка, изящные колечки. И всё же Константин что-то не учёл. Вернувшись домой с очередным презентом, он увидел два страстно обнимающихся тела. Заметив мужа, девушка зло засмеялась: «Золотыми побрякушками не купишь душу, а у тебя её нет! Я хочу простого, земного счастья!»

Мужчина метнулся в кухню, схватив нож. Точно в бреду, он наносил удар за ударом в такое дорогое, и такое подлое тело. Именно в этот момент вошёл Дубравов. Сергей молча обвёл комнату взглядом, резко выбил нож из рук Константина.

– Здесь справятся без тебя. Поехали.

Константин подчинился властному тону, последовав за Дубравовым. В своём кабинете Сергей достал бутылку водки.

– Пей! – отчеканил он.

Константин так и не узнал, куда исчезли два окровавленных трупа. Когда он вернулся домой, там ничего не напоминало о случившемся. Только не было красавицы жены. Один жалостливо плачущий ребёнок, его крохотная дочь... Всю свою любовь и заботу мужчина переключил на малышку, выполняя малейшие её капризы. Только теперь он был уверен, этот ангел его точно не предаст! И вот... Его жена через столько лет отомстила. Лиза также подло его предала! Мужчина медленно достал пистолет.

– Папа, ты что! – испуганно прошептала девушка. – Папа! Не надо!

Заглушая яростный смех, Константин в упор, три раза выстрелил. Потом долго смотрел на неподвижную дочь.

– Что ж, так даже лучше! – наконец, тихо выдохнул он, присаживаясь рядом.

 

Глава 18

 

Алик опустил глаза, увидев обезображенное взрывом лицо Женьки. Прибывшие в Роговцево бригады скорой помощи действовали быстро и слаженно, извлекая покалеченные тела. Только усилием воли парень заставлял себя стоять в стороне, чтобы не мешать работе врачей. Сжатые в кулаки пальцы побелели, но это не унимало дрожь.

 

*  *  *

 

Луна слабо пробивалась сквозь тучи. Её молочный свет освещал погруженный во мрак дом. Алик, устало прислонившись к стене, нажал на дверной звонок. Он удивлённо отметил, что впервые видит Константина в таком состоянии. На бледном, измятом лице застыло отчаяние. Блестящий взгляд прожигал гостя.

– Позови Лизу, – сухо попросил парень.

Губы мужчины болезненно скривились.

– Позвать Лизу? – переспросил он. – Если бы я мог! Но... Её уже не разбудишь... Никогда! Она тебя так ждала!

– Что с Лизой?!

Алик почувствовал, как ледяная тревога сжала сердце.

– Мою малышку, моего маленького ангелочка, хладнокровно убили в собственном доме.

По щекам Константина покатились слезы.

– Я всего лишь преданный пёс твоего отца, а вы растоптали, отняв единственное ценное у меня... Иди к моей девочке. Посмотри, что ты наделал. Теперь она твоя!

 

*  *  *

 

Первые лучи солнца слабо окрасили небо. Сергей подошёл к окну, устало зевнув. Дерзкая шалость Алика привела к тому, что наркота наполнила город, давая возможность многим неплохо нажиться. Терять такой прибыльный доход им ох как не хотелось. Предстояла немалая работа, чтобы установить прежний порядок. Сергей чуть заметно улыбнулся, вспомнив, какой сегодня день. Ещё одна из «гениальных» идей Алика.

Как же быстро пролетели года, оставив из всего ценного только этого самовлюблённого мальчишку.

Резкий телефонный звонок оторвал от мыслей. Взгляд Дубравова стал бесстрастным.

– Слушаю, – сухо бросил он.

– Здравствуйте, – произнёс женский голос, который Сергей сразу узнал, хотя и не слышал много лет.

Глаза мужчины неотрывно смотрели на поднимающееся светило.

– Она умерла?

– Нет, – в трубке послышался всхлип. – Но в очень тяжёлом состоянии.

– Что ж... Ни о чём не беспокойтесь, вы сегодня же получите средства на предстоящие расходы.

– Я не о том... – тяжело дыша, прошептала женщина. – Она только и говорит, что пойдёт к своему внуку... Может, хотя бы сейчас вы приедете?

– Елена, вы знаете договор.

Сергей нажал на отбой. За окном горизонт наливался алыми красками.

– Того Серёжи уже давно нет, – негромко проговорил Дубравов.

Услышанное известие не могло ранить, причинить боль. Прошло тридцать лет, как он оставил дом. Жизнь научила подавлять эмоции, это непозволительная слабость. Когда Сергей стал влиятельным бизнесменом, а негласно, хозяином столицы, он мог встретиться с родной бабушкой, отблагодарить её за волнения и слёзы, только вот... уже не было того пытливого, задумчивого мальчика, которого она любила. Был Дубравов – хозяин города, не имеющий права на чувства.

И всё же отвести взгляд от красного диска что-то не давало. Прошло тридцать лет, а она до сих пор помнила о нём... Сергей крепко сжал пальцы.

– Что ж, Алик, надеюсь, когда-то ты сможешь меня понять...

 

*  *  *

 

По заснеженным полям гулял ветер, поднимая позёмку. Это в городе уже ощущалась весна, здесь же с низких туч сыпал снег.

Дубравов сбавил скорость, въезжая в деревню. На улице было пустынно и тихо, где-то жалобно мычала корова. Сергей знал адрес, но ему хотелось вспомнить тем уголком памяти, который где-то глубоко-глубоко жил в нём. Он всматривался в каждый дом. Доехав до конца улицы, собирался развернуть машину, но сердце вдруг защемило. Дом был чужим. Крыша, крыльцо, забор... Только вот... Сломанная верхушка старой груши... Воспоминания вихрем унесли в детство. Тогда выдался урожайный год, баба Катя не могла нарадоваться, смотря на гнущиеся ветви, но, однажды проснувшись, мальчик застал её в слезах. Груша от тяжести переломилась. Они думали, деревцо засохнет... Всё же выжила, и какой красавицей стала. Сергей чуть заметно улыбнулся, выключая мотор. Пальцы крепко сжали руль. Он приехал... Только зачем? Что он скажет женщине, всю свою жизнь винившей себя в том, что не уберегла внука.

– Сволочь! – выдохнул Сергей. В глазах отражалось низко нависшее, тёмное небо.

Дубравов открыл калитку, осматривая запорошенный двор. Из дома вышла женщина. Сергей не сразу в ней узнал подобранную им когда-то девчушку, не имеющую родни. Она с радостью согласилась заботиться о старушке, которая привязалась к сиротке, заменив ей мать.

– Я не успел?

– Проходите... Мама, у нас гости, – окликнула Лена бабушку.

– Здравствуйте, – хрипловато проговорил Дубравов, он попытался улыбнуться, но губы онемели.

Бабушка подняла глаза, всматриваясь в незнакомца, но её взгляд потух, она тяжело вздохнула.

– Пусть спит, – присаживаясь рядом, сказал Сергей. В комнате повисла тишина. По морщинистым щекам старушки вдруг покатились слёзы.

– Серёженька, – прошептала она. – Мой мальчик...

Слабая рука потянулась к большой родинке на виске мужчины. Не выдержав, Сергей наклонился, ложа голову бабушке на грудь. Он понял, по чему она его узнала.

Дубравов прижался, ощущая тепло, которого был лишён не один десяток лет. Сердце пыталось вырваться из железных оков, так долго сковывавших его. Но дыхание женщины перешло в прерывистый свист.

– Я за доктором, – в испуге крикнула Лена, выбегая из дома.

Сергей напоследок поцеловал обессиленно упавшую руку.

– Вот и всё, – прошептал он. – Больше мы никогда не увидимся... Даже там.

 

*  *  *

 

В город Дубравов вернулся поздно ночью, пытаясь снова стать тем властным хозяином, которого все знали. Только на сердце лежал горький осадок. Подъехав к дому, он отметил, что раньше, при его возращении, всегда загорался свет. Его нетерпеливо ждали. Сейчас же всюду было темно. Войдя внутрь, Сергей улыбнулся, хотя, наверное, впервые, не хотелось видеть даже сына.

– Наконец-то! – язвительно бросил парень. – Слишком много оказалось дел?

– Но я же не ожидал таких гостей, – попытался пошутить Сергей. – Твой дом теперь в Роговцево!

Даже после их примирения сюда сын так и не вернулся, не желая чувствовать себя побеждённым.

– Где ты был? – выделяя каждое слово, выдохнул Алик. – Я задал вопрос!

В глазах Дубравова появился опасный огонёк, ещё никто себе не позволял такого тона. И всё же он устало проговорил:

– Знаю, ты ждал меня...

– Отлично! Ты даже не стал придумывать причину! Но и для тебя есть границы! Я не стою тех жизней, которые поплатились за то, что посмели любить меня.

– Хватит! – холодно оборвал Сергей. – У тебя есть конкретные предъявы? Я хочу их выслушать!

Алик заметил изменения в отце, сейчас перед ним стоял Дубравов, готовый ответить на вызов.

– А стоит ли? Ты не знаешь, что мой свадебный кортеж подорвался, только отъехав от дома? Что Андрей и мама в тяжелом состоянии в больнице? А у Женьки, не было никакого шанса, даже крохотного?..

Сергей железной хваткой сжал руку сына:

– И у тебя есть доказательства, что я к этому причастен?!

Алик опустил глаза.

– Эта свадьба не устраивала тебя. Какая-то девчонка, посмела соперничать с тобой! Но Лиза ждала моего ребёнка! За его жизнь я заставлю отвечать!

Пальцы Сергея крепче сжались на руке парня.

– Заставишь отвечать? – переспросил он. – Ты за этим сюда приехал? Так давай, чего ждешь?!

– Нет, папа, убить тебя я не смогу, – приглушённо выдохнул Алик. – Просто навсегда забудь обо мне.

Дубравов огромным усилием заставил себя заговорить.

– Если ты выслушаешь, я докажу свою непричастность.

Алик отрицательно покачал головой.

– Один раз я уже слушал, с меня хватило.

Развернувшись, он вышел.

 

Глава 19

 

За многолетнее сотрудничество Владимир хорошо выучил Дубравова, и сейчас его спокойствие вызывало тревогу. Всё же верный себе, Фотенко не пытался украсить правду, чётко излагая факты.

– Сергей Викторович, зря вы настояли на официальном расследовании... Я лично ездил в ту деревню. Ваша бабушка уже давно болела, но никакой опасности для жизни не было, её осматривал местный фельдшер. Только в последнее время её состояние резко ухудшилось...

– Я ведь мог и не поехать? – сухо проговорил Дубравов, в который раз убеждаясь, что не имеет права даже на самые обычные, человеческие чувства. Как не пытался он защитить старушку от своей жизни, не вышло.

– Относительно Шелест Елены Павловны, – продолжил Владимир. – На следующее утро её нашли мёртвой. Причина смерти огромное количество выпитого алкоголя. Соседи же утверждают, что женщина вообще не употребляла спиртного.

– В Роговцево так же глухо?

– Ваша жена, Андрей и Евгений вряд ли могли быть причиной подрыва. Алик сел в другую машину в последнюю минуту. Но с ним поговорить не удалось. Парень наотрез отказался встречаться со мной.

Сергей усмехнулся:

– Ясно. Что с убийством той девочки, Лизы?

– А вот здесь немного поинтереснее. Все показания Константина не совпадают с действительностью.

– Убита его дочь. Он любил её.

– Тем не менее... В девушку стреляли с очень близкого расстояния, и не у двери, а непосредственно в комнате.

– Константин профессионал, – задумчиво проговорил Дубравов. – Если бы это была его работа, он выполнил её бы гладко... Хорошо, Владимир, тормози дело. Дальше, я сам.

 

*  *  *

 

Верхушки старых тополей уходили ввысь голубого неба. Солнце мягко пригревало землю.

Темно-алые розы устилали невысокий холмик. Алик смотрел на улыбающийся портрет. Сколько же тепла было в этом ангеле. Он не знал, любил ли её... Никогда не унывая, она пыталась всё вокруг зарядить позитивом, сделать лучше, чище. Словно драгоценный камушек, возле которого невозможно было равнодушно пройти.

– Прости, малыш, – прошептал парень.

Краем глаза он заметил, как в ворота въехала машина. Алик понял, что гости пожаловали к нему. Мужчина не спеша подошёл, бросив взгляд на красивое лицо девушки.

– Такая молоденькая, – глухо произнёс он.

– Вас сюда никто не звал.

– Извини. Понимаю, что не совсем подходящие место...

– Леонид, что вам нужно? – резко повернулся Алик.

С Хмурновым он был знаком давно. Только после их не совсем удачного сотрудничества, Дубравов запретил Леониду появляться в городе.

Хмурнов улыбнулся:

– Общие темы у нас всегда находились.

– Я вышел из дел, ваш конфликт с отцом меня не касается.

– Алик, когда Сергея не станет, мне бы хотелось, чтобы ты был со мной.

– Вы слишком забегаете вперед! Место Дубравова ещё не скоро станет вакантным!

– Как знать, – усмехнулся Леонид. – Время покажет. Я тебя не тороплю, и всегда готов к сотрудничеству.

 

Глава 20

 

В кабинете Сергея находилось человек пятнадцать. Это были не простые служащие, а элита, составляющая верхушку империи Дубравова. Под их ведомством числились банки, предприятия, крупные заводы, развлекательная индустрия.

– А что здесь обсуждать? Надо стереть Хмурнова в пыль. Кто он? Зарвавшийся наркодилер? Не таких обламывали. Убрать, чтобы остальным неповадно было, – бросил один из гостей.

– И правда, что мы цацкаемся с ним, как дети? – вступил в разговор второй из присутствующих.

Дубравов знал каждого из этих парней. Они вместе начинали, и прошли суровую школу. Для них Леонид был всего лишь недоразумением. Сергей усмехнулся. Только дело было не в Хмурнове... Разве смогли бы поверить эти закалённые ребята, что их хозяин боялся... Боялся за жизнь какого-то мальчишки. Ему было известно с кем сейчас сын. Пальцы невольно сжались в кулак. Слишком высокая цена, чтобы рисковать.

Дубравов откинулся на спинку кресла:

– И всё же мы не будем открывать Леониду войну, – решил он. – С этого дня вы стаёте полноценными хозяевами своих предприятий. За каждым закрепится его территория.

– Но... Сергей Викторович, какая причина, что ты решил сдаться? К чему это приведёт?

Сергей понимал, известие разбивало все сложившиеся уставы.

– Вы сами решите участь Хмурнова. Может даже, заключите с ним мировую. Я же уеду из страны. Финансов хватит. Остальные вопросы мы обсудим позже.

В глазах Дубравова блеснул мрачный огонёк. Он очень долго был хозяином, чтобы не знать, что последует дальше. В кабинете стояла тишина, никто не решался заговорить. Когда за последним посетителем закрылась дверь, Дубравов резким движением сбросил всё со стола на пол. Первый раз его сильная монолитная натура дала трещину.

 

*  *  *

 

Войдя в палату, Алик облокотился о дверь. От вида бледного лица матери сжималось сердце.

– Ты хоть иногда отдыхаешь? – тихо окликнул он брата. – Я только сейчас увидел твоё сообщение, что случилось?

Андрей поднял красные от слёз глаза:

– Я тебе целый день звонил.

Алик подошёл ближе.

– Ей стало хуже?

Брат покачал головой.

– Пойдём к доктору... Он сам объяснит...

 

*  *  *

 

Увидев братьев, мужчина вздохнул:

– Присаживайтесь, разговор у нас будет не лёгким.

– Что случилось? – нетерпеливо спросил Алик.

– Мы сделали всё возможное, но результатов нет. Анна Петровна жива только благодаря аппарату жизнеобеспечения. Рано или поздно нам придётся...

– Я этого не позволю! – отчеканил Алик. Андрей положил руку на его плечо.

– Единственный шанс это пересадка сердца. Но у нас такие операции не делаются, и это очень большие финансы.

– Если есть надежда, мы ею воспользуемся. О деньгах не беспокойтесь, я достану сколько нужно.

 

Глава 21

 

– Чем могу быть полезен? – холодно спросил Дубравов.

Хмурнов выразительно поднял бровь.

– Сергей, роль падшего ангела тебе не к лицу. Мой визит только знак уважения. Ведь это была твоя земля.

– Была? – с издёвкой переспросил Дубравов, отмечая, что новому хозяину не хватает чуток твёрдости.

– Серёжа, ты имеешь колоссальное влияние на ребят... Мне такое соседство не нужно.

– Если я захочу раздавить тебя, – презрительно бросил Сергей, – трудностей мне это не создаст.

Хмурнов вздохнул:

– Согласен. Только есть маленькая деталь, о которой ты забыл, а она сыграла главную роль. Твой сын... Алик на моей стороне. И может легко оказаться в списке жертв несчастных случаев.

Дубравов посмотрел в глаза собеседнику:

– Через неделю я уеду, и ты станешь полноправным хозяином. Но при условии: ты откажешь Алику в сотрудничестве.

– Отказать твоему волчонку? – засмеялся Леонид. – Тогда мне придётся готовиться к новой войне!

– Алик всего лишь мальчишка.

Леонид задумался:

– Хорошо, я не хочу с тобой ссориться. Кстати, что касается твоего зама! Ведь для тебя не секрет, кто режиссёр этой пьесы? Константина побудили не деньги и не власть. В его жизни был единственный дорогой человек – это дочь. Девочка росла сиротой, и он боялся, что она когда-то узнает, кто лишил её матери. А только тебе известно, куда подевалась его молодая красавица жена. Страх потерять любовь дочери затмевал разум. Но если честно, то глупо во всём винить Константина. Ошибку сделал ты сам. Хочешь знать какую?

Дубравов молча смотрел на Хмурнова.

– Серёжа, ты всегда был неуязвим, тебе не было равных, пока ты не показал свою любовь к сыну. А это слабость, и за неё надо платить! Вот Константин молодец! – Леонид засмеялся. – Девочка уже никогда не узнает правды!

– Пристрели его, как собаку, – глухо проговорил Сергей, – тебе же самому будет спокойнее.

– Я думал об этом, – кивнул собеседник. – Ладно, спасибо, что удостоил последней аудиенции.

 

Глава 22

 

Фотенко что-то писал нервным, размашистым почерком, когда в дверь постучали.

– Доброе утро, не помешаю? – иронично спросил Алик.

Владимир тяжело вздохнул:

– Видно, не очень доброе. И какими ты к нам ветрами?

– Да вот решил узнать, как продвигается расследование. Ещё помните об убийстве моей девушки, и покушении на мать?

– Насколько мне известно, ты отказался сотрудничать с органами. Решив самостоятельно сводить счёты.

– Владимир Иванович, – выдохнул Алик, – в городе полный беспредел. Почему Дубравов допустил это?

Фотенко выразительно посмотрел на парня.

– Думаю, тебе известно, кто сейчас у власти. Кажется, с Хмурновым ты в дружеских отношениях.

– Леонид никогда бы не смог противостоять отцу!

– Дубравов уехал из страны, – выделяя каждое слово, произнес Владимир.

 

Продолжение следует

 

© Наталья Максимова, текст, 2017

© Книжный ларёк, публикация, 2017

—————

Назад