Наталья Максимова. Пленник ночи

26.03.2017 18:36

ПЛЕННИК НОЧИ

 

 

Глава 1

 

За окном продолжал моросить унылый осенний дождь. Катрин смахнула слезинку. Ветер кружил пожухлую листву. Кусты жёлтых роз стояли припорошенные мокрым снегом. Никому до них не было дела. Садовник ещё весной подыскал себе новое место. Все давно знали, что придётся уезжать...

Беззвучно открыв дверь, в комнату вошла Элла, она присела рядом с сестрой.

— Подумай хорошо, — тихо проговорила женщина. — Ты можешь остаться у нас. Твои племянники будут только рады. Да и Джордж не против.

— Я знаю, — Катрин обняла сестру. — Но я уже всё решила. Это воля мамы и я её исполню.

Элла вздохнула, не желая снова начинать спор.

 

*  *  *

 

Продавать родовое поместье было тяжело, но после смерти мамы, находиться одной, в огромном особняке стало невыносимо. Своего отца Катрин не помнила, да и Элла, хотя и старше на пять лет, знала о нём не больше. Мама всегда мечтала найти семью мужа, и перед смертью просила дочку обязательно разыскать их. Катрин написала письмо братьям отца, только ответа так и не дождалась.

 

*  *  *

 

Поезд мчал в непроглядную мглу. Катрин пыталась согреть озябшие пальцы, представляя встречу с родственниками. Лёгкое волнение приятно наполняло сердце. Проводник предупредил, что на следующей остановке ей выходить. За окном, кроме темноты ночи и бьющего по стеклу дождя, ничего не было видно.

Маленький городок давно спал, только кое-где горели тусклые фонари. Пустая, безлюдная станция оказалась наглухо закрытой. Катрин в нерешительности пошла по тёмной улочке, ведущей к центру. Ноги утопали в серой мокрой жиже. Покосившаяся вывеска отеля приветливо зазывала посетителей. Катрин несколько раз нажала на звонок. Послышались шаркающие шаги, но впускать её не спешили. Девушка уже собралась уходить, когда дверь всё же приоткрылась. В слабом свете показалось взволнованное лицо пожилой женщины.

— О небеса! Дитя, о чём ты только думаешь?!

Незнакомка быстро втянула Катрин в холл, закрывая за собой дверь на множество замков.

— Я бы хотела... — начала Катрин, но женщина её не слушала, продолжая причитать:

— И куда смотрят твои родители! А потом плачутся! Третьи похороны за неделю, третьи!.. Да ты совсем промокла, я принесу чай.

Девушка почувствовала, что и правда дрожит от холода. Она поблагодарила хозяйку, принимая чашку ароматного, горячего напитка.

— Мне бы только до утра...

— Ты приезжая? Да-да, я должна была сразу догадаться! И что тебя привело сюда? К нам редко наведываются гости.

— Я ищу братьев своего отца. Он давно уехал из дома, поссорившись с родными, но, умирая, мама просила разыскать его семью. Может, вы слышали фамилию Сондер?

Женщина испуганно отшатнулась, побледнев.

— Слышала ли я про Сондеров? Пусть они все сгинут в преисподней!

Катрин удивлённо посмотрела на собеседницу. Глаза женщины горели диким, злым огнём.

— Так ты говоришь, что их родственница? А твой отец, это исчадье ада, ещё жив?

— Мой отец умер, — не выдержала Катрин, – но я никому не позволю так о нём отзываться!

— Умер, значит! — взволновано прошептала женщина. — Ну, хоть один, и то легче! Зря старался убежать, расплата обязательно настигнет, от неё не скроешься!

— Мой папа был добрым, уважаемым человеком... — Катрин только теперь поняла, что абсолютно ничего не знала об отце. — Лучше посоветуйте, как добраться к Сондерам.

Женщина уставилась на девушку.

— Уезжай отсюда! Если кто-то узнает к кому ты прибыла... Только вчера похоронили детей аптекаря. Люди вне себя от злости. Они забьют тебя камнями.

— Бред! Что это всё значит? – причитания старухи раздражали. Но женщина как будто не слышала, продолжая:

— Да-да! Конечно, забьют! Как молодую жену Сондера. Бедняжка только успела родить сына. Нужно было задушить его. А девочку жалко, красивая была, ещё совсем ребёнок.

 

Глава 2

 

Хозяйка усадила Катрин в кресло, укрывая тёплым пледом.

— Послушай моего совета, возвращайся домой.

— Перестаньте, мы живём не в дремучее средневековье! – возразила девушка. — Утром меня сможет кто-то отвести к братьям отца?

Старуха усмехнулась:

— Здесь нет самоубийц!

— Почему их так не любят?

Приятное тепло согревало, и глаза непослушно закрывались в дремоте.

Женщина долго молчала:

— Эта история уходит вглубь поколений. Никто точно не скажет, где правда, а где вымысел. Герцог Тиррелл был лучшим другом Генриха. Ему не было равных в сражениях, он не проиграл ни одной битвы, но то ли король позавидовал его славе, то ли они что-то не поделили, Генрих приказал казнить герцога. Тирреллу удалось скрыться, а вот его семью спалили, не пощадив и малолетних детей. Не выдержав горя, герцог покончил с собой.

— И при чём здесь Сондеры?

Катрин слушала рассказ старухи, как ребенок увлекательную сказку.

— Сондеры — дальняя ветвь семейства герцога. Им пришлось надолго покинуть страну. Только через несколько веков потомки решились вернуться на родину. Но вскоре всю округу всколыхнули чудовищные убийства. Людей кто-то разрывал в клочья, не жалея даже детей. Говорят, что это душа герцога мстит за загубленную семью.

— Всё это вымыслы! Неужели вы, действительно, верите в эти суеверия?! — возмущению Катрин не было придела.

— Семейство Сондеров вынуждено было часто менять место проживания, но вот они вновь вернулись в наши края. И опять неведомая сила, только заходит солнце, превращает замешкавшихся путников в кровавые клочья. На такое варварство неспособен ни человек, ни животное. Бедный мистер Томми, его двух сыновей близняшек нашли мёртвыми прямо в кроватках.

— Но ведь нет доказательств, что Сондеры причастны к этому!

— О! Они причастны! Скорее бы вымер их род!

Катрин была не в силах больше бороться с дремотой, погружаясь в цепкий сон.

 

Глава 3

 

За окном продолжал моросить дождь. Солнце слабо пробивалось сквозь серые, низкие тучи. На столике уже ждал крепкий кофе и свежие шоколадные булочки.

— Проснулась, детка? — входя, заботливо спросила хозяйка. — Ну и славненько. Ещё одну ночь пережили... Ты не сердись на старуху, что вчера наговорила лишнего.

Катрин улыбнулась:

— Спасибо за тёплый прием, но мне бы хотелось узнать, как я могу найти родственников.

— Не передумала? — вздохнула женщина. — К замку тебя никто не согласится отвезти, да и дорогу размыло, не доедешь. Пешком же идти далеко. Небо как будто прорвало, льёт не прекращая.

— Ничего, не размокну, — упрямо проговорила девушка, взглянув на свой небольшой чемодан.

 

*  *  *

 

Извилистая дорога проходила через пустые, потемневшие поля. Катрин даже нравилось её путешествие. Бесконечные просторы, хмурое, повисшее плотным покрывалом небо, и чистый, холодный воздух. Городок давно скрылся из виду. Мысли девушки невольно возвращались к рассказу гостеприимной хозяйки отеля. Неужели суеверные бредни могут так овладеть людьми? Бедный отец! Теперь было понятно, почему он уехал, спасаясь от всеобщей ненависти.

Вдалеке показался расплывчатый силуэт замка, похожий на огромную глыбу.

Катрин пыталась обойти очередную лужу, но ноги скользили, проваливаясь в грязь. Стылый, пронизывающий ветер срывал мокрые снежинки. Уставшие руки девушки цеплялись за чемодан, не желая его выронить.

— Заблудилась, пигалица?

Катрин вздрогнула от неожиданности. В метре от неё стоял мужчина. На его губах блуждала насмешливая улыбка.

— Далеко ты забралась.

Девушка оглянулась по сторонам, не понимая откуда он появился. Сколько мог охватить взгляд, простиралось пустынное поле.

Незнакомец помог Катрин выбраться из вязкой жижи, озабоченно посмотрев на небо:

— Вряд ли ты успеешь в город до наступления темноты.

— Мне нужно в замок, к Сондерам, — возразила Катрин.

Бровь мужчины приподнялась в издёвке:

— Неужели? — его глаза цепко изучали путницу. — И зачем же тебе понадобились эти душегубы?

Катрин раздражённо передернула плечами:

— Надеюсь, вы не собираетесь рассказывать мне местные небылицы? Ладно ещё напуганная, старая женщина! Я приехала к братьям отца.

Лицо незнакомца словно окаменело.

— Возвращайся в город! — процедил он, но потом, ещё раз посмотрев на клонившееся к горизонту солнце, забрал у Катрин чемодан.

Девушка едва успевала за своим странным провожатым. Идти стало легче, дальше дорога была засыпана гравием. Дождь насквозь промочил тоненький плащ, и Катрин в надежде подняла голову. Её сердце невольно дрогнуло. Высокие башни замка окутывала тёмная, непроглядная дымка. Зарешечённые окна тускло поблёскивали, зловеще взирая на прибывших. Как будто почувствовав испуг гости, провожатый обернулся, улыбнувшись.

 

Глава 4

 

Новый знакомый постучал в массивные ворота, что-то бросив невидимому собеседнику. Двери неохотно отворились, пропуская в широкий двор.

— Где вас носит?— недовольно пробурчал детина под два метра ростом, в его густой чёрной бороде уже виднелась проседь. — Редклифф несколько раз спрашивал вас. Кажется, он сегодня не в духе.

— Это ещё что! — усмехнулся вошедший. — Вот сейчас у него настроение совсем испортится!

Охранник удивлённо уставился на девушку:

— Вы с ума сошли?

— Похоже на то! Орвилл у себя?

Детина неопределенно пожал плечами.

— Должен.

Провожатый взял Катрин под руку:

— Нам с тобой, пигалица, предстоит радушный приём.

Он повёл девушку по выложенной камнями тропинке. Высокие деревья тянулись к небу. Среди туч пробивались первые бледные звёзды. Мужчина невнятно выругался, прибавляя шаг.

Просторный длинный коридор был погружен в темноту. Завывание ветра гулким эхом отзывалось где-то под самыми сводами. Впереди показался ярко освещенный холл. Повеяло долгожданным теплом. Только теперь Катрин смогла рассмотреть своего спутника. Ему было чуть больше тридцати.

Постучав, он открыл дверь, пропуская девушку.

— Редклифф, к нам пожаловали гости.

Катрин замерла на месте, не смея пошевелиться. У ног сидевшего в кресле человека лежал огромный тигр. Хозяин поднялся.

— Гален, кажется, я просил возвращаться до захода солнца, — в ровном голосе звучал металл. — Сегодня я ждал тебя в последний раз.

— У меня находка, — проговорил брат.

— Вижу.

Катрин невольно сжалась под холодным острым взглядом.

— И где ты её подобрал?

— Почти у самого замка.

— Можно? — в комнату заглянул юноша лет девятнадцати. — О, извини, я не знал, что ты занят.

Тигр угрожающи зарычал, поднимаясь. Но хозяин отрицательно качнул головой.

— Орвилл, ступай к себе, – негромко бросил он.

— Кто эта юная леди? — с улыбкой поинтересовался парень. — Она промокла и дрожит.

Большие карие глаза, прищурившись, рассматривали гостью.

— Орвилл, немедленно!

Юноша криво усмехнулся, но потом дружески подмигнул Катрин:

— Если вы не заболеете и не умрёте от переохлаждения, мы обязательно увидимся. Спокойной ночи.

— Он прав, девушка замёрзла, – сухо бросил Редклифф. – Все разговоры утром.

Брат в сомнении покачал головой:

— Уверен?

— А что предлагаешь ты?

 

Глава 5

 

Поднявшись по извилистой лестнице, Катрин вновь оказалась в тускло освещённом длинном коридоре. Её провожатый открыл дверь.

— Располагайся. В этом крыле отопление работает лучше всего, так что ты быстро согреешься.

Гален подошёл к окну, проверил замок на толстых, стальных решётках. Прутья были как на внешней, так и на внутренней стороне.

— Закрой дверь на щеколду и до утра не открывай никому.

Катрин улыбнулась:

— Я уже говорила, что не верю...

Гален посмотрел в глаза гостьи:

— Никому. Чтобы ты ни услышала.

Прежде чем девушка успела ответить, мужчина вышел.

Хотя в комнате было тепло, после длительной прогулки Катрин чувствовала озноб. Пытаясь согреться, она поплотнее укрылась одеялом, погасив свет. От усталости глаза слипались. За окном продолжал накрапывать дождь...

Солнце выглядывало из-за скалистого утёса. Катрин лежала на мягкой прохладной траве, наблюдая за медленно плывущими пушистыми облаками. Мать расчесывала её длинные волосы, вплетая в тугую косу. Но вдруг, вместо матери, появилась молоденькая девушка, она прижимала к груди младенца. Высокая чёрная тень, надвигаясь, закрыла небо. По щекам девушки покатились слёзы, она бросилась бежать. Тень неумолимо приближалась. Откуда-то издалека донёсся крик и плачь ребёнка.

Тяжело дыша, Катрин вскочила. В комнате было темно. Жалобный, едва уловимый плачь сжимал сердце. Отбросив одеяло, девушка встала. Всюду было тихо, только ветер поскрипывал верхушками старых деревьев. Катрин пыталась убедить себя, что это всего лишь сон, но в коридоре отчетливо послышались шаги. Кто-то слабо поскрёбся в дверь, громко вздохнув. Слушая стук собственного сердца, Катрин приблизилась, проверяя массивную щеколду. Гулкое эхо стало удаляться.

 

*  *  *

 

Лучи утреннего солнца пробивались сквозь толстые решётки. В дверь настойчиво стучали. Девушка приподнялась, всё тело болело, не желая слушаться.

— А ты, оказывается, соня? Я уже начал волноваться! — посмотрев на пылающее лицо гости, Гален озабоченно дотронулся до её лба. — Да ты вся горишь!

— Глупости. Я редко болею.

— И всё же, ложись в кровать. Я принесу завтрак, а потом отвезу тебя на станцию.

— Шутите? Я столько к вам добиралась не для того, чтобы сразу уехать.

— Это не обсуждается!

— Доброе утро. Что за спор? — подходя, спросил Орвилл.

Гален бросил на него резкий взгляд:

— Как спалось?

— Отлично! — с легкой иронией ответил парень.

Мужчина глубоко вздохнул.

— Кажется, наша гостья заболела.

— Ну, об этом я ещё вчера предупреждал.

Орвилл помог девушке лечь в постель, заботливо укрывая.

— Тебе нельзя болеть, к нам ни один врач не покажется.

— Потому что вы оборотни? Я уже слышала этот бред.

Парень усмехнулся:

— Страх порождает ненависть.

 

Глава 6

 

Молочный ореол луны тускло освещал тёмное небо. В тесной каморке горел свет. Последние числа месяца для Амбла всегда были суматошными. Его небольшой магазин с трудом выдерживал конкуренцию и грозил полным банкротством. Парень в который раз пересматривал счета, пытаясь понять, где же допустил ошибку. Но цифры прыгали перед глазами, а мысли непослушно возвращались к предстоящей свадьбе. К его любимой Маргарет. Он знал, что не нравился её родителям, и всё же старики дали своё согласие.

Резкий удар в хлипкое окно заставил Амбла дёрнуться, закрываясь от посыпавшегося стекла. Отчаянный, пронзительный вопль взорвал тишину спящего города...

 

*  *  *

 

Редклифф неподвижным взглядом смотрел в окно. На его лице читалась усталость. Когда постучали в дверь, он досадливо поморщился. Но, увидев Катрин, поднялся.

— Орвилл, сказал, что ты чувствуешь себя получше, — сухо проговорил мужчина.

— Да, благодарю, я вполне здорова.

Полосатый красавец тигр внимательно следил за гостьей.

— Тогда я отвезу тебя к поезду.

— Я не собираюсь уезжать! Кроме сестры, вы единственная оставшаяся у меня родня.

Редклифф тяжело вздохнул.

— Тебе нужны деньги? Я выплачу полагающуюся тебе часть наследства.

— Что? — от возмущения Катрин не могла подобрать слов. — Я не за этим приехала!

В комнату без стука вошёл Гален:

— Возле ворот собралось около сотни горожан.

— Где Орвилл? Позови его. Если попытаются ворваться, пусть Вилмар стреляет.

Озлобленный гомон людей с каждой минутой усиливался.

— Почему они здесь? — тихо спросила Катрин.

Редклифф усмехнулся:

— Видимо, для кого-то ночь оказалась последней.

Гален достал пистолет. Несвязные крики, проклятия, словно кипящий ад, выплёскивали ненависть людей.

— Безумная толпа! — в голосе Орвилла звучало презрение.

Редклифф посмотрел на парня, жёстко приказав:

— Уведи Катрин, она напугана.

Когда дверь закрылась, не поворачиваясь к брату, мужчина выдохнул:

— Они убили его мать, он имеет право их не любить.

 

Глава 7

 

Дородный, широкоплечий Вилмар сейчас походил на провинившегося школьника, его лохматая, кучерявая голова была низко опущена, а глаза старались не встречается со взглядом хозяина.

— Я жду, — холодно проговорил Редклифф.

— Там... там тело юноши, вернее, то, что от него осталось. Они бросили его у ворот.

Редклифф тяжело вздохнул, погладив лежавшего у ног тигра.

— Похорони его.

— Парнишка готовился к свадьбе, — чуть слышно прошептал Вилмар.

— Значит, не судьба, — отрезал Редклифф.

 

*  *  *

 

Умные, задумчивые жёлтые глаза с тоской смотрели на девушку. Катрин захотелось подняться и погладить животное. Что-то неуловимо похожее было в звере и его хозяине. Может, суровая неприступность?

— Но вы-то сами не верите в проклятие? — возразила девушка.

Редклифф усмехнулся:

— Этот замок – обитель смерти.

— Вы считаете, что людей, действительно, убивает дух вашего предка?

— Их убивает его ненависть, которую не могут изгладить даже века. Она переходит из поколения в поколение. Но ты к этому не имеешь отношение. Несколько десятков лет назад, так же, как и сегодня того парня, семью одного бедного пастуха нашли мёртвой. Люди озверевшей толпой бросились к стенам замка. Только никто не обратил внимание на спящего в кроватке ребёнка. Наш отец забрал его, воспитав. Но жизнь в постоянном страхе хуже смерти. Не выдержав, он сбежал. Парень правильно поступил. Пусть он и недолго прожил, зато оставил красивых дочерей. Так что, возвращайся домой и забудь обо всём.

Катрин посмотрела на собеседника.

— Вы тоже должны уехать! Начать жизнь заново там, где никто не знает легенды.

Редклифф колко засмеялся:

— От себя не убежишь. Только когда умрёт последний мужчина в роду, всё закончится.

 

 

Глава 8

 

После затяжного, монотонного дождя, наконец-то, выглянуло солнце. Как будто прощаясь, осень подарила тёплые деньки. Ветер доносил запах костров.

— Скучаешь? — спросил Орвилл.

Катрин улыбнулась:

— Нисколько, просто вспомнила маму. Она любила закат. Мы часто наблюдали, как последние лучи, окрасив небо, скрывались за горизонтом.

— Здесь ты научишься его ненавидеть.

Тёмные глаза юноши с тоской смотрели на опускающийся оранжево-алый диск.

— Тебя ждёт Редклифф, — дотронувшись до плеча племянника, проговорил Гален.

Парень усмехнулся:

— Конечно! Сейчас иду! Всем приятных снов.

Гален проводил юношу тяжёлым взглядом.

— Редклифф его отец? — спросила Катрин.

— Уже поздно, пигалица, тебе пора отдыхать.

 

*  *  *

 

Бушующее море разлеталось брызгами. У самого края крутого обрыва стояла женщина. По её щекам катились слёзы. Она в мольбе протягивала руки.

Проснувшись, Катрин широко открыла глаза. Завыванием ветра гулко разносились по пустым залам сжимающие душу стоны. Тоска и безнадёжность, отчаяние и злость, сливались в полном боли голосе. Неведомая сила непреодолимо звала к себе. Девушка встала, дрожащими пальцами подняла засов. Приоткрыв дверь, вышла в тёмный коридор и двинулась на доносившиеся звуки. Но когда она оказалась возле лестницы, стоны стихли, а сзади послышались тяжелые шаги. Катрин в ужасе повернулась. Из темноты на неё смотрели светящиеся огоньки.

— Тише, Луис, тише, — негромко проговорил Редклифф.

Тигр послушно присел.

— Вилмар будет не очень доволен, если ему придётся рыть новую могилу. Я просил до восхода не выходить из комнаты.

— Но эти стоны...

Катрин замолчала, встретившись с взглядом мужчины.

— Возвращайся в комнату! — процедил Редклифф.

 

Глава 9

 

Просторная светлая столовая была пустой, никто из хозяев к завтраку не вышел.

Старая Далья, единственная прислуга в замке, по-матерински заботливо положила на миску Катрин кусок пирога.

— Ешь, а то ты совсем тростиночка, смотри, унесёт ветром.

— Спасибо, — поблагодарила девушка. — Очень вкусно. Вы давно здесь работаете?

Женщина улыбнулась:

— Да я выросла здесь. Всех их воспитала, они мне как родные. Ты похожа на отца, такая же красавица.

— И вам не страшно?

Далья присела на стул.

— Если мне суждено умереть, то в этом замке. Они моя семья. А ты, девочка, уезжай, добром это не кончится. Удержать его никто не сможет.

— Вы тоже верите в духа?

— В духа? — грустно переспросила женщина. — Он сам мучается и другим жизни нет.

 

*  *  *

 

Катрин, постучав, вошла в кабинет. Редклифф сухо поздоровался:

— Извини, что никто не составил тебе компанию за завтраком.

— Ничего страшного, но я хотела прогуляться, а Вилмар не соглашается открыть ворота.

— Это мой приказ. Если ты решила здесь жить, то должна подчиняться правилам.

— Правилам? — удивилась Катрин. — Я не пленница, и не собираюсь проводить время в четырёх стенах.

— Тебя никто не держит. При первой же просьбе, я отвезу тебя в город.

— Но что плохо в том, если я выйду за пределы замка?

— Разговор окончен.

Катрин в возмущении смотрела на собеседника.

— Я уже не ребёнок и не нуждаюсь в опеке!

Редклифф устало улыбнулся.

— Сомневаюсь.

— На улице день! Мне ничего не угрожает! — не желала сдаваться Катрин. — К тому же, вы можете прогуляться со мной.

Мужчина усмехнулся:

— Я попрошу Орвилла. Ему немного развеяться не помешает.

 

*  *  *

 

В лужах отражались тёмные, низкие тучи. Солнце растопило ледяную корку, но в воздухе чувствовался мороз. Пустые поля сиротливо ждали зимы.

— Как тебе удалось убедить Редклиффа? — усмехнулся парень.

Катрин пожала плечами.

— Я не вижу причин для затворничества.

Орвилл внимательно посмотрел на девушку:

— Почему ты решила остаться? Только не говори, что не боишься. Ты же знаешь, что случилось с тем парнем.

Катрин ответила не сразу.

— Я не могу это объяснить, но впервые увидев замок, я поняла, что моя судьба связана с ним. Элла убеждала не ехать сюда, только меня что-то непреодолимо звало.

— А если это твоя смерть? — резко спросил Орвилл. — Извини, я, наверное, не слишком приятный собеседник? Заточение накладывает свой отпечаток.

— Я знаю, что приехала домой, остальное неважно. Пусть всё будет так, как суждено.

Обогнув замок они оказались у глубокого яра. Крутой обрыв порос кустарником.

— Раньше он служил для защиты, — объяснил провожатый. — Я люблю сюда приходить. Здесь удаётся забыться. Почувствовать себя по-настоящему свободным. А если перебраться на тот берег, то кажется, что ты отрезан от всего мира.

Немного в стороне, скрываемый тенью старых деревьев, стоял мужчина, крепко сжимал нож.

Катрин по узенькой тропке пошла за Орвиллом. Ботинки скользили по мокрой глине. На другой стороне яра открылся неописуемый вид. Замок как будто повис над пропастью. Его строгие очертания сливались с тёмным осенним небом.

 

*  *  *

 

Гален посмотрел на брата:

— Пусть отдыхают. Солнце ещё высоко.

Редклифф отрицательно покачал головой.

— Ступай к ним и не своди глаз.

 

*  *  *

 

— Твои родители... — начала Катрин.

— Я мало о них знаю, — покачал головой Орвилл. — Пора возвращаться, Редклифф будет переживать.

Поросшее дно рва тёмной дырой зияло под ногами. Катрин пыталась идти как можно осторожней, но, покачнувшись, оступилась. Орвилл быстро подхватил девушку, только сам не удержался, скользкая глина понесла его вниз. Юноша схватился за голые ветви колючего кустарника.

— Пожалуйста, быстрее, — в панике крикнула Катрин, увидев спешащего к ним Галена.

Мужчина остановился. В его глазах промелькнул странный огонёк. Орвилл уловил этот взгляд, чуть заметно усмехнувшись. Поборов что-то в себе, Гален бросился на помощь, протягивая руку. Но Орвилл, казалось, даже не заметил её, приложив усилие, он выбрался сам. Тяжело дыша, опустился на холодную землю. Его одежда была разорвана колючими ветками, бок кровоточил. Мужчина помог парню снять куртку.

— Нужно остановить кровь, — проговорила Катрин, но вдруг осеклась. — Что это?

Вся спина Орвилла была в едва заживших шрамах.

Гален с племянником переглянулись. Парень улыбнулся.

— Хотел погладить Луиса, а он не в настроении был.

 

Глава 10

 

В тихих волнах морской глади отражалось жаркое солнце. Молодая женщина шла поберегу, низко опустив голову, она собирала камни, выстраивая их в высокую груду. Налетевший порыв сильного ветра, зашатал сооружение. Катрин с ужасом увидела под стеной младенца, она бросилась к нему, но камни рухнули, накрывая всё. Крик женщины пронзил сердце.

Катрин открыла глаза. В комнате витал едва уловимый запах моря. Большая жёлтая луна заглядывала сквозь зарешечённое окно. В неясном, молочном свете что-то блеснуло. Катрин протянула руку, поднимая предмет, но в следующую минуту чуть не выронила его. Пальцы сжимали огромный кинжал. Откуда он мог появиться здесь? Катрин была уверена, что когда ложилась спать, его не было. Или она просто не заметила? Может, Гален или Редклифф принесли? Но почему не предупредили?

В коридоре послышались шаги. Кто-то подошёл к двери. Сердце Катрин учащенно забилось, но потом последовал ленивый зевок.

— Луис? Луис, это ты? — позвала девушка поднимаясь.

Ответом был ещё один зевок и слабое урчание.

— Хороший мой, ты охраняешь меня?

Но вдруг зверь угрожающе зарычал, отпугивая невидимого противника. Злобный рык эхом разнёсся по пустым залам. Кто-то вплотную приблизился к зверю. Тигр вскочил, оскаливаясь. Соперник не спеша стал отходить. Девушка ещё долго слышала недовольное рычание Луиса.

 

*  *  *

 

— Можно? — открыв дверь, спросила Катрин.

Редклифф никак не ожидал её появления. Он стоял на коленях, перевязывая бок тигра. Животное слабо подняло голову, посмотрев на гостью.

Катрин присела возле Луиса.

— Что с ним?

— Поранился стеклом.

Поймав взгляд мужчины, Катрин опустила голову, не решаясь возразить.

— Опасно?

Редклифф вздохнул.

— Не знаю, будем надеяться на лучшее. Ты что-то хотела?

— Мне нужно в город, кое-что купить.

Мужчина поднялся:

— Скажи что надо, и Гален купит.

— Нет, я должна сама...

Редклифф усмехнулся.

— У меня сегодня нет желания спорить. Через неделю я сам отвезу тебя в город.

— Почему через неделю?

— Сейчас полнолуние, — негромко проговорил Редклифф. — Он обладает неимоверной силой.

Катрин посмотрела на уставшее, бледное лицо собеседника.

— О ком вы говорите?

— О душе, обитающей в стенах этого замка, — голос говорившего стал ледяным.

 

Глава 11

 

Гален подмигнул Катрин.

— Ну почему ты против? Пусть съездит с Орвиллом, он сможет, если понадобится, её защитить.

— Ты всегда побеждаешь? — прищурившись, спросил девушку Редклифф.

Катрин улыбнулась:

— Только тогда, когда запреты не имеют основания.

Двери в комнату резко открылись.

— Далья! — врываясь, выдохнул Вилмар, на его глазах блестели слезы. — Она... Её...

Катрин прижалась к побледневшему Орвиллу.

— Вилмар, ступай! — процедил Редклифф.

С остервенением смотря на брата, Гален выхватил пистолет.

— Довольно! Всему есть предел! Я не хочу больше быть причастным к этому!

— Орвилл, уведи Катрин! — жёстко бросил Редклифф.

Но парень продолжал стоять, не отрывая взгляда от Галена.

— Немедленно к себе!

Редклифф выбил из рук брата пистолет.

 

*  *  *

 

Орвилл молчал, крепко обнимая рыдающую девушку. Резкий пистолетный выстрел заставил двоих вздрогнуть и броситься обратно в комнату.

Редклифф наклонился над мёртвым телом Галена.

— Вы... Вы убили его! — срывающимся голосом, в ужасе прошептала Катрин.

Без единой кровинки лицо Редклиффа казалось восковым изваянием.

— Он просто устал, — безжизненно выдохнул мужчина. — Не выдержал. Я не успел остановить его.

 

*  *  *

 

Первый, лапатый снег сыпал на неподвижно застывших людей. Два свежих холмика покрылись белым ковром.

 

Глава 12

 

На похоронах Орвилла не было. Чувствуя надвигающуюся беду, Катрин бросилась искать его. Ноги сами привели к яру. Юноша стоял на краю обрыва, смотря в тёмную бездну.

— Нет, Орвилл! Не нужно! — дрожащим голосом прошептала Катрин.

Дикий смех эхом пронёсся над заснеженными полями:

— Один шаг и я стану свободным! По-настоящему свободным! От этого замка, от проклятья, от всех невинно погибших душ! Всего лишь шаг! Муки ада? Да разве они сравнимы с этим!

— Орвилл, это не выход! — по щекам Катрин катились слёзы.

Юноша криво усмехнувшись:

— Ты такая живая! Страх ещё не поглотил тебя. Убегай отсюда, спасайся!

Развернувшись, парень пошёл прочь.

 

*  *  *

 

В замке было тихо. Орвилл так и не вернулся до вечера. Приготовив ужин, Катрин постучала к Редклиффу. И хотя ей никто не ответил, девушка открыла дверь. Луис приподнял голову, продолжая и раненым охранять хозяина.

— Я принесла кофе. Вам нужно поесть.

Редклифф смотрел в темноту отсутствующим взглядом, казалось, он не заметил, что к нему обращаются. Но когда Катрин поставила поднос и направилась к выходу, мужчина едва слышно произнёс:

— Ты права, я убил его. Я виноват во всех смертях.

— Я сказала это сгоряча.

Редклифф горько усмехнулся:

— Это действительно так. Но я хотел... хотел лишь спасти... Я привязался к нему, как родному сыну...

— Вы говорите...— запинаясь, спросила Катрин. — Вы говорите... об Орвилле?

— Он ни в чём не виноват, он ещё совсем мальчишка... Это рок, проклятие, но я устал... Как же я устал...

Катрин осторожно подошла к мужчине, положив руку ему на плечо. Редклифф притянул девушку к себе, сжимая её пальцы.

— Он не в состоянии что-то изменить... Я же был обязан это сделать! Только... Только у меня не хватило сил... Это проклятие передаётся из рода в род. Неприкаянная душа Тиррелла вселяется в первенца, в каждом поколении. Нас в семье было трое. Я родился вторым. Дастин... Мой старший брат... Мне пришлось это сделать, освободив его душу... Но у него остался маленький сын. Разъярённые горожане убили мать Орвилла. Я сам его воспитал. Но защитить мальчика от рока мне не удалось. Я держал его ночью в цепях. Луис и Вилмар следили за каждым его шагом. Но в полнолуние, никакие оковы не могли его остановить. Гален просил положить этому конец, но я... я...

Редклифф замолчал, тяжело дыша.

Тигр настороженно зарычал, вскочив.

— Катрин, закрой дверь, быстрее, — Редклифф встал, вынимая из ящика стола пистолет. — Тише, Луис, тише.

Мощный удар обрушился на дверь. Девушка побледнела. Кованый, железный засов жалобно застонал. От следующего сокрушительного толчка дверь отлетела, с грохотом ударившись о стену.

Ни Катрин, ни Редклифф сразу не узнали Орвилла. На неподвижном лице потусторонним огнём светились глаза.

— Орвилл, ступай к себе, — мягко проговорил Редклифф.

Парень даже не посмотрел в его сторону, он медленно двинулся к Катрин. Луис бросился наперерез. Острые клыки зверя впились в горло юноши. Но в следующий момент тигр взревел от адской боли. Две кровавые части в агонии упали на пол.

Мужчина поднял пистолет, нажимая на курок. Юноша вздрогнул покачнувшись. Дикий блеск глаз исчез, уступая место удивлению и боли. Редклифф подхватил парня.

— Потерпи... уже недолго. Там... там ты обретёшь покой.

Орвилл едва заметно улыбнулся испуганной Катрин, по щекам девушки катились слёзы:

— Замок не зря тебя позвал, тебе суждено стать его новой хозяйкой, будь счастлива.

Редклифф закрыл глаза, сжимая пистолет:

— Вот и всё. Остался только я, и проклятие исчезнет...

 

Эпилог

 

— Вилмар, догоняй меня! — светловолосая девчушка побежала по зелёным газонам. Исполинский мужчина, широко расставив руки, бросился за ней. Звонкий детский смех колокольчиком поднялся к небу.

Редклифф обнял улыбающуюся Катрин.

— Она у нас ангел.

 

© Наталья Максимова, текст, 2017

© Книжный ларёк, публикация, 2017

—————

Назад