Назар Нафиков. Беседы заведомо мёртвых...

08.08.2017 22:29

БЕСЕДЫ ЗАВЕДОМО МЁРТВЫХ...

 

 

Глава 1

Уйти в закат

 

– Как думаешь, выживем?– спросил Сергей.

– Есть вероятность, большая часть изотопов за сутки проходят до фазы полураспада.

– Может повезло? И мы ещё не хапнули смертельной дозы?

– Ну, пока никого из нас не тошнит, только вот минус, у нас даже дозиметра нет, фильтры долго не протянут, можем просто «сглотнуть» дозу!

– Можем, да не можем! Фильтр держится дольше, чем по нормативу, – возразил Сергей.

– Ты уверен?! Ты вообще раньше видел противогаз?

– В школе показывали, как надевать, немного таблицу времени действия фильтра для стандартного гп-7 учили, сейчас уже не припомнишь!

– Ну вот!!!

После долгой паузы тишину нарушил Дима:

– Наталья, сколько мы уже идём?

– Два часа, прибудем в полицейский участок через 30–40 минут без всех заминок, – ответила девушка с малым дитём, оба глядели на ядерный гриб.

– Ясно, чёрт, как же пить хочется!

– Мне тоже, – молвила Маша, дочь Натальи, державшаяся за руку матери.

– Потерпи, милая, немного, хорошо?!

– Давайте заскочим в магазин какой-нибудь? – прозвучали слова Сергея.

– Ты сдурел?! – воскликнул Дмитрий.

– Клоун, – сказала Наталья спокойно.

– Да ладно! Всё равно, без защиты ходим, только в лохмотьях больничных. Тем более все мы с дозой радиации в теле.

– Ну да?! Получал по врачебной дозе, сейчас хочешь выпить глоток воды с дозой, превышающей врачебную наверное в сотни раз!

– Мы же все понимаем, что вечереет? Мы можем не успеть засветло.

– Да, надо идти.

– Согласен! – начал подниматься Сергей, но ноги предательски подкосились и он упал.

– Серый!!! Етить твою через коромысло! Поднимайся, давай руку.

Его стошнило на асфальт, на горячий асфальт этой весны. Горяч он был от инфракрасного излучения.

– Сергей! Держитесь, не закрывайте глаза! – кричала Наталья.

Но глаза закрывались. Сергей – облучен, стал обузой для друзей по больничной койке.

 

Их не спасут, и они умрут,

Не уйдут...

Просто не смогут,

Получают дозу битый час,

Направления не меняя.

Смерть поджидает за углом...

 

Теперь фигурки трех взрослых и маленького ребенка шли по асфальту босыми ногами.

Их фигурки становились всё меньше, с каждой минутой...

Уходили в закат: Дмитрий, Сергей, Наталья, Мария.

Возможно последние выжившие человечества.

Один вопрос, выживут ли?

 

 

Глава 2

Бросить ради будущего

 

– Что-нибудь нашла? – крикнул Дима из комнаты Наталье.

– Только лом, топор и пару списанных пистолетов. Похоже, они неисправные, а у тебя что?

– Наручники, аптечка, патроны, незаконченные уголовные дела, как будто до нас кто-то был здесь, но ушёл ни с чем! – ответил Дима.

– Маша, проверь, что там с дядей Сережей, – попросила дочку Наталья, открывая различные ящики и заглядывая в каждый.

Маленькая Мария проследовала в соседнюю комнату и увидела, что больной бормочет, кашляя кровью.

– Мама! Мама! – чуть не плача вбежала девочка и сразу была заключена в объятия матери.

– Что случилось?

– Дядя Серёжа кашлять начал!

– Чёрт, ему всё хуже! – крикнул Дима.

– Нужно что-то делать! – вторила Наталья.

– Можно водки раздобыть, должна помочь, ещё нужны препарат АДС, три фракции, можно ещё найти в армейской аптечке целый набор присадок и препаратов.

– Его одного оставлять нельзя!

– Но и идти одному тоже нельзя! Если одному станет плохо, другой его дотащит до нашего убежища!

– Чёрт!

Такая ситуация, они не хотят оставлять друга, но и идти с обузой не безопасно, всякое может произойти, тяжело решить – бросить или спасти. Мысли Дмитрия метались от решения оставить бедолагу на произвол судьбы и тем самым предать друга, ставшего ему как родной брат, или идти вперёд и верить в мечту, которая вовсе может и не свершится, в надежду на спасение.

– Ребята! – кашлял Сергей. – Ребят, бросьте меня!

– Нет, не бросим! Ты ведь болел той же болезнью, что и мы!

– Вы не выживете, если не будете идти к своей цели, не взирая на боль потерь! Ради меня, уходите!

После долгих пяти минут первым заговорил Дима.

– Похоже, другого выхода нет! Мы оставим тебе еды и воды на двое суток, если выживешь, иди в сторону воинской части, я нашёл карту, нам она не понадобится, оставлю её тебе.

– Стой! Неужели мы...

– Да, оставим его здесь, другого выхода нет!

– Прости нас, Сергей, что бросаем тебя здесь!

– Это ничего! Сам рад, что вы продолжаете путь, я бы корил себя, что заставляю вас возиться со мной.

Они продолжили путь. Взяли с собой дозиметр, пару бронежилетов, рабочие пистолеты, патроны к пистолетам, лом, рюкзак.

Они шли в сторону воинской части. Уходили на запад, в закатное небо, из этого погибшего и всеми забытого города. Они не знают, что их ждёт, но они упорно двигаются к цели, невзирая на преграды. По пыльному холодному асфальту.

 

Глава 3

Мария

 

– Далеко до воинской части? – спросил Дима

– Я не знаю, ночью идти нет смысла, может, найдём место для ночлега? – Наталья держала на руках Марию.

Бедная девочка устала, она была утомлена всей этой ходьбой, вечным стрекотанием дозиметра... Её ноги ныли, наспех подобранные башмачки натирали ноги, лёгкая зимняя куртка, подобранная наспех, не по размеру, едва согревала озябшее тело. Сладостная пелена сна накрыла лавиной радостных воспоминаний: первый день в садике, торт-мороженное на День рождения, красивое платьишко, подаренное папой... Папа... Его лица она не помнила, но помнила, как сидела у него на коленях, слышала его голос, а вот лицо... Она помнила, что зовут его Никита, и фамилию, которую она гордо твердила всем своим друзьям, тем, кто ещё даже не выговаривал букву «р». Она сердилась, когда они говорили его не правильно.

Девочка проснулась от режущей пустоты в животе, неподалеку от неё посапывал дядя Дима, так она его величала.

А мама смотрела в окно, на предрассветную дымку, город был в густой пелене тумана, первого после взрыва. Из её глаз капали солёные капли, так похожие на капли стекла.

– Мама, почему ты плачешь? – спросила с грустью Маша.

– Я плачу потому, что не знаю, где твой отец.

– Не плачь, я знаю, он живой! Он мне снился сегодня!

Наталья зарыдала горючими слезами. Дмитрий безмолвно обнял её, и Маша прижалась к ноге мамы. Наталья успокоилась, и они были вместе в чужой квартире – остановились здесь ненадолго, готовили из найденных продуктов, они практически стали жить чужой жизнью.

Обычно выдвигались ближе к обеду, до этого Дмитрий искал еду в магазинах, Наталья и Мария собирали одежду от старых хозяев. Видно было, что они брали всё наспех, только необходимое.

Когда Дмитрий вернулся, они быстро собрались и ушли из квартиры.

На улице стоял влажный, липкий туман, и он не намеревался отступать.

По дороге они рассказывали забавные истории о той, прошлой, суетной жизни.

Двое взрослых понимали, что вполне возможно, что и в воинской части людей может не быть, что всех вывезли из города, но единственное доказательство, что люди были, это все еще действующее электроснабжение, горячая и холодная вода, и брюзжащий, еле слышный голос диктора по радио, плохо слышимый из-за помех, который сообщал, что не нужно паниковать, что нужно проследовать в бомбоубежище... А вдруг некому уже идти куда-то кроме этих троих, еле выживших в адском пекле людей?..

Они просто шли с надеждой к своей мечте и возможному счастью, через тернии к невозможному...

 

Глава 4

Подозрения

 

– Как думаешь, где сейчас есть люди? – спросила Наталья.

– Может быть, где-то и есть...

– То есть, ты даже не предполагаешь?

– Я считаю это глупым, предполагать то, чего вообще может и не быть.

Некогда незыблемая мечта с каждым часом таяла, особенно после созерцания стылых, некогда населенных людьми, бетонных коробок.

– Долго мы идём? – спросила, спустя пару минут, Наталья.

– Порядочно, с такой скоростью придём к ночи.

– Мама, я устала, может, отдохнём? – маленькая девочка, не привыкшая к таким «марафонам», время от времени просила остановиться на пару минут, но с каждым днём всё реже.

– Да, конечно же, Маша, небось и кушать захотела? – спросил Дима у девочки.

– Да, да! – с радостью ответила та.

– Что ты ей дашь? – спросила в недоумении Наталья.

– Это батончики мюсли, они хорошо утоляют голод, придают силы. Наташ, держи! – Дмитрий протянул тюбик из-под горчицы.

– Это... Горчица?!

– Нет, это сало, соль, перец по вкусу, всё это прокручено через мясорубку, и в тюбик шприцом загнанно. Такую вещь делают военные перед марш-бросками.

– Ясно, неплохо для простого клерка.

Наталья шла за Дмитрием, он был простым офисным работником, а столько знал про войну. Она окинула его внимательным взглядом: черные волосы, в очках, в шапке с помпоном красного цвета, в куртке, джинсах и берцах.

Молодая женщина подумала о том, кто их ведёт, она ведь его плохо знает, а доверяет как брату, и всё же шла за ним, доверяла его чутью уже который день, сомнений не было, он знал что делает… И всё же… У неё начали возникать подозрения относительно своего проводника.

– Ты служил в армии? – спросила Наталья после долгих размышлений.

– Нет, а что?

– Тогда откуда столько знаешь?

– Ну, сама посуди! Отец работал в МЧС, дед – отставной офицер РХБЗ [1], а дядя до сих пор командир военной части РВСН [2] и ответственный за три ракетных шахты. Можешь довериться мне! Волей-неволей я давно заучил время действия фильтров противогаза, про «тюбики» с едой, а воинская часть, к которой мы идём, моего дяди, знаю её как свои рять пальцев!

Это успокоило Наталью и даже как-то приободрило.

День заканчивался, влажный речной ветер холодил кончики пальцев...

Они подходили к мосту, к выходу из границ города...

 

Глава 5

Препятствие

 

– Мост!.. Его... Нет!.. Разрушен! Боже, как мы переберёмся через реку?! – побледнела Наталья.

– Я догадывался об утрате моста, обычно их уничтожают при отходе войск из города, надеюсь, войска РВСН остались на базе, у нас есть ещё один способ переправы.

– Какой!? – она не заметила, как вскрикнула от отчаяния.

– Тише, тише! Недалеко отсюда есть лодочная пристань, там должны были остаться лодки, возможно даже моторные.

– Надеюсь на это! Я вымотана, как и моя дочурка.

– Я понимаю, идём вправо от моста вдоль реки, и никуда не сворачиваем!

– Хорошо.

Уже была ночь, Дмитрий хотел скорее выбраться из города, зная, что просто так, без боя – город не сдали бы. В окрестностях города он знал всё, там он был как рыба в воде, хозяином территории. В детстве вместе с отцом он выбирался из дома летом на лодочную пристань, и они переправлялись любыми способами на другой берег, в лес. Они умели выживать без воды и еды...

Лодочная пристань, река под светом луны, покрытые инеем камыши раскачивались под напором ледяного, влажного ветра. Тени деревьев ложились на крыши беседок силуэтами разношёрстных монстров. Около лодочной пристани, на воде, ютился лодочный гараж с выходом в реку и примыкал к одноэтажному бревенчатому домику. Судя по всему, это был домик спасателей.

Они заночевали в этом уютном домике из еловых бревен, у теплой буржуйки, долгое время болтали о «прошлой» жизни. Обсуждали, как и куда пойдут, на случай если военные вовсе ушли с базы.

Сквозь щели в дверке буржуйки проблёскивали язычки пламени, потрескивали дрова.

Вскоре Наталья и Маша улеглись спать, Дмитрия же мучила бессонница. Он думал о том, как же будет тяжелее дальше, возможно, поиски людей займут дольше пары недель. Эта мысль повторялась, бухала в его усталой голове одним тяжёлым раскатистым набатом. Демоническое эхо раздавалось под черепной коробкой, зловеще твердя одно и то же: «Вы давно мертвы, ложитесь в землю... Засыпайте, засыпайте... У вас ничего не выйдет!»

– Дядь Дима, ложись спать! – голос сонной Маши оторвал его от тяжких дум.

– Да-да! Конечно, – и он улёгся на скамью, укрывшись старым бушлатом.

Луна отражалась в реке, рыбы плескались в камышах, ветер раскачивал верхушки деревьев, и только три души мирно выдыхали углекислый газ, не зная, что их ждёт!..

 

Глава 6

Безмолвное утро

 

В это утро они не говорили вовсе, не задавали вопросов друг другу, не желали доброго утра, они просто действовали на автомате, словно роботы. Их не заботили проблемы мира, единственной их проблемой сейчас – да для всех выживших была одна: не сдохнуть, не сдаться, взять себя в руки, прийти в себя, собраться с силами и, возможно, найти других выживших!

Каждый из них знал точно свою роль в этой череде событий, даже Маша, любознательная не по годам, молчала, стиснув зубы, помогала взрослым и делала то, что просят, не ныла, не твердила, что тяжело, равнялась на Дмитрия. Она повзрослела раньше своих сверстников, это вынужденная мера, ради жизни, ради будущего, на карту положена жизнь, они уже проиграли детство Марии, дальше проигрывать менее существенного – нечего.

В этот день они вышли намного раньше, слаженность действий дала о себе знать.

И только когда они переплыли через реку на лодке, Дмитрий завёл свою речь.

 

Я беру начало из земли,

И там же,

Спустя полсотни лет,

Встречу свой

Багряно-мертвенный закат!..

 

– Это строки одного стихотворца, малоизвестного, конечно, но это мой любимый стих из его последнего сборника, – сказал он после прочтения стиха.

– Слушай, ты много знаешь про город?

– Не сильно, я прожил здесь с самого детства, но мотался от дома до работы, да от работы до дома, так что, больше всего я знал окрестности.

Странная картина, со стороны, в мирное время, показалось бы, что они, все трое – фрики, в противогазах, с дозиметрами. Но теперь им привычно чувствовать тугой напор крепежей противогаза, стрекот дозиметра, проверки общего радиоактивного фона, периодическое следование попутному ветру. Последний пункт способствует долговечности фильтров, пыль меньше забивается в фильтр.

Теперь они люди нового мира, им надо жить ради памяти о стольких погибших.

...Дмитрий неожиданно встал как вкопанный, быстро скинул куртку и накинул её на малышку...

Мёртвый военный, большая доза радиации – видимо, забыл принять таблетки из волшебной коробки АИ-2 [3] – сделали своё дело.

«Повезло, Мария не увидела, засмотрелась на небо, а Наталья... Не маленькая! Должна понять!» – подумал Дмитрий. Подойдя к Наталье, шепнул на ухо: «Дальше пойду один, там может быть сильно заражённая зона, связь держим по вот этой рации».

Он передал заветный прибор и направился ровно перпендикулярно следам умершего бойца, и не ошибся...

Дозиметр застрекотал и начал пищать – верный признак «невидимой» смерти!

Вернувшись, передал спутнице свои опасения, после, не брезгуя, залез под куртку и порылся в разгрузке мертвого вояки. Взял АИ-2, даже не распечатанный, спички, сигареты, хоть и не курил, еще рабочий, мощный фонарь, еду из вещмешка и боевой нож кей-кей.

По дороге попалась деревня, заночевали в одном из домов с печкой, на их счастье, электричество было! До сих пор!

 

 

Глава 7

Остановка

 

– Мама, мама! Там лошадка к забору подошла!

Наталья удивилась этому факту, вышла из дома и не поверила глазам: и вправду там, около забора, стояла лошадь.

На улицу следом вышёл и Дмитрий.

– Это и неудивительно, вчера я приметил большой сарай неподалёку, мне не спалось просто, там есть место, отведенное для коровы и куриц.

– Хм, курицы, а яйца имелись?

– Вчера ночью не разглядеть, тем более, они сидели в гнёздах. Сейчас всё возможно. Маша, пошли курочек смотреть!

– Да, да!.. Мама, можно?

– Ладно, хотя я думала, ты мне поможешь в доме!

– Потом!

Мария и Дмитрий отправились в сарай, а Наташа ушла в дом на поиски съестного и приготовления завтрака.

Маша, так как мало видела животных за всё это время, но любила заочно их всех, потому девочка была в неимоверном восторге! Она увидела живых куриц, да не одну! Глаза засияли, заискрились ярче солнца. Дмитрий не пожалел, что взял ребенка поглядеть на домашних птиц. Мария помогала своему другу кормить куриц, а Дима успевал собирать яйца в плетёную корзинку, найденную в сарае.

Сарай разделялся на два этажа. Второй этаж был занят полностью под сено, а на первом – земляная дорожка разделяла этаж на курятник и коровник. Коров не было, но кур хоть отбавляй, один петух – старый, сидит один в клетке, а второй – молодой, хохластый, перья распустивши, бегает за курами. Куры то и дело попадали в лапы петушка, но он отпускал пойманную и отправлялся в погоню за следующей жертвой, такая игра его забавляла, но если б был хозяин, посадил бы в клетку вместе со старым.

Город – столь величественный, необъятной глыбой стоял на протяжении столетий, развивался, настраивал новые «клетки» из бетона и стекла, наращивал артерии дорог, но столь стремительно стал разрушаться, что путникам и не нужно было видеть, они слышали... Слышали, как огромное здание, казавшееся им прочнее стали, разрушилось вмиг как карточный домик.

Путь сегодня они решили не продолжать, отдыхали, понемногу собирали продовольствие в доме, в сарае имелась телега, упряжь и корм для лошади.

Их план был прост, взять лошадь, побольше корма для животного и двинуть далее, к мечте!

К некому оазису из бетона, стали, воинской присяги, службы в армии, желания отправится на «гражданку», пороха, свинца, бритой головы и долгожданного дембеля.

Такого долгожданного, и вроде бы не мыслимого, такого вожделенного, но, к счастью, достижимого.

Но на долю этого оазиса вышла тяжкая ноша, возможно жители его в ответе за уничтожение Нью-Йорка или того же Вашингтона.

 

Глава 8

Рыжее пламя в противогазе

 

...Вертолёт, свежая покраска, царапины после экстренного приземления. Кабина пилота «Опустошителя» пустовала, лобовое стекло пробито выстрелом, трещины шли из центра, лупили крупным калибром, даже не из снайперского ружья, размер пробоины с кулак здорового мужчины. По краям стекло оплавлено, в местах трещин серебрился от тусклого солнца иней. Весна добивала холодом землю и растения. За каких-то пять дней влажный холод пронзил всё вокруг, словно спицами и меткими стрелами.

Дмитрий ожидал всего, но не упавший боевой вертолёт, лежавший прямо на федеральной дороге.

Измерив фон машины, он пришёл к выводу, что второй пилот чудом выжил, первый же по-видимому был убит кумулятивной струёй, трупа не было. Не далеко от дороги был виден перекопанный клочок земли, и на штыковой лопате висел шлем пилота, по всей вероятности – первого.

Времени было в обрез, лошадь устала, хоть они не пытались её вообще разогнать.

С небес свинцового окраса падали мокрые металлического цвета снежинки, леденящие душу. Дмитрий понимал, лошадь не выдержит весь путь, и ему с каждым часом казалось, что цель их пешего похода отдалялась, и перегнать смерть – они попросту не в силах.

Поднялся буран, и теперь вся шерсть лошади была покрыта льдом, она встала как вкопанная. Единственное что мог сделать Дмитрий, это отпустить бедное животное.

«Прости меня, Боже!» – сказал он еле слышно, пока снимал вожжи с лошади.

Когда она освободилась, галопом рванула обратно. А пассажиры продолжили путь пешком.

Снег в некоторых местах был даже выше пояса Димы. Наталья ничего не несла кроме своего чада.

Мария со всем своим любопытством вглядывалась сквозь буран, но не видела ничего кроме мельтешения снега. Вдруг...

Тут показался из ниоткуда силуэт, будто вырос из земли. Этот человек был среднего роста, в руках мерно покачивался на каждом шагу автомат Калашникова, на лице противогаз, на теле мешковатый противорадиационный костюм. Малышка не испугалась, она сама когда-то носила подобную маску с хоботком, словно маленький слоник, и вовсе не удивилась наряду загадочного человека. Она это поняла из-за волос, что торчали из-под маски. Они были рыжего цвета, даже напоминали чем-то пламя костра.

– Мама! Там кто-то идёт! – крикнула девочка.

Мама повернула голову и... Увидела ту же картину бури, крутящийся снег, что так и норовил попасть в глаза. Подумала, что ребёнку почудилось, и продолжила идти след в след за спутником.

 

Глава 9

Военная база

 

– Скоро военная база, мы должны идти.

– Не будешь проверять уровень радиации?

– Сейчас это не важно! При входе на базу и так проверяют.

Буран утих за ту ночь, что они провели в доме охотника. Запасы продовольствия были скудны и многие испорчены.

Маша ещё крепко спала и можно было спокойно болтать о всём на свете.

Их мир рухнул в одночасье, но они твёрдо идут вперёд. Единственная надежда – база.

– Что-то мне нехорошо, – сообщила Наталья.

Они были уже в дороге и ушли достаточно далеко, возвращаться по глубокому снегу тяжело и утомительно. Единственное решение пришло в голову обоим, идти вперёд, превозмогая боль. Времени и смысла разбираться о причине боли – не было.

Судя по карте, дорога была не долгая, но то, что её никто не убирал, было большой помехой, и приходилось идти ровно по середине автотрассы, чтобы не провалиться с обочины на холодную землю. Наступила, своего рода, «ядерная зима», то, что предвещали ученые после глобального применения ядерного оружия.

Лес начал меняться, обугленные стволы деревьев рвались в наполненные пеплом небеса, все иголки некогда зелёных елей, приняли оранжевый, даже в некоторых местах, рыжий цвет. Природа сражалась, как и люди, за жизнь, за воздух, чистую землю и воду.

И, наконец, они вошли в чащу, переступая через поваленные деревья и ветви, сделали поворот вправо, влево и...

Вот она, армейская часть!.. не веря глазам своим, остановились в оцепенении, осматривали во всех деталях, пытались понять, не мираж ли это? Но нет, правда.

Огромные, метра в четыре в высоту железные двери, звезды на правой и левой створках были покрыты красной краской. Краска была свежая! Забор с узкими бойницами был изготовлен из бетона, сверху висела колючая проволока. Ни справа, ни слева от дверей не было никакой таблички с названием воинской части и её назначения.

Половина дела уже сделана, но вторая часть была не легче первой. Нужно было убедить военных впустить их, а как? Они сами пока не ведали...

 

Глава 10 (1/2)

Врата и коридоры рая

 

«У тебя ничего не получится! Ты провалил миссию жизни, ты не спасёшь этих двуногих, ты же знаешь, что НИЧЕГО! Ничего!!! Не получится!» – никак не утихал жуткий Голос в голове Дмитрия.

– Нет! У меня всё получится!

– Тише! Дима! Очнись! Ты опять упал в обморок!

Неожиданно для себя он осознал, что и вправду лежит на рыхлом снегу, голова раскалывалась, шум в ушах сводил с ума, он еле поднялся на ноги, цепляясь рукой за холодный бетон стены, выпрямил спину. Его вырвало кровью... Маленькие струйки стекали с носков ботинок. Некогда серая стена окрасилась в красный цвет. Снег под стеной впитал всю жидкость, но цвет выдавал его с потрохами.

Наталья закрыла глаза Маше, та всё видела, но молчала.

Дмитрий мигом всё засыпал снегом и затоптал сапогами.

Шум в ушах прекратился, но кто-то назойливо долбился молоточками в его черепушку, тонкими писклявыми голосами без устали повторял: «Ничего не выйдет! Ты провалил задание! Приляг, дожидайся смерти! Ложись! Ложись!..» Последние слова были произнесены десятками истошных голосов, силы монстра затихали, он погибал, ему нужна была смерть и кровь... Словно сам дьявол подзывал всё ближе героя к концу, подтаскивал к смерти, к петле...

– Дима, Маша нашла дверь, мы кричали, звали людей, но похоже здесь никого нет!

– Тише, тише, не плачь, наверно сидят в подземных помещениях.

Они побрели к стальной двери.

– Стой! Кто идёт?! – неожиданно крикнул часовой.

– Марья, Наталья, стойте!

– Кто такие?

– Мирные мы!

– Мирные дома сидят сейчас! Готовят запасы! А вы что здесь забыли? Как забрели?

– Люди, все... Мертвы! – эхом отразились в лесу слова Дмитрия, что было странно.

– Хорошо, оружие, противогазы, запасы еды – сдадите потом! А сейчас, за мной!

Спустившись со смотровой башни, боец открыл ту самую железную дверь, к которой они так рвались.

За стеной были видны несколько зданий, деревянная баня, по периметру смотровые башни, будто ничего за периметром и не происходило, всюду сновали военные в противогазах и респираторах. На многих зданиях стояли высокие антенны, больше похожие на иглы, пробивающие небеса, ряд гаражей из кирпича.

Солдат, что вёл их длинными коридорами штаба, не снимал респиратора, но химзащиту снял.

Через несколько десятков запутанных поворотов, известных только ему одному, и наверно сотен неизвестных дверей они вошли в просторный зал. В этой поистине огромной комнате сидел весь офицерский состав базы РВСН.

После того как рядовой представился по уставу и сообщил о цели прибытия, вызвали старшего этой маленькой группы.

– Товарищи военные, я, житель города ***, прибыл сюда, для спасе...

– Дима! Неужели ты жив! Я не верю глазам!..

– Владимир Алексеевич?! Я думал, вы ушли в отставку в прошлом году.

– Ну да, просто я резервист. Вот и призван по долгу службы.

– Товарищ генерал, Владимир Алексеевич, я понимаю, что вы давно знакомы, но у нас тут ЧП! – призвал к порядку, судя по звёздочкам, главнокомандующий *** округа РФ.

– Расскажите, какова обстановка в городе, есть ли выжившие, куда двигаются?

– По пути сюда мы никого не встретили, весь город обезлюдел.

– Ясно, спасибо за информацию, вам выдадут сменную одежду, койко-места, сухой паёк, нам люди как воздух нужны!

– Спасибо…

Потом рядовой отвёл их в казарму, в душевую, на склад, всё находилось в одном здании.

Они направились в медпункт, Наталье было все хуже и хуже. Дмитрий с Марией остались в коридоре, на скамье, рядом ходили адъютанты, рядовые, майоры, сержанты.

Коридоры-лабиринты никогда не пустовали, все время кто-нибудь да отчеканивал твёрдым солдатским шагом, который всегда внушал твёрдость, непоколебимость, силу и мощь армии РФ. Сейчас же он, скорее, ассоциировался с кровью и смертью храбрых, с кровавыми погонами, с кучами медалей на груди, заработанных теми, кто отдавал жизнь за родину.

Это мнимое чувство безопасности пришло к Диме как воспоминание из далёкого детства...

Девятое мая! Всё так красиво! Танки, БТРы, Тополь-М, истребители, солдатики ровным строем идут, все нарядные... Только вот ветераны что-то плачут, а почему? Он никогда не задавался этим жутким вопросом, а сейчас, когда жить ему может быть осталось не долго, задумался, и так тоскливо и мерзко до дрожи стало в душе, что захотелось всё это запить медицинским спиртом и забыться...

 

Глава 10 (2/2)

Рыжее пламя

 

Утром следующего дня он пошёл в лазарет. Наталья ещё спала, доктор сообщил, что она сильно больна. Простуда её свалила на старую, советских времён, панцирную кровать. Подняться не было сил, путь её вымотал. Дмитрий вызвался сидеть с ней, помогать если нужно. Марию он оставил на попечение одного парня, с которым познакомился накануне.

Тот сам вызвался помочь. Юноша с прозвищем Лис. Рыжие волосы, словно огонь костра, всегда топорщились вверх и немного влево. Это было их естественное положение. Некоторые звали его между собой «Пламенный воин». Он отвечал за разведку вне базы, в свободное время приглядывал за детьми генералов и многих других живущих на этом островке счастья. Лис был приёмышем. Отца его звали Андрей, волосы у него были чёрные, глаза синие, не голубые, а именно синие как холодное море. Да и без этого сравнения глаза его считали пронизывающими своим холодом. Холодом души... Интересно, не правда ли? Две души, разные, пламя головы и лёд души. Но они были как братья, а не как отец и сын. Настоящие имя Лиса никто не помнил уже давно, ему было шестнадцать лет, а он помогал во многом военным, да и всей базе. «Отцу» его не дашь больше двадцати восьми.

Обычно Лис всегда уходил на разведку на пять-шесть часов, максимум на день. Уходил в свои походы уже много раз.

С собой он ничего не приносил, если только детям игрушки, книги. На базу нести что-либо снаружи было попросту запрещено.

Ходил он всегда с ВСС, это снайперское ружьё с встроенным глушителем.

Он ни разу не видел мутантов, уродов животных и многих подобных тварей, описанных в сотнях фантастических книгах и фильмах.

Зато видел, как природа отвоёвывала свои некогда владения, то что отобрали люди, естественные ареалы обитания диких животных. Много зверья лесного он видел. Не фантастических монстров он опасался, а реальных хищников, диких и опасных: кабанов, волков, медведей – но никогда не нападал первым. Нечего человеку разрушать то, что так давно хотела вернуть природа – свободу.

 

 

Глава 11 (1/2)

Конец-начало

 

Дмитрий понимал, что Наталья скорее всего умрёт, лучевая болезнь её погубит, и ему придётся быть опекуном Маше. Но и его конец тоже не далёк.

Загадочный голос твердил во снах и наяву всё твёрже, четче, громче, яснее:

 

Ты мертвец уже давно!

Тебя на свете нет давно!

Ты не жилец. Ты уже труп!

Тебя нет с Машенькой и тут!

Будущее давно ты сжёг

В своих краях!

И город твой уже погиб!

И ты с ним тоже

В закатные небеса!

Умрёшь ты быстро!..

 

Шепчет гнида, но кто твердит эти строки битые дни? Он не рассказывал об этом другим, хранил в себе. Запоминал все слова, искал источник «звуков» в голове, рассуждал ночами, вместо сна!

...Лис отстранил его от тяжких мыслей своей просьбой, в каком-то даже смысле приказом. Его пламенная голова отрезвляла разум, приводила в чувства, зажигала огонь надежды в сердце.

– Ты пойдёшь со мной! Группа выживших идёт от деревни к нам, покажешь дорогу!

– Хорошо! – согласился Дмитрий, не раздумывая, ибо хотел отгородиться стеной задач от этих дьявольских голосов.

– Выходим в шесть вечера, готовься морально, не физически!

– Будешь меня ещё учить?! – недовольно пробурчал Дмитрий.

– Я серьёзно, ты возможно увидишь то, о чём говорить на базе не стоит! – лицо Лиса помрачнело, тени легли, словно ему далеко за тридцать. Он знал, о чём говорит, и только сейчас Дима понял...

Лис уже не мальчик зелёный, хоть ему и было примерно шестнадцать лет. Он убивал и спасал, знал цену каждой даже зачерствевшей душонке. Он старше разумом и душой многих, казалось бы, взрослых людей.

На улице было пасмурно, жутко, лишь фонари рассекали лучами словно мечами пелену мрака, таившего в себе всякие опасности. С каждым днём вечер тускнел раньше, тени стали длиннее, словно мантией самой смерти накрывается весь земной шар. Тьма была непроглядной, хоть ты будешь светить прожекторами, всё равно не рассечешь её светом, тьма поглощала, обволакивала, заполняла тишину невнятным гулом, словно в ухо набрали воды или заполнили ватой...

Снег хлопьями ложился на два мешковатых силуэта. Оружие висело за плечами. Снег скрипел и серебрился от лунного света. Холод крепчал, а ветер набирал обороты, в некоторых местах создавая снежные вихри.

Путь держали на бензоколонку. Резервное топливо кончалось, а сливать с боевых машин считалось варварством.

Бензоколонка была недалеко от федеральной дороги, путь держали через лес.

Лесной наст и снег скрипели, нарушали гробовую тишину.

Из ниоткуда вынырнули волки! Но не напали, не заметили. Дмитрий открыл беглый огонь по мечущимся в темноте силуэтам зверей.

Лис моментально поднял ствол вверх.

– Что ты творишь?! Ранишь волка, прибудут другие, уже тогда не отобьёмся!

– Они могли заметить нас!

– Уже заметили!

Послышался вой позади, ход ускорили интуитивно. В каждом из них проснулся охотник, чующий, что скоро сам станет добычей целой и здоровой стаи, а не каких-то старых и раненых волков.

Ещё пару десятков метров и... Прямо на выходе западня. Волки набросились, разъединили людей. Их было пятеро, быстрые, мощные, намного здоровее и ловчее разведки.

Л-1 [4] Дмитрия рвётся под укусами трёх волков, а Лис, выхватив нож, протыкает серую шерсть шеи зверя. Другой волк подстрелен и немного поскуливал, но лужа крови, раза в два больше чем волк, говорила о многом.

В панорамное стекло впилась пасть, обхватив всё видимое пространство, стекло хрустит, трескается, но не пробивается. Лис выстрелил в упор в морду зверя. Оглушительный, и в тоже время возвращающий в реальность звук выстрела пробудил разум. Дмитрий не смог подняться.

– Послушай, возможно, это наш последний разговор. Держи, Ф-1 – Лис вытащил из кармана зелёную гранату и положил в открытую ладонь напарника.

– Пойми, дотащить тебя я не смогу, вызвать подмогу – тоже. Я дам тебе побольше патронов, давай руку, – он помог подняться обессилившему другу.

– Я понимаю, – ответил Дмитрий слабым голосом.

– Будут просьбы?

– Да, оберегай и обучай всему что знаешь Марию, – сказал Дима, опираясь на ствол ели.

Лай и рычание приближались...

 

 

Глава 11 (2/2)

«Одна она»

 

– Good luck! – Лис перешёл на бег трусцой, переваривая то, что совершил. Он не знал, что скажет на базе. Но он был трезв разумом, хладнокровен и в некоторой степени жесток.

Тем временем, Дима наматывал изоленту на два соединённых воедино рожка АК-47.

В его голове звучала фраза Лиса: «Удачи!» Но другой голос твердил: «Ты проиграл!»

И тут рык, грозный, воинственный. Дима развернулся в сторону звука, нажал на спуск и... Ничего! Забыл взвести затвор, волк сразу же напал, целясь в ногу.

Успел ударить прикладом...

Щёлк!!! – как точка отсчёта щёлкнул характерно затвор автомата, от удара сам взвёлся.

Лис уже бежал галопом, бежал, бежал не глядя. В висках стучала и пульсировала кровь, он пытался вспомнить места, куда волки не пойдут.

«Взрыв?!» – молниеносно понял он… Дмитрий закончил свою жизнь. Но стая волков приближалась!

Он бросил противогаз, ему не важен был уровень радиации и степень заражения биологическим оружием. Ему нужен был воздух, любой!

Неожиданно сзади послышался рёв медведя. Лис остановился и машинально навёл ВСС на медведя. Но не стрелял.

Косолапый был зол и голоден, он не успел войти в спячку. Поэтому просто перебивал позвонки, сворачивал шеи и рвал волков на части. Битва завораживала. Но времени нет!

Спасибо, Природа-мать, дала минуты форы перед смертью, прочтет Лис хотя б молитву и покается в грехах!

Были видны уже ворота базы.

Сверху дула плевались свинцом, но не в Лиса. В волков…

 

Спустя 4 часа на базе.

 

– Лис, ты же понимаешь, что теперь должен её воспитывать?

– Да, конечно, научу всему, чему смогу!

 

Так началась история Марии, ещё маленькой, но уже много чего понимающей. Лис серьезно подошёл к воспитанию девочки. Отказался от поста главы охраны на базе, предложил кандидатуру своего отца.

Научил Машу писать и считать. В одиннадцать лет его воспитанница знала таблицу умножения. В четырнадцать он её учил стрельбе из лука, метанию ножей и много чему другому, нужному человеку в новом мире – в мире без мира!..

 

----------------------------------------------------------------------------------------------------

[1] РХБЗ – войска радиоактивной, химической и биологической защиты.

[2] РВСН – Ракетные войска стратегического назначения.

[3] АИ-2 – аптечка индивидуальная, имеет особый абсорбент для вывода радиации из многих органов тела, выдается одна пачка на бойца.

[4] Л-1 – костюм радиационной, химической и биологической защиты.

 

© Назар Нафиков, текст, 2017

© Книжный ларёк, публикация, 2017

—————

Назад