Назар Нафиков. Холодный ветер

18.10.2017 20:41

ХОЛОДНЫЙ ВЕТЕР

 

Долгое время я жил в городке, населения которого не стало совсем недавно.

Я любитель заброшенных городов. Меня зовут Георгий, мне уже 22 года.

Первая моя прогулка состоялась, когда мне было 16 лет.

Было начало осени, и ещё достаточно тепло. Недалеко от бабушкиной деревни раньше был райцентр, который позже закрыли по неизвестным причинам, и любое сообщение с этим важным пучком зданий прекратилось.

Город хоть и был пустым, животные оставались и часто пугали меня при прогулках по городу.

Что интересно, здесь было холоднее, чем в деревне, при попытке взглянуть внутрь одного из трёхэтажных домов, меня невольно передёрнуло и мороз, как вирус, прошёлся по спине, рукам и ногам. Я моментально отпрянул от окна и резко обернулся.

Там стояла собака… или волк? Его жёлтые глаза сверкали от солнца, а оскал изображал не злость, а добрую улыбку. Могу ошибаться, но этот зверь повернул голову вправо от меня, потянул носом и ушёл в ту же сторону.

Я запомнил одно: в заброшенных городах вести себя нужно сдержанно и так, будто ты в гостях у самой королевской семьи Британии. Нельзя воровать, бить стёкла, ломать что либо.

После встречи с волком меня потянуло в обратную сторону, с каждой минутой холод увеличивался, а тревога умножалась. Но встретив снова животных, я успокаивался.

Та прогулка оставила о себе много хороших воспоминаний, но и много вопросов.

Животных необходимо видеть в таких местах очень часто. Если их нет, значит, город тебя не принял.

В дань памяти я живу пару дней в более чистом доме, привожу его в идеальную чистоту. Это хобби захватило меня и удерживает по сей день.

Я был в десятках сёлах и городах, был раз пять или шесть в Припяти, потому она меня вовсе не удивляет своими «пустынными видами».

Хочу я вам рассказать только самые странные и страшные вещи и ситуации, что я повидал в городах-пустышках.

 

Одна их таких историй произошла при путешествии по закрытому, многими забытому и уже разграбленному городу нашей необъятной в северных и холодных краях страны.

Название по документам числилось четырёхзначным числом.

6359

При въезде в город стоял КПП, пара автомобилей, танковые ежи – и ни одного опознавательного знака, что впереди город, а не база военных или полигон.

Дорога до самого города и его окрестностей составляла километров десять, что показались мне вечностью.

Добирался до города пешком, а авто оставил чуть поодаль от КПП. Пришёл к глубокому вечеру, который кусался морозом и воем волков.

Если есть животные, значит, место не страшное, не чудное – думал я.

Но нет, я ошибался.

Проследовав к ближайшему многоэтажному дому, я вкарабкался на последний этаж и уже там решил заночевать.

Пока шёл по лестнице, я чуял запах гари и гнили, странное сочетание ярких запахов для таких мест. Я, конечно, понимал, что во многих заброшенных городах бывали люди, поэтому перед входом в здание повесил бумагу, давая понять, что здесь вы не одни, и если уж шумите, то перед этим пару раз крикните имя Сталина.

И вот на седьмом этаже запах стал усиливаться, да и не только запах, но появились звуки, похожие на плач ребёнка, глухие удары молотком о бетон, скрежет металла о металл и, главное, голоса.

Тысячи невнятных голосов, похожие на женские или детские. Больше всего это было похоже на шёпот, а потом – тишина и нега, будто в тёплой кровати… Тишина, спокойствие и умиротворение…

Вскользь разумом я понимал, что это лишь сон или бред, или и того хуже – видения этого места.

 

Проснулся я на утро весь будто помятый, голова болела и гудела, а глаза ныли. И проснулся не на лестничной клетке, а около подъезда, на ступенях.

Поднялся я и был сильно обескуражен, ведь 7 этажей в бреду я пройти не мог! Но на месте моей бумаги виднелось уже чёрное пятно, доска обгорела, и следы от ножа.

Когда я пришёл в себя, я решил не пытать судьбу и бежал оттуда обратно к КПП.

Тогда я понял: холод, что появляется внутри меня, нельзя игнорировать, потому что тепло успокаивает и заводит в ловушку, а холод и смрад – пробуждает желание двигаться и спешить, быстрее уйти из столь мерзкого места.

Эта история иногда повторяется в моих снах, и я лишь желаю её не забыть. Как притчу носить в своей голове, как правило.

 

Другая, не менее странная история произошла где-то на обломках горного города…

Эта история сотрясла всю страну. Правительство спешно собирало людей на расчистку завалов.

И вот, я решил пройтись по оставшимся руинам, но уже в наше время…

Догулялся я уже до того, что стемнело, хоть глаз выколи!

И вот, иду я по одной стене, тишина, цикады стрекочут… именно цикады! а не сверчки… Трава шелестит, луну хорошо видно над головой, слышно как между обломками ящерицы хлопают своими лапками. И всё бы ничего!

Но эти звуки… Никому, никогда! не захочется их услышать… Ребячий смех…

Как потом оказалось, шёл я тогда по обломкам школы… По руинам той самой школы.

А с этой школой связана одна история. Рассказывал мне её радиолюбитель, нет, даже не любитель! Профессионал!

Стянуло правительство на скорую руку людей всех необходимых профессий! И вот! Начались раскопки…

Поднимает крановщик плиту, а под ней целый класс… Крановщик старый, сердце не выдержало. Плохо стало, наши радисты сразу во все горны трубить начали, просьбы слать в центры правительственные!

Представлять такое я отказался – целый класс… Одной бетонной стеной…

Кровь стынет в жилах от масштабов трагедии, от потерь, а если эту историю вспомнить, так неси валерьяну да валокордин!

 

А я, один, со слабым фонариком, и смех, детский… будто дети играются в салки, или по коридорам бегают!

Дёру дал, всех ящериц испугал, но к автомобилю вернулся. И по газам…

Два дня не спал, глаз не мог сомкнуть, мозг никак такое не принимал. Думал уже к психиатру идти, да свезло, работа сложная моя, сразу на третью ночь срубило сном, будто кинжалом.

 

Теперь о холодном ветре.

Холодный ветер этого города пленит, манит меня давно, притягивает словно магнит! Не устоял, на скорую руку собрал своё скромное снаряжение, ключи от машины, и бросил все силы на новое путешествие. Которое стало моим заключением ко всем другим историям.

Город этот был основан ради предприятия. А ради какого – я так в общем-то и не понял. Но жажда почувствовать город нервами, ночными прогулками и разглядыванием пейзажей, меня манила.

К месту этому приехал я затемно. Заночевал без происшествий в одном из домов. Обычные типовые дома, облупившийся подъезд, пыль на полу, паучьи сети в углах да в открытых оконцах, и полное отсутствие свежего человечьего следа!

Вот что я люблю! Люблю одиночество, сердца стук и звук шагов своих часов, которых так давно наедине не слышал. И отрезвляющие мысли в темноте, к разуму стягивающие чувства, забыть обо всей этой суете, уйти во что-то тонкое и прекрасное, о бренном подумать, лучшее созерцать. Закатов столько навидался, рассветов столько повстречал. Я уже настолько старый в этом деле, но не зачах!

 

Город себе и город, но говорил мне друг, что группой посещали старые подземные резервуары. Что гул слышен, будто работали ещё помпы, будто вода откачивалась из неизвестных им пространств. И стало интересно мне самому услышать эти звуки.

Товарищ предоставил мне все координаты и сказал, чтоб долго я там в этих резервуарах не задерживался. От гула у некоторых людей голова болела, у других кружилась.

К его словам я прислушался и на всякий пожарный взял рацию, если что – вызвать спасателей.

Резервуары похожи на обычные подземные хранилища чистой воды. Спустился я вниз и ахнул! Какая же глубина и тишина в этом месте. Тишина и чистота.

Такого места я никогда не встречал, стены этого резервуара гладкие, и света фонаря отражается будто от зеркала, хотя в других резервуарах я наблюдал только подтеки или следы от грязи с поверхности.

Тишина длилась ещё полчаса, я успел многое обдумать… Но раздумья внезапно прервал гул. Гул словно от реактивного двигателя, как будто у турбины на ГЭС, а то и от чудного музыкального инструмента шамана.

И вот, кульминация, стон или вой. Пронизывающий, перерождающий разум и душу. Тишина здесь мимолётна, но так мы учимся ценить её.

Мне не стало плохо, и я продолжил висеть на альпинистском оборудовании, на прочных тросах.

Такой гул уже глушил. Но я больше думал о происхождении звука. Думал о его постоянной и неизменной силе, над его заполняющей каждую клетку тела мощью.

А потом резко наступила тишина, оторвавшая меня от дум. Взглянув на время, я ужаснулся.

Я пробыл в цистерне полтора часа! И даже не заметил этого! Пришлось спешно выползать, выкарабкиваться из стального плена.

Через пару часов я был уже дома, в тёплом и надёжном укрытии.

Дом для меня как крепость, неприступная для всякой нечисти… Но сны до конца моей жизни, теперь спутники злые, и больше двух недель я и вовсе никуда кроме магазина не выбирался.

А после, новая прогулка, новая подготовка, новый страх в моей копилке.

 

© Назар Нафиков, текст, 2017

© Книжный ларёк, публикация, 2017

—————

Назад