Николай Выхин. Чудо-слово чудом выжившей

17.11.2016 22:45

14.10.2015 20:12

 

ЧУДО-СЛОВО ЧУДОМ ВЫЖИВШЕЙ…

Очерк о творчестве Любови Селезневой

 

Краевед и поэтесса, художник, прозаик и режиссёр Любовь Селезнёва сегодня на заслуженном отдыхе. Но она не отдыхает – не в характере… Многолетний внештатный корреспондент районной газеты «Уфимские нивы» (никогда не брезговала малыми тиражами), член Союза журналистов России и Башкортостана продолжает упорно и много работать. Если бы у неё было столько денег, сколько всяких почетных грамот – она считалась бы миллионером!

Любовь Петровна приехала с семьёй в Башкортостан в 1977 г. и многие годы своей жизни отдала нашей республике. Была заведующей клубом в с. Кириллово Уфимского района – того, который без неё развалился и превратился ныне в руины. Да и когда она пришла – был избой с земляным полом… А при ней стал культурным очагом!

 

На снимке: вручение Поздравительного Адреса и премии Л. П. Селезнёвой в связи с юбилеем в Уфимском планетарии

 

Она выпускала собственную газету, хлёстко высмеивала тунеядство, лень, пьянство, халатное отношение к работе. Газета её стала летописью села. В 1979 г. семья Селезнёвой переехала в с. Черкассы, где Любовь Петровна возглавила Дом культуры. Здесь и застали её будущие сотрудники «Книжного ларька» – тогда члены ТО «Фантасофия» под руководством видного писателя и публициста Э. А. Байкова. Её гостеприимный дом широко открылся для «Фантасофии»…

Такая вот большая жизнь и яркая биография, которой, как выясняется… могло и не быть! Публикации «Книжного ларька» – «Пропажа», «Алая гвоздика», «Особое задание» и другие – открыли лично мне Любовь Петрову с новой и неожиданной стороны. Никогда она не акцентировала прежде внимание на том, что она – дочь войны, побывавшая в аду германской оккупации, пережившая невероятные страдания вместе со своей трудовой крестьянской семьёй и выжившая буквально чудом! Наверное, не случайно страшная правда войны и оккупации в украиноязычном селе (расположенном в России, но населенном украинцами) стала выходить у Селезнёвой с 2010 года и позже, когда фашизм в мире, и особенно на Украине, поднял голову и начал быстрое восстановление звериного оскала.

Конечно, детство – это огромный край, откуда приходит каждый. «Откуда я родом? Я родом из моего детства» – с этим высказыванием Сент-Экзюпери могут согласиться и дети военного времени. Посягая на их детские души, война не в силах была завоевать их. Был, наверное, соблазн забыть о жутких историях близких про оккупацию…

Забыть, как страшный сон… Ведь война красива и романтична только в фильмах, а для тех, кто побывал на ней – это страшное и пугающее слово. И самыми беззащитными и ранимыми оказываются в это время дети. Их детство безвозвратно уходит, ему на смену приходят боль, страдания, потери родных и близких, лишения. Хрупкие детские души война сжимает стальными тисками, раня и калеча их.

Прошедшие войны вычеркнули из жизни множество детских судеб. «Мы родом из войны» – говорят те, чьё детство пришлось на тяжелые военные годы, когда легче было умереть, чем выжить. Печальных примеров тяжелой участи детей в военное время можно приводить еще много. Нельзя не вспомнить о детских концентрационных лагерях, устроенных фашистами, в которых маленькие пленники подвергались нечеловеческим пыткам, а «нацистские врачи» ставили на них чудовищные опыты, и дети умирали мучительной смертью. Дети, пережившие войну, никогда уже её не забудут. По ночам они по-прежнему слышат грохочущие разрывы бомб, испуганные крики, пулеметные очереди.

Поэтому есть соблазн забыть. Но нет права – забывать… Видя, что зверь возвращается, у Селезнёвой возникло жгучее желание воскресить голос прошлого, рассказать о тех, кто на себе испытал весь трагизм войны, протянуть ниточки их судеб к сегодняшней жизни. Её рассказы о тех, кто ежедневно открывал человечеству путь в будущее, отдавал частичку самого себя, это рассказ о наших предках и нас самих. Они – для беспамятливых, для забывчивых, для тех, кто рискует повторить кошмар…

На войне она была очень мала. Ей, тогда совсем крошечной девочке, война, тем не менее, оставила свои, отнюдь не детские воспоминания семьи: разрушенный дом, стоявшие рядом с их домом страшные немецкие танки, постоянное чувство голода и бродяжничества, поиски чего-нибудь съестного…

Добавьте к этому и горечь невосполнимой утраты, и радость, что на земле наступил долгожданный мир, и радость чудо-выживания – тогда вы поймете, о чем проза Селезнёвой.

Деревня, где жила семья Любови Петровны, находилась на самом огненном рубеже, и совершенно реально видела зарево пожарищ, стрельбу и вой вражеских самолётов. Видели домашние Любови Петровны и отступление наших солдат, и немецкую оккупацию. Тут всё: и жизнь в холодных шалашах, и голод и страх от постоянных бомбёжек, и преследования, потери близких людей. Помнит Любовь Петровна со слов близких страшные дни и ночи – жестокие атаки немцев и встречу наших солдат. И возвращение в деревню, от которой осталось одно пепелище. Пройдя через весь ужас военной жизни, Любовь Петровна сохранила доброе, отзывчивое сердце и желание быть нужной людям. В этом корни и истоки её творчества…

Сегодня, глядя на руины Донецка или Дебальцево, в кадрах хроники и по второму разу переживаем мы строки рассказов Селезнёвой. Мы смотрим на разрушенные школы и детские сады, на лица детей, у которых украли их детство. И понимаем – сколько правды и боли в рассказах Любови Петровны…

Мир снова сходит с ума: грань человечности пройдена, снова миллионы детей лишены детства, и долго еще они будут бояться салюта и просыпаться по ночам в слезах, и расскажут они своим внукам, что с фашизмом жить нельзя. Об этом – говоря кратко – протокольно, правдиво и при этом высокохудожественно рассказывает нам Селезнёва.

А остальное – нужно читать у неё самой. Тут критик бессилен передать то, что удалось передать художнику…

 

© Николай Выхин, текст, 2015

© Книжный ларёк, публикация, 2015

—————

Назад