Нина Штадлер. Куколка

01.09.2016 17:52

КУКОЛКА

 

«Один умел делать так, что в битве его враги слепли и глохли, или их охватывал такой страх, что мечи у них становились не острее палки, а люди Одина шли в бой без доспехов и были словно бешеные собаки или волки, сравнивались силой с медведями и быками. Они разрывали своих врагов голыми руками, и их нельзя было взять ни огнем, ни мечом.

Сущность этого непостижимого явления заключалось в условном «перевоплощении» человека в свирепого зверя, медведя или волка, с человеческим лицом.

Это были берсерки, воины-смертники, стремящиеся в бою не сохранить свою жизнь, а продать ее как можно дороже, забрав на тот свет побольше врагов.

Тацит писал: «Когда берсерки достигали зрелого возраста, им позволялось отращивать волосы и бороду, и только после победы над первым врагом они могли их укладывать в прическу. Трусы и прочие ходили с распущенными волосами».

Они всегда образовывали переднюю линию в бою. Прикрываясь одними только черными щитами, идя в бой обнаженными, они вселяли ужас в своих врагов.

Берсерк мог вынуть копье из своей раны и бросить его во врага. Или же продолжать драться с отсеченной ногой или рукой, раскроенной грудью, пробитым животом, и мог прихватить с собой в Вальгаллу своего убийцу.

Эта элитарная каста воинов всегда считалась личной охраной древнескандинавских конунгов. Непреложная верность своему властителю – вот та основа, на которой формировались их отношения с окружающими…»

Дочитав эти строчки, Динка, хорошенькая семнадцатилетняя девушка, вздохнула, перевернулась на спину и уставилась в потолок светло-серыми с перламутровым отливом глазами.

Ее всегда интересовали эти загадочные древние воины-профессионалы, военная элита, владеющая уникальными боевыми навыками.

Они могли драться в полном окружении пеших и даже конных врагов. Прыгая по спинам лошадей, берсерки без особого труда выходили из окружения.

Они пренебрегали «модными» в то время мечами, и сражались топорами или копьями, а то и просто обычными дубинками.

Дрались они обычно полуголыми или же совершенно обнаженными, в медвежьих или волчих шкурах, которые лучше кольчуги могли защитить их от удара вражеского копья или меча.

Берсерка нельзя было убить в бою. Даже смертельно раненый, он умирал только после боя, а до того словно не замечал своей раны.

То состояние, в которое они вводили себя перед боем, приводило к такой расторможенности сознания, при которой резко увеличивалась быстрота реакции, обострялось периферическое зрение и появлялись определенные экстрасенсорные навыки.

Берсерки мгновенно замечали, а то и просто интуитивно предугадывали любой направленный на них удар, успевая его отбить или уйти с линии атаки, что делало их в бою неуязвимыми.

Но, главное, они умели управлять временем, ускоряя его бег для себя и замедляя для окружающих!

Этот феномен не давал Динке покоя.

Снова и снова перечитывала она древние саги об их подвигах, желая понять механизм превращения обычных воинов в сверхлюдей.

Интерес этот постоянно подогревался еще и тем, что в семье существовало предание о том, что род их ведет свое начало от одного из воинов-берсерков, Бьерна Красноголового, волею судьбы занесенного когда-то на варяжскую Русь.

Правда, когда именно он туда попал, точно было не известно: то ли в восьмом, то ли в девятом веке…

 

*  *  *

 

В первом случае это могло произойти в битве при Бравалле в начале восьмого века между датским королем Харальдом Хильдетандом и его племянником Сигурдом Рингом, правившим в Швеции.

Война эта была междоусобная, и интересовала Динку очень мало. А вот те, кто принимал в ней участие, сразу привлекли ее внимание и пробудили активный интерес к дальнейшему поиску фактов, потому что в войне этой участвовали девы-воительницы, чем она была поражена до глубины своей тонкой и нежной девичьей души.

В той страшной битве на стороне датского правителя сражались три смешанных германо-славянских отряда, во главе которых стояли женщины: Хета, Висна и Вебьорг.

Хета в сопровождении своих самых могучих вассалов несла перед войском датское королевское знамя, а впереди нее шли только обнаженные берсерки.

Висна, женщина сурового склада и весьма опытная в ратном деле, была предводительницей склавов или, как их еще называли, склавинов.

У всех людей из её войска были длинные мечи и небольшие щиты цвета неба, которые они в бою закидывали на спину, после чего сами, не имея спереди никакой защиты, с открытым для неприятельских ударов телом, обнажив мечи, предавались битве.

Нарядившись не столько для красоты, сколько для битвы, эти девы вели на поле боя свои войска.

Туда же спешила и Вебьорг, которую сопровождали ее алчущие битвы воины…

Саксон Грамматик, описывающий эту битву, свидетельствовал, что «дева Вебьорг билась с врагом нещадно и сразила богатыря Сода. Она грозила уже расправой и другим богатырям, когда Торкилль из Телемаркии пронзил ее стрелой.

Искусные лучники из числа гутов с такой силой натягивали тетивы своих луков, что их стрелы пробивали даже щиты. И не было ничего губительнее, чем эти стрелы. Их наконечники пробивали кольчуги и шлемы так легко, словно тела не были ничем защищены…»

Побоялся хитрый норвежец сойтись со славянской воительницей лицом к лицу в рукопашной схватке! Издалека послал стрелу ей на погибель!

Чудеса творили и воины Хеты.

Берсерк Уббо, отличавшийся от других своим гигантским ростом, ранил в том бою одиннадцать и убил двадцать пять человек! «Затем он бросился на передние ряды неприятеля, в самую гущу их, разгоняя отпрянувших в ужасе свеев своим мечом и копьем. И уже почти обратил он в бегство войско Ринга, когда его поразили лучники, побоявшись сойтись с ним в ближнем бою.

Он был пронзен множеством стрел, но никто так и не осмелился подойти к нему ближе и вступить в рукопашный бой.

И только когда в груди Уббо торчало уже сто сорок четыре стрелы, силы оставили воина, и колени его коснулись земли…»

А Висна героически погибла вместе со своими воинами. С силой и мощью Валькирии сражалась она, нанося страшный урон врагу и воодушевляя своим примером мужчин, пока не сразил ее меч легендарного воина Старкадера.

Это надо же! Чтобы победить славянскую девушку-витязя, понадобился сильнейший из живших тогда воинов Севера!

Их было три. Всего лишь три девы, чьи женские тела природа наделила «душами, достойными мужей». Вместе со своим войском они сражались на стороне Харальда и вошли в историю вместе с ним.

Две воительницы из трех обладали к тому же сверхъестественными способностями и занимали весьма значительное положение в обществе.

Хета была герцогиней, имевшей право «давать» имена, посвящая воинов в рыцари.

Висна была не только герцогиней, но и жрицей, служительницей «весеннего культа».

И, хотя Харальд потерпел поражение в этой битве, все три девы сыграли в ней огромную роль.

Эти славянские воительницы тоже будоражили воображение девушки.

Может, как раз плод любви берсерка-телохранителя и одной из этих легендарных воительниц и стал ее предком? Нравы-то тогда были вольные…

Такой вариант любовно-исторического романа нравился Динке больше всего. Приятно, знаете ли, думать, что в твоих жилах течет эдакая гремучая смесь берсерка и воительницы!

Читая, Динка не раз пыталась представить себя на их месте, но получалось это не слишком хорошо. И дело было не столько в том, что была она девушкой хрупкой, с изящными плечиками, тонкими руками и пугливой грацией олененка, свойственной только юным балеринам (в этом году Динка заканчивала балетную школу), сколько в том, что характер у нее для этого был не совсем подходящий, хотя слабой она не была – таких в балете не держат.

Просто ей гораздо проще было сделать то, о чем ее просили, чем долго и нудно доказывать кому-то, что делать этого совсем не следует.

Ну, не воительница она была, и все тут!

Непонятно вот только, почему ее так притягивали эти сильные духом и телом девы-валькирии…

А, может, именно потому и притягивали, что в избытке обладали теми качествами, которых не хватает многим из нас? Уверенностью в себе, умением мгновенно принимать нужные решения и брать на себя ответственность за других? Кто знает!

Но частенько в своих размышлениях она думала о том, как бы повели себя на ее месте Висна или Хета, и старалась принимать большинство решений, исходя из этих предположений.

 

*  *  *

 

Второй вариант появления здесь их предка Бьерна Красноголового был не менее интересным. Предполагалось, что он пришел на Русь в ІХ веке в числе телохранителей, сопровождавших в походе своего конунга.

В то время племена восточных славян оказались под властью норманнов, то есть викингов, которых русские летописи называют «свеями». Вместе с их конунгами пришли на Русь и берсерки.

Перед битвой воины конунгов вводили себя в боевой транс и первыми открывали бой, проводя показательный победный поединок на виду у всего войска.

Они бросались в бой без кольчуги, а ярились, словно бешеные псы или волки. В ожидании схватки от нетерпения и ярости, клокотавших в них, грызли зубами свои щиты и руки до крови. Со звериным рыком разили они врага, и ни огонь, ни железо не причиняли им вреда. Они были одержимы и не чувствовали боли, даже если их поражало копье.

Одним только своим видом они заставляли трепетать врагов, а, штурмуя города в качестве боевого авангарда, оставляли за собой горы трупов поверженных врагов. Следующая за берсерками хорошо вооруженная и защищенная доспехами пехота только довершала разгром.

Еще берсерки понимали язык животных. Умели замедлять время вокруг себя. Жили в гармонии с природой. Могли ментально трансформироваться в любое существо, и в момент трансформации обладали всеми качествами животного либо божественной сущности.

Вот из числа таких неуязвимых бойцов, если верить преданию, и был ее красноголовый предок! Красноголовый потому, что волосы цвета красного дерева, по которым можно было безошибочно определить всех Динкиных близких родственников, тоже приписывали его наследию!

Равно как и окаймленные каштановыми ресницами необычного перламутрового оттенка серые глаза, в центре которых яркими точками таинственно мерцали черные зрачки.

Вообще-то берсерки всегда жили как волки-одиночки.

Будущие звери-воины еще в юности давали обет безбрачия и полностью посвящали себя богу Одину, своему небесному покровителю. Но никто из них не был чужд человеческих слабостей.

Вот и не устоял, наверное, один из них перед мягкой притягательной красотой славянки, влюбился и оставил свое семя в благодатной почве, из которой выросло потом множество славных воинов, с честью служивших своей стране на протяжении многих веков.

И Динке суждено было родиться в семье потомственных военных, где из поколения в поколение все мужчины выбирали исключительно военные профессии! В семейном архиве, чудом уцелевшим во время Второй мировой войны, сохранилось множество фотографий и документов, однозначно свидетельствующих о том, что в их семье среди мужчин никогда не было штатских!

Папа ее тоже не стал исключением. Он постоянно мотался по гарнизонам, раскиданным в разных концах необъятной Динкиной Родины, скинув шестимесячную тогда дочурку на попечение своей матушки, потому что таскать грудного младенца с одного неустроенного места на другое было чревато последствиями для его здоровья.

У девочки началась сильная аллергия, и врачи посоветовали родителям хотя бы до трех лет подержать малышку на одном месте. Это спасло ей жизнь.

Мать Динки считала своим прямым долгом сопровождать мужа всюду, куда бы его ни послали. Виделись они с дочерью очень редко, и девочка плохо знала своих родителей.

Поэтому их трагическая смерть в какой-то горячей точке, куда в очередной раз отправили отца, мало на ней отразилась.

Это словно ее не коснулось, потому что по-настоящему родными и любимыми людьми для нее были бабушка и тетя Вита, младшая сестра отца, не вышедшая замуж из-за издержек своей профессии и жившая вместе с матерью.

Девочка не просто любила своих родственниц, которые взяли на себя ответственность за ее жизнь и воспитание, этого тогда еще она просто не осознавала в силу своего возраста, она глубоко уважала бабушку, и обожала свою тетю со всем пылом благодарной детской души.

Тетя Вита была необыкновенной красавицей с роскошной гривой красных волос, лебединой шеей и царственной осанкой профессиональной танцовщицы.

Именно страстная любовь к балету и помешала ей в свое время выйти замуж и создать семью, потому, что она обладала большим талантом и сразу после училища была приглашена исполнять первые партии в местный Театр оперы и балета.

Времени на личную жизнь, как, впрочем, и сил после многочасовых репетиций, у нее после этого практически не оставалось...

Так и протанцевала она до своих полных тридцати восьми лет, пока не вышла на пенсию и не начала работать преподавателем в своем же училище.

Как правило, артист балета выходит на пенсию в тридцать восемь – сорок лет. Конечно, как и везде, есть исключения. Плисецкая, например…

Но все же, большинство из них либо работают в частных студиях, либо преподают в своем училище.

Администрация театра слезно уговаривала Виту остаться еще хоть на пару лет. Но та, усмехаясь, решительно отказала, сказав, что танцевать юную Джульетту в сорок лет смешно, а быть вечно умирающим лебедем ей как-то не очень хочется.

И вот уже скоро год, как она преподавала у своей родной племянницы, готовя их группу к выпускному спектаклю. Времени до выпуска оставалось совсем немного.

Июнь – месяц балетного будущего. В июне проходят вступительные экзамены в балетные школы, и в этом же месяце выпускники этих школ в первый раз выходят на сцены знаменитых театров.

Надежды, нервы, слезы и триумфы – все смешано в эти дни. С чего все начиналось и что будет дальше?

Динку тоже очень интересовал вопрос, что же с ней будет дальше…

 

*  *  *

 

В балетную школу ее записали в четыре года, и чего только она не пережила за долгие годы обучения!

Уроки для самых маленьких проходили по часу три раза в неделю.

Если бы она выразила недовольство или начала капризничать, бабушка и тетя немедленно забрали бы оттуда свою любимицу.

Но Динка с огромным удовольствием занималась в школе, а дома самозабвенно кружилась в танцах, которые легко придумывала сама.

С шести лет занятия у нее стали более сложными.

Добавился партерный урок с комплексом упражнений на растяжку и укреплением мышц спины, ног и пресса с элементами йоги и гимнастики.

И только после десяти лет она наконец встала на пуанты!

Занятия в это время шли уже шесть раз в неделю, по два часа! К этому нужно добавить еще три занятия на пуантах, час хореографии и два-три часа растяжки! Как же уставали ее бедные маленькие ножки, Господи!

Зато сколько счастья приносили концерты и гастроли!

Когда перед выходом на сцену она видела себя в зеркале в роскошной пачке, с красиво убранными волосами, в атласных туфельках, то забывала и о боли в натруженных пальчиках, и о мозолях, и об усталости. Девочка охотно участвовала во всех конкурсах дома и за границей. Бабушка и тетя не жалели средств для своей любимой внучки и племянницы.

И оно того стоило. Динка была рождена для танца!

А как немилосердно их учили! Боже мой! Любому нормальному человеку такое обучение показалось бы издевательством над ребенком, но в балетной школе свои законы! Из двух зол там выбирают меньшее!

Ущипнуть за мышцу, что стала заметно выпирать в ненужном месте, считалось гораздо эффективнее, чем сто раз повторять, что ее надо убрать.

Щипок, синяк – и ты стараешься изо всех сил, пытаясь достичь идеала!

Двадцать раз обозвать девчонку, начавшую набирать вес, коровой, чтобы она строже следила за собой, считалось гуманнее, чем потом грустно смотреть, как ее отчисляют за потерю формы!

А ведь отчисляли! Еще как! И были такие, что после отчисления бежали к окну, чтобы в отчаянии сигануть вниз! А там их ловили за руку преподаватели и успокаивали… Так что, лучше уж первое!

Потому что все прекрасно понимали – отчисление при наборе веса – это тоже акт гуманности! Только уже по отношению к мальчикам.

Ведь если в старших классах девица набирает более пятидесяти килограммов, ее не допускают к занятиям в дуэте, чтобы парни не сорвали спину! Это так легко – сорвать себе спину, если партнерша набрала пару лишних килограммов!

И педагоги вынуждены одновременно следить и за тем, чтобы их подопечные не выходили за рамки нормы, и за тем, чтобы они все-таки хоть что-то ели!

Ведь, чтобы поддерживать нужный вес, девчонки вообще способны заморить себя голодом! На госэкзаменах можно встретить танцовщиц с весом сорок килограммов при росте сто шестьдесят пять сантиметров! Как они умудряются при этом не только ходить, но еще и танцевать, непонятно!

И все это накладывается на уроки по общеобразовательным дисциплинам! Ведь их для будущих артистов балета еще никто не отменял! И уровень общего образования в хореографическом училище должен быть достаточным для поступления в любой вуз!

Так что досталось Динке от жизни – за скромное желание быть похожей на свою красавицу тетю – по полной программе!

Зато взамен она приобрела такие редкие для своего юного возраста качества, как железную дисциплину, выдержку и умение заставлять себя трудиться изо дня в день.

Привыкшая за годы учебы к строгости, ежедневным однообразным упражнениям для поддержания формы, Динка твердо знала, что ее балетная карьера зависит от того, сумеет ли она удержать себя в этих жестких рамках.

Словом, домой девочка приходила только ночевать!

С утра – занятия в общеобразовательной школе, а во второй половине дня – хореографические дисциплины: классический танец, исторический, музыка, история балета и так далее.

А поскольку уже со второго класса Динка начала участвовать в спектаклях, то до семи вечера продолжались репетиции. А потом – сам спектакль...

Вот и получается, если хорошенько подумать, что в балетной школе учатся только очень сильные духом и волей дети. Те же, кто так и не сумел адаптироваться, уходят в обычную школу, что, в общем-то, считается нормальным.

Из двадцати – двадцати пяти учеников класса только половина доходят до финиша и получает диплом о среднеспециальном образовании с пометкой в графе профессия «артист балета».

И лишь единицы из них вписывают свои имена в историю большого танцевального искусства.

Динка твердо решила стать одной из них, потому что обладала не только талантом и целеустремленностью, но и идеальными данными для балерины: легким шагом, высоким прыжком, хорошей гибкостью.

И, что немаловажно, очень легко держала нужный вес, не истязая себя особо диетами.

 

*  *  *

 

Будущая звезда балета лениво потянулась, отодвинула ноутбук подальше и, закрыв глаза, продолжала размышлять о феномене берсерков.

Ее очень интересовал сам процесс вхождения воина в состояние боевого транса. Она всегда очень много читала, а года два тому назад пристрастилась к работам по психологии, связанным с проявлением бессознательного в психике и методикой работы с ним.

Почитавши довольно много, она пришла к выводу, что для входа в состояние боевого транса у берсерков использовалось самовнушение, предназначенное для отождествления себя с тем или иным сильным хищным животным, и что в этом смысле боевой транс берсерка близок к шаманическому, поскольку в обоих случаях измененное состояние сознания сопровождается ощущением «переселения в тело зверя».

И вот как-то раз Динка решила попробовать найти свое тотемное животное.

Уединившись в своей комнате, как того требовала методика, она закрыла глаза и немного спокойно посидела, концентрируясь на предстоящей медитации.

Потом представила пред своим внутренним взором огромное черное пространство. Сосредоточилась на нем и постаралась максимально полно его ощутить. Почувствовать огромную Вселенную, бесконечно простирающуюся во все стороны.

В центре этого огромного черного пространства ясно представила маленькую светящуюся точку.

Потом долго смотрела на нее, чтобы заметить какие-либо изменения.

Вначале все получалось. Как и положено, точка эта стала постепенно увеличиваться, приобретая форму какого-то животного… Но было совершенно непонятно, что это такое!

Просидев таким образом около часа, она была спугнута тетушкой, которая, заглянув в ее комнату, ехидно поинтересовалась, чем это таким она тут занимается, и не тренируется ли спать на ее уроках.

Динка вздрогнула от неожиданности и рассмеялась.

И в ту же секунду ясно УВИДЕЛА, как прямо перед ней из воздуха материализовалась огромная кошка. Внимательно глядя на девушку, она потянулась всем своим коротким, плотно сбитым туловищем, покрытым очень густой и мягкой шерстью рыжевато-серого оттенка, и широко зевнула, показав белые клыки и розовый язык.

Потом повернула вправо свою небольшую, округлой формы голову с продолговатыми ушками и характерными изящными кисточками на конце, продемонстрировав короткую морду, окаймленную по бокам светлыми бакенбардами, и несколько раз раздраженно дернула коротким хвостом с черной полосой на закругленном конце, словно чего-то ожидая.

Так ничего и не дождавшись, животное прищурило широко расставленные глаза, еще раз внимательно посмотрело на Динку, сердито фыркнуло и исчезло.

От неожиданности девушка так растерялась, что даже не успела, как положено в таких случаях, спросить у нее имя! А уж обратиться к своему тотему по имени и расспросить, какими свойствами он обладает и в каких случаях сможет вам помочь, она и вовсе забыла!

«Вот это да!» – только и успела подумать Динка, ошеломленно глядя на то место, где только что видела призрачную рысь.

А то, что это рысь, стало понятно сразу. По кисточкам на ушах и по росту. Кошечка-то была размером с хорошую собаку!

«Вот, дела! Выходит, мое тотемное животное – рысь! Но почему именно она? Уж лучше бы пума какая! Все солиднее… Но пумы в Европе не водятся! Ладно, что есть, то есть! Хорошо еще, что не кролик какой-нибудь!»

И она весело рассмеялась, представив себе беспокойно прядущего длинными ушами пушистика.

С тех пор прошел почти год, но рысь больше так ни разу не появилась, что Динку, к слову сказать, не очень-то и огорчало, потому что она была занята другими, более важными для нее сейчас делами.

Подготовкой к выпускному спектаклю, например!

Девушка еще раз потянулась, нехотя поднялась с дивана, посмотрела на часы и нахмурилась.

С ума сойти! Оказывается, она провалялась до половины десятого!

Тетя, которую она ласково называла просто Витой, а, когда хотела подлизаться, то любимой тетушкой, никогда так долго не задерживалась!

И должна была явиться домой два часа назад!

Бабушку они вчера проводили в санаторий, потому что у нее в последнее время вдруг стало «скакать» давление. Сказалось, видимо, все сразу. И работа по ночам, на которую ей пришлось уйти семнадцать лет тому назад, чтобы иметь возможность растить и воспитывать крошечную Динку, и хроническое переутомление, и пережитое горе гибели сына и невестки…

Но она как-то сразу резко сдала.

И Вита с Динкой решили, что бабушке необходимо срочно сменить обстановку и поправить свое здоровье, в результате чего та сейчас тряслась в уютном купе поезда, следующего в Крым.

А тетушка грозилась племяннице прийти сегодня не позже восьми вечера, чтобы вместе с ней поужинать.

Динка посмотрела в смартфоне, не было ли пропущенных звонков. Вдруг она так увлеклась чтением, что не услышала сигнала?

Пусто.

Смутное беспокойство все больше овладевало ею.

Если тетя по каким-либо причинам не могла вернуться домой вовремя, то обычно звонила и предупреждала об этом. Она была очень ответственной, как все балетные, и высоко ценила свое и чужое время… Что же такое могло с ней случиться?

В этот момент заиграла знакомая мелодия.

Динка улыбнулась и поспешно схватила трубку.

– Да? – весело крикнула она. – Ты где? Я тебя давно жду!

Но голос, который ей ответил, был мужским.

– Вы Дина? – поинтересовался невидимый собеседник.

– Да, – с трудом прохрипела девушка, потому что от волнения у нее перехватило горло. – А где Вита? Как ее телефон оказался у вас? Кто вы такой?

– Вы только не волнуйтесь! С вашей родственницей все в порядке, просто она сейчас находится в больнице…

– Что с ней?! – испуганно завопила Динка, мгновенно теряя от страха рассудок. – Что случилось?! Где она?!

– Она в травматологии на Ливаневского, – лаконично ответил незнакомец. – Только вас к ней сейчас не пустят. Можно будет навестить ее завтра после девяти утра. Палата номер сто двенадцать. Она просила вам позвонить, чтобы вы за нее не волновались. Всего доброго!

Услышав в трубке гудки (Вита не выносила мелодий), Динка растерянно посмотрела на смартфон, потом осторожно положила его на диван и подошла к окну.

Сидеть и ждать до завтра, не зная, что случилось с Витой?! Да ни за что! Она же заснуть не сможет, пока не увидит тетю и не узнает, что случилось!

Когда было нужно, Динка умела действовать очень быстро и решительно.

Собравшись в пять минут, она вызвала такси и полчаса спустя уже стучала в двери черного хода городской Больницы скорой медицинской помощи.

Дитя своего века, она прекрасно знала, какой пропуск открывает все двери в любое время суток. После того, как в руку злобной нянечки-цербера перекочевала крупная купюра, та моментально сменила гнев на милость и, превратившись в ангела, выдала Динке свежий халат, и научила говорить всем, кто ее спросит, что она явилась по вызову.

Но Динку никто ни о чем не спросил, и она благополучно добралась до палаты сто двенадцать, никого по пути не встретив.

Тихонько отворив дверь, она неслышно проскользнула внутрь, и ее сразу же охватил тошнотворный запах лекарств.

В палате лежало всего два человека.

Полная рука, откинутая во сне за голову, у лежащей слева от нее женщины, никак не могла принадлежать Вите. Но то, что находилось справа, Витой просто не могло быть.

Ибо это было жуткое существо с большой, круглой, как шар, головой, и высоко поднятой вверх загипсованной конечностью, которая когда-то была ногой.

Динка попятилась назад.

И в этот момент кошмарное существо с круглой головой издало чуть слышный стон. У девушки потемнело в глазах, потому что в этом жалком писке она узнала голос Виты.

Едва переступая ногами, Динка подошла ближе и со страхом заглянула туда, где, по ее расчетам, должно было быть лицо спящего человека.

В слабом свете ночника она увидела картину, которая долго потом будет являться ей в ночных кошмарах.

Под толстым слоем бинтов она обнаружила жуткую пародию на свою красавицу-тетку. Левая сторона представляла собой сплошной синяк густо-фиолетового цвета, перечеркнутый несколькими глубокими царапинами, смазанными зеленкой.

Вздувшаяся бровь была заклеена пластырем. И, если бы не сохранившая прежние очертания правая половина лица Виты, Динка ни за что не узнала бы ее.

Не выдержав страшного зрелища, девушка охнула и тут же закрыла рот рукой. Нельзя, чтобы тетя узнала, что она была здесь! Вита была очень гордой женщиной, и почувствовала бы себя униженной, зная, что ее видели в таком жутком виде.

Она не раз говорила племяннице, что слабость у женщины – это непозволительная роскошь в наше время!

Тихо выскользнув в коридор, девушка прикрыла за собой дверь и обессиленно прислонилась к стене, потому что ноги ее совсем не держали.

Слава Богу, что тетя вообще жива! Но что могло с ней случиться? Авария?

Динка тихо замычала, и в этот момент ее окликнули.

– Что вы здесь делаете? – услышала она над самым ухом, и, резко повернув голову, оказалась носом к носу с молодым брюнетом в белом халате.

Не зная, как поступить, Динка сделала то единственное, на что у ее тела хватило ума – она закатила глазки и брякнулась в обморок.

Очнулась девушка от резкого запаха нашатыря. Сердито оттолкнув ватку рукой, она открыла глаза и обнаружила себя лежащей на жесткой кушетке в какой-то комнате с множеством столов, заваленных бумагами, рентгеновскими снимками и другими непонятными ей вещами, а рядом, присев на корточки, упорно пихал ей под нос противно пахнущую ватку давешний медик. Судя по всему, это была ординаторская.

– Ну, что? Очнулась, спящая красавица? – мягко поинтересовался он. – Впервые такое случается, что девушка при виде меня падает в обморок! Может, объясните, почему? Неужели я такой страшный?

Динка отрицательно помотала головой, но ничего не ответила.

Она смотрела на бейджик, на котором было написано имя врача, но буквы двоились и плыли перед глазами. Такого с ней никогда не было, здоровье ее никогда еще не подводило.

– Как вы себя чувствуете? – поинтересовался брюнет без имени и, не дождавшись ответа, снова поднес ватку со спиртом к ее многострадальному носу.

Динка решила немного потерпеть это надругательство над собой, потому что после вдыхания паров нашатыря в голове стало потихонечку проясняться, и она начала соображать, что попала в крупную переделку.

Ну, как она может объяснить здесь свое присутствие, не выдав подельницу?

И, словно отвечая на ее мысли, брюнет спросил:

– Как вы вообще сюда попали?

Динка горько вздохнула и, собравшись с силами, ответила:

– Влезла по водосточной трубе!

Брови ее визави скакнули на лоб, и он на минуту задумался, внимательно оглядывая девушку с головы до ног, отчего та почувствовала себя не очень уютно.

Врать Динка не умела и не любила. Просто иногда бывают такие ситуации в жизни, когда не солгать невозможно! Вот сейчас как раз и был один из таких моментов.

И Динка собиралась мертво стоять на своем даже под страхом смертной казни.

– Ну, что ж… Примем за версию! – наконец сказал брюнет. – А с какой целью?

– Надо было, – сжав зубы, чтобы не сорваться, ответила она. – Очень надо!

И тут внезапно врач шлепнул себя ладонью по лбу.

– И я еще спрашиваю! – возбужденно проговорил он. – Вы же Дина Бьерн?

Динка вытаращила глаза.

– Откуда вы знаете?!

– Так это я вам недавно звонил! Прежде чем вколол вашей сестре снотворное! Она отказывалась от укола, пока я не позвонил! После чего успокоилась и уснула. Зачем вы приехали? Я же сказал, что причин для беспокойства нет! С ней все будет в порядке!

– Доктор, миленький! – вдруг судорожно всхлипнула Динка. – Это не сестра, это моя родная тетя! Что с ней такое случилось? Скажите! Пожалуйста!

– Я еще не доктор! – испуганно ответил брюнет и быстренько спрятал ватку в карман халата. – Я только учусь! А пока подрабатываю здесь медбратом! И перестаньте плакать, пожалуйста!

– Не буду! – до крови закусывая губу, чтобы успокоиться, поспешно заверила его Динка. – Только скажите!

– А, ладно! Чего там! Все равно ведь узнаете! – пробормотал он, неловко глядя в сторону. – Была попытка…

Тут он запнулся, виновато посмотрел на Динку и добавил:

– Вашу сестру, то есть тетю… В общем, она подверглась нападению двух мерзавцев. Насилия, к счастью, не произошло. Им помешал мужчина, который гулял неподалеку с собакой, поэтому она отделалась относительно легко.

Ей очень помогли ее профессиональная гибкость и отличная реакция. И еще повезло, что там оказался мужчина с собакой.

В общем, исходя из того, что я услышал, пока следователь снимал с нее показания, все произошло примерно так…

…Вита спешила домой и решила сократить себе путь, перейдя небольшую рощицу, примыкающую к набережной. Эту рощицу она в свое время исходила вдоль и поперек, и хорошо ее знала.

Поэтому, когда сзади послышались чьи-то торопливые шаги, то просто отодвинулась, уступая дорожку.

Когда же вместо того, чтобы ее обогнать, кто-то сзади зажал ей рот рукой, она быстро сориентировалась и вцепилась в ладонь зубами.

А, когда насильник вскрикнул и ослабил захват, извернулась и резко выбросила ногу вверх в шпагате, надеясь попасть ему в лоб носком туфли.

Точный удар ей помешала нанести юбка. Она с треском порвалась, но нужного замаха все же не получилось. Носок туфли только скользнул по виску негодяя, не причинив ему особого вреда.

В этот момент подоспевший второй мерзавец ударил ее чем-то тяжелым по голове, и, уже теряя сознание, Вита услышала фразу: «Балер-р-риночка, блин!», произнесенную с характерным грассированием. Больше она ничего не помнила и очнулась уже в больнице.

Проходивший в это время мимо прохожий с собакой, увидев, что двое мужчин склонились над лежащей на земле женщиной, заподозрил неладное, и громко крикнул, что сейчас спустит собаку с поводка.

Мерзавцы сбежали. Но, уже убегая, один из них, более плотный, прыгнул на ногу Вите со словами: «Теперь уже не станцуешь, балер-р-риночка!»

– А почему он не спустил собаку с поводка? – судорожно сглотнув, спросила Динка. – Ведь тогда можно было поймать хотя бы одного гада!

Сочувственно глядя на девушку, медбрат ответил:

– А это было реально невозможно! Овчарка была такая старая, что еле передвигала ноги! То есть лапы! Хорошо, что уже темнело, и гаденыши этого не заметили. Повезло!

– Да. Повезло… – механически повторила Динка. – Еще как повезло!

Боли в груди больше не было. Слез тоже. Не было вообще ничего кроме оглушающей пустоты в голове и в том месте, где у нее когда-то было сердце.

Сегодняшний вечер перевернул всю ее жизнь.

Вернувшись домой, Динка не могла плакать, не могла спать. Голова гудела, как колокол, и раскалывалась от боли. Всю ночь она прометалась на постели, и к утру решение было принято.

Если жизнь человеческая, а женская в частности, так хрупка и уязвима, что любой негодяй может, походя, безнаказанно искалечить и унизить того, кто слабее, то она должна постараться обезопасить себя от таких страшных случайностей.

Она никому не позволит исковеркать свою жизнь! И сделает все для того, чтобы напавшие на Виту подонки были пойманы и наказаны!

В восемь утра Динка уже была в больнице, и ей пришлось долго ждать, пока закончится врачебный обход.

Когда, наконец, девушка вошла в палату, то первое, что ей бросилось в глаза, было веселое лицо Виты. Она бросилась к тете, и прижалась щекой к ее руке.

– Диночка, солнышко! – гладя ее по голове, проговорила Вита слишком бодрым голосом, чтобы он мог быть настоящим. – Что с тобой? Ты же видишь, все прекрасно! Я жива и почти здорова! Синяки и отеки быстро сойдут, рана небольшая, сотрясение так себе, а перелом, слава Богу, оказался простым, без смещения! И после реабилитации я смогу вернуться к своей работе!

Она подняла ладонью Динкин подбородок и улыбнулась, глядя ей в глаза.

– Жаль только, что свой выпускной тебе придется провести без меня! Но к тому времени уже вернется бабушка! Она и побудет с тобой! А, может, и я уже начну бегать! Ты же знаешь, какая я шустрая! Все в порядке, дружочек мой! Успокойся!

Динка кивнула и пробормотала:

– Хорошо, что бабушки здесь нет! Она бы сошла с ума, увидев тебя!

– А мы ей скажем, что я поскользнулась на паркете в театре! – лукаво подмигнула правым здоровым глазом Вита. – Она ничего и не узнает!

Динка согласно кивнула.

Не желая утомлять тетю, которая чувствовала себя не очень хорошо, хоть и старалась держаться изо всех сил, девушка отдала ей фрукты и кефир и вышла во двор больницы.

Присев на скамейку у выхода, Динка закрыла глаза и задумалась.

– Простите! Можно вас? – неожиданно услышала она и, открыв глаза, с неудовольствием обнаружила скромно стоящего рядом вчерашнего медбрата.

Видимо, она не сумела скрыть своего раздражения, потому что тот поспешно проговорил:

– Извините! Я знаю, что вам сейчас не до разговоров! Меня зовут Денис, и я только хотел сказать, что вы можете смело обращаться ко мне по всем вопросам, касающимся вашей тети. Сейчас я еду в институт, а вечером снова буду на дежурстве!

– Спасибо. Непременно так и сделаю, – с ледяной вежливостью ответила девушка и, видя, что он не уходит, добавила:

– Что-нибудь еще?

Денис замялся и, решившись, выпалил:

– Вот, возьмите мой номер телефона! Звоните в любое время!

– Спасибо. – Все так же безразлично ответила Динка и, не глядя, сунула визитку в сумочку. – До свидания!

– До свидания! – с легким вздохом разочарования попрощался медбрат и, наконец, ушел, оставив ее наедине со своими невеселыми мыслями.

А размышляла девушка о том, что ей следует предпринять уже сегодня, чтобы начать воплощать в жизнь принятое ночью решение.

Она была очень целеустремленной и никогда не сходила с однажды намеченного пути. Переубедить ее, если она считала себя правой, было невозможно.

 

*  *  *

 

На следующий день Динка нанесла визит следователю, ведущему дело Виты. Ей пришлось прождать в коридоре почти два часа, чтобы попасть на прием. Он был очень занят.

Следователь, невыспавшийся мужчина с помятым лицом и сильными отеками под глазами, обошелся с ней не очень вежливо, объяснив, что зацепок в деле никаких нет, кроме того, что один из нападавших имеет определенный дефект речи и покусан потерпевшей за руку.

Но по таким приметам его вряд ли найдешь. Картавых мужчин в городе можно найти сколько угодно, и покусанных тоже. Тем более, неизвестно, какая именно ладонь прокушена. А в больницы за оказанием помощи по этому поводу никто не обращался, они проверяли.

Следователь явно сердился из-за того, что его отрывают от более важных дел по таким пустякам. Ведь никто не умер, все обошлось! А то, что дело – «висяк», было ясно всем с самого начало.

Свидетель физиономий нападавших не видел, потерпевшая тоже. И отыскать преступников можно было только случайно. С такими делами он сталкивался каждый день, и давно перестал видеть за событиями людей.

А, может, и прав был следователь, не разрешая себе сочувствовать людям? Ведь, если принимать близко к сердцу судьбу каждого потерпевшего, то так и инфаркт заработать недолго! Или вообще сойти с ума!

Только вот вышла от него Динка с таким чувством, словно побывала в гадюшнике. Постояв немного рядом с полицейским участком, она решила ехать домой. «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих» – теперь она в этом уверилась окончательно…

Виту через неделю обещали выписать домой, и нужно было все подготовить для ее приезда.

 

*  *  *

 

Удав, крупный крепкий мужчина лет сорока пяти, получивший свое прозвище за тяжелый немигающий взгляд и бритую голову, когда еще служил в спецназе, автор и тренер двухмесячных курсов «Самооборона и рукопашный бой для девушек «с нуля», подошел к дверям, ведущим в спортивный зал, чтобы посмотреть, с кем ему придется работать следующие два месяца.

Увиденное его не разочаровало. Все девчонки, как на подбор, были спортивные и подтянутые. И только при виде одной из них у него сразу резко заныли зубы.

Изящная, словно фарфоровая статуэтка, девушка в бледно-розовом спортивном костюме и забранными в хвост на макушке волосами странного красного цвета одиноко стояла в стороне, бессильно опустив тоненькие руки и уставившись взглядом в пол.

По сравнению с остальными широкоплечими и крепкими девицами она казалась такой хрупкой и беззащитной, что у Удава сразу испортилось настроение.

Неприятностей с такой не оберешься! Чуть сильнее ее заденут – начнет охать и рыдать. Будет пугливо отшатываться в работе со спарринг-партнером, боясь повредить свое красивое личико… Это не боец! Нет, надо сразу же дать понять, что ей здесь не место!

Он усмехнулся.

Чем-чем, а уж умением отсеивать неподходящих, по его мнению, учениц, он овладел в совершенстве!

И Удав неслышно скользнул внутрь помещения.

Увидев перед собой тренера, девушки мгновенно прекратили болтать и преданно уставились на него.

Только куколка продолжала все так же стоять в отдалении, ничего не слыша и не видя.

И только тут он обратил внимание на то, как она стоит! Судя по расслабленной позе, перед ним стоял явно профессионал. Потому что так расслаблять мышцы могут только те, кто хорошо ими владеет. Удав удивился. Какой же вид спорта, черт подери?

И, только опустив взгляд на ее ноги, все понял и мысленно чертыхнулся.

Этого еще только не хватало! Балерина! Стоит себе в третьей позиции и в ус не дует, что ей находиться здесь вообще категорически противопоказано! Не дай Бог, сильный ушиб! Или еще хуже – вывих! Слез не оберешься!

Да еще и родители с претензиями прибегут! Ноги и руки у балетных, как пальцы у пианиста – очень дорогой инструмент!

И уже нисколько не сомневаясь, Удав остановился прямо перед ней.

Все замерли в ожидании.

– Вам не кажется, девушка, что эти курсы не для вас? – ласково промурлыкал он. – Здесь опасно. Вы можете повредить ногу или руку, а для вас, вы же сами знаете, это чревато большими последствиями. В соседнем зале идут занятия по бесконтактному карате. Мне кажется, это именно то, что вам нужно!

Куколка подняла голову и слова у Удава застряли в глотке.

Он увидел глаза, в которых бушевали демоны ада. Незажившая боль, утрата всех надежд, ледяной холод и жестокая решимость стоять на своем причудливо смешивались в этих перламутрово-серых глазах с черными точками зрачков, похожими на врата в преисподнюю.

– Не беспокойтесь, сенсей! – чуть слышно произнесла девушка. – Со мной у вас проблем не будет!

Она спокойно смотрела в глаза Удаву, взгляд которого мог выдержать далеко не каждый взрослый мужчина, и искра молчаливого взаимопонимания вдруг проскочила между ними.

«Да. Похоже, проблемы будут у других…» – машинально отметил он про себя и кивнул, соглашаясь.

Потом встал перед группой и начал свою вступительную речь.

– В наше нестабильное и жестокое время девушке необходимо овладеть такими приемами самообороны, которые помогут ей жить спокойно, не опасаясь за свою безопасность.

Мои двухмесячные курсы помогут вам в этом. Здесь вы научитесь сбивать с ног любого агрессора, независимо от его массы и габаритов, падать на асфальт, бетон и лестницы, не ломая костей, действовать в ситуации, когда от страха плохо соображаешь, а руки и ноги становятся ватными…

Он выразительно оглядел с благоговением внимающую ему аудиторию и усмехнулся.

– Кроме этих жизненно важных вещей вы научитесь вырубать нападающего, не нанося ему тяжких телесных повреждений, чтобы не пришлось потом отвечать за превышение самообороны, а также узнаете несколько приемов «подлой» борьбы, применимой только к лицам мужского пола.

При этих словах девчонки переглянулись и захихикали.

Удав слегка приподнял левую бровь и смех сразу же стих.

– Результаты вы увидите уже после первой тренировки. А теперь послушайте, какие полезные для выживания навыки вы получите за время обучения здесь.

Вы научитесь падать, сможете сами бросить оппонента любого веса. Освоите два удара, нокаутирующие нападающего. Освоите два ослепляющих удара. Сумеете отбиться и встать из положения, когда вас свалили на асфальт.

Сумеете сбросить с себя нападающего при борьбе лежа. Сможете освободиться от удушающего захвата и болевого залома при борьбе лежа.

Все снова захихикали. Не улыбалась одна только красноволосая куколка, напряженно впитывая каждое его слово.

Удав прокашлялся.

– Вы сумеете защитить себя сразу от трех приставших отморозков. Сможете защититься от любой собаки.

Он окинул группу суровым взором.

– Мы не будем учить вас вести бой, так как вы не сможете этого сделать, но научим неожиданным ударам вместо боя!

Кроме того, научим вас, как оказать себе первую помощь при травме или ранении и как шокировать оппонента, воздействуя на двенадцать самых уязвимых точек тела.

Мы научим вас применять для самообороны любой подручный предмет, имеющийся у вас, защититься от нападения в автомобиле и транспорте, вывести злодея из строя, не убивая его и не калеча.

Ну, и конечно же, вы научитесь вести спарринг.

А теперь – разбейтесь на пары, кто как стоит! – отдал он приказ. – Ваши спарринг-партнеры будут меняться в течение всего процесса обучения. И по окончании двухмесячных курсов каждая из вас с успехом сможет заменить Терминатора!

 

*  *  *

 

Динка и сама не знала, как ей повезло с тренером.

Удав был одним из тех немногих счастливчиков, кому довелось в восьмидесятые годы обучаться у маэстро Риса, главного кубинского инструктора по карате, создавшего на основе Дзесимо, самого жесткого контактного стиля, свою систему для силовых структур, где поединок заканчивается смертью одного из противников.

Три года изучал карате Рауль Рисо в Японии, прежде чем создал свой стиль для работы в горячих точках. Защита и контратака здесь идут мгновенно, по схеме: блокирование атаки – встречный удар – захват или бросок – добивание в голову или по плавающим ребрам кулаком или коленом.

Эта техника используется только в армии и спецподразделениях других ведомств. Боевое каратэ не очень красиво, но там это и не нужно. Главное, что оно эффективно в бою и помогает человеку выжить.

Используя этот практический вид карате, Удав создал свою программу для выживания и стал ее преподавать.

Редкая девушка по окончании курсов не приходила потом к нему, чтобы поблагодарить его еще раз за полученные знания. А многим из них он действительно помог выйти живыми и невредимыми из очень опасных ситуаций.

Удав очень любил свою работу, и выполнял ее не за страх, а за совесть.

 

*  *  *

 

Уже после первого месяца обучения Динка, великолепно подготовленная физически, по приглашению тренера перешла в другую группу с углубленным обучением.

Занималась она очень серьезно, потому что поставила перед собой цель – отомстить мерзавцам, едва не погубившим ее любимую Виту.

А для выполнения намеченного плана ей нужно было в совершенстве овладеть всеми приемами. И она старалась изо всех сил.

Удав видел, с какой самоотверженностью работает куколка, как он ее окрестил, на его занятиях, как раз за разом отрабатывает удары до автоматизма, как четко работает в паре, не боясь ударов, а смело идя навстречу им, как постоянно остается на дополнительное время, чтобы автоматизировать и закрепить полученные навыки, уходя из зала самой последней.

Он всегда высоко ценил людей, которые точно знают, чего хотят. И глубоко уважал за эту целеустремленность маленькую балерину.

А Динка, работая со спарринг-партнером, постоянно думала о том, как не правы те, кто говорит, что месть – это блюдо, которое нужно подавать холодным! Тот, кто сказал это первым, сам никогда не испытывал жажды мести!

Той самой жажды, которая не дает спокойно есть, пить, спать, которая выматывает не хуже лихорадки и лишает способности радоваться жизни.

Потому что жить, постоянно думая о том, что мерзавцы, искалечившие Виту, возможно, прямо сейчас снова ломают чью-то жизнь, было просто невыносимо.

От таких мыслей Динка приходила в бешенство и вымещала его на несчастных рабочих грушах, вбивая в них всю ту ненависть, которую испытывала к отморозкам.

«ЗЛО ДОЛЖНО БЫТЬ НАКАЗАНО!» – думала он при этом, и если правоохранительные органы ничего не хотят делать, то она найдет уродов! Поймает их «на живца»!

Как только почувствует, что готова, сама станет приманкой и будет уходить с тренировок тем же самым путем, каким шла Вита, когда подверглась нападению, чтобы спровоцировать их!

Динка не боялась, что не справится с подонками. Она ЧУВСТВОВАЛА, что выйдет из этого поединка победителем! И работала, как проклятая, чтобы как можно скорее осуществить задуманное.

В июне она между прочим сдала выпускные экзамены в балетной школе, и получила приглашение в Театр оперы и балета, где раньше танцевала Вита.

К тому времени с тети давно уже сняли и повязки, и гипс, и она ловко передвигалась по квартире, опираясь только на дедушкину трость.

Раньше Динка прыгала бы от радости, получив такое приглашение. Но случившаяся беда заставила ее серьезно пересмотреть свои планы на жизнь. И, пока еще было время, она все чаще подумывала о том, не стать ли ей следователем прокуратуры, чтобы со знанием дела самой искать преступников?

Аналитическое мышление для безошибочного выбора самого главного из огромного количества улик и предположений, быстрота реакции, умение успешно общаться с разными людьми – все эти качества, необходимые хорошему следаку, в наличии у нее были. А, имея прекрасную физическую подготовку, она шутя могла сдать все положенные нормативы.

Но время у нее еще было, и Динка думала.

Иногда звонил Денис, справлялся о здоровье Виты, предлагал свою помощь, спрашивал о ее успехах. Но на все его предложения куда-нибудь сходить, она отвечала вежливым отказом, оправдываясь полным отсутствием времени. Вздохнув, тот прощался с ней до следующего раза.

Нельзя сказать, что Динке совсем уж были безразличны его звонки. Мальчик он был симпатичный, умный и ей нравился, но она не могла сейчас позволить себе тратить время на второстепенные для нее вещи, стремясь к финалу.

 

*  *  *

 

В конце июля Динка наконец решила, что вполне созрела для исполнения задуманного. Теперь каждый вечер после тренировок она шла домой одним и тем же маршрутом: набережная – роща – дом, напряженно ожидая нападения со спины.

Но день шел за днем, ничего не происходило, и вскоре она запаниковала, боясь, что мерзавцы покинули город.

В этот вечер она не особенно напрягалась на тренировке, как-то не было настроения. И ушла пораньше, как обычно попрощавшись с тренером, который отрабатывал с одной из курсанток какой-то сложный для нее прием.

Погода в этот день стояла отличная, вечер был чудесный, и Динка невольно залюбовалась окружающим ее пейзажем.

Неожиданно в ее руку ткнулся чей-то теплый нос, и она почувствовала под рукой мягкую пушистую спину. Девушка посмотрела вниз и у нее от неожиданности перехватило дыхание.

Рядом с ней стояла рысь! Та самая, что приходила к ней год назад! Ее тотем!

Рысь скользнула вперед и села, преграждая девушке путь.

Удивленная Динка попыталась ее обойти. Но рысь внезапно оскалилась и издала какое-то странное горловое рычание. Неожиданно для себя девушка тоже вздернула верхнюю губу и зарычала в ответ.

В ту же секунду рысь прыгнула.

Увидев летящего на нее зверя, Динка невольно закрыла глаза, но вместо удара почувствовала, как ей в грудь ударил мощный поток теплого воздуха.

Она покачнулась, и в тот же миг мир вокруг нее изменился.

Мир словно застыл и отодвинулся.

Разом исчезли все посторонние звуки. Слух резко обострился, и она услышала совсем рядом чьи-то крадущиеся шаги.

Динка открыла глаза и словно увидела себя со стороны, стоящую на дорожке, фиксирующую все, что происходит вокруг и чующую малейшую опасность.

Боковое зрение необычайно расширилось, она стала видеть даже то, что происходило за ее спиной.

Все чувства необычайно обострились. Динка уловила даже запах духов, оставленный проходившей здесь несколько часов назад девушкой.

И еще она почувствовала враждебный резкий и неприятный запах пота тех, кто сейчас неслышно подкрадывался к ней сзади.

Девушка по-звериному вздернула верхнюю губу, словно обнажая невидимые клыки, и тихонько зарычала, испытывая странное чувство неимоверной легкости и освобождения от собственного тела.

Она перестала быть собой. Огромная хищная кошка готовилась к охоте.

Резко обернувшись, Динка с восторгом увидела, что движется неимоверно быстро, словно при ускоренной съемке, а смазанное от скорости изображение собственной руки привело ее в полный восторг! Это просто фантастично! Мгновенья для нее в самом деле превращались в минуты!

И тут она увидела ИХ. Две темные тени очень медленно и очень плавно, словно в замедленной съемке появились в просвете деревьев. Они словно застывали в пространстве, бесконечно долго приближаясь к ней.

Динка возбужденно взвизгнула, поняв, что только одна она сохраняла здесь свою обычную скорость!

С легкостью, свойственной балерине, девушка скользнула им навстречу.

Она двигалась, словно исполняла танец, и чувственно наслаждалась каждым своим движением.

Застывшие в беге насильники даже не успели понять, что с ними происходит, когда, взвившись в высоком прыжке, как стальная пружина, она одним ударом в висок уложила ближнего к ней сытого наглого парня с черной щетиной на щеках, с удивлением думая при этом, что у нее еще есть время его разглядывать!

Добив его коленом по плавающим ребрам, Динка стремительно скользнула в сторону другого, который с тупым удивлением пялился туда, где только что бежал его подельник.

Мгновенно парализовав второго ударом руки в адамово яблоко, Динка прибавила для верности добивающий удар в голову и, сгруппировавшись, снова оказалась на ногах.

И тут же мир вернулся к ней вместе со всеми звуками.

Она сделала глубокий вдох и очнулась.

Двое поверженных мерзавцев лежали перед ней на земле во всей своей красе. Двое сытых, вполне нормальных на вид зажравшихся от вседозволенности и безнаказанности парней, которые решили, что им позволено в этой жизни все.

Глаза девушки сузились, и, нехорошо улыбаясь, она решительно склонилась над ними.

 

*  *  *

 

Удав стоял за стволом огромной березы и не верил своим глазам.

То, что происходило сейчас перед ним на полянке, до абсурдности напоминало кадры из фильма «Хищник», который он очень любил и время от времени охотно пересматривал.

Следуя за ней по пятам, как он делал обычно последнее время, Удав ясно видел, как глупышка, возомнившая себя крутым мстителем, нерешительно остановилась, видимо, услышав шаги своих преследователей, потом удивленно на что-то уставилась и вдруг… Исчезла!

Остался только ее нечеткий, смазанный силуэт, стремительно перемещающийся навстречу насильникам. А в том, что это были именно они, Удав не сомневался, потому что от них тяжелой волной шли густые флюиды агрессии и похотливого желания.

…Впервые Удав насторожился, когда случайно (хотя, учитывая его бывшую профессию, случайностей у него никогда не бывало), заметил в июле одну странность в поведении своей самой прилежной курсантки.

Она вдруг перестала пользоваться транспортом и стала возвращаться домой, выбирая самый опасный путь, через ту рощицу, в которой было совершено нападение на ее тетю.

И, немного пошевелив мозгами, бывший спецназовец понял, чем это вызвано. Дурочка решила изображать из себя наживку, чтобы поймать мерзавцев, покалечивших и чуть было не изнасиловавших ее тетку!

А когда понял это, рассвирепел.

Даже используя весь запас приемов и знаний болевых точек, которые он в них так старательно и добросовестно вдалбливал, она все-таки может не справиться с двумя здоровенными лбами! Будет вторая жертва! И чем вообще закончится их встреча, когда состоится, знает один только Бог!

То, что ее привело к нему в группу не только желание научиться постоять за себя, он понял сразу после первого занятия, когда просмотрел список имен своих учениц. Дина Бьерн. Второй такой фамилии в городе у них не было.

Да и внешний вид девочки сразу показался ему знакомым, потому что он профессионально запоминал все лица, которые когда-либо видел, а к даме, на которую она оказалась похожа, вообще испытывал особые чувства.

Дураком Удав не был, два и два складывать умел, криминальную хронику читал регулярно, и никак не мог пропустить статью о зверском избиении бывшей прима-балерины Театра оперы и балета.

Балет Удав любил, пожалуй, ничуть не меньше, чем свое карате, потому что его всегда приводило в восторг абсолютное владение человека своим телом. А прима к тому же была еще и очень красива.

Так что удовольствие от спектаклей с участием Виты Бьерн он получал двойное. И как специалист, и как мужчина, наслаждающийся танцем красивой женщины. И очень расстроился, когда узнал, что она покинула сцену.

Потому, что можно сказать, он был ее фанатом!

Ну, ладно… Не фанатом. Нравилась она ему, чего скрывать! Тем более что вот уже два года Удав снова ходил в завидных холостяках по причине развода с женой, которая выехала на постоянное место жительства в Италию. Ему же и дома было хорошо.

Но заходить к ней за кулисы, как все те сморчки, которых он видел с роскошными букетами после спектаклей, Удав считал ниже своего мужского и человеческого достоинства.

А общих знакомых, которые могли бы представить его Вите, у него не оказалось. У балета и карате как-то маловато точек соприкосновения!

…Так вот. После того, как Удав понял, что затевает эта куколка, то, успев уже достаточно хорошо познакомиться с ее упрямым характером, решил, что отговаривать ее от задуманного – бессмысленная затея. Все равно ведь сделает по-своему, только начнет от него таиться.

Поэтому, озадаченно почесав бритый затылок, тренер пришел к выводу, что он в ответе за глупую девицу, возомнившую себя супергероем, и решил на какое-то время стать ее телохранителем.

Нельзя же, в самом деле, было допустить, чтобы какие-то обнаглевшие подонки сломали девчонке жизнь!

Тем более что и ему самому давно хотелось почесать свои кулаки о рожи тех, кто посмел посягнуть на святое – его любимую балерину!

Вот и стал Удав присматривать после тренировок за девчонкой, незаметно провожая ее до дома, чтобы в случае необходимости прийти на помощь.

А в том, что помощь ей понадобится очень скоро, он не сомневался, потому что пару раз видел опытным взглядом мелькавшие неподалеку темные фигуры.

 

*  *  *

 

Но то, что потерявший дар речи Удав видел сейчас, выглядывая из-за огромного дерева, было совершенно ни на что не похоже!

И от того он сильно нервничал, потому что не любил непоняток.

А поскольку принадлежал к числу тех мужчин, которые сначала дают в лоб, и только потом спрашивают обезвреженного посетителя, зачем он к ним так поздно пожаловал, то просто скользнул вперед, в надежде разобраться со всем происходящим на месте.

Но разбираться ему не пришлось.

В течение минуты преследователи из охотников внезапно превратились в жертв. Словно сами по себе сначала один, а следом за ним и другой, они внезапно захрипели, скрючились и дружно попадали на землю.

И тут же из ниоткуда появилась Динка.

Наклонившись над ними, она зло прищурилась, словно на что-то решаясь, потом двумя резкими ударами влепила одному в нос, а второму засветила кулаком в глаз со словами:

– Запомните вы, мерзавцы, балер-р-ринку на всю свою оставшуюся дебильную жизнь!

И вдруг, увидев выступившую из разбитого ею носа кровь, отшатнулась, зажала рукой рот и бросилась в кусты.

Услышав идущие оттуда глухие сдавленные звуки, Удав широко ухмыльнулся.

Знакомая штука! Синдром первого боя! В первый раз вид крови у всякого нормального человека вызывает именно такую реакцию. А Динка мало того, что совсем еще девчонка, так и балерина к тому же! Существо с тонкой душевной организацией, черт возьми!

Подумав секунду, он быстро позвонил в полицию, сообщил о случившемся и решил до их приезда связать обезвреженных Динкой отморозков.

Подергав путы и убедившись, что ремни, снятые с них же, выдержат, и сноровка им еще не утеряна, Удав подошел к вышедшей из кустов Динке, вытащил из кармана огромный клетчатый носовой платок, встряхнул его, заботливо обтер ее лицо, а заодно вытер и нос.

Потом так же аккуратно свернул платок и спрятал в задний карман брюк, пояснив удивленно глазеющей на него девчонке:

– Выкинуть не могу. Подарок мамы.

И, пристально глядя ей прямо в отливающие серым перламутром глаза, с упором сказал:

– Ты когда-нибудь расскажешь мне, ЧТО ЗДЕСЬ ПРОИЗОШЛО? Очень хочется понять!

Она лихорадочно закивала головой.

Удав удовлетворенно хмыкнул.

– А сейчас нужно договориться, что мы с тобой будем говорить ментам. (По старой памяти он продолжал называть полицейских ментами.) Они скоро здесь будут, я им уже позвонил.

Видишь ли, дело в том, что никто не поверит, что такая кукла как ты одна вырубила двух здоровенных мужиков! А рассказывать о том, что здесь случилось на самом деле, тебе не очень хочется, я правильно понял?

При этих словах он внимательно посмотрел на Динку и, увидев, что она опять отчаянно закивала головой, как китайский болванчик, усмехнулся.

– Значит, слушай! Дело было так. Ты шла. Они на тебя напали. Я этому свидетель. Случайно оказался рядом. Так, мимо проходил… Ты сцепилась с этим!

Он кивнул головой на парня с разбитым носом, который уже начал приходить в себя и заворочался.

– А я положил рядом второго. Ему ведь досталось чуть больше, да?

– Да! – обрела, наконец, дар речи Динка. – А как вы здесь оказались, Виктор Николаевич?! Вы ведь работали с Леной, когда я уходила с тренировки!

– А расскажу, когда ты поделишься со мной своим секретом! – пошутил Удав. – Дашь на дашь! Ты расскажешь мне, я – тебе!

– Да я и сама плохо поняла, что произошло, Виктор Николаевич! – растерянно пробормотала Динка. – Но очень похоже на то, что я все же каким-то образом сумела войти в транс, как это делали берсерки!

При этих словах брови у Удава удивлено поползли вверх и там остались.

– Я шла по тропинке, думала о Вите, о себе, о том, куда все-таки пойти учиться, как вдруг неожиданно в меня ткнулась носом рысь! А потом вообще преградила мне путь! Просто сидела и не пускала вперед! Рысь – это мое тотемное животное! – пояснила она, увидев растерянное выражение на лице тренера. – Она приходила ко мне год назад, когда я ее вызывала, но я не успела тогда с ней поговорить! Растерялась просто!

И сейчас не знала, что мне надо с ней делать! А потом она зарычала на меня, а я огрызнулась в ответ. Видимо, так и надо было! Потому что она сразу же прыгнула на меня, и мы с ней каким-то образом слились в одно существо!

При этих словах Динка жалобно посмотрела на Удава, у которого довольно заметно увеличились в размере глаза.

– Дико звучит, правда? Вы мне совсем не верите?

– Верю, – немного помолчав, ответил тот. – В мире есть много такого, что нам и не снилось, девочка! И что же было дальше?

– А дальше вообще пошло что-то совсем странное! Может, действительно, в экстремальной ситуации во мне сработало наследие предка? Того самого, Бьерна Красноголового, что был берсерком?

Тут Удав нервно сглотнул и закашлялся.

А Динка, глядя на него, заспешила:

– Представляете, я как будто стала жить в ускоренной съемке, а они – в замедленной! Я научилась там управлять временем! И могла совершенно спокойно делать все, чему вы меня учили!

И еще… Это самое главное! Я ощущала себя не человеком, а зверем! Рысью! Я слышала все звуки и чувствовала все запахи совсем как зверь! Я даже их – тут она посмотрела вниз, – почувствовала и увидела мысленным взором, когда они ко мне подкрадываться стали! Такие мерзкие рожи! И пахли так отвратительно, что меня чуть не затошнило!

Она брезгливо скривилась.

– А они меня даже не видели, Виктор Николаевич! Представляете?! Они даже не поняли, что с ними случилось! А каким тупым взглядом смотрел второй, когда исчез его товарищ, если бы вы только видели!

Динка возбужденно облизнулась и добавила:

– И, знаете, это точно тот самый картавый подонок, который сломал Вите ногу! Перед тем, как вырубиться, он сказал: «О, чёр-р-рт!» Если осмотреть его руки, то можно, наверное, обнаружить следы ее зубов!

Только я не хочу этого делать, потому что противно до них дотрагиваться! Виктор Николаевич, дорогой! Я все-таки сделала это! Я отомстила за Виту! Спасибо, что помогли их связать! Я бы ни за что сама не догадалась этого сделать! И вообще…

Тут она вдруг запнулась и растерянно призналась:

– Знаете… А ведь я вообще не подумала о том, что буду делать с ними потом!

– Тс-с-с! – тренер насторожился и неожиданно прижал палец к губам. – Слышишь звук мотора? Похоже, наши менты пожаловали! Давай, поговорим об этом завтра на тренировке! Научишь меня своему фокусу, куколка?

Он замялся на минуту и добавил:

– И еще. У меня к тебе просьба… Ты можешь познакомить меня со своей тетей?

И, увидев, как Динка кивнула в ответ, Удав удовлетворенно улыбнулся.

Старая, как мир, проблема, кажется, нашла свое решение…

 

© Нина Штадлер, текст, 2016

© Книжный ларёк, публикация, 2016

—————

Назад