Нина Штадлер. Сюрприз с припеком

14.02.2017 15:42

СЮРПРИЗ С ПРИПЕКОМ

 

Утро тринадцатого февраля выдалось отвратительным и до омерзения сырым. С шести часов зарядил противный, прямо-таки осенний дождь. С каждой минутой небо затягивало все сильнее и сильнее, и по мере того, как на улице темнело, все сильнее таяла надежда на то, что погода улучшится.

Злорадно ухмыляясь, черные тучи висели уже почти на крышах захлебнувшегося в потоках воды города.

Впрочем, эта погода как нельзя лучше соответствовала Лерочкиному настроению. Неделю назад она окончательно и бесповоротно рассталась со своим бой-френдом Шуриком и теперь училась жить без него.

Нельзя сказать, что Лера была совсем уж убита горем. Но осознание того, что ей никак не удается наладить свою личную жизнь, вызывало неприятное томление и ложилось на душу тяжким грузом.

Лерочка была хорошенькой двадцатитрехлетней девицей с высшим гуманитарным образованием, бездной вкуса, отсутствием вредных привычек, хозяйственная и домашняя. Казалось бы, на такое сокровище лица противоположного пола должны были лететь толпами, как мотыльки на огонь, и штабелями падать к ее ногам.

Ан, нет! Ну, никак не удавалось ей найти своего суженого! И не то, чтобы она была этим очень озабочена… Но как-то так случилось, что все ее подруги были уже замужем, а некоторые так даже успели обзавестись младенцами. И ей все труднее было находить с ними общие темы для бесед.

Вот и приходилось Лерочке, чтобы не выделяться из общей массы и не являться на вечеринки в гордом одиночестве, заводить себе бой-френдов из тех, что находились под рукой.

А под рукой находились совсем не те, кого жаждало ее нежное сердце…

Первым в списке ее бой-френдов был Рома. Инфантильный молодой человек, «достававший» всех рассказами о своих многочисленных талантах. Они расстались тихо и безболезненно после нескольких встреч.

Издалека Рома нравился ей гораздо больше.

Дима был парнем крутым и суровым. Он требовал от Лерочки беспрекословного подчинения и кофе по утрам. Лерочка кофе не любила, предпочитая зеленый чай. Поэтому их союз тоже продержался очень недолго. Потом она полгода отдыхала, старательно делая при этом вид, что очень страдает от разрыва.

Игорь казался сначала вполне нормальным парнем. В меру накачанный, в меру упитанный, в меру воспитанный на фоне своих предшественников он выглядел почти идеальным. Он встречал Лерочку с работы и все чаще заговаривал о том, что не мешало бы им начать жить вместе. Девушка отмалчивалась. Игоря это очень раздражало.

– Ну, ты даешь! – обижался он, услышав в очередной раз на свое предложение невнятное блеяние в ответ. – Первый раз такое встречаю! Я ей жить вместе предлагаю! А она еще брыкается! Смотри, много раз просить не буду!

Лерочка и сама не могла понять, почему она так противится. Многие из ее знакомых супружеских пар тоже вначале жили в гражданском браке…

Но ей претил как сам безапелляционный тон предложения, так и то, что подавалось оно так, словно Игорь оказывал ей великую честь. И поэтому она сопротивлялась, словно строптивая кошка.

Дважды из-за этого они крупно повздорили. А в третий раз Лерочка сказала, собрав в кулак всю свою волю:

– Ты извини! Но я так не могу. Родители меня не поймут!

– Какие родители?! – взвился Игорек как от укола. – Они в другом городе живут! Скажи уж лучше, что не хочешь, вот и все!

– Да! Не хочу! – вдруг выпалила она прежде, чем сама успела понять, что говорит.

Выпучив от неожиданности глаза, бой-френд несколько раз, как рыба, открыл и закрыл рот. Потом, прокашлявшись, сказал:

– Ты, подруга, смотри! Пробросаешься! Так ведь и одной остаться недолго!

И ушел, хлопнув дверью.

Когда за ним закрылась дверь, Лерочка неожиданно испытала странное облегчение, как будто выздоровела после продолжительной болезни.

– Нет и не надо! – пробормотала она и, потянувшись так, что хрустнули все косточки, решила избавиться от груза воспоминаний.

Крошечную двухкомнатную квартирку ей оставили родители, переехав в районный центр в пятидесяти километрах от города.

Вначале, получив в наследство большой дом с прекрасным садом, оставленный матери ее покойной теткой, родители решили его продать.

Но мать, побродив по саду, в котором играла в детстве, погладив резные наличники старого дома, неожиданно сказала:

– Давайте не будем продавать! Я всю жизнь мечтала иметь дом с маленьким садиком, в котором будет расти много-много цветов! И внукам будет где побегать!

Лерочка, которой к тому времени исполнилось восемнадцать, только презрительно фыркнула. А родители, подождав, пока дочь поступит в институт, съехали в тетушкин дом.

И часто потом, приезжая летом на каникулы, она думала о том, как славно лежать в гамаке под яблонями, вдыхая аромат цветов! И как все-таки здорово, что родители не продали этот дом!..

 

Но это так, к слову… А сейчас, выбирая из альбомов снимки, на которых они были запечатлены с Игорем, она внезапно наткнулась на выпускную фотографию своего класса.

Отложив все остальное, девушка стала разглядывать знакомые лица. Вот, Лиля, Даша, Инночка... Вот ее лучшая подруга Анечка…

Господи, чего только они с ней на пару не вытворяли! Аж вспомнить страшно! Бесконечные розыгрыши, шутки… Вместе им никогда не было скучно!

И только история с Виталиком несколько омрачала ее светлые детские воспоминания…

 

Виталька был безнадежно влюблен в Лерочку с пятого класса. Он безропотно таскал ее рюкзачок, провожал домой после школы, защищал от нападок драчливых мальчишек, терпел не всегда тактичные шутки.

Он был ее пажом и оруженосцем, маленький, шустрый мальчишка с ярко-голубыми глазами, россыпью веснушек на белой коже и рыжевато-каштановыми волосами.

Из-за цвета волос и веснушек его в младших классах дразнили «рыжим-конопатым», но он к этому относился на удивление спокойно, поэтому уже к шестому классу прозвище отпало само по себе.

А если еще учесть, что с восьми лет Виталька стал обучаться восточным единоборствам, то можно понять, почему в седьмом к нему уважительно стали относиться не только одноклассники, но и ребята постарше.

Только они с Анечкой как-то пропустили этот момент и в восьмом классе сыграли с ним злую шутку. Зная, что он давно хочет пригласить Лерочку в кино, но не смеет этого сделать, подруги решили разыграть парня.

Купив два билета на вечерний сеанс, один они подложили Витальке, сопроводив запиской, что второе место займет Лера. Другой билет отдали самой некрасивой девочке в классе, которую между собой называли «Молью». Они знали, что Виталька ей очень нравится.

Довольно хихикая, шутницы спрятались в тени колонн у входа в кинотеатр, чтобы не пропустить ничего из завлекательного зрелища…

Вот, оглядываясь по сторонам в поисках Леры, подошел Виталька, и подруги дружно ахнули. В руках у него был огромный букет алых роз, стоивший по их меркам целое состояние.

И неожиданно для себя они с удивлением увидели, каким высоким и красивым парнем стал их приятель! Спустя минуту к нему, стесняясь, подошла Моль.

Девицы изо всех сил вытянули шеи, стараясь не пропустить того момента, когда Виталька прогонит самозванку.

Но шутницы потеряли дар речи увидев, как после нескольких сказанных Молью слов, побледневший парень протянул ей букет, и они вместе вошли в кинотеатр!

Переглянувшись, окоченевшие от холода подруги молча побрели домой.

На следующий день гудел весь класс.

Виталька явился на занятия чуть ли не под ручку с Молью, которую совершенно преобразило внезапно свалившееся на нее счастье. С блестящими карими глазами и разрумянившимся от волнения личиком она казалась почти хорошенькой.

Равнодушно кивнув напрягшимся подругам, Виталька молча прошел мимо них и сел рядом с Леной (так звали Моль).

Они просидели за одним столом до конца одиннадцатого класса. Лерочка делала вид, что все это ей глубоко безразлично. Но червь ревности все это время больно грыз ее душу.

Только потеряв Витальку, девушка поняла, как много он для нее значил, но не знала, как исправить положение. А извиниться мешала ложная гордость...

Окончив школу, Лена уехала в Москву, а Виталька – в Питер. И чем там у них все закончилось, никто толком не знал.

 

…Окончив уборку, Лера отправилась по магазинам.

Накупив всякой всячины, она принялась готовить праздничный обед на завтра. День всех влюбленных принято праздновать вдвоем, поэтому девушка решила никуда не ходить, чтобы не смущать своим присутствием подруг.

Настроение было на удивление хорошим, и она создавала кулинарные шедевры один за другим, не особо задумываясь над тем, кто все это будет есть. Около восьми вечера, с удовольствием оглядев идеально убранную квартиру, Лера вдруг испуганно ахнула. Она забыла купить вино!

 

Накинув куртку, девушка поспешила в супермаркет, благо он находился в соседнем доме. Уже на обратном пути, сворачивая в арку, Лера вдруг услышала за собой тяжелые шаги, и мужской голос игриво произнес:

– Девушка, а девушка! Можно вас на минутку?

Не оборачиваясь, она непроизвольно ускорила шаг. Мужчина не отставал. Тогда Лерочка резво припустила вперед.

Задыхаясь от страха, она пулей влетела в подъезд. И тут ее крепко ухватила за куртку чья-то рука. Взвизгнув, Лера изо всех сил ударила только что купленной бутылкой вина в то место, где по ее предположению должно было находиться лицо маньяка.

А сама кинулась бегом вверх по лестнице.

Охнув от боли, маньяк завопил смутно знакомым голосом:

– Лера! Ты что, не узнаешь меня?!

Услышав свое имя, девушка остановилась и посмотрела вниз.

На площадке с букетом алых, как кровь, роз, стоял высокий широкоплечий парень, потирая ушибленный лоб. Рядом с ним на полу валялась коробка с тортом.

Пораженная девушка ахнула. Это был Виталька!

Через полчаса, получив первую медицинскую помощь в виде медного пятака, он уже сидел в кресле и хохотал.

– Ну, ты и даешь! Я, как белый человек, с цветами и тортом решил преподнести тебе сюрприз и поздравить с Днем святого Валентина! А ты встретила меня так, что до сих пор лоб печет! Сюрприз-то у меня с припеком получился!

– Так не бегай за девушками по ночам! – виновато оправдывалась Лера, разливая чай. – Я же сто лет тебя не видела! Вот и не узнала!

– А я просто побоялся, что завтра тебе будет некогда! Не знал, где ты будешь встречать праздник! – смутился Виталька. – Вот и решил сегодня зайти поздравить! Я только час назад из Питера приехал!

– С Леной?

– С Леной мы всегда были только друзьями, – спокойно произнес гость. – Знаешь, я однолюб!

Лера вдруг густо покраснела.

– Ты прости меня за тот случай с билетом! – сбивчиво проговорила она. – Я давно хотела извиниться! Только не знала, как это сделать…

Виталька быстро поднялся и взял обе ее руки в свои.

– Я никогда не мог на тебя долго сердиться! – тихо произнес он. – И всегда любил и буду любить только тебя!

Лерочка робко подняла взгляд… Ее серые глаза встретились с его голубыми. И в тот же миг все невозможное вдруг стало ясным и возможным.

А на следующий день было кому оценить все приготовленные ею праздничные вкусности!

 

© Нина Штадлер, текст, 2017

© Книжный ларёк, публикация, 2017

—————

Назад