Нина Штадлер. Танец на пилоне

18.10.2016 22:47

ТАНЕЦ НА ПИЛОНЕ

 

Что вы можете знать о чувствах женщины, которую бросил любимый человек? От всего сердца желаю вам ничего не знать об этом!

Мне словно воткнули в спину нож, да еще садистски покрутили его там так, что я до сих пор исхожу кровью…

Я вернулась домой как обычно и крикнула с порога:

– Дорогой! Ты дома?

Не услышав ответа, прошла в спальню, чтобы переодеться, и удивленно остановилась на пороге.

Беспорядок… Меня поразил жуткий беспорядок в спальне! Вываленные из платяного шкафа вещи отвратительной неряшливой кучей валялись на полу.

Первая мысль – нас обокрали!

Я метнулась в гостиную. Там все было в порядке.

На кухне тоже. На столе стояла только чашка с недопитым кофе и лежала записка. Мне вдруг стало страшно. Я долго смотрела на нее, прежде чем решилась взять…

Дрожащими пальцами я развернула записку, и у меня потемнело в глазах.

Боль захлестнула с такой силой, что перехватило дыхание. Словно рыба, вынутая из воды, я судорожно хватала ртом воздух, не в силах его вдохнуть. Я начала задыхаться.

Вдруг перед глазами вспыхнул ослепительно яркий свет, и я очнулась уже на полу с проклятой бумажкой в руках.

В ушах все еще звенело, но соображать, хотя и с трудом, я уже могла.

Мой гражданский муж, с которым в любви и согласии, как мне казалось, мы прожили целых три года, ушел от меня! Просто собрал свои вещи и съехал к другой любови, сообщив мне об этом между прочим в своей прощальной записке!

Ему даже не хватило смелости сказать мне об этом, глядя в глаза!

Такого финала наших отношений, признаться, я никак не ожидала…

Этим утром он, как всегда, нежно поцеловал меня перед уходом на работу, посетовал, что, увы! опять не сможет встретить, и я буду вынуждена возвращаться домой на маршрутке, потому что машина у нас с ним одна на двоих, и по обоюдному согласию ею постоянно пользовался Кирилл.

По вечерам он встречал меня, и мы вместе шли покупать продукты к ужину или заходили перекусить в кафе у дома. Там была очень неплохая кухня.

Правда, в последний месяц мне все чаще приходилось возвращаться одной, на маршрутке, потому что у него появилось много работы.

Теперь-то понятно, что это была за работа! Совет да любовь тебе с этой работой, мой дорогой ненаглядный!

И в свете последних событий еще более омерзительным и бесчеловечным показалось мне его трусливое бегство!

Чего он, собственно говоря, испугался?

Что я, обливаясь слезами, кинусь ему на шею, умоляя остаться? Так я слишком горда для этого, и он прекрасно это знает!

Что устрою грандиозный скандал с битьем посуды? Так я никогда не опущусь до такого! В таких ситуациях я предпочитаю уйти, оставляя желающего выяснять отношения таким образом наедине с самим собой до прояснения в его мозгах, потому что точно знаю: доказывать что-то не имеет никакого смысла!

Или прозрение придет к человеку само или не придет совсем, но меня это уже волновать не будет.

Так в чем же дело? Выходит, что человек, с которым я прожила целых три года вместе, с которым делилась самым сокровенным, которого любила и которому доверяла, как самой себе, оказался подлым трусом и позорно сбежал, не в силах посмотреть мне в глаза?!

Я облизала пересохшие губы, поднялась, взяла зажигалку, пепельницу и села за стол. Закурив сигарету, подожгла смятую записку и долго смотрела, как она горит. Потом выкинула пепел в унитаз и смыла.

Все. Кончено. Больше я не буду думать о человеке, который так гнусно со мной обошелся.

Я не обвиняла его в том, что случилось. Нет. Сейчас я люто ненавидела только себя и упрекала за то, что повелась когда-то на красивые речи, что оказалась такой житейски наивной, не сумев разглядеть за красивым фасадом мерзавца и подлеца.

И не потому он подлец, что предпочел мне другую! Жизнь – штука сложная, и никто не может знать наперед, что с нами будет! Но повести себя порядочно по отношению к тому человеку, которого ты когда-то любил, с которым был близок, просто необходимо! А тут такое...

Я сглотнула подступивший к горлу комок. Ну нет! Этого ты от меня не дождешься, милый! Плакать не стану! Не стоишь ты этого!

Ведь были же, наверное, моменты, которые могли подсказать, что это не тот человек, за которого себя выдает, будь я повнимательнее!

Но зашоренные любовью глаза упорно не желали ничего замечать! Я видела только то, что хотела…

В течение двух следующих часов я мыла и драила квартиру, безжалостно вымывая запах того, кто жил здесь долгие три года, и твердой рукой выбрасывала его подарки. Их было много.

Дареные драгоценности я сложила в небольшой пластиковый пакетик, с тем, чтобы наутро отнести в церковь.

Закончив уборку, я вынесла мусор, внимательно осмотрела все еще раз и, окончательно убедившись, что никаких следов пребывания этого человека в моем доме не осталось, приняла душ и устало плюхнулась в кресло, прихватив по пути бутылку сухого красного вина и бокал.

Пустота, образовавшаяся в душе, больно саднила и срочно требовала заполнения.

Включив своего любимого Гару, я прикрыла глаза и сделала первый глоток.

Мне очень нравился этот канадский певец. Страстный и искренний Волк-Оборотень…

Я узнала о нем совершенно случайно, наткнувшись в интернете на мюзикл «Собор Парижской Богоматери», и мне безмерно понравился этот трогательный ушастый мальчишка с брекетами на зубах, вкладывающий в песни всю свою душу...

Он раскрывался полностью, выворачивая себя наизнанку и отдавая все, что может. Он не играл роль, он жил жизнью своего героя…

Когда, полностью выложившись на сцене, мокрый от напряжения Гару ладонью стряхивает пот со лба и кричит публике вне себя от счастья: «Это же мечта! Все это!», чувствуешь, насколько он искренен…

Уникальный вокал, бешеная энергетика, невероятное уважение к зрителю и абсолютное творческое вдохновение певца покорили меня.

Нынешний брутально-небритый Оборотень, уже избалованный успехом, нравился мне несколько меньше.

…Звучал страстный голос молодого Гару. Испанское вино отдавало летней жарой и корридой, страстным и темпераментным фламенко, напоминало о мужчинах и женщинах, которые умеют не только горько страдать, но и любить горячо и без оглядки…

Оно вливалось в мои жилы терпкой струей и уводило от жуткой действительности в мир грез.

А красавец канадец хрипловатым баритоном пел по-французски завораживающие песни о вечной любви…

 

Car je suis le même que t'as connu…

Я все еще тот, каким ты меня когда-то знала,

И сегодня я открыто признаюсь тебе в том,

Что без тебя в этом мире я чувствую себя таким потерянным и одиноким…

Что я по-прежнему люблю тебя, и смиренно возлагаю к твоим ногам свою обнаженную душу…

 

Сколько я так сидела в полузабытьи и слушала Гару – не знаю.

Но, очнувшись от своих грустных мыслей, вдруг неожиданно обнаружила, что бутылка давно уже выпита до дна, а я слушаю песню «Река моего детства» и обливаюсь при этом горючими слезами.

…На следующее утро, уже вылетая на остановку, я с ужасом вспомнила, что не выполнила работу, взятую вчера домой.

Какая там работа! Я вообще с большим трудом оторвала голову от подушки и еле-еле встала с постели после вчерашних треволнений!

Осознав, что случилось, я похолодела…

Дело в том, что я работаю копирайтером в небольшом рекламном агентстве. Сочиняю слоганы для рекламы.

Кто этого не знает – удачные слоганы намного повышают узнаваемость бренда и оставляют в памяти след от рекламы, даже если человек услышал слоган всего лишь один раз.

Он может вообще не помнить, о чем реклама, как называется рекламируемый товар, но будет помнить слоган, потому что при создании этих своеобразных девизов используется ряд психологических хитростей, известных лишь специалистам.

И вот вчера я должна была придумать такой эффектный рекламный слоган, который сразил бы покупателя наповал.

Клиент, сделавший заказ, был очень серьезным и обратился в нашу крошечную фирму неделю назад только потому, что его поджимали сроки, и ему срочно нужно было найти решение, а слоган предыдущей фирмы его не устроил.

От того, как мы справимся с этим, зависело многое.

Дела в агентстве шли ни шатко, ни валко, а заказ был для нас самым крупным с момента его основания.

И мне, как самой талантливой в нашем маленьком коллективе, состоящем всего из семи человек, включая шефа, дали это ответственное задание.

Я же, вместо того, чтобы в поте лица над этим трудиться, с упоением предавалась тоске, пьянствовала в одиночестве и утешалась песнями Гару…

И что теперь делать?! Мало того, что вчера меня подло бросил бывший любимый мужчина, так я еще подвела под монастырь родной коллектив! А вдобавок ко всему могу еще и потерять работу! Не слишком ли много для меня одной?!

Сидя в забитом людьми транспорте, я лихорадочно пыталась придумать хоть какой-нибудь мало-мальски приличный слоган. Но – увы! Голова распухла и трещала от пролитых вчера слез: в висках дробно стучали молоточки, а в затылке тупо саднило.

Словом, по пути я так и не смогла придумать ничего путного.

Поэтому, зайдя в офис, мысленно перекрестилась, постучалась и решительно толкнула дверь в кабинет своего шефа.

Заказчика, которого я так бессовестно подвела, я увидела впервые, при этом глаза у меня чуть не выскочили из орбит.

Когда он приходил в прошлый раз, я была так занята, что даже не вышла из своего закутка. Зато теперь мой взгляд мог наслаждаться им в полной мере!

Видимо, я застыла с таким непередаваемо идиотским видом у самого порога, что клиент сначала недоуменно посмотрел на меня, а потом понимающе усмехнулся.

В кабинете моего начальника, вальяжно расположившись в его огромном кожаном кресле, сидел Гару!

Тот самый певец, чей чудесный голос вчера весь вечер выводил меня из состояния глубокой депрессии. Синие глаза Оборотня лукаво блестели.

И только присмотревшись, я поняла, что ошиблась.

У сидящего в кресле мужчины волосы были темнее, залысины высокого лба гораздо больше, чем у моего любимого канадца, а линия рта жестче, чем у Гару.

Но как похож! Просто невероятно! Словно они были братьями-близнецами! И этого чудесного человека я так бессовестно подвела!

Прощения мне не было! Я закрыла глаза и невольно замычала.

– Ты чего? – испуганно спросил шеф, кидаясь ко мне. – Тебе нехорошо?

– Не то слово! – жалобно проблеяла я. – Вчера я вообще чуть не умерла, так мне было плохо…

– Так ты что же, не выполнила работу?! – меняясь в лице, яростно прошипел шеф. – Да я тебя… Уволю ко всем…

Гару встал.

Я с тоской посмотрела на эту великолепную тоже почти двухметровую копию своего любимца и мне стало еще гаже.

«Умереть, что ли, сразу, чтобы не мучиться?» – уныло подумала я и, закатив глазки, свалилась прямо на руки вовремя подоспевшего красавчика.

«Будь, что будет! – думала я, лежа с закрытыми глазами в кресле, куда меня перенес мужчина с внешностью Гару, и старательно изображая даму, лишившуюся чувств. – Не станут же они добивать и без того еле живую, но все еще очень симпатичную девушку! Не звери же, в самом деле – люди! Дадут, небось, отсрочку! А уж за сутки я им что-нибудь наверняка придумаю! Клянусь!»

– Что с ней такое? Может, вызвать врача? – в приятном голосе двойника слышалось такое неподдельное участие, что я сразу приободрилась.

– Не стоит, Тимур Алексеевич! Вы же видите, она приходит в себя! Вон, реснички уже задрожали!

И меня довольно бесцеремонно похлопали по щеке.

Это уже шеф… Вот, язва! Догадался-таки, что я дурака валяю! Ой-ей-ей! Ну, теперь точно уволит! Не посмотрит на мои таланты!

Я напустила в глаза побольше туману, испустила еще один слабый стон и решила очнуться.

Надо мной заботливо склонились двое очень разных мужчин.

Правда, в глазах того, что был маленьким и лысым, то есть моего непосредственного начальника и работодателя, ясно читалось кровожадное желание прямо сейчас порвать меня на мелкие кусочки и развеять обрывки по ветру.

В синих же глазах Гару-2 плясали смешливые огоньки.

– Я, пожалуй, зайду завтра. Вижу, сегодня вам явно не до меня! – разгибаясь, спокойно сказал он. – Но, надеюсь, к утру вопрос с моим слоганом будет решен?

– Не сомневайтесь, Тимур Алексеевич! – засуетился шеф. – В лучшем виде получите свой заказ! Белла Станиславовна у нас лучший копирайтер!

– Ну, и прекрасно! – учтиво произнес клиент. – Буду у вас завтра ровно в девять! Всего доброго!

И вышел из кабинета.

А я лежала и думала, показалось мне или в самом деле у него в голосе прозвучала насмешка?

– Ну? Чего лежишь, притворщица?! – уже в полную мощь загремел шеф. – Поднимайся, не валяй дурочку! А то я помогу встать!

Надо сказать, что для своего невысокого роста и полной комплекции голосяка у моего начальника был, что твоя иерихонская труба! Как начнет ругаться – мало не покажется! Уши закладывает!

Я потупила глазки и стала медленно подниматься из кресла, в котором так удачно спаслась от гнева клиента.

Но тут голова у меня в самом деле закружилась, и я снова плюхнулась на сиденье, удивленно моргая глазами. Тут мой шеф по-настоящему испугался.

– Бел! Тебе что, в самом деле плохо? – с беспокойством спросил он. – Что случилось? На тебя это совсем не похоже – чтобы работу не сдать в срок!

– Проблемы у меня, – вдруг вспомнила я о главном событии вчерашнего дня, про которое в свете сегодняшних совершенно забыла, и горько вздохнула. – Меня вчера Кирилл бросил…

– Вот придурок! – сердито выругался шеф. – Нашел время! И что? Ты так сразу взяла и расклеилась, дорогуша? Чего это ради? Свет на нем клином не сошелся! Найдешь себе другого, еще лучше! В зеркало-то давно смотрелась? Забыла, что ли, какая ты красавица писаная?! И умница к тому же! Да этот прохвост максимум через неделю приползет, в ногах у тебя валяться будет, назад проситься! Примешь?

Я отрицательно покачала головой.

– Не приму, Игорь Иванович! Он так мерзко со мной поступил! Записку оставил и вещи забрал, когда меня дома не было!

У шефа округлились глаза.

– Вот гаденыш! – с чувством произнес он. – Даже уйти по-человечески не смог!

И задумчиво добавил:

– Слушай, Бел! Может, мне сходить ему рожу набить? Чтоб понял, что мужики так не поступают?

Я посмотрела на разгневанного колобка и грустно усмехнулась.

– Спасибо, конечно! Но, боюсь, не поймет он, Игорь Иванович! Так что не стоит руки пачкать! Да я, в принципе, уже почти успокоилась! Только гадко очень на душе…

– Вот и поработай, птичка моя, во славу родного агентства! Полечи свою душу! – отечески похлопал меня по плечу шеф, уже улыбаясь. – Работа, она хорошо всякую дурь из головы выбивает!

Шеф оказался прав. Просидев над слоганом целый напряженный рабочий день, я, устав к вечеру, выдала шедевр, от которого Игорь Иванович пришел в полный восторг, а я со свойственной мне скромностью сочла вполне приемлемым.

Тепло распрощавшись с коллегами, я вышла на улицу и зажмурилась от удовольствия. Передать утром заказ клиенту шеф великодушно вызвался сам, а я на завтра получила отгул за свой ударный труд. А потом будут выходные! Целых три свободных дня впереди!

И я решила развлечься сегодня на полную катушку и сходить в бар, где девушки танцевали у пилона. Давно хотела на это посмотреть, да все как-то руки не доходили. А вот сегодня дошли.

Я знала, что «танец на пилоне» или «танец с шестом» сейчас одно из самых популярных направлений современного спортивного танца в мире.

Сама до 17 лет занималась спортивной гимнастикой и прекрасно понимала, что акробатический танец на пилоне требует значительных физических нагрузок, выносливости, чувства ритма и спортивного характера, поэтому выполнять его может далеко не каждая танцовщица.

От стриптиза в танце на пилоне остались только эротичные движения бедрами, взмахи распущенных волос, «волны» и еще некоторые мелкие элементы.

И вообще, этот танец прекрасно укрепляет мышцы, рождает азарт и невероятно повышает самооценку.

А повысить самооценку мне сейчас было просто жизненно необходимо!

…Толкнув дверь, я вошла в ярко освещенное помещение.

Выступления девушек должны были начаться только через час, поэтому свободных мест было предостаточно. Я решила заодно и поужинать и пообедать, потому что днем этого сделать не успела, ограничившись лишь парой чашек кофе.

Сделав заказ, я присовокупила к нему еще бокал белого вина к морепродуктам, посмеялась над собой по поводу неожиданно появившегося у меня пристрастия к спиртному и стала слушать музыку.

К началу первого выступления я уже плотно поужинала и потихоньку потягивала вино. Оно было приятным, с легкой кислинкой, и пилось совсем как сок. Мир вокруг стал казаться совсем не таким плохим, каким был с самого утра!

Немного подумав, я заказала на десерт сыр и еще один бокал вина. Гулять, так гулять!

Первый танец мне не понравился. Девочка была очень зажатой, напряженной, явно боялась пилона, отчего амплитуда движений у нее была ограниченной. Растяжки, правда, были отличные.

«Наверное, из начинающих, дебютантка!» – подумала я, когда, раскланявшись под жидкие аплодисменты, девчушка убежала.

Вторая выступала намного лучше. Роскошная брюнетка, спортивная, явно когда-то занималась акробатикой. На мой взгляд, ей немного не хватало артистичности, но в целом впечатление от выступления было очень приятным.

К этому времени я уже допила белое вино и заказала еще бокал сухого красного вина.

Нет, если буду столько пить, то скоро придется кодироваться!

А вот третья… Это было что-то!

Изящная шатенка среднего роста в серебряных сапогах-стрипах на высоких каблуках и платформе, позволяющих, как я поняла, сильнее отталкиваться от пола и делать больше оборотов на шесте, в шортиках и топе черного цвета с серебряным узором была просто очаровательна.

Открытость одежды для танцев, кстати, вполне объяснима, потому что ткань скользит по металлу, не позволяя удержаться в верхних позициях.

Боже, как она танцевала! У танца с пилоном все-таки есть какое-то особое магическое действие, заставляющее зажигаться сердца зрителей!

Плавные, изящные движения, четкие, объединенные единой композицией элементы акробатики и великолепной хореографии, отличные поддержки…

Танцовщица слилась с шестом в одно целое! Он словно стал продолжением ее собственного тела! А какое актерское мастерство! Девушка была воплощением страсти и огня!

Когда стих шквал аплодисментов, я совершенно неожиданно обнаружила себя стоящей с бокалом в руках рядом со сценой.

И тут вдруг меня охватило непреодолимое желание станцевать на шесте!

В конце концов, что такое пилон? Да тот же самый спортивный снаряд! Та перекладина, на которой я когда-то очень бойко вертелась, и страх перед которой так и не смогла преодолеть после неудачного падения при соскоке и двух месяцев лечения в травматологии! Только вертикальная!

И вот сейчас, прямо здесь, мне предоставили невероятную возможность избавиться, наконец, от своего застарелого страха перед перекладиной, который столько лет сидел у меня в печенках и мешал жить!

Одежда, конечно, была не очень подходящей… Но у моей длинной юбки разрез доходил до середины бедра, а колготок по причине жары я сейчас не носила, так что, надеюсь, не соскользну...

Не обращая внимания на затихших зрителей, я машинально отставила в сторону бокал, небрежно скинула туфли, босиком подошла к пилону и ласково погладила его рукой.

Потом, едва касаясь спиной шеста, медленно, словно просыпаясь, сделала одну «волну», другую… Качнула бедрами, поворачиваясь боком, и вдруг, молниеносно перехватив руки, взлетела в шпагате вдоль пилона.

Публика взвыла от восторга, а подошедший с твердым намерением снять меня со сцены секьюрити отошел в сторону, повинуясь запрещающему жесту вышедшего на шум хозяина.

Одновременно с этим заиграла музыка.

Это была пробуждающая чувства страстная мелодия фламенко…

Я почувствовала, как раскрывается навстречу музыке моя смятенная душа, как охотно отзывается на нее тело…

Что было дальше – почти не помню. Я выплескивала в стремительном танце свою боль от предательства близкого человека, свою горькую обиду, глубокое разочарование – все то, что томило меня и раскаленной иглой жгло мое сердце...

Помню, как взлетала в шпагате на локте, как с великолепной амплитудой описывала крутки, как, упираясь босой ногой в шест и держась руками за пилон, вытягивала свое идеально послушное тело в горизонтальном шпагате, уносясь к звездам...

Я танцевала фламенко… Танец горячих испанских женщин и пылких мужчин, и стук кастаньет, словно биение разгоряченного сердца, эхом отдавался в моих ушах.

И когда в самом конце, изящно скользнув вниз, в поперечном полушпагате выбросила вверх заломленные в безмолвном любовном призыве руки, зал взорвался.

Свист, топание ногами, вопли, рев, аплодисменты – все слилось воедино. А я вдруг пришла в себя и трусливо зажмурилась, не зная, что делать дальше…

Вдруг кто-то осторожно снял меня со сцены и поставил на пол.

Я открыла глаза и увидела его. Двойника Гару.

И почему-то совершенно этому не удивилась! В моем нынешнем эйфорическом состоянии его появление здесь показалось вполне естественным.

Одной рукой он бережно поддерживал меня, другой держал мои туфли.

– Как хорошо, что вы здесь! – пробормотала я, с трудом возвращаясь в реальность.

И только тут поняла, что вино и всплеск эмоций в танце все-таки сделали свое черное дело!

Я покачнулась, и Гару-Тимур рефлекторно прижал меня к себе.

Тут голова моя закружилась еще сильнее. И вдруг неожиданно для себя я уткнулась ему лицом в грудь и жалобно пробормотала:

– Я не написала вам слоган, потому что вчера от меня ушел муж! Гражданский! Представляете?! Не смогла… Так что, простите меня! Но я уже сделала это сегодня! Честное слово! А знаете, писать слоганы для рекламы очень трудно! Вот, послушайте!

И, подняв голову процитировала:

– Я не буду больше плаксой! Чищу зубы мятной пастой! – Это тоже слоган! А вы думали, стишок? Не-а! Это они так пасту рекламируют…

Тимур смотрел на меня открыто и пристально и улыбался. Его взгляд, глубокий и продолжительный, не отрывался от моего лица, словно он старался запомнить навсегда каждую его черточку.

Неожиданно я смутилась и отодвинулась.

Все так же улыбаясь, он поставил передо мной туфли и бережно придержал за локоть, пока я в них влезала.

Именно влезала! Потому что попасть ногой в туфлю с первого раза у меня почему-то никак не получалось! И почему это, кто бы мне сказал?

Когда с туфлями было покончено, к нам подошел невысокий худой мужчина и, поприветствовав моего визави, спросил у меня:

– Не хотите ли поработать в моем кафе?

– Официанткой, что ли? – удивленно спросила я.

– Зачем официанткой? – тоже вроде удивился худой мужчина, – У пилона работать! Вы мощно зал сегодня зажигали! Такому яркому таланту грех пропадать!

– Простите! – виновато извинилась я, – Но у меня уже есть работа! В рекламном агентстве. Сегодня я просто выплеснула свои эмоции и наконец сделала то, чего не смогла сделать пять лет назад! Снова работала на перекладине!

– Понятно, – скупо улыбнулся мужчина. – Жаль. Если все же передумаете – буду рад видеть вас у себя.

И, попрощавшись, отошел.

– Нас не представляли друг другу, – усмехнулся Тимур, – но я знаю, что вас зовут Белла Вячеславовна. Чудесное имя, и очень вам подходит!

– А вы – Тимур Алексеевич! – не осталась я в долгу. – И очень похожи, знаете на кого?..

Он заулыбался.

– Знаю! Сестричка младшая давно просветила! Она с пятнадцати лет его фанатка! Как-то сфотографировалась, шутница, со мной и выставила с комментарием «Гару – мой лучший друг!» Самое смешное, ведь ей поверили! Даром, что он на пятнадцать лет старше меня!

Потом забавно приподнял брови и добавил:

– Я ведь там, в офисе, сразу понял, за кого вы меня приняли! Забавно было! Зато вот вас точно ни с кем не спутаешь! Эксклюзив! И танцуете великолепно!

Я смущенно замялась.

В приятной и очень теплой атмосфере мы с Тимуром пили кофе, разговаривали, и с каждой минутой моя прежняя жизнь отдалялась от меня все больше и больше, стремительно уходя в прошлое.

Словно вместе с неистовым танцем я выплеснула наружу всю боль, которую причинил мне Кирилл.

И сейчас возрождалась из пепла подобно сказочному фениксу.

А из динамиков лился волшебный голос Гару:

 

…Несмотря ни на что, мы храним солнце в глубине своей души,

И огонь любви, который однажды проснется,

Несмотря на вчерашнюю боль и разочарование, он снова проснется…

Всю свою жизнь я мечтал о встрече с Вами,

Всю свою жизнь я ждал только Вас,

И вот Вы пришли…

 

© Нина Штадлер, текст, 2016

© Книжный ларёк, публикация, 2016

—————

Назад