Петер Кристен Асбьернсен. Замок Сориа-Мориа

26.03.2016 23:30

ЗАМОК СОРИА-МОРИА

 

В одной деревне жил у отца с матерью парень, по имени Хальвор.

Жил он и забот не знал, а родителям своим немало горя приносил. Сидит себе целыми днями около печки и роется в золе. И ни до чего ему дела нет.

Сколько раз отец с матерью отдавали его в учение, но всё без толку. Не пройдет и трёх дней, а Хальвор опять дома, – всё ему не так, всё не по нём. Опять сидит он у печки, опять копается в золе.

И вот однажды зашёл к ним в дом матрос. Много земель и морей перевидал он и теперь снова отправлялся в далекое плавание.

– Хочешь, тебя с собой возьму? – спрашивает он Хальвора.

Да, это Хальвору пришлось по вкусу, на это он согласен.

Собирался он не долго – стряхнул золу с ладошек и пошёл.

Долго ли они плыли по морю, я не знаю. Только знаю, что попали они в сильную бурю, а когда буря наконец стихла, даже капитан не мог сказать, где они находятся, – принесло их к берегу какой-то чужой земли, а что это за земля и кто на ней живёт – про это никто никогда даже не слышал.

Ветер совсем улегся, паруса обвисли, и корабль – хочешь не хочешь – не мог сдвинуться с места.

Стоять на одном месте всякому надоест. Даже Хальвору стало скучно.

Стал он просить капитана отпустить его на берег. И так он его просил, что капитан согласился.

– Только смотри, – сказал он, – чуть подует ветер, возвращайся скорее на корабль. Мы тебя ждать не будем.

И вот Хальвор ступил на берег неведомой земли.

Куда ни погляди, всюду золотые поля, зелёные луга, а людей не видно.

Долго шёл Хальвор, и вдруг закачались колосья, зашелестела трава – поднялся ветер.

Надо бы Хальвору повернуть назад, но тут он увидел большую дорогу, и ему очень захотелось узнать, куда она ведёт. Дорога была такая гладкая, что по ней хоть яйца кати – не разобьются. А следов на дороге – никаких, ни человечьих, ни звериных.

Целый день шёл Хальвор, а когда настал вечер, дорога привела его к замку. Все окна замка были освещены и как будто манили усталого путника.

Хальвор изрядно проголодался, ведь с самого утра у него не было во рту ни крошки. Корабль его, верно, давно ушёл в море, и ему ничего не оставалось, как зайти в замок.

Он так и сделал.

Сначала он попал в кухню. Очаг ярко пылал, в огромных кастрюлях и котлах из серебра и золота что-то варилось и жарилось. Но людей нигде не было видно.

Хальвор постоял, полюбовался всем этим кухонным великолепием, но не посмел ни к чему прикоснуться.

Потом он заметил дверь, которая вела, наверное, из кухни во внутренние покои.

Хальвор толкнул её да так и ахнул.

Перед ним сидела красавица и пряла на прялке.

– Кто ты, осмелившийся прийти сюда? – воскликнула красавица. – Уходи скорее! Хозяин этого замка трёхглавый тролль. Если он придёт и увидит тебя, ты погиб.

– Пусть у него будет хоть четыре головы, я всё равно останусь, – сказал Хальвор. – Я не уйду отсюда, пока ты меня не накормишь. А бояться мне нечего, потому что я не сделал ничего плохого.

Красавице понравилось, что Хальвор так смело разговаривает. Она хорошенько накормила его и, когда он наелся, сказала:

– А ну-ка попробуй снять вот тот меч, что висит на стене. Если снимешь, сам спасёшься и меня спасёшь.

Хальвор усмехнулся. Тут и пробовать-то нечего! Он взялся за рукоятку меча… Да что же это? Он и приподнять его не может, не то что снять.

– Выпей-ка глоток из фляги, что висит рядом, – сказала красавица. – Тролль всегда так делает, прежде чем берётся за меч.

Хальвор приложился к горлышку, отпил глоток и снова взялся за меч. Да что же это? Меч стал как перышко, в руке словно ничего и нет.

– Ну, теперь пусть приходит тролль! – сказал Хальвор, помахивая мечом.

И вот послышалось пыхтенье, шум, треск – это тролль возвращался в свой замок.

Хальвор стал около двери.

Едва тролль приоткрыл дверь, как сразу почуял неладное.

– Здесь пахнет человеком! – закричал он страшным голосом.

– Верно! – сказал Хальвор и разом отрубил троллю все три его головы.

От радости красавица принялась петь и плясать и веселилась до тех пор, пока не вспомнила о своих сестрах. Тогда она заплакала.

– Ах, если бы ты мог освободить и моих сестёр! – сказала она Хальвору.

– Да где же они? – спросил Хальвор.

– Их тоже похитили тролли. Нас три сестры, три принцессы. Тролли заперли нас в своих замках, потому что мы не захотели стать их жёнами. До замка одного тролля целый день пути – там в заточении живёт моя старшая сестра. До замка другого тролля ещё день и ночь пути – там томится в неволе моя младшая сестра, – и красавица снова заплакала.

На другое утро Хальвор пустился в путь.

Он шёл весь день до самого вечера, не шёл, а бежал и наконец увидел замок тролля.

Через кухню Хальвор проник во внутренние покои замка.

– Какой человек осмелился войти сюда? – воскликнула старшая принцесса. – Я уже забыла, сколько времени живу здесь – так давно похитил меня тролль. Но ни разу я не видела в этих покоях человека. Лучше всего, если и ты уйдёшь отсюда, потому что у тролля, которому принадлежит этот замок, шесть голов.

– Пусть у него будет шестью шесть голов, я всё равно не уйду.

– Он схватит тебя и проглотит живьём, – сказала принцесса. Ей очень хотелось спасти этого отважного юношу.

Но её слова нисколько не помогли. Хальвор твердил своё: он не уйдёт. А вот поесть он не прочь, потому что с утра у него во рту не было ни крошки. Может быть, принцесса накормит его?

Ну конечно. За этим дело не станет. Принцесса уставила едой весь стол. Юноша может есть сколько хочет. А потом он всё-таки должен уйти.

– Нет, я не уйду, – сказал Хальвор. – Я не сделал ничего плохого, и мне нечего бояться тролля.

– Да он тебя и спрашивать ни о чём не будет, схватит без всяких разговоров и съест. Но если уж ты такой упрямый, так хоть возьми меч, что висит на стене. Только сначала выпей глоток из фляги, которая висит рядом.

Хальвор так и сделал.

Скоро явился тролль. Он был ещё больше первого и едва-едва пролезал в дверь. Чуть только он просунул одну свою голову и повёл носом, как закричал:

– Фу ты! Да никак здесь человеком пахнет!

– Угадал, шестиглавый! – сказал Хальвор и одну за другой отрубил все шесть голов тролля.

Принцесса принялась прыгать и плясать от радости, а потом вспомнила о своих сестрах и заплакала.

– Не плачь, – сказал ей Хальвор, – одну твою сестру я уже освободил, а второй недолго осталось быть пленницей.

На другое утро Хальвор отправился в путь. Весь день шёл, всю ночь шёл и только с рассветом второго дня увидел зубчатые стены замка.

Хальвор прошёл через кухню, распахнул дверь в покои замка и увидел такую красавицу, что даже глазам своим не поверил. На всём свете такой не найти. Это была младшая принцесса.

– Ах, юноша, – сказала она, – зачем ты сюда пришёл? Хозяин этого замка – страшный тролль. Ты и глазом моргнуть не успеешь, как он проглотит тебя. От него не спрячешься, не спасёшься, ведь у него девять голов. Уходи, пока он не вернулся.

– Пусть у него хоть сто голов, а я не уйду. Дай-ка мне выпить глоток из его бутылки, тогда посмотрим, кто кого одолеет.

Хальвор отпил немного из горлышка, потом снял меч со стены и принялся ждать тролля.

И вот дрогнула земля, покачнулись каменные стены – это тролль вернулся в свой замок. Он был такой огромный, что только боком мог пролезть в дверь. Чуть только показалась одна его голова, как Хальвор отрубил её, а потом и остальные восемь. Правда, с последней головой ему пришлось повозиться. Она так крепко сидела на туловище, что Хальвор едва справился с ней.

Наконец всё было кончено.

Принцесса от радости чуть не плакала, а когда она узнала, что сестры её тоже свободны, счастью её не было конца.

Не прошло и двух дней, как все собрались в замке старшей сестры. Никогда ещё стены этого замка не видели столько веселья, не слышали такого счастливого смеха.

Сестры от души привязались к Хальвору, но младшая принцесса полюбила его больше всех. И Хальвор полюбил её всем сердцем.

Оставалось теперь только отпраздновать свадьбу.

Одно печалило Хальвора – мысль об отце с матерью. Верно, они оплакивают своего непутёвого сына! А ведь как бы они порадовались его счастью и богатству!

– Твоему горю помочь легко, – сказала ему невеста. – Вот тебе кольцо, повернёшь его на пальце один раз, и оно перенесёт тебя, куда захочешь; повернёшь два раза, и – только позови – всякий возле тебя окажется; три раза повернёшь – и снова к нам вернёшься. Но помни: нас к себе не зови, не то никогда больше никого из нас не увидишь. Злой вихрь унесёт нас в замок Сориа-Мориа. А туда тебе дороги не найти. И кольцо тебе не поможет.

С этими словами сняла она кольцо со своей руки и надела на руку Хальвора.

Старшие сестры принесли одежду для Хальвора – из шёлка и бархата, шитую серебром и золотом, украшенную драгоценными каменьями.

Нарядился Хальвор и сам стал похож на принца.

Потом он повернул кольцо на пальце и сказал:

– Где был мой дом, там пусть и я буду! Где я стою, пусть там мой дом стоит!

И не успел сказать, как всё сбылось по его слову.

Снова перед ним отцовский дом.

Толкнул он дверь – кругом знакомые стены. И всё в доме по-прежнему – та же печка, тот же ящик с золой.

Дело было уже к вечеру. В сумерках отец с матерью и не признали Хальвора.

Увидели они, что к ним зашёл знатный гость, и от смущения стали приседать и кланяться.

– Не пустите ли меня переночевать, добрые люди? – спросил Хальвор.

Старики совсем растерялись. Нет, нет, как же это можно. Господин, видно, ошибся домом. Они люди бедные. У них и того нет, и этого нет, и накормить-напоить нечем, и спать уложить негде. Лучше уж ему пойти в другой дом, в конце улицы, где труба высокая на крыше, там для господина всё найдётся. А Хальвор не соглашается.

– Может, всё-таки позволите у вас переночевать. Мне ничего не надо. Я хоть здесь, на ящике с золой, посижу.

Сел на краешек ящика и стал золу сквозь пальцы пересыпать, как, бывало, раньше делал.

Отец с матерью удивляются – что за странный гость! Да не гнать же его из дому!

Слово за слово, разговорились они о том, о сём.

– А разве детей у вас нет? – спрашивает Хальвор.

– Был сын, – говорит отец, – да ушёл от нас. И вести о себе не подаёт. Жив ли, нет ли – ничего мы не знаем.

– А какой он был? – спрашивает Хальвор. – На меня не похож?

– Куда ему до тебя! – говорит мать. – Он только и знал дела – вот как ты сейчас – сидит на ящике да золу рукой ворошит.

Тут мать подошла к печке, чтобы подбросить угля в очаг. Яркое пламя осветило ящик и Хальвора, который сидел, запустив руку в золу.

– Хальвор, сыночек, да ведь это ты! – вскрикнула старуха. – Отец, смотри, это наш сыночек вернулся!

И оба старика бросились обнимать Хальвора.

От радости они и плакали, и смеялись. А разговорам конца не было.

Об одном только жалели отец с матерью, что нельзя им увидеть дорогую невестку.

Наутро зашла к ним соседка, да так и ахнула, увидев Хальвора в шёлке и бархате.

Часу не прошло, а уж вся деревня знала, что Хальвор победил трёх страшных троллей и вернулся домой.

Всем соседям хотелось поскорее увидеть его, а соседским дочкам и вовсе не терпелось поглядеть на Хальвора. Раньше-то они знать его не желали. Встретят на улице и давай дразнить: «Эй ты, замарашка! Тебе золы не надо? Приходи – отсыплем полную бочку!»

А теперь каждая из кожи лезла вон, чтобы Хальвор на неё взглянул, каждая с ним старалась заговорить, каждая старалась улыбнуться ему поласковее.

Только зря они старались!

Теперь сам Хальвор не хотел на них смотреть.

– Что это, – говорит, – вы все вырядились как огородные пугала? Вам в ваших нарядах разве что коров пасти! Вот бы посмеялись над вами моя невеста и её сестры!

И, забыв обо всем, что говорила ему невеста, он дважды повернул кольцо на пальце и сказал:

– Пусть замок и принцессы будут там, где я стою…

Но не успел он рта закрыть, как вдруг в небе потемнело, загремел гром, и сквозь грохот и вой вихря послышались голоса:

– Прощай, Хальвор! Ищи нас в замке Сориа-Мориа. А не найдёшь, так никогда больше нас не увидишь.

И всё стихло.

Соседи со страху поспешили уйти по своим домам, а Хальвор закрыл лицо руками и горько-горько заплакал.

– Сам я на себя беду накликал. Теперь одно мне остаётся – идти искать замок Сориа-Мориа.

Как ни уговаривали его отец с матерью, как ни просили остаться, Хальвор и слушать их не хотел.

– Или найду замок Сориа-Мориа, или мне не жить!

И отправился в путь.

Шёл он, шёл, и привела дорога его в лес. Лес густой, тёмный, конца-края ему нет. Целый день пробирался Хальвор дремучей чащей, всю ночь шёл и вдруг увидел среди деревьев огонёк.

«Верно, кто-то живет здесь, – подумал Хальвор. – Может, дадут мне поесть и отдохнуть позволят!..»

Подошёл Хальвор поближе и увидел маленькую жалкую хижину.

Заглянул в окошко, а там двое сидят, старик и старуха. У старухи нос длинный-предлинный. Встала она возле печки и носом, точно кочергой, угли поправляет.

– Добрый вечер! – сказал Хальвор.

– Добрый вечер! – ответила старуха. – Ты зачем пришёл сюда? Уже сто лет ни один человек здесь не бывал.

Ну, Хальвор рассказал, куда он идёт, и спросил, не знает ли она дороги в замок Сориа-Мориа.

– Нет, – сказала старуха, – не знаю я туда дороги. А вот сейчас выйдет месяц, мы его и спросим. Он по всему свету бродит, так уж, наверное, всё знает.

Когда месяц, светлый и блестящий, поднялся над деревьями, старуха вышла на крыльцо.

– Месяц, месяц! – крикнула она. – Можешь ты показать дорогу в замок Сориа-Мориа?

– По небу я дорогу знаю, а по земле – не найду, – сказал месяц. – Облако от меня замок закрыло, когда я над ним проплывал.

Сказал – и дальше своим путем отправился.

– Не горюй, – сказала старуха Хальвору. – Скоро прилетит западный ветер. Уж он-то всё знает, во все уголки забирался!.. Да ты пойди поспи немного. А уж я его подкараулю.

И вдруг зашумело, загудело кругом, даже стены затрещали – это налетел западный ветер.

Старуха выбежала из хижины, руками машет, кричит:

– Ветер! Западный ветер! Постой! Не можешь ли ты показать дорогу к замку Сориа-Мориа? Помоги доброму человеку туда добраться.

– Я все дороги на белом свете знаю, – сказал западный ветер. – А в замок Сориа-Мориа я сейчас сам лечу. Там свадьба готовится. Прачки уже стирают приданое невесты, а мне надо сушить. Если твой гость на ногу скорый, пусть идёт за мной. Да скажи, чтобы не мешкал, я спешу, – зашумел западный ветер.

А Хальвора и звать не надо, он уже на пороге стоит.

– Погоди, – сказала старуха. – Я тебе свои старые сапоги-скороходы дам. Без них тебе за этим ветром не угнаться.

И вынесла Хальвору пару сапог.

– Раньше-то в них как шагнёшь – семь миль позади оставишь. Ну да теперь поизносились немного, больше пяти миль зараз не делают.

А западный ветер торопится, бушует:

– Поскорее, поскорее! Мне некогда!

И помчался над горами и лесами. Бежит за ним Хальвор, едва поспевает.

Деревья по лицу его бьют, кустарник глаза колет, а он бежит и бежит.

Над самой высокой горой поутих немного западный ветер и говорит Хальвору:

– Дальше иди один, а я тут разомнусь немного, ёлок наломаю. Ты спустись по склону этой горы, а там уже недалеко до замка Сориа-Мориа. У подножья горы река течёт, и в этой реке девушки бельё стирают. Так ты им скажи, что я скоро прилечу.

И вот Хальвор пошёл один. Оглянуться не успел, а сапоги-скороходы уже вниз его доставили.

Внизу речка течёт, на берегу девушки бельё полощут. А на высоком холме на открытом месте стоит замок с кружевными башенками, с зубчатыми стенами.

– Скажите, девушки, – говорит Хальвор, – как этот замок называется?

– Это замок Сориа-Мориа, – отвечают девушки. – А ты скажи нам, милый человек, не повстречался ли тебе в пути западный ветер? Без него не высушить нам бельё.

– Видел я его, видел, он на горе ёлки ломает, обещал, что скоро здесь будет, – сказал Хальвор.

И зашагал к замку.

В замке гостей – видимо-невидимо.

А Хальвор, пока гнался за ветром, так всю свою одёжу изорвал, что стыдно людям на глаза показаться.

Стал он в укромном уголке, смотрит на свадебное пиршество.

Во главе стола сидит невеста – его, Хальвора, невеста, а рядом с ней, на его месте, – какой-то королевич заморский.

Невеста украдкой слёзы утирает, а её сестры чуть не в голос плачут.

Смотрит на них Хальвор, и сердце у него обливается кровью.

А гости уже за молодую чету пьют.

Что делать? Что придумать? Снял Хальвор кольцо со своей руки, опустил в кубок с вином и послал с виночерпием невесте.

Она отпила вина и увидела на дне кубка кольцо, которое подарила Хальвору.

Тогда встала принцесса со своего места и говорит:

– Нет, не жених мне тот, кто рядом со мной сидит, – он силой меня унес. А настоящий мой жених – тот, кто меня и сестёр моих из неволи спас.

И показала на Хальвора.

Заморского королевича вон прогнали, а младшая принцесса и Хальвор отпраздновали весёлую свадьбу.

 

© Петер Кристен Асбьернсен, текст, 1845–1847

© Книжный ларёк, публикация, 2016

—————

Назад