Валентина Ушакова. Ужасы больничного городка

17.02.2016 22:34

УЖАСЫ БОЛЬНИЧНОГО ГОРОДКА

 

Боксер Иван Иваныч Иванов проснулся и понял: надо, надо в больницу – боль уже становилась невыносимой. Вызвав скорую и прождав всего полтора часа, он вместе с приятелем-боксером Петровым, вызвавшимся быть сопровождающим, добрался до заветной двери, где в ожидании провел еще пару часов. Наконец, дежурный врач осмотрел страдальца и направил на промывание желудка. Иван Иваныч кое-как доплелся до процедурной. Там сидела девица в голубом и красила ресницы. Покончив с ресницами, девица взяла ярко-розовый лак и начала, высунув от усердия язык, наносить его на ногти. Иван Иваныч, выждав минут десять, деликатно кашлянул.

– Ну, что там у вас? – сморщив нос, недовольно произнесла девица визгливым голоском.

– Вот, – Иван Иваныч с готовностью протянул бумажку.

Девица скривилась еще больше и обреченно произнесла:

– Ложитесь на кушетку.

Зазвонил телефон. Девица трещала недолго, минут пятнадцать. Поболтав с подружкой, она взглянула на Ивана Ивановича и вздохнула:

– Откройте рот.

Толстый шланг, обдирая горло, медленно полез внутрь Ивана Ивановича. Выпучив глаза, тот что-то замычал – трубка начисто перекрыла воздух. Но девица продолжала запихивать шланг. Засунув шланг на необходимую по ее мнению глубину, она открыла кран с холодной водой. Пациент почувствовал себя лягушкой, которую надувают через соломинку. Острая боль пронзила внутренности, а горловой спазм не давал глотнуть воздуха. Бедняга замахал руками.

Девица, решив, что воды недостаточно, усилила напор. Одурев от боли и удушья, Иван Иваныч попытался отпихнуть медсестру ногой. Затем выдернул шланг и начал жадно заглатывать воздух ртом. Девицу перекосило от злобы.

– Это что такое! Еще каждый мужик будет меня бить! – заорала она. После чего плаксиво сморщилась и заплакала самыми настоящими слезами.

Отдышавшись, Иван Иваныч извинился, к извинениям присоединился и приятель, Петр Петрович.

– Ну не нарочно он, девушка, правда, извините.

Но девица уже вытерла слезы и погрузилась в раздумье. После чего внезапно повеселела.

– Они тут все такие, странные? – спросил сопровождающий. Иван Иванович пожал плечами. После чего они направились в приемный покой. Врач в розовой униформе сидела и глядела в окошко, подсчитывая в уме, как распределить будущую зарплату. Вошел сопровождающий. Иван Иваныч сидел в коридоре, постепенно приходя в себя после пыточной.

Сопровождающий протянул направление. Врач в розовом равнодушно взяла бумажку, взглянула, и лицо ее вытянулось. Она решительно шагнула к телефону.

– Что это такое? – говорила она в трубку. – Зачем привезли Иванова к нам? Это не наш больной. Пожалуйста, больше нам чужих не возите.

Затем повернулась к сопровождающему.

– Нууу, пусть уж заходит... – милостиво разрешила она.

В этот момент толстая медсестра в синем причитала: «ну, как специально», ей же так не хотелось открывать журнал и что-то заполнять из-за какого-то там не вовремя захворавшего мужика, у них же корпоратив! Вот прямо черти их прут и прут!!! Выпить хотелось ужасно...

Петр Петрович позвал Ивана Ивановича. Тот вошел. А Петр Петрович встал на пороге в ожидании.

– На что жалуемся.

– Желудок болит.

– Сильно?

– Да.

– Давно?

– Да.

– А что не обращались?

Бедняга пожал плечами. После допроса врачиха велела Ивану Ивановичу раздеться до пояса и начала его прослушивать. Ничего... Странно, вроде живой... Потом она вспомнила, что забыла вставить фонендоскоп в уши. Вставила. Начала прослушивать.

В это время дверь открылась и в приемный покой решительным шагом вошли двое: хрупкий малорослый врач явно восточной внешности в полуметровом колпаке и девица из процедурной. Доктор мутным взглядом (ох, крепок насвайчик!!!) медленно обвел взглядом присутствующих.

– Кито? – пропищал он. – Кито тибе обижал?

Девица протянула руку и ткнула пальцем в грудь Ивана Иваныча.

– Он!

Доктор схватил Ивана Иваныча за руку и попытался утащить в соседний кабинет: там не было камеры. Иван Иваныч изумленно на него уставился.

– Давай шагай, – визгливо закричал докторенок. – Сичас тибе бит буду!

Иван Иваныч никак не мог понять, в чем дело. А уроженец знойного Самарканда продолжал вопить, брызгая слюной:

– Нэ смей мая систра трогат! Он жа рибенок!

Доктор пытался сдвинуть больного с места, но ничего не получалось. Тогда эскулап, подпрыгнув, ударил Ивана Иваныча кулаком и угодил в нос. Брызнула кровь. Реакция у Ивана Иваныча была хорошей, а годы тренировок сделали свое дело: Иван Иваныч мгновенно, как на ринге, нанес ответный удар. Доктор упал, как подкошенный. Обиженная девица подскочила на помощь, но получила в нос и убежала, завизжав словно поросенок…

После чего оба осерчавших на медицину боксера, раздавая удары направо-налево, быстро поприбивали всех присутствующих, плюнули и пошли по домам.

А медики во главе со срочно выдернутым из дома главврачом, воспользовавшись темнотой, зарыли убиенных коллег в больничном садике и посадили на это место куст шиповника. Родственникам же сказали, что у больницы приземлилось НЛО и похватало медиков на опыты. Медсестра из процедурной подтвердила под присягой, что лично видела, как гуманоиды тащили ее коллег в свою летающую посудину…

Слова медсестры с готовностью поддержала и жена врача, также работающая в данной больнице. Более того, она заявила, что ее муж незадолго перед исчезновением рассказывал ей, что несколько раз видел НЛО, кружащие ночью над больницей. Теперь жена и любовница вместе таскаются по разным популярным телепередачам, их знает в лицо вся страна, и вообще они очень подружились. Жена даже оттаскала за космы гардеробщицу, которая распускала слухи, что медсестра якобы была любовницей ее мужа.

А медсестра-неумеха каждый день поливает, вздыхая, куст шиповника и вспоминает о жарких ночах, проведенных в ординаторской. Правда, на днях обещали прислать еще одного молодого врача, кажется, с Кавказа.

 

© Валентина Ушакова, текст, 2016

© Книжный ларёк, публикация, 2016

—————

Назад