Всеволод Глуховцев. Zolaris

02.08.2015 14:31

ZOLARIS

 

Сергей

 

Андрюха глянул на меня так, как всегда смотрел, собираясь сказать что-то сильно умное. И сказал:

– Слушай, а ты не читал такую книгу… поляк один написал…

Я матюкнулся:

– Б….! Андрюха, ты с какого дуба рухнул? Я ничего не читал, кроме правил дорожного движения да путевых листов! На кой мне книжки твои?

Он помолчал. Кивнул:

– И то верно. Ладно, еще раз: как это было?

Ну, как!.. Три месяца без бабы – это как? Это ему, ботанику, одна дурацкая наука на уме, а нормальному-то мужику?!.. Ну, глюки и пошли. Не сон, не явь, а аккурат между – не то проснулся, не то нет, и на тебе: она прямо из ничего и соткалась. Правда…

– Правда, – добавил я, – к утру приперло так, что мама дорогая! Хоть кенгуру давай. Ну, думаю… а тут она и появилась. Это не сон, точно! Как там у нариков, не знаю, но это натурально на все сто.

– А кто она?

– Да так, одна. Я главное, уж года три, как с ней того… И думать забыл!

– Говоришь, несколько секунд?

– Да, пять-семь. Но натурально, я те отвечаю! Стоит, улыбается… и как возникла, так и исчезла. Растаяла… Ты чего, Андрюха?

 

Андрей

 

Я не сразу услышал. Чего я?..

– Да так, – я мимолетно улыбнулся. – Ничего.

На самом деле я опешил, вспомнив прошлое. Оно казалось таким, будто все прежние годы провалились в серую дыру! – хотя и ста дней не прошло.

Наверное, память щадит нас: все, что я помню о страшном дне катастрофы – кроваво-черное небо, безжалостно опускающееся на город, убийственные вспышки молний, обезумевшие толпы… Инстинкт, отключив разум, погнал меня в метро, но как он навел на неприметную дверь и узкий ход за ней?! – этого я так и не могу понять. Ну, а Серега, увидав, что какой-то парень шмыгнул в подвал, недолго думая, метнулся следом. За ним, говорил он, бежали еще несколько, но автоматическая дверь задраилась, впустив почему-то лишь двоих.

Так мы очутились в бункере, предназначенном, конечно, не для нас. Судьба! Помещение с полным автономным жизнеобеспечением, включая запасы всяких продуктов, воды, спецкостюмов типа РЗК… Рассчитано оно было на целый взвод, и протянуть мы здесь могли года полтора, если не вырубится энергосистема, работающая неведомым нам образом. Что потом?.. Об этом думать не хотелось.

Я биолог. Сергей водитель грузовика. Совершенно разные люди! Но ужиться сумели, бункер заставил. О прошлом лучше не помнить, о будущем не думать. О женщинах тоже.

Это легко сказать, а что делать-то?.. Пока терпели кое-как. Но вот с Серегой случилось то, что случилось.

 

Сергей

 

– Да так, ничего, – сказал Андрей, но я догадался, что за мысль вошла в него.

Я усмехнулся. Он тоже. Мы друг друга поняли.

– Повторить? – спросил я. Он промолчал так, что слов не надо.

А я и сам зажегся. А что? Я и в той жизни замечал: стоит о чем-то подумать – и сбудется! По пустякам, конечно… Ну, а теперь-то, чёрт его знает… Попробую!

Я постарался представить ту самую девчонку, что вдруг воплотилась в моем отсеке. Встряхнулся, собрался и…

И словно вихрь плеснул в меня, и жаркий ток ударил по нервам, и мир вокруг нас вздрогнул – и я сам точно вывернулся наизнанку навстречу этому измененному миру.

 

Андрей

 

Мне почудилось, что я провалился в невесомость. Да нет! Не почудилось: бутылки из-под сока вдруг спрыгнули со стола как живые, а от Сереги, как от прожектора, хлынул поток серебристого света.

И проявил то, что бессильно сделать электричество.

В серебряном ореоле возникла обнаженная – и почему-то в тяжеленных сапогах?! – девушка. Она легко, как ангел, реяла в воздухе, светлые волосы ее слегка отдувало назад, будто поток был и световым ветром.

Но она была не ангел и не призрак. Клянусь! Живая. Самая что ни на есть! Я видел ее светлые глаза, неуловимую улыбку, родинку на шее…

– Есть! – в лютом восторге возопил Серега. – Андрюха! Она! Держу! Я держу ее!.. Ты видишь?!

Я видел, но дар речи у меня отшибло. А мысль неслась вовсю, я еле успевал за ней.

Я прав! Я прав! Все так и есть!..

Эх, пан писатель, как же вы слона-то не заметили? Зачем было выдумывать Солярис, умную планету, способную откликаться на мыслеобразы людей и воплощать их?.. Зачем все эти тридевять небес? Вот же она – Земля, огромный разум, создавший проект «человечество» и поставивший точку… Нет! Точку с запятой.

Прежнее человечество не оправдало надежд, и пришлось создать другое, способное быть с ней в прямом контакте… Три месяца! Три месяца – и вот он, новый Адам, бывший водила Серега Козлов, из чьей активной памяти не сегодня-завтра Земля создаст новую Еву. И?..

А что и? И вновь заря истории, и вновь дороги, поиски, разлуки, годы и столетия… и будут сверкать зарницы, будут ручьи звенеть… и будет туман клубиться, белый как медведь.

М-да. Зарницы и туманы, но что мне-то делать! Есть Адам, будет Ева, а я – третий лишний?.. Нет уж, Земля-Солярис, это вам шиш.

И я мысленно свернул кукиш.

Свет исчез, исчезла и девушка. Бутылки, дребезжа, покатились по решетчатому полу.

Сергей обессилено откинулся на спинку кресла.

– О-о… – счастливо простонал он. – Ну, что скажешь, ученый?

– Пока промолчу.

– Это почему?

– Молчание – золото, – улыбнулся я и встал.

 

© Всеволод Глуховцев, текст, 2015

© Книжный ларёк, публикация, 2015

—————

Назад