Вячеслав Михайлов. Оптимист везде хорош

29.01.2016 21:38

ОПТИМИСТ ВЕЗДЕ ХОРОШ!

О творчестве Владимира Кузьмичёва

Творчество уфимского поэта Владимира Кузьмичёва – особого рода, так что готовьтесь к неожиданностям! Необычайная ловкость, с которой он облекает в словесную форму юмористические явления жизни, приводит, доставляя нам огромное удовольствие, к появлению великолепных текстов, слушать которые, конечно, лучше из его уст.

Спокойно-величавое выражение и подкупающее простодушие автора, не ведающего о своем величии и о глубоком искреннем восхищении, переполняющем души сотен людей, внушает моментальное доверие, сразу возбуждает интерес, а емкий неожиданный смысл, вмещенный в две фразы, заставляет с пол-оборота ухахатываться весь зал. Так посмеемся же и мы, только серьезно, насколько это возможно.

Он пишет в основном о простых людях, их повседневных заботах и радостях, тепло и проникновенно оживляя вещи силой своей фантазии. Как правило, он запечатлевает лишь один-единственный момент фабульного движения, его внутреннюю динамику с мгновенной стремительностью в раскрытии сюжета. И, чтобы извлечь требуемый эффект неожиданности, годится буквально все. К примеру, кто бы еще мог так сказать о силе привычки:

 

Таксист подвёз себе на горе

Семью цыган и хоть убей,

Он после этого в моторе

Не досчитался лошадей.

(Про таксиста и цыган)

 

Парадоксы и неожиданности часто способствуют художественному эффекту, открывая скрытую сторону ситуации:

 

Бардов выгнали в три шеи

Из гостиницы с утра,

Не за то, что громко пели,

А за то, что у костра...

 

Или:

 

Отец в роддоме ликовал

– Вот это да, какой мужчина!!!

На что бывалый персонал

Поправил:

– Это пуповина...

 

О мечтах сокровенных по поводу «человеколюбия», где абстрактное он конкретизирует:

 

Жил был на свете людоед,

Был не дурак поесть, поспать.

Любил и завтрак, и обед,

А сытый он любил мечтать.

 

Мечтал когда-нибудь создать

Особый, новый сорт людей:

Такой, чтоб вкус – не передать!

И чтобы были без костей!

(Мечта людоеда)

 

В другом стихотворении расхожее выражение он также конкретизирует, сужает:

 

Я смотрю, не веря в книгу,

Вижу в книге только фигу –

Пролистал усердно всю,

А заначки-то тю-тю!

 

Почти то же самое в следующем стихотворении, буквальное понимание слов:

 

Двенадцать пьяных англичан,

Гурьбой пристали как-то к немке.

Двенадцать лбов и каждый пьян,

Прижалась в страхе немка к стенке.

 

Из немки визг, из немки крик:

– НАЙН, НАЙН!!! (оставьте, мол, в покое)*

Британцы поняли всё в миг,

И удалились... лишних трое.

*найн – по-немецки НЕТ, а по-английски ДЕВЯТЬ

(12 пьяных англичан)

 

Тему любви автор также не обходит стороной. Ведь что еще может двигать миром?

 

Не знаю как насчёт любви,

Чтоб с взгляда первого буквально

Перевернуло мир внутри...

А вот «стояк» вполне реально!

 

Даже понятие красоты относительно. Все мы мечтаем о недостижимом, не видя того, что рядом:

 

Она была пределом совершенства:

Умна, красива, дивные глаза.

Один мечтал познать с ней все блаженства,

Другой напротив, мог послать и на...

 

Один питал к ней страсть до безрассудства,

Свиданья представлял, стихи... Луна!

Другому были по... все эти чувства,

Она и так давно ему жена.

(«Она была пределом совершенства»)

 

Поэтому красоту нужно беречь:

 

Красивая девушка, стройная, чуткая,

С отличной фигурой, тепло улыбалась.

На вид вся такая воздушная, хрупкая...

Поэтому, видно, недолго ломалась!

(О фигуре…)

 

Тем более:

 

Какая прелесть – наши дамы!

Чтобы свести мужчин с ума –

У них с собою как ни странно,

Всё то, что надо нам, всегда!!!

 

Инстинкты берут свое:

 

Пришла зима, мороз не слабый.

И в снегопад я вдруг заметил,

Что чем взрослее наши дети –

Тем больше грудь у снежной бабы.

(Снежно-нежное)

 

Когда помимо хлеба дед

Хотел и зрелища без меры,

То колобок бывал в обед

С грудями третьего размера.

 

Что страдать, когда ориентиры всегда найдутся:

 

Мне без компаса в походе

Не грозит прийти «каюк».

Знаю точно, что в природе

Ёлки – север, пальмы – юг!

(Туристическо-путеводное)

 

И все проблемы решаемы, поэтому автор предлагает свой оригинальный метод экспресс-избавления от храпа:

 

Муж храпит – не сильный ужас.

Храп пройдёт наверняка –

Просто голову у мужа

Поверните до щелчка.

 

Время берет свое:

 

Меняет время чувство зятя к тёще,

Приводит к равновесию, порядку.

Становится общение попроще,

Всего-то... Чтоб покрасил ей оградку.

 

Возможности для просветления тоже всегда найдутся:

 

Потерялся в лесу и устал, но медведь

Мне помог в один миг в темноте просветлеть,

Кинул камнем в него, и пропала усталость,

И совсем уж фигня – восемь вёрст одолеть.

(«Просветлённые» рубаи)

 

От пытливого и внимательного взора писателя не могли укрыться многие темные стороны жизни, что позволяет ему с тонкой иронией повествовать о тайных мыслях и возможности самых неожиданных поступков:

 

Ох, как мне хочется порой

Плевать с балкона на прохожих,

Уйти бухать на день-другой,

Кому-то взять и съездить в рожу.

И матом крыть в три этажа

Моих всезнающих соседей –

Цинично, смачно, не спеша...

Но мне нельзя,

Ведь я же леди.

(Ох, как мне хочется порой… (Взглядом дамы)

 

Неунывающий оптимист, он передает нам соответствующее восприятие не только жизни, но и даже смерти:

 

Когда на кладбище, то в дрожь

Кресты бросают только трусов,

А оптимист везде хорош –

Ну, где увидишь столько плюсов?!!

 

Мастерство юмориста сочетается у Кузьмичёва с живейшим интересом к проблемам философского характера. За внешне незатейливыми текстами он умудряется раскрыть масштабно-глубинную относительность бытия, когда на одни и те же вещи можно посмотреть по-разному. И как бы ненавязчиво предлагает присоединиться к его мудрому видению:

 

Жизнь изначально не в меру сурова.

Истину видно в примере из быта:

Если нашёл ты на счастье подкову,

Стало быть, кто-то откинул копыта.

(Жизнь сурова!)

 

Что наша жизнь, что людям подарил творец?

Границы зла – где их начало и конец?

Зайдёшь к хорошим – там уют, тепло и кофе...

Зайдёшь к плохим – веселье, водка, холодец.

(Что есть добро и зло?)

 

Онтологические аспекты по поводу основного вопроса философии с уклоном к идеализму:

 

Я просветлел, вдруг осознав, что – ё-моё –

Сознание определяет бытиё.

Когда ты хочешь, чтоб удвоилась зарплата,

Придя домой, клади у зеркала её.

 

Так он побеждает даже смерть.

 

Копит бабушка в комод

На поминки и на гроб,

Аккуратно с пенсионных деньги в ящичек кладёт.

 

Смерть пришла в который раз,

Шасть к заначке – пыл угас:

Подсчитала. Не хватает. Снова бабушке отказ!

(Бабушка и смерть)

 

В другом стихотворении дед так «полюбил» смерть при помощи виагры, что:

 

Смерть поздним утром от дедули

Довольной вусмерть уползла.

 

Поэт широко использует сравнения с классическими комическими персонажами, народный юмор (пословицы, поговорки, острое народное словцо), частушечные ритмы. Или как в басне, но с вывертом – лисица сама стала жертвой колобка: «Теперь я с мясом пирожок!» (Страшная сказка)

Как видим, творчество Кузьмичёва вовсе не исчерпывается ни комическим, ни просто остроумием, но включает в себя разнообразную гамму поэтического восприятия действительности. Его творчество вобрало в себя все богатство различных жанров: публицистичность стихотворного фельетона, стилистическую отточенность пародии, искусство басенного сюжетосложения, краткость анекдота, эпиграмму, насыщенную сатирической экспрессией, соседствующей с парадоксальным поворотом мысли, веселостью, шуткой, ироническим и даже игривым тоном, тут и различные виды заострений, и разнообразие форм разговорной речи. Поэтому Владимиру Кузьмичёву стало доступно особенно глубокое и органичное проникновение комического и трагического.

При этом он сознательно направляет свое внимание на все радостное и светлое, стремится раскрепостить духовную энергию личности, подавляемую «искусственными» нормами логики, стереотипами социального мышления, утвердить в правах интуицию, спонтанность, непосредственность.

Владимир Кузьмичёв, строитель по образованию, поменял много мест работы, путешествовал по всему миру, набирая жизненный опыт для будущих книг. Тяжелая жизненная школа на радость нам уберегла его от скептицизма, воспитала здравый смысл и цепкое чувство реальности, развив выдающиеся способности неординарного и по-настоящему творческого мышления автора с акцентом на интеллектуальный юмор. В банальнейших, на первый взгляд, вещах он открывает всю полноту жизни, передает нам свое наслаждение многообразным жизненным опытом, разворачивает яркие краски человеческих комедий на великой реке жизни, где разворачиваются колоритные картины, окрашенные юмором, выдумкой, фантазией.

«Писать» подразумевает «действовать» в полном смысле слова: происходит со-бытие между поэтом и кругом его читателей, в особенности зрителей, событие, в котором сливаются энергетическое взаимодействие, душевный подъем и катарсис. По его собственным словам: «Реализую свой творческий потенциал в плане эмоциональной разрядки и взаимодействия с аудиторией. Это как взаимное донорство. Сначала читал чужие пародии, потом начал свои. После возможности реализации себя в творчестве стал не таким закомплексованным и более уравновешенным. Какой смысл в этом? Все это варится внутри, а потом ирония юмора выплескивается наружу. Когда очередной виток перекрыл кислород, появился вот такой «оттяг», чтобы крыша не уехала. Для этого нужно попасть в определенное трансовое состояние, чтобы войти в Эгрегор. Сначала это само появляется. Бывает и сознательная наметка, т. е. симбиоз сознательно-подсознательной работы. Информации-то много, а задача – выразить это кратко! Это как в анекдоте, неожиданный или абсурдный финал. Без юмора-то как жить?».

Владимир член КСП «Сентябрь», резидент уфимского клуба авторской песни «Белый ворон», член московского клуба юмористов и сатириков «Чертова Дюжина». Дипломант фестиваля «Агидель 2014» (г. Уфа, 1 место в номинации «Юмор»). Его страницу в интернете просматривают около 600 тысяч читателей. Писатель публиковался в международных литературных альманахах «Чувства без границ», «Золотая строфа», «Русский смех – 2015», вышедшего в издательстве «Книги», «Наследие» Российского Императорского дома, сборниках проекта «Библиотека современной поэзии», юмористических журналах «Красная бурда», «Чаян», «Хэнэк — Вилы» и «Веселуха» и во множестве коллективных поэтических сборниках, вышедших в Москве, Рязани, Смоленске, Екатеринбурге и Нижнем Новгороде. Публикуется в интернете, на юмористическом портале «Хохмодром» – пятый в рейтинге.

Весной 2015 года вступил в ряды Союза писателей России. А недавно он вошел в пятерку лучших юмористов на VIII Всероссийском фестивале иронической поэзии «Русский смех», который прошел в Кстово Нижегородской области. Рукопись книги Владимира Кузьмичёва «Вверх тормашками» готовится к публикации в Башкирском издательстве «Китап».

Что и сказать! Дела говорят сами за себя. Я за любую хорошую поэзию и особенно горжусь уфимской. Благодаря врожденному таланту, вере в жизнь и людей поэзия Владимира Кузьмичёва, озаренная огоньком подлинной человечности, занимает свое достойное место и поэтому стала популярной среди широких масс. Так держать, Володя!

 

© Вячеслав Михайлов, текст, 2016

© Книжный ларёк, публикация, 2016

—————

Назад