Александр Леонидов. Отдельные недочеты

21.04.2016 12:07

Из цикла "Легенды и сказки Вышнего Рарога"

ОТДЕЛЬНЫЕ НЕДОЧЁТЫ

(Из межавторского цикла «Правдивые истории о Ромуальде Сайкове»)

В общем и целом нужно признать, оглядываясь назад, что 45-летие Ромуальда Архитектуровича Сайкова, совпавшее с 55-летием его творческой деятельности, прошло на достойном уровне. Но были и отдельные недочеты в чествовании выдающегося классика, которые необходимо учесть в будущем принимающей стороне.

Так, например, нужно в приглашениях расшифровывать малоизвестные аббревиатуры. В частности, указывать – если приглашаешь к себе гения – что ЧАО – это не Италия. Что, вообще-то, это Чукотский Автономный Округ…

А так хорошо, конечно, потому что в этот раз получилась смена обстановки после серых столиц – солнечное Заполярье… И ещё, конечно, нужно учесть членам Чукотского союза писателей-оленеводов, что когда гости сорок километров проехали на открытых собачьих упряжках, в условиях снежного бурана – не стоит предлагать им при встрече мороженное и коктейли со льдом… Понятно, что хлеб-соль дорогому гостю – это, конечно, банальность, но в данных обстоятельствах она была бы уместнее креатива чукотских писателей…

Ещё один момент в качестве дружеской критики: приятно, конечно, что в Чукотском союзе писателей так много членов, но непонятно – почему их больше, чем жителей Чукотки? И не нужно ссылаться, как некоторые, что у Сайкова творческий стаж больше возраста: у классика год шёл за два, три, пять – это же понимать нужно!

Конференц-чум в центральном стойбище литераторов был хорошо украшен и достойно оформлен. Но вот один маленький недочёт: не стоит впредь опасаться, что приезжие классики сразу упьются и не смогут вести пресс-конференцию, и выдавать нужно сразу огненную воду вместе с рыбой, а не одну рыбу, как поступила принимающая сторона.

А то возникает некоторое непонимание и недоразумения. Так, например, писатель Алексей Нионилов, получив на входе рыбу, обрадовался, что имеет закуску, и пошёл менять её на огненную воду. И поменял. Но по пути обратно на пресс-конференцию обнаружил, что теперь не имеет закуски! Он пошёл обратно к невозмутимому местному жителю, и попросил закуску. Тот, ясное дело, ответил:

– Давай водку, будет рыба…

Нионилов отдал бутылку и получил закуску. Но на обратном пути заметил, что теперь не имеет огненной воды. Желая выправить дисбаланс, он пошёл к ещё одному местному жителю, и попросил водки. Тот водку дал, но в обмен на рыбу…

Так писатель Нионилов ходил туда-сюда много раз, и в итоге не попал на пресс-конференцию, где за него вынуждены были отдуваться сам классик и его надёжный коллега, поэт Владилен Редисов.

Случай имел дальнейшие негативные последствия. Ромуальд Архитектурович рассказал, что ради визита на Чукотку оставил на даче свою пасеку.

– А у меня же пчёлы! Как раз медовый сезон!

Здесь нужно отметить, что переводчик плохо переводил. Понятно, что тут нет пчёл, и оттого слова «пчела» нет! Понятно, что сезонов тоже нет, потому всегда одна зима… Но нельзя же переводить фразу классика ближайшими аналогами, как это сделали:

– А у меня сладость! Как раз медовый месяц!

Учитывая, что Нионилов в это время как раз ходил менять рыбу на водку и обратно, собравшиеся в конференц-чуме писатели видели Сайкова с Редисовым – вдвоём! И о них могли нехорошо подумать, особенно в рамках традиционных легенд о мире шоу-бизнеса…

Что же касается делегатов издательства «Вышний Рарог», то и у них были недочеты. Они, наоборот, слишком буквально приняли просьбы встречающей стороны.

Когда их попросили подарить изданную «Вышним Рарогом» «самую глубокую книгу» – они подарили «20 тысяч лье под водой».

А когда женская половина встречающих попросила подарить такую книгу, над которой все девушки плачут, – Ромуальд Архитектурович подарил им «Математический анализ и дифференциальные исчисления» Гермгольца… Нельзя сказать, что выбор совсем неточен – но всё же кажется, что просили что-нибудь из творчества Инны Адлер или Алевтины Кушаковой, а не Гермгольца…

Превратно была истолкована переводчиком и фраза Алексея Нионилова «Нет в жизни счастья, как в езде супов». Её перевели как хорошо известное чукчам от геологов матерное выражение. Тогда как Нионилов имел в виду, что при езде по ухабам суп непременно расплещется… На такие мысли натолкнула его езда на собачьих упряжках…

Излишняя откровенность читателей тоже вредит делу. Так, читательница Аху Рынхыу вполне могла бы ограничиться одной фразой: «Эдуард Архитектурович, ваш роман “Злость” способен излечить больного». Это было бы и классику приятно, и краткость – сестра таланта.

Зачем, спрашивается, читательница стала уточнять, что так она излечила геморрой, и наглядно показывать классику способы исцеления?!

Встречались и случаи нетактичного отношения к второстепенным членам столичной делегации. Так, например, ночью, когда все легли спать, писатель Нионилов громко храпел, ворочался и бормотал во сне…

Это было неудобно окружающим, и его можно было бы просто вынести в переднюю чума… А его выбросили в тундру, в сорокаградусный мороз, к тому же в пургу, где он, будучи выпимши, продолжал спать…

Итог вполне предсказуем: схлопотал себе насморк! К тому же проснувшись, испугался и стал звонить в МЧС, сея панику – что вот, мол, ураганом унесло чум и всех, кто в нём спал…

Учитывая то, что многие книги «Вышнего Рарога», возглавляемого нашим гениальным Ромуальдом Архитектуровичем, изданы в электронной версии, следует считать бестактными сетования председателя союза чукотских писателей – «мол, бедные современные дети, каково им на переменках драться электронными книгами, да и заначку от жены в электронную книгу запихивать трудно»…

И потом, если речь идёт о классике – нужно заранее подготовиться к встрече, и не задавать глупых вопросов, почему Сайкова «зовут то Ромуальд, а то Жизель». Надпись на обложке «ЖЗЛ. Сайков» – это серия «Жизнь Замечательных Людей», а не второе имя классика!

И не нужно было в ответ на сентенцию Ромуальда Архитектуровича – что, мол, в новом увлекательном детективе Линара Шапиро до конца не можешь понять, кто убийца, – бестактно указывать на обложку «Садовник-убийца». Это и классику обидно, и вам самим неловко.

Глупые мифы о том, что Санкт-Петербург настолько культурный город, что в нём даже путаны работают за книги – лучше не оглашать. Это выдаёт провинциальность принимающей стороны и не красит с человеческой точки зрения.

Но, в общем и целом встречи с Ромуальдом Сайковым были проведены на высоком уровне, и надолго запомнятся всем их участникам. Очень понравился классику подаренный ему ледяной настольный олень на подставке. Жалко только, что его до дому не довезли: потому что ведро с собой прихватить не догадались!

Купания в Охотском море были весьма к месту – потому что оказались очень бодрящими, особенно после банкета. Порадовала и водка со льдом под девизом «тёплым встречам – холодной водки»!

Нельзя обойти вниманием и выданные каждому гостю для свободы перемещения собачьи упряжки. Но только впредь нужно иметь в виду принимающей стороне, что наш классик Сайков – городской человек очень высокой культуры быта.

И всякий раз, когда собаки справляли нужду – он, как и водится среди культурных горожан, – совком собирал за ними, извиняюсь, «выход», чтобы снег оставался незапятнанно-белым… А поскольку классику не дали мешков для мусора, и в тундре собранное положить было некуда – Сайков использовал для этого свою шапку.

Он не в обиде – потому что накинул меховой капюшон подаренной ему чукотскими писателями кухлянки, и совсем не мёрз.

Я вообще бы этот случай не вспоминал, если бы один чукотский писатель, не сумевший побороть в себе тёмных шаманских предрассудков, не надел бы на себя с магической целью «шапку мудрого» – дабы получить побольше ума…

Нельзя сказать, что после этого он совсем не получил добавочного ума – кое-что о нелепых предрассудках примитивной магии он понял – но, видимо, не тем способом, на который рассчитывал, иначе не побежал бы тотчас в баню смывать с себя счастье…

Словом, праздник удался и задался! Уезжали гости из ЧАО со словами «чао, бомбино, сорри!» – весёлые, довольные, опухшие… то есть радушные… и хором пели песню «увезу тебя я в тундру и тогда поймёшь ты вдруг…»

Многое поняли в эти дни столичные классики про глубинку, жизнь и настроение народа, и надолго в их памяти останутся красоты незабываемых полярных ночей! И высеченные на камне переводы их книг на местные языки методом картиночного письма!

Правда, некоторые переводы всё же оставляют желать лучшего. Например, название романа «Фортран для мага» изобразили картинками форточки, на которой пляшет шаман с бубном.

Название великого опуса Сайкова «Жертва во имя» в пиктографическом варианте получилось как разрывание паспорта.

А название романа «Солнечный ветер» – изобразили в виде кружочка, из которого выходит стрелочка. Что, напомню, в биологии является общепризнанным символом самца. Отчего читатели, не владеющие русским языком, бестактно потом спрашивали Инну Адлер – когда же им ждать продолжения, кружочка с крестиком?

Таких курьёзов было много на встрече, даже в кругу читателей, владеющих русским языком. Руста Нуриэля, к примеру, спросили:

– Вот вы написали «ПротоРоман». А когда напишите «Не про то роман»?

Поэтому, дорогие друзья, перевод русских текстов на пиктографическое письмо – дело сложное и требующее большого внимания, усидчивости, а так же грамотности переводчика. И это обязательно нужно учесть в рамках подготовки задуманного на итоговом банкете издания полного собрания сочинений Сайкова «шершавым языком наскальной живописи»…

А что касается денег на задуманное – то издательство «Вышний Рарог» за ними не постоит. Это точно можно гарантировать, потому как – дабы за чем-то стоять, нужно его иметь…

 

© Александр Леонидов (Филиппов), текст, 2016

© Книжный ларёк, публикация, 2016

—————

Назад