Азат Кучумов. Дебют без помех

09.08.2016 21:03

ДЕБЮТ БЕЗ ПОМЕХ

Отрывок из детектива «Ночь в городе мертвых»

 

Я сидел на стуле в доме этого богатого и успешного человека и думал только об одном…

Надо сказать, стул был из чистого золота и обшит кожей, вся комната пестрила яркими цветами и эксклюзивными вещами. И высоченный потолок, до которого мне было не достать, даже если я встал бы на плечи своего друга и прыгнул.

Усилия, с которыми хозяин дома рассказывал мне свою историю, были невероятными, да и сама атмосфера в комнате весьма оживленной. Это становилось заметно, когда хозяин дома несколько раз окрикивал меня фразой: «Вы слушаете, мистер Фрайз?». Я послушно кивал головой, наблюдая за бегущими официантами и прислугой, вытирающей пол за мистером Джонатаном Снобергером, владевшим каждым миллиметром этого города и так усердно пытающегося мне понравиться. Понравиться настолько, что напитки не могли удержаться в его бокале во время жестикуляции.

Но мне это было не интересно. Как бы красиво он не лепетал, как бы изощрённо не изгибался его язык, какая бы долгая не была его подводка, задать он хотел только один вопрос, попросить только об одной услуге.

Надо сказать, что я и сам был ею озадачен и уже решал для себя, какие последствия нас ожидают в том или ином случае. Как вдруг, в глубине моей головы, в самом темном ее месте, проскочила мысль, как будто кто-то мелькнул фонариком.

«Что если все эти 3 года письма были не от Аэлиты? И целовали их чужие губы». И я, кажется, знал чьи.

Тогда-то все и начало вставать на свои места, паззл собирался в картину, а все ниточки человеческих судеб тянулись к одному человеку, к девушке. Не знаю, сошлись ли звезды, что каждый мой знакомый сыграл свою роль в этой истории и, самое главное, они все были с ней знакомы. Ее кольцо, с фиолетовым опалом на мизинце левой руки, периодически попадалось мне на глаза в том злосчастном ресторане, такси и коридоре отеля у убитой Кетти. Слишком часто я встречался с ее тенью и уже не верил в совпадения.

Мысли летели как гончие псы, учуявшие запах дичи, они бежали по темным кулуарам моих воспоминаний, связывая пурпурными нитками кадры из прошлого так быстро, что я успевал только лишь восхищённо вдыхать и выдыхать воздух рывками и улыбаться. Мои глаза бегали из стороны в сторону, из угла в угол. Я даже начал представлять возможные события будущего, и все стало казаться мне таким реальным, таким исполнимым.

Мысли резко оборвались: «Эй! – крикнул с надрывом мистер Снобергер. – Скажите мне, кто эта девушка?!»

Он спросил так, потому что от этого зависела его жизнь, все его состояние и, наверно, здоровье. Его толкал огромный локомотив под названием «Инстинкт самосохранения» и только хорошее воспитание сдерживало, чтобы не разорвать на куски меня, прислугу и всех тех, кто хоть что-то знал о ней.

Я сидел спокойно, откинувшись на спинку и правый подлокотник кресла, большим пальцем подпирая подбородок, а указательный устремился вверх вдоль носа. Кто-то подумает, что это поза думающего или оценивающего человека, но в тот момент я поймал себя на мысли, что как будто закрывал пальцами рот, чтобы не сболтнуть лишнего.

Смотря в глаза мистеру Снобергеру, я, наверно, хотел ответить на его вопрос, но, в конечном счете, кроме имени, ничего о ней не знал. Она умело скрывалась тенью за сиянием своей славы и слухов, как водитель прячется от встречных машин, включая дальний свет на ночной трассе. А что такое имя, не больше пустого звука, ведь оно не отражает сущность этого человека. Снобергер покраснел от кипящей внутри крови, его глаза наполнились гневом, и вся комната замерла в ожидании моего ответа.

Не удивительно, что он еле сдерживался. Ведь человек, который управлял таким большим количеством судеб, который решал, кому сегодня жить в бедноте, а кому процветать, кому жить достойно, а кого опорочить или убить, висел на тончайшем волоске из-за хрупкой девушки, каких он съедал на завтрак пачками.

До удара мистера Снобергера мне запомнилась только одна мысль: «Это был дебют ее тончайшей шахматной игры в нашем городе. Я был уже в игре и не смогу из нее выйти».

Тогда уже догадывался о ее мотивах, но ни я, ни кто другой, не смог бы ей помешать, ведь вся адская цепь событий была запущена, и теперь каждый должен был исполнить свою роль. Как и Снобергер, потерявший самообладание и опорочивший свое имя, и я, наивно полагающий по полученному письму с поцелуем, что смогу спасти девушку всей моей жизни – Аэлиту…

Но, уже сидя в этом роскошном кресле, я, наконец, понял, что никакой Аэлиты не было.

Тогда уже стало понятно, что в коридоре отеля «Прованс», на пятом этаже, возле комнаты убитой Кетти, с любопытством проходила та самая мисс «Икс». Как же хотелось дотянуться до того образа в своих воспоминаниях, когда она прошла рядом, чтобы узнать хоть одну упущенную зацепку. Но в память врезалась только уходящая вдаль синяя юбка, кольцо с фиолетовым опалом на мизинце левой руки и яркий рыжий парик, так умело бросающиеся в глаза, чтобы никто не вспомнил ее лица или других важных примет. В моей памяти отчетливо слышалось цоканье ее каблучков, которое на тот момент становилось как таймер, отчитывающий время до кульминации событий. Цоканье становилось все сильнее.

Я поспешно встал, чтобы выйти. Снобергер одернул меня за плечо. Удар пришелся мне прямо в челюсть.

Ну что, доктор, Вы все еще думаете, что я правильно сделал, открыв ей дверь в ту ночь?..

 

© Азат Кучумов, текст, 2015

© Книжный ларёк, публикация, 2016

—————

Назад