Баюн Явраев. Гномья дуля

14.03.2016 20:41

Из цикла "Легенды и сказки Вышнего Рарога"

ГНОМЬЯ ДУЛЯ

 

Ромуальд Конанов – брат-близнец знаменитого онлайн-издателя и сетевого писателя Ромуальда Сайкова, тоже любил Сеть. Но в отличие от трудолюбивого как пчела братца, строчившего в свободное от редакторско-издательских дел время книгу за книгой, Конанов предпочитал не корпеть за сочинением увлекательных историй или за правкой разнокалиберных текстов других авторов, а с головой окунался в игровую вселенную интернет-просторов. Конанов был заядлым геймером и веб-серфером.

Причем, начинал он как любитель однопользовательских игр, установленных на домашний комп. Потом пристрастился к многопользовательским в режиме онлайн. Особенно торчал от старой доброй WoW. Но Ворлд оф Варкрафт приелся в конце концов даже самым упертым фанатам своей допотопной графикой и физикой. И на смену ему пришла великолепная и грандиозная, взорвавшая мозг всех геймеров – «Легенда Рарога». В этой ММОРПГ вы полностью погружались в придуманный разработчиками мир. На высоте – небывалой доселе высоте! – было всё: сеттинг, персы, квесты, геймплей, исполнение… Скайрим и TES-online просто отдыхали!

Надо ли говорить, что «ЛР» стала для Ромуальда Конанова вторым домом, а вскоре… и первым тоже. Вот как это произошло.

Конанов как опытный читер обзавелся разными прибамбасами для своего аватара, в ускоренном темпе осуществил весь, обычно долгий, путь левелапа, достигнув заоблачного уровня. Во вселенной «ЛР» он был известен, а затем и знаменит до неприличия, как Смотритель Башни гоблинов. Вы уже поняли – а кто не понял, поясняем – что сей Смотритель был в сообществе игроков фигурой отнюдь не проходной, а самым настоящим gosu, или батей, то бишь старожилом и авторитетом. Что само по себе, конечно, льстило, но Конанов не был бы собою (и, добавим, братом самого Сайкова), если бы успокоился на достигнутом. Ему всегда всего было мало.

В общем, как-то так вышло, что однажды, напялив вирт-шлем, вирт-перчатки и вирт-костюм, и погрузившись в игру, Конанов в образе Смотрителя Башни гоблинов внезапно натолкнулся на странное место в мире «ЛР». То есть, он как обычно отправился в очередной поход-рейд – пошерстить в Запретных территориях, надыбать там себе чутка лута, да вот – нежданно-негаданно – очутился в каком-то странном местечке. Точнее он перенесся туда, видать вляпался в замаскированный телепорт. И, как он сразу понял, это была какая-то до сих пор неведомая даже старожилам таинственная локация.

Ромуальд-Смотритель ни разу не растерялся. А наоборот возрадовался, ибо именно в таких вот дремучих (и опасных, кстати, тоже) местах и выпадали счастливому игроку разные эпики. А чего ему было опасаться? Убить его ни другим геймерам (тем более армии нубов), ни неписи (даже самой крутой) не было никакой возможности: обвешанный амулетами, с невероятной прокачкой маны и жизненной силы, с максимальным уровнем боевой и лечебной магии и прочими скиллами, Смотритель БГ был практически неуязвим. Пожалуй, лишь супер-босс или имба-босс могли бы еще какой-то урон ему нанести, да и то некритичный.

Потому Ромуальд лишь с любопытством огляделся: вокруг расстилалась ровная местность – то ли равнина, то ли просто поле, покрытое… кто бы мог подумать – сплошным сиреневым ковром: именно такого цвета были травы, в свою очередь покрытые обильной росой. Над всем этим великолепием или безобразием – Конанов еще не решил, что выбрать – клубилась белесая завеса тумана. Не сказать, что туман был очень уж густым, но далее полста шагов рассмотреть что-либо было уже невозможно – в сплошной клубящейся мгле.

Замечательно – решил про себя архимаг и владетельный князь мира Рарога, теперь оставалось лишь понять – куда двигать.

Конанов раскинул во все стороны мысленные щупальца ментального поиска – в надежде, что этот магический трюк укажет ему верное направление. И через пару мгновений надежды его оправдались: одна из ментальных нитей вспыхнула ярко-золотистым свечением и нетерпеливо задрожала, зовя за собой неведомо куда. Но маг Конанов решил этому зову довериться – ранее сиё искусство его не подводило, всегда приводя к несметным сокровищам и чудесным кладам… ну, или приключениям – на свою архимагскую задницу.

Туман расступался перед ним по мере продвижения. Сапоги мягко пружинили, подминая сиреневый травяной покров. Он отмахал, наверное, шагов этак полтыщи, впрочем ничуть не запыхавшись, когда белое марево рассеялось и взгляд сам собой уперся в гладкую, уходящую далеко ввысь стену отвесной скалы. Ромуальд подошел вплотную, прикоснулся к ровной и холодной поверхности открытой ладонью. Кожу слегка покалывало, как от мелких электрических разрядов – верный признак сокрытой где-то внутри магической силы. И заключена эта сила скорее всего в каком-нибудь эпическом артефакте.

Конанов, не отнимая руки, двинулся вдоль стены и вскоре набрел на чернеющий зев входа в пещеру. «Как романтично!» – усмехнулся он и без тени сомнений шагнул внутрь.

Щелчок и в его ладони зажегся огненный шар, осветив внутренне убранство нерукотворного зала. На противоположном конце подземного холла виднелся проем тоннеля. «Ага! – возликовал гость. – А вот это выглядит вполне рукотворным».

Вырубленный в толще скалы коридор привел его к широкому колодцу, дно которого не просматривалось. Маг Конанов проверил запасы маны – пока хватает, и, собравшись, взмыл над каменным полом, а затем принялся левитировать вниз.

Минут этак через десять он таки достиг дна этого шурфа или штольни – в подобных вопросах он не разбирался. Там еще один – горизонтальный, но с уклоном вниз – тоннель вывел его в гигантское помещение. Посреди зала, в свете пылающего огненного шара, запущенного визитером, высился огромный сталагмит.

Конанов подошел ближе, присмотрелся: так и есть, вмурованным в лед темнел какой-то продолговатый предмет. Маг зажмурился и ударил мысленной волной. Ледяная статуя разлетелась на тысячи осколков, а к ногам мага упал… ну да, это был просто футляр – из платины, кажись.

Ромуальд прощупал его ментально на предмет ловушек и прочих гадостей – все чисто. Тогда взмахом руки телепортировал футляр себе в руки, нащупал на нем рычажок запорного устройства, открыл и… глазам его предстало обыкновенное кольцо с камнем. Нет, перстень не был обыкновенным. Конанов сразу это понял. По выполненному из эльфийского серебра – мифрила – ободу шла вязь замысловатых рун. Древний эльфийский язык. Первая речь! – даже Конанов не мог это прочесть. Камень же… ну, похож на янтарь, но точно не окаменевшая смола.

Должно быть что-то… Ромуальд прикоснулся к камню указательным и большим пальцем, потер его, затем попытался сдвинуть. И камень поддался. С тихим щелчком провернулся и встал в новом положении. И тотчас в голове мага возникло гудение. Так монотонно и басовито гудит рой пчел. А потом внутри черепа возник голос:

– Приветствую тебя, хозяин!

Конанов если и растерялся, то лишь на мгновение – в конце концов архимаг он или где…

– Назовись! – властно потребовал он, причем так же мысленно.

Невидимый собеседник с готовностью ответил:

– Я – сетевой дух, ну, или выражаясь по-вашему, по-современному – искин первого уровня.

«Ах-ха! – скумекал владелец Башни гоблинов – никак, искусственный интеллект на просторах Сети народился?!..»

– Да ну, – тут же откликнулся Искин, – жжошь, бро! Меня создали давным-давно те, кто вообще целый куст миров смастерили. Ваш земной мир – один из этого пучка мультиверсума.

Далее, чтоб не мучить новообретенного хозяина догадками, Сетевой поведал странную историю. Впрочем, «поведал» – это не то слово, чтобы обозначить то действо, с помощью которого Искин передал информацию. Это было похоже на то, как будто в сознание Ромуальда одним файлом запихнули все сведения разом – словно символ, или образ, или голограмма засияла в мозгу Конанова.

В любом случае архимаг понял всё и сразу.

На заре времен Креаторы, или Предтечи – короче, некие высшие и весьма могущественные существа решили создать целую вселенную, которая бы представляла собой многоуровневый и многомерный универсум. И создали. А чтоб не заморачиваться, слепили центровую планету, окружили другими планетами, приляпали к звезде – вот вам планетарная система, называемая в мире Конанова – Солнечной.

Планета одна, но измерений много – и везде свой мир, но на одной и той же планете, именуемой у нас Землею. Правда, с разными географическими и биологическими особенностями. Вот в этом смысле Земля и впрямь – центр мироздания, ибо все остальное лишь эпифеномен, существующий ради нее: вся Солнечная система со всеми своими объектами – центральным светилом, планетами, планетоидами, астероидами, кометами и прочим космическим мусором. А то, что якобы находится за облаком Оорта, весь глубокий космос с мириадами звездных систем – это полный блеф и иллюзия, умело имитируемая картинка для формирования у жителей Земли искаженных представлений о мироустройстве. То есть всего того, что располагается далее трансплутонового пространства, – попросту не существует. Да и зачем – огород городить? Создателям хватило и вот этого искусственно смоделированного мирка.

Зато здесь множество различных миров на одной и той же планете, причем никак не пересекающихся. Но Великие Программисты озаботились устройством тайных взаимопроникающих порталов, лазеек из одних миров в другие. Искину известен, по крайней мере, один такой центр, откуда секретные ходы ведут в несколько населенных разумными существами миров. Обладающие сознанием жители каждого мира – в основном гуманоидного типа.

– Скажу прямо, – признался напоследок «джинн», – я и есть Хранитель данного портала.

Конанов проглотил инфу и тут же принял решение: попасть в портальный центр и проникнуть в один из других миров – начать с одного, а там видно будет. Искин в ответ на запрос небрежно бросил: «Легко!» и перенес нового хозяина в мгновение ока в нужное место.

Как выяснил по ходу кибер-сталкер Ромуальд, Центр располагался в катакомбах под гигантской скалой, в которой был буквально вырублен величественный замок – в настоящее время пустовавший уже много веков, если не тысячелетий. Бывшие хозяева – аннунаки (этот термин, кстати, был хорошо знаком пытливому сетевому лазутчику и супер-геймеру) – бросили его в незапамятные времена, и с тех пор никто никогда сюда не совался. Тем паче что местность на многие мили вокруг была заражена некроэнергией и представляла собой населенную разной нечистью и нежитью аномальную Зону. Окрестные дремучие леса и трясины так и кишели разными мутантами и монстрами. Желающих погулять по сим заповедным местам – никак не находилось. Так что таинственный замок никто не тревожил, да и попасть из него в подземелье не представлялось для непосвященых возможным – единственный ход был надежно сокрыт от любопытных глаз, а ключ и замысловатый пароль от входа был только у Искина.

– Выходит, именно аннунаки тебя создали, а не Предтечи, – высказал догадку странник по виртуальной вселенной.

– Агась, – весело подтвердил тот и добавил: – А аннунаков создали как раз Предтечи. И еще эльфов, и некоторых других.

– А нас, людей, хомосапиенсов? – спросил Конанов, хотя уже догадался сам.

– Зачем спрашиваешь, если знаешь! – вроде как обиделся сетевой дух, но тут же рассмеялся: – И вас, и кроманьонцев, и неандертальцев, и синантропов, и даже экимму…

– Князей вампиров? – натурально удивился архимаг.

– Экимму не вампиры, – как будто даже поморщился невидимый собеседник. – Но! Впоследствии они и впрямь возглавили разрозненные кланы вампиров.

Ромуальд хмыкнул. Как бы там ни было, а вот он – в святая святых управления мирозданием. Центр порталов представлял собой просторное помещение площадью с Колонный зал Дома Союзов и с потолками, виднеющимися где-то едва не в заоблачной дали. Светильников не видно, но отовсюду лился мягкий рассеянный свет. На одной из стен в ряд расположены семь прямоугольных, высотой не менее двух метров зеркал, черными провалами зияющих в зал. Свет они не испускали и не отражали, возможно лишь поглощали – наподобие пресловутых черных дыр.

Как понял визитер, это и были легендарные тоннели между мирами.

Перед ними на возвышении располагался настоящий центр управления – только не полетами, а переходами. Мудреная аппаратура типа пультов космического ЦУПа была снабжена причудливыми символами аннунакского алфавита. Разобраться в них и в принципе работы этой чудо-техники не было никакой возможности. Но Искин подсказал, что нужно делать: какие кнопки нажимать и в какой последовательности.

Проделав нужные манипуляции, взбудораженный открывающимися перспективами гость с Земли заметил, что одно из зеркал-порталов осветилось изнутри. Темнота отступила, внутри заклубилась белесая мгла, приглашающе посверкивая проносящимися подобно крошечным кометам разноцветными искорками.

– Как мне вернуться обратно? – мысленно вопросил взволнованный архимаг.

– Дык… – удивился недогадливости человека Сетевой, – колечко-то тебе за тем и надобно. Потрешь ободок, меня призовешь – я и появлюсь тут как тут. И в любое место тебя телепортирую.

– А чего ж сразу меня туда… – мотнул головой в сторону открывшегося перехода Смотритель Башни гоблинов.

Искин понял с полуслова:

– Туда никак, вначале нужно отсюда, из Центра, отсканированной копией попасть в выбранный мир… В общем, долго объяснять. Не парься.

Ромуальд кивнул и поспешил к порталу. Над ставшим прозрачным зеркалом висел дисплей со вспыхнувшими на нем надписями – на тарабарском (видимо, аннунакском) языке, и рядом шла расшифровка на русском. Надпись на нем гласила: Даония.

Конанов на мгновение замер, потом встрепенулся и решительно шагнул в молочный туман.

Он ничего не почувствовал. Просто спустя еще миг очутился вдруг посреди незнакомой улицы в чужом городе – вроде бы средневекового типа. Тротуары как таковые отсутствовали. Проезжая часть вся выложена из крупных булыжников. Значит, это место фартовое, для зажиточных горожан. Там где беднота – кругом грязь, лужи, нечистоты. Дома по обеим сторонам – одно- или двухэтажные, но непременно добротные и чистенькие, с аккуратными ставенками, резными коньками и прочей декоративной мишурой. ХЗ – стразу и не поймешь, то ли европейский городской пейзаж, то ли славянский… Но уж точно не восточный.

Аборигенов пока не видно. Куда ж все подевались?.. Впрочем, вечерело. А таверн да булочных поблизости не наблюдалось.

Ага, вот и первые жители нарисовались – Ромуальд приметил появившиеся в конце улицы силуэты. По мере их приближения гость из другого мира понял, что троица горожан, облаченная в одинаковые латы и вооруженная холодным оружием – меч на поясе и копье в руках, – не может быть никем другим, как только городской стражей.

Разглядев чужака, местные стражи порядка ускорили шаг. Интересно, что их так напрягло: на нём вполне стандартное облачение служителя магии. Или тут маги не имеют место быть?..

Додумать Ромуальд не успел. Стражники окружили его и на местном диалекте, очень похожем на язык земных немцев, чего-то там отрывисто ему пролаяли. Конанов вспомнил об одном ценном амулете, который всегда таскал с собой. Это был универсальный переводчик с любых наречий и языков на русский. Архимаг активировал его и тут же стал понимать речь туземных «ментов».

Те грозно, с недовольным видом потребовали, чтоб незнакомый маг немедленно и добровольно отдал им все свои амулеты и прочие колдовские прибамбасы, а потом безропотно последовал за ними – а вот куда, не сказали.

«Ага, щяз, разбежался!..» – губы Ромуальда расплылись в саркастической ухмылке.

Он попытался втолковать стражникам, что приехал в сей славный град с добрыми намерениями и не представляет никакой опасности – амулет исправно переводил, озвучивая русскую речь, на местный язык, причем его же голосом и синхронно с ним. Увы, стражи попались то ли чересчур тупые, то ли просто злобные. Повелели заткнуться и быть паинькой, иначе… красноречиво нацелив на чужестранца острия своих пик, они недвусмысленно дали понять, что может произойти со строптивым нарушителем.

Конанову это все успело порядком надоесть, он привычно сложил в уме заклинание, сделал пасс рукой и… ничего не случилось. Блин! Что за нафиг?.. Визитер повторил магический жест, но по-прежнему безрезультатно – его волшебные способности в этом мире не работали. Он мгновенно покрылся холодным потом, лихорадочно прощупал свои амулеты – с ними было все в порядке. А вот его собственная мана исчезла – вся без остатка.

Увы, боевых талисманов у него при себе не было. Так что, рассчитывать приходилось только на свои силы и способности, большая и наиболее эффективная часть которых начисто пропала.

Краем глаза маг заметил, что терпение стражей иссякает, еще немного и они пустят в ход оружие. И тут он в одно мгновение сложил в уме спасительный план. Поднял руки, как бы сдаваясь, – противники по-прежнему настороженно пялились на него, выставив перед собой оружие. Только вот не замечали они, что в правой ладони у странного иноземца зажат крохотный камушек лазоревого цвета, обрамленный в серебряную оправу. Это был простой светильник, источавший при его запуске ослепительно яркий свет.

Ромуальд активировал талисман и подкинул его в воздух, тут же на мгновение зажмурившись. В следующее мгновение случилась ярчайшая вспышка. Стражники на какое-то время ослепли, Конанов быстро юркнул меж ними и рванул что было мочи куда-то в боковую улочку. И побежал, побежал…

Далеко он не убежал, вскоре сзади раздался топот и хриплая ругань рассвирепевших стражников. Конанов заметался в лабиринте незнакомых переулков. Вот блин, влип! Даже чудо-кольцо некогда активировать. Хотя…

Тут он вломился в чье-то владение через открытые ворота, быстро перебежал внутренний двор и влетел в распахнутую дверь сарая. Там затихарился, с бешено стучавшим сердцем огляделся в полутьме – вокруг неясные очертания какой-то рухляди, ведер, метел, еще чего-то… нащупал на пальце кольцо и активировал его.

В мозгу раздался голос – искин виноватым тоном, запинаясь, сообщил нерадостное:

– Слышь, хозяин, я это… того… короче, извиняй, но не в силах тебе помочь. Не смогу вытащить тебя оттуда.

Следующие пять минут Ромуальд мысленно осыпал незадачливого искина отборным матом вперемешку с самыми страшными проклятиями. Тот скромно помалкивал, послушно снося все обвинения распалившегося владельца перстня.

Когда Конанов замолк, дух-хранитель принялся быстро объяснять – отчего да почему так вышло. Видно, он слишком долго пребывал в своем заточении, в отрыве от всего остального многомерного и многолюдного мира. За это время произошел какой-то сдвиг в информационной структуре бытия, часть потоков была кем-то или чем-то перекрыта, заблокировав доступ как самим сетевым духам, так и их воздействию на некоторые локации и сегменты Мультиверсума.

– Ладно, – устало произнес про себя заметно приунывший архимаг, – всё ясно с тобой. Делать-то чего будем?

В ответ – тишина. Потом дух несмело предложил найти местных чудодеев, которые, возможно – лишь возможно! – могут помочь горе-путешественнику вернуться обратно.

– Это как? – недоверчиво поинтересовался Ромуальд.

– Да тут такое дело, – торопливо отвечал искин. – Центр порталов физически расположен как раз в мире этой самой Даонии.

– Так какого… рожна ты отправил меня сюда через портал, если и сам здесь находишься?! – взорвался негодующий Конанов.

Но искин не смутился, ему было чем крыть: напомнил хозяину о той самой аномальной зоне, что окружала Центр и раскинулась на многие сотни миль. Местность была непроходимой – во всяком случае для одного человека, пусть и столь могучего в магическом плане, каким был Ромуальд.

В общем, теперь ничего не оставалось, как отыскать здешних собратьев по магии и убедить их организовать экспедицию в Забытые земли – так называлась та половина континента, где был сокрыт древний замок с порталами, и где, к слову, обильно водилась разная крупная и мелкая нечисть с нежитью в придачу.

Но сначала нужно унести ноги от местной стражи – решил для себя землянин и, завершив сеанс связи со своим невидимым визави, рывком поднялся на ноги.

Дальнейшее промелькнуло как в кино: возобновившаяся погоня, бег и петляние по улицам и переулкам, мелькание заборов, стен и фасадов. Наконец, запыхавшийся беглец заметил на одной из улиц, куда его вынесли гудевшие от длительного забега ноги, резные створки ворот и резко остановился перед ними. Какое-то непонятное ему самому побуждение – откуда что взялось? – самым решительным образом прострелило разум: здесь твое спасение! Не пытаясь разобраться в своих чувствах, он подскочил к аккуратной калитке сбоку от ворот и принялся дубасить в ее деревянную поверхность.

Где-то позади отчаянно свистели нагонявшие его преследователи, Конанов заколотил сильнее, и тут дверца распахнулась, чья-то крепкая длань ухватила его за шиворот и втянула внутрь. Вслед за тем дверь захлопнулась и улочка опять стала выглядеть пустой и тихой. Но лишь на несколько мгновений, пока сюда не добрались распаленные погоней городские стражи.

– Тсс… – приложил палец к губам ражий детина в камзоле, а потом поманил незваного гостя за собой.

Конанову ничего не оставалось, как подчиниться, там, снаружи его ждал весьма неласковый прием. Привратник или слуга – как решил про себя Ромуальд – провел его в дом, где велел ждать - мол, за хозяином сходит.

Вскоре появился и владелец особняка – им оказался дородный, розовощекий гном. Звали его Тильдус, и оказался он вполне ничего – радушным хозяином и понятливым чело… простите, гномом. Сразу проникся проблемами нежданного визитера и с ходу предложил решение обеих.

– Насчет стражников – не бойтесь, уважаемый Ромуальд, – заверил он гостя, – вломиться просто так сюда они не имеют права, нужна бумага от городского судьи или самого бургомистра. Я ведь уважаемое в округе лицо – издатель новостного листка Ратуши и владелец городской печатни. Если даже затребуют разрешение и таковое им выдадут, пока суд да дело, мы вас отсюда вытащим.

Конанов рассыпался в комплиментах и благодарностях приютившему его гному.

– А вот насчет местных магов… – лицо хозяина скривилось. – Не советую с ними связываться, гадкие они все, да сплошь продажные. А главное – мошенники каких свет не видывал: наобещают с гору, а потом кинут. Нет им доверия.

Он на мгновение задумался, потом продолжил:

– На севере, в неделе пути – если верхом ехать – лежит Город магов, вот нужное вам место. Если удастся завоевать доверие кого-то из числа тамошних мэтров, то считай, дело в шляпе. Кроме них вряд ли кто поможет в этом вопросе – никому, кроме самых мудрых магов Даонии неведом путь в Забытые земли. А просто так туда не попасть – эти заброшенные и проклятые места надежно отгорожены от всего остального мира: с трех сторон морем, а с четвертой – непроходимыми Драконьими горами.

Далее он поведал свой план: дождаться ночи и под ее покровом вывести беглеца из дома, а затем из города. Тильдус обещал и провожатого дать, с которым маг доберется до цели.

– Спасибо вам, мэтр! – долго тряс крепкую ладонь печатника растроганный Конанов.

Увы, планам этим сбыться было не суждено. Неожиданно в кабинет издателя вбежал тот самый дюжий молодец и выпалил:

– Стражи магов позвали, те в дом ломятся, грозятся ворота вышибить, если миром не пустим.

– Совсем сбрендили, тараканы магические! – буркнул гном и тут же покосился в сторону гостя: – К вам, мэтр, сиё не относится.

Тот махнул рукой – мол, пустое – а сам с озабоченным видом вскочил с кресла.

– Я разберусь, – коротко бросил нахмурившийся хозяин и вышел вслед за слугой.

Ромуальд принялся нервно расхаживать по комнате, затем не утерпел и, приоткрыв дверь, прислушался – в доме было тихо. Он спустился на первый этаж, заметил приоткрытую входную дверь, на цыпочках подкрался и осторожно выглянул наружу. Ворота напротив дома были по-прежнему закрыты. Равно как и калитка. Но возле нее маячил сам хозяин и троица слуг. Судя по жестикуляции, гном что-то гневно выговаривал невидимым собеседникам снаружи.

Конанов решительно преодолел разделявшее их расстояние и вскоре стал свидетелем разгоревшейся перепалки. Маги за дверью настаивали, чтобы издатель впустил их, так как на его территории укрылся опасный преступник, обладающий магическими способностями. Якобы по оставленному им ментальному следу его отследили прям до усадьбы гнома.

А Тильдус в ответ советовал им проваливаться по добру по здорову, ибо право частной собственности никто не отменял и без судебного решения он никого не впустит.

Дело кончилось тем, что маги – кажется, их было двое – ушли к судье за бумагой, а возле ворот расположились стражники – караулить беглеца.

Гном и его гость вернулись в дом.

– Эти прохиндеи из городской лиги магов однажды уже крепко мне подгадили, – разоткровенничался Тильдус, – подставили с заказом да еще меня же обвинили во всех грехах. С тех пор я презираю всю эту публику.

– Если они вернутся с бумагой судьи, то вам придется впустить их, – пробормотал снова поникший головой Ромуальд.

Гном заскрежетал зубами, но вынужден был кивнуть в подтверждение слов гостя.

Вскочив с места, он принялся мерить просторную комнату широкими шагами. Лоб его прорезали глубокие складки – Тильдус весь погрузился в раздумье. Отдавать нежданно свалившегося на него чужеземца в лапы местного правосудия он не желал, проникнувшись доверием к честно поведавшему свою историю пришельцу. К тому же странный визитер чертами лица напоминал ему одного очень уважаемого знакомца. Правда, тот был намного старше Ромуальда.

Да, не сдаст он пришельца. И уж тем более ни при каких обстоятельствах не стал бы он это делать ради магов – давних своих недругов.

Но эти пройдохи с выправленным от властей разрешением имели полное право войти и обыскать весь дом и все его хозяйство. А спрятать надежно нового знакомца негде – не обзавелся Тильдус ни подземельем с секретными лазами, ни потайными комнатами. Он ведь простой издатель, а не контрабандист какой…

Издатель… ну, конечно! Гном просиял – вот кто им поможет, вот кто обладает поистине грандиозными возможностями. И как только он мог забыть про своего могущественного компаньона – причем неизвестно из какого мира?! Главное – тот всегда появлялся по зову Тильдуса, прибывая незамедлительно. Чем, впрочем, гном-издатель не злоупотреблял.

– Дорогой мой Ромуальд! – воскликнул он. – Отбросьте прочь свою печаль – есть человек, который нам поможет.

И он рассказал вкратце о Смотрителе и истории их знакомства. Выслушав гнома, Ромуальд в волнении воскликнул:

– А как выглядит этот Смотритель?

Тильдус описал своего делового партнера.

– Ох ты ж!.. – Конанов хлопнул в ладоши и рассмеялся. – Уважаемый Тильдус, вы даже не представляете, кого вы хотите позвать нам на помощь…

Гном удивленно уставился на не к месту развеселившегося человека.

– Да, да… – бормотал маг, – это же одна из его ипостасей…

Ничего не понимая, почтенный издатель тем временем прошел в свою спальню, где достал из верхнего ящика комода чудодейственный предмет – прямоугольной формы пластину из стекла и какого-то легкого и гладкого материала. Артефакт, подаренный ему Смотрителем, работал от прикосновения к определенной точке – крохотной выпуклости на нем. После чего нужно было последовательно нажать несколько таких же выпуклостей с нанесенными на них маленькими циферками, а после ждать. Обычно компаньон появлялся в течение получаса, а то и меньше.

Так и на сей раз, не прошло и четверти часа, как в кабинет вошел седовласый старец, да так и замер у порога, увидев гномьего гостя.

– Ромуальд! – воскликнул явно обрадованный Смотритель.

– Ромуальд, брат! – в свою очередь расплылся в улыбке Конанов.

Ошарашенный Тильдус подобрал челюсть и шлепнулся в кресло.

Братья обнялись, дружески похохатывая и похлопывая друг друга по спине. Потом отстранились и удивленно посмотрели в сторону хозяйского рабочего стола, откуда доносились странные звуки, похожие на блеяние или мычание.

В следующий миг всё выяснилось: гном мекал, не в силах осознать происходящее перед его глазами. Пришлось Смотрителю доходчиво объяснять своему доброму другу о степени родства с загадочным пришельцем.

– Ромуальд большой любитель путешествовать по разным… э-э-э… странам, – заключил свою речь Сайков в образе старца. – Вот к вам ненароком попал. А выбраться обратно не смог. Ну, да не беда, – из-под кустистых седых бровей блеснула озорная улыбка. – Сейчас мы его вытащим. А вам, уважаемый мэтр, моя сердечная благодарность и… вскоре вас ожидает ощутимая прибавка в доходах. И вдобавок маленький сюрприз. А сейчас позвольте откланяться, ибо что-то мне подсказывает, что наши недруги выправили судебное постановление и вот-вот ворвутся сюда.

С этими словами Смотритель вял брата за руку, щелкнул пальцами свободной руки и был таков – вместе с незадачливым родственником.

А мерзкие маги из городской гильдии и впрямь вскоре появились в доме Тильдуса. Но, когда вместе со стражниками усердно все осмотрели, заглянув в каждую щелочку, и никого не нашли, гном, глядя на их вытянутые рожи, злорадно хохотнул и, подсунув тем под нос большой кукиш, заявил:

– Что, нашли чего хотели? А вот вам, накося-выкуси!

Печатник испытывал настоящее торжество: наконец-то, он им отплатил, оставив с носом. Теперь долго будут помнить презренного гнома, в другой раз побоятся сунуться, чтоб не выставить себя в посмешищах.

Нежеланные посетители удалились, а гном откупорил оставленную ему Смотрителем новую бутылку коньяку и наполнил до краев пузатый бокал из синего эльфийского стекла. Сегодня был его день – день гномьей дули.

 

© Баюн Явраев, текст, 2016

© Книжный ларёк, публикация, 2016

—————

Назад