Дмитрий Литвин. Что такое Gang-Stalking?

22.04.2017 22:43

ЧТО ТАКОЕ GANG STALKING («ГРУППОВОЕ ПРЕСЛЕДОВАНИЕ»)?

 

 

Часть 1

 

«Групповое преследование» – системная форма контроля, предназначенная для разрушения жизни «Преследуемых мишеней» («Targeted Individuals» – сокращенно TI) внутри человеческих сообществ во всех её аспектах. Преследуемая мишень, или жертва, преследуется определенным «сообществом» по разным причинам, и это «сообщество» распространяет информацию о преследуемой жертве и за пределы своего сообщества, и все члены этих «сообществ» совместно преследуют намеченную жертву в режиме 24/7.

Члены «Групп преследования» появляются прежде жертвы-мишени во всех местах, куда бы она ни направилась: различные места, включая магазины, пункты оплаты коммунальных услуг, объекты предпринимательства, поликлиники, больницы, МЧС, полицию и т. д. Скрытое преследование может быть заменено открытым преследование с применением электронного оружия (ЭМИ, микроволновое излучение, ультразвук, инфразвук и др.), что подразумевает широкое использование «гражданских информаторов/фискалов» в скрытом и открытом преследовании и слежке.

Жертвы-мишени могут преследоваться по причине проявлении в прежнем агрессивного поведения. Эта система преследования-травли сопровождает жертву-мишень при любом перемещении, смене работы, поездок в другие регионы. При этом члены преследующих сообществ верят в необходимость слежки и травли намеченной жертвы-мишени. В сфере обслуживания преследуемыми жертвами-мишенями могут оказаться предприниматели, когда-то раньше проявившие себя с агрессивной стороны в магазине, баре, на почте, в такси.

Уникальность свойств личности и природное чувство опасности заставляет эту личность вступать в различные контакты с другими. Временно устраивающиеся работники имеют право знать об этой опасности; очень важно помнить, что данная информация не может быть оставлена без внимания.

 

«Сообщество» в системе здравоохранения

 

Женщина по имени Джейн Клифт из Великобритании прошла испытание, подвергнувшись подобной системе преследования. М-с Клифт говорила, что была в ужасе от жизни в местечке Слоу в течение последних 8-ми месяцев, где она прожила 10 лет, и где стало просто невозможно ей существовать. Она ощущала, что, где бы она ни ходила, везде сразу же возникало «суетливое движение людей, пересуды, предательство по отношению к ней». «Куда бы я ни пошла, – в больницу, библиотеку, – всюду и везде, даже когда я обращалась в службу спасения, то и в эту службу тут же что-то сообщалось обо мне, чтобы преследовать меня (своего рода «метка» мишени-жертвы преследования), только это выглядело не как опасное для жизни преследование». Она встретилась с тем, что у неё даже «не получается» оформить заявление об уходе за родителями. При обращении к юристам по поводу случившегося она сказала: «У меня нет специальности, квалификации, я потеряла хорошую работу, но я не поддаюсь горю. Хотя всё это вырвало меня из общества, национальности, отовсюду. Эти люди способны на такое, и они этим злоупотребляют. Немногим известно, даже я об этом не знала, что существует т. н. “чёрный список”». «Пожалуйста, войдите в моё положение и примите во внимание, что я испытываю, посетив Службу занятости и увидев в конце дня, что мне не выплачены соответствующие субсидии. Разве это правильно – поступать так с гражданами? И ведь это может случиться с каждым. Это произошло теперь и подобное может произойти и в дальнейшем».

 

Список зарегистрированных жертв

 

Джейн Клифт преследуется таким образом так, что её имени нет уже нигде в официальных документах 4 года.

Жертвы преследуются, часто даже не подозревая об этом. Во многих странах такие притеснения означают упадок и падение уровня общественной безопасности и здравоохранения. Всё это может означать, что работодатели, возможно посредством центров занятости, по каким-то причинам осуществляют «тихую», негласную репрессию и контроль членов общества.

Мария Баффа, служащая, получавшая жалованье в ОК штаб-квартиры компании «Мир Форда» в Дирборне, штат Мичиган, рассказала, что её просто направили к психиатру после того, как она в феврале 1999 года выразила своё недовольство сексуальным преследованием сотрудниц в своей организации. «Вы можете подумать, что у меня какие-либо проблемы, раз они направили меня к психиатру». Психиатр организации, д-р Эдвард Дорсей из МидВест-Центра здравоохранения составил диагноз таким образом, что причиной стали якобы психические симптомы. Дорсей письменно показал, что к нему приходили чиновники из Центра здравоохранения Форда и рекомендовали как можно меньше упоминать о сексуальных преследованиях. Он также пояснил, что медицинский специалист из Центра Форда, занимавшийся инцидентом Баффа, пытался его «замять». Он говорил, что она кричала, скандалила, «выглядела нескромно, была в полураздетом виде и вела себя агрессивно».

В апреле 1999 года её начальник уволил её «в интересах компании» – подытожила она.

 

Психиатрические репрессии

 

В дальнейшем после этих событий мишень-жертва ставится в режим открытого и скрытого преследования. Всюду и везде, куда бы ни направилась жертва, она обязательно будет преследуема. Для большого города это может означать, что тысячи и тысячи людей будут извещены о том, что её надо преследовать. За ней будут наблюдать в режиме 24/7. Пешие соглядатаи-преследователи и преследователи на автомобилях будут следовать за мишенью-жертвой всюду, осуществляя процесс мониторинга. Во время этого следящие передают информацию о мишени-жертве специальным языком жестов, который используют «гражданские информаторы» для общения между собой. Они будут использовать этот тихий способ связи в любом необходимом случае, где бы ни появилась мишеньжертва, практически во всех местах.

Групповое преследование воспринимается преследуемыми жертвами как психологическая атака, что при проведении в постоянном режиме может способствовать дестабилизации и разрушению психики жертв. Скрытые методы представляют собой все способы, беспокоящие, тревожащие, изводящие жертву, повсеместное её преследование, распускание ложных слухов и сплетен, часто неощутимых и не осознаваемых мишенью-жертвой, что не позволяет даже как-то привлечь преследующих к ответственности.

В этом имеется сходство с моббингом на рабочем месте, но только происходит это за пределами коллектива. Называется это «Групповым преследованием», потому что группа, организованная и сформированная внутри сообщества, преследует мишеней-жертв в режиме 24/7. Многие мишени-жертвы подвергаются преследованиям везде и всюду несколько месяцев и даже лет, прежде чем они обнаружат это и убедятся, что их преследуют и травят организованно и планомерно.

То, что происходит с преследуемыми мишенями-жертвами, слежка за ними и травля их, очень похоже для всех преследуемых мишеней-жертв в Германии, где преследуют активистов, и в России, где преследуют диссидентов. Многие мишени-жертвы в Германии преследуются со стороны государства, а затем и их друзья, семья, все знакомые во всё больших масштабах подвергаются слежке, арестам, привлечению к суду и травле. Всё это происходит во всех демократических странах.

С самого начала преследования «Группа организованной травли» становится неусыпной, и в пределах местного сообщества мишень-жертву ставят на негласный протокольный контроль и травлю. При этом используется электроника и применяется тотальное круглосуточное наблюдение за поведением мишени-жертвы, психологическая травля и пытки. Когда мишень-жертва пытается что-либо рассказать, описать то, что с ней происходит, то «окружающие» пытаются это представить как «неадекватность» мишени-жертвы. Реальность применения электронных средств против мишени-жертвы может означать, что ей стараются максимально разрушить здоровье.

Одна из подобных систем, называемая «Москит», применяется в Великобритании подобными группами безпринципных граждан. Создан и комплекс ультразвуковых шоковых волн высокой мощности.

Устройство «Москит» было представлено на рассмотрение для запрещения его в ЕС, т. к. применение его является нарушением прав детей.

Производится много устройств, излучающих ультразвук. При этом используется диапазон частот от 7КГц до 25КГц с уровнем давления до 140ДБ. Имеются варианты для размещения на автомобилях с целью разгона и контроля толпы. Подобные устройства применяются также против мелких грызунов в садах. При их включении рекомендуется применение наушников.

Многие из подобных устройств доступны для приобретения. Часто для жертвы невозможно достоверно доказать применение против неё подобных устройств, т. к. оно беззвучно, и жертва в результате оказываемого на неё действия подобными устройствами может быть лишена здоровья, в т. ч. психического.

Не обнаруживаемое пси-воздействие таких устройств может привести к паранойе, дискомфорту, дезориентации, тошноте и другим болезненным эффектам и расстройствам. Правительства вкладывают огромные финансовые инвестиции в разработки такого оружия и его уже можно вполне классифицировать.

 

Электронная травля

 

В России подобные устройства применялись для травли тех, кого признали активистами, диссидентами, или тех, кого признали врагами государства, поставив им диагноз «шизофрения», и в других неафишируемых случаях.

До введения программы «Групповое преследование» в демократических странах существовали подобные программы: «Маккартизм», «Сointelpro» и «Red Squad». Подобные программы существуют более 100 лет, и они включали и наличие платных информаторов.

«Гражданские шпионы», которые также имеют название «скрытые гражданские источники информации», имеются на всех уровнях и во всех сферах общества. Те же, кого пометили ярлыком «мишень-жертва» (TI) преследуются всюду и везде без какого-либо ограничения.

В программе «Групповое преследование», так же как и в программе «Cointelpro», каждая мишень-жертва и все, кто с ней как-то связан, контактирует, также преследуется, и преследующие осведомлены, почему данная конкретная личность преследуется, и это никем из преследующих не подвергается сомнению и эта тема не дискутируется, и слежка не прекращается никогда, также как и системная психологическая травля и манипуляции жертвой. Процесс этот предназначен для контроля мишеней-жертв, заключения их в определенные рамки, или вообще разрушение жизни жертв-мишеней, лишения их любой формы поддержки.

Все эти действия специально предназначены для контроля жертв-мишеней и управления их поведением, они направлены также на разрушение здоровья и жизни их на протяжении многих лет, и они могут способствовать тому, что жертвы-мишени выглядели сумасшедшими, и поэтому лишены любой формы поддержки. Тех, кто преследует жертву, не интересует судьба жертвы, их волнует лишь точное исполнение инструкций, без малейшего представления о том, что эта психологическая системная программа направлена на разрушение жизни и здоровья жертвы.

Международные программы тотального контроля подавления личности используются с большим успехом, в том числе и с целью доведения мишени-жертвы до физической смерти. То, что мы наблюдаем теперь – это очень организованная и согласованная тактика подчинения и контроля любой личности. Многие государства мира используют подобную модель управления обществом, называемую «Социально-ориентированной политикой». Она подразумевает системный подход в политике, в центре которого – исподволь внушаемое чувство общности коллектива-сообщества без учета географических ограничений. Эти сообщества регулярно проводят встречи, где дискутируют о том, что они будут делать в своем сообществе, о развитии сообщества, а также о проблемах, стоящих перед сообществами в какой-то конкретной области. Когда проблема обозначена, то тут же находятся соответствующие инвестиции. Эти локальные программы, формируемые в отдельных странах, позволяют правительствам заводить партнёрские отношения с правительствами других стран с целью запуска этих программ на провинциальном, федеральном, межгосударственном уровне. Процесс этот называется «устранением конфликтов». Донесения Групп преследования используются не только в демократических, но и в других странах.

В нынешнее время системная форма контроля и подавления может функционировать только на государственном и межгосударственных уровнях. Хотя существуют и различия между разными сообществами, осуществляющими различные программы преследования-травли людей-мишеней. Подобные системы контроля и подавления существуют много лет. Система контроля и подавления состоит из множества локальных групп и отдельных структур. Многие мишени-жертвы рассказывают, что информация о них пересылается и распространяется, минуя любые границы, и что травля их продолжается даже в тех странах, где они путешествуют.

 

Каковы цели Групп преследования?

 

Официальная их цель из перечня других целей – преследование, травля и наблюдение за мишенями-жертвами, которые выбраны для этого по каким-то причинам, например вследствие их агрессивного поведения. По-настоящему же цель часто состоит в попытке полной изоляции мишени-жертвы от любых форм поддержки со стороны, чтобы в дальнейшем мишень-жертву можно было либо арестовать, либо деклассировать, либо довести до убийства. Побочные цели преследования-травли – полное разрушение репутации жертвы-мишени и лишение ее кредитоспособности и финансовых средств. Кроме этого – ещё и создание имиджа «сумасшедшего» для преследуемой мишени-жертвы и доведение её до состояния психической нестабильности.

Другие задачи состоят в том, чтобы преследуемая мишень-жертва постоянно ощущала свою подконтрольность, что за ней всегда следят, что необходимо для сохранения контроля мишени даже когда ситуация выходит за какие-то рамки. Когда мишень обозначена, «гражданские информаторы» легко обнаруживают мишень-жертву среди людских масс. И здесь для следящих очень важно отслеживать реакцию преследуемых на то или иное воздействие, чтобы в дальнейшем можно было предвидеть и учесть эту реакцию жертвы.

Форма такого типа преследования позволяют «бить» по самым чувствительным местам психики преследуемой жертвы-мишени. Когда «сообщество» начинает режим мониторинга за жизнью и поведением мишени-жертвы, оно старается незаметно везде опережать преследуемую мишень-жертву, создавая повсюду условия для повсеместного изгнания её из общества. Это делается для деклассирования жертвы. Другие цели – сделать мишень-жертву бездомной, безработной, максимально и во всём разрушить её жизнь во всех сферах, и в конце концов довести её до самоубийства. Эти цели преследовались и ранее существовавшими «Штази» (STASI) – в ГДР и «Cointelpro» – в США. И впоследствии это стало обычной деятельностью других подобных сообществ, применяющихся для устранения врагов государства.

 

Какие другие названия имеет «Групповое преследование»?

 

Существует много названий для этой системной формы контроля, подавления и травли личности. Под термином «Групповое преследование» можно подразумевать и «Общественный моббинг», «Общественное преследование», «Преследование по договоренности», «Организованная охота», «Преследование по конкретной причине» «Мультипреследование», – но в принципе протокол травли идентичен. Но вот что многие люди не осознают – это всего лишь одна из форм контроля и подчинения. Существуют и другие формы контроля – репрессии и удерживание личности в каких-то определенных рамках. Другие формы и подавления: Моббинг, Cointelpro, The Buzzsaw («Пиление»), Covert War («Скрытая война»), Elеctronic Harassment («Электронный пси-террор») и др. И это лишь некоторые названия названия «старой игры», в которую играют правительства со своими «неблагонадежными» гражданами.

 

Часть 2

 

Как выбираются мишени?

 

Официально мишени преследуются или ставятся под наблюдение, будучи выходцами из какой-либо среды лиц с социально-опасным или подозрительным поведением. Но неофициально мишенями назначают людей по многим другим причинам. Они могут быть выбраны за свои политические взгляды. Они могут быть выбраны за неосторожные высказывания. Они могут быть выбраны из-за участия в диссидентских движениях. Они могут стать мишенями по причине отстаивания своих прав на работе или проявлений недовольства. Они могут быть назначены мишенями и потому, что их ошибочно «сделали» врагами государства. Также становятся мишенями слишком много говорящие и рассуждающие, остро высмеивающие то, что государство не желает видеть осмеянным, отправляющие и пишущие письменные обращения, петиции. Все эти лица помечаются как подозрительные гражданскими информаторами и вносятся в «чёрные списки».

Давно уже стал очевидным тот факт, что мишенью-жертвой может стать любой, кто не готов и не желает стать частью системы тотального контроля правительства. К примеру, многие мишени-жертвы (TI), без какого-либо предупреждения либо предъявления обвинения к ним, ставятся этой правительственной системой на контроль и преследование-травлю, либо, что более вероятно, для этого правительство использует «Гражданских информаторов».

 

Кто подвергается преследованию-травле?

 

Преследование-травля может происходить в любом обществе. В недавнем прошлом мишени-жертвы преследовались в США по программе преследования-травли Cointelpro. Стать мишенью-жертвой может любой.

Многих людей преследуют просто за разговоры, за участие в диссидентском движении, за правозащитную деятельность, за выступление против медицинских корпораций, за участие в движениях за права женщин, часто преследуют просто одиноких людей, т. н. «экстремистов», людей, просто интересующихся «теорией конспирации», антивоенных активистов, граждан, выступающих на митингах и др. В большинстве случаев люди, выбранные или назначенные мишенями-жертвами, даже не подозревают об этом. Когда мишень-жертва каким-то образом меняет свой социальный статус, переезжает на другое место, меняет работу, преследование-травля продолжается и там. Каждый раз при каком-либо перемещении, переезде мишени информация о ней, часто ложь и сплетни – идут впереди неё и проникают в её новое сообщество, коллектив, и системный мониторинг, слежка и наблюдение продолжаются на новом месте.

 

Кто участвует в Групповом преследовании-травле?

 

Люди из всех сфер жизнедеятельности, всех профессий, входящих в эту систему, потому что как только начинается преследование-травля мишени-жертвы, сразу же информация о ней поступает во все стороны, организации, сообщества, коллективы. В травле участвуют люди всех национальностей, возрастов, обоих полов. Задействуется каждый срез социума. Среди гражданских информаторов/фискалов встречаются, но неограниченны только этим: обычные рабочие, медработники, байкеры, наркодилеры, наркоманы, уличные бродяги, панки, хип-хопперы, активисты негритянского движения, ку-клукс-клановцы, церковные прихожане, члены молодежных организаций, пожарные, МЧС, полицейские, юристы, соцработники, продавцы, просто обычные девушки, дворники, швейцары, кабельщики, связисты, телефонисты, почтовики, слесари-сантехники, электрики и т. д. Ограничений же возрастных не существует. В качестве примера можно привести случаи в Великобритании, свидетельствующие о том, что даже дети от 8 лет и старше использовались в качестве «скрытых гражданских источников информации».

Официальные лица, с которыми предстоит общаться и контактировать преследуемой-мишени (TI), заранее предупреждаются об этом. Это позволяет проводить травлю с большой интенсивностью. Рабочие и общественные деятели в большей степени имеют вероятность получить ярлык «преследуемой-мишени-жертвы», если они хоть как-то проявили себя как противники существующей государственной системы. Многие граждане желают иметь возможность выступать с протестами против несправедливости, организуя для этого различные общественные организации и партии. Однако часто бывает, партии и общественные организации – подставные и сформированы той же Системой и используются для применения политики дезинформации и фальсификации преследуемых.

Многие из преследующих даже не задумываются, что протокол, согласно которому происходит преследование и травля мишеней-жертв, может быть предназначен для физического уничтожения их. Многие из них сегодня напуганы и запуганы происходящим повсеместно насилием и жестокостью и готовы поплатиться (ради ложного чувства безопасности) многими личными свободами, и то, что это ведет к ущемлению прав личности, – это их не заботит и не является проблемой.

 

Почему люди соглашаются участвовать в Групповом преследовании?

 

Существует ряд причин, по которым люди соглашаются принимать в этом участие.

1. Некоторые из них желают ощутить чувство власти, которое им это дает. Им нравится ощущение, что они кого-то контролируют. Что они знают, кто – «плохой» и от кого необходимо «защищать» их и их сообщества.

2. Другие из них ищут способ приобретения через это друзей и возможность общения с ними. Это объясняется желаем людей как-то общаться, быть в социуме, и иногда это выглядит довольно смешно. Им нравится специфическое чувство контроля, ощущение себя как бы защитником своего сообщества. Многие в сообществе используют ручной язык жестов для связи между собой, и это как-то помогает им преодолеть различные барьеры между ними, связанные с различием в национальности, поле, возрасте, социальном положении. Это также позволяет им быстро узнавать «своих» и тех, кто может представлять собой потенциальные мишени-жертвы.

3. Некоторые были завербованы правительственными службами или полицией. Я встречался с несколькими завербованными с помощью принудительных методик – шантажа и т. п.

4. Они считают себя патриотами, что являются частью национальной безопасности. Они говорят, что с их помощью осуществляется контроль и надзор за опасными для общества личностями. Они видят себя в качестве «героических государственных агентов».

5. Многие из локальных участников подобных формирований или «информаторов», готовых для применения их в других задачах, чаще используются в различных сообществах, связанных с деятельностью в области здравоохранения и социальных программ. Например, некоторые из них могут быть включены в осуществление деятельности, связанной со слежкой за мишенью-жертвой только тогда, когда мишень появляется в сфере их деятельности, или когда их привлекает к этому полиция.

6. Некоторые из преследователей были вовлечены в деятельность по травле мишеней-жертв обманным путем и теперь на основании полученной ложной информации искренне желают разрушить любыми способами их жизнь. Например, многие, беспокоясь за благополучие своих близких и ложно считая преследуемые мишени-жертвы психически нездоровыми, считают их опасными для себя, своих семей и общества в целом, и что травля их необходима для сохранения стабильности и безопасности общества. Часто их даже не интересует наличие каких-либо веских оснований для травли.

7. Многие из тех, кто уже вышел на пенсию, желающие каким-то образом быть задействованными в «работе», используются в качестве «глаз» для слежки, наблюдения и преследования жертв.

 

Часть 3

 

Какие технологии применяют против преследуемых?

 

Ниже перечислены основные виды технологий.

а) Классическая обработка.

Причинение преследуемой мишени-жертве чувствительных для нее различных психологических стимулирующих и раздражающих ее неудобств ежедневно, в круглосуточном режиме. Преследуемая мишень на протяжении долгого периода – в течение месяцев или даже лет ежедневно и круглосуточно стимулируется психологическим притесняющим поведением, вызывающим у нее непрерывный поток негативных эмоций, которые предназначены для создания у нее ощущения затравленности, задавленности. Это делается не публично, незаметно, но чтобы жертвы знали, что их постоянно травят и за ними следят. Некоторые примеры ежедневных негативных стимулов могут включать в себя: звуки, цветовые сочетания, паттерны, целенаправленные действия. Например, это могут быть красный, белый, желтый цвета, сочетание полос, постукивание ручкой, звон ключей, громкое покашливание, хлопки руками, чмоканье, громкие звонки сотовых телефонов, громкие звуки из ноутбуков и т. д.

б) Преследование жертвы в режиме 24/7 везде и всюду, где бы она ни появилась. Изучение поведения, реакции жертвы. Где она покупает, где работает, отдыхает, кто ее друзья и члены ее семьи. Блокирование ее путем движения наперерез, навстречу при движении мишени-жертвы по улице после ее выхода из дома. Прослушивание телефона жертвы, подслушивание ее внутри жилища и слежка за ее компьютерной активностью.

Это всё является Политикой травли.

в) Игнорирование того, что говорит мишень-жертва.

Это включает в себя создание вокруг нее атмосферы лжи и клеветы. Преследующие из среды, окружающей мишень-жертву, распространяют о ней различные клеветнические слухи и сплетни, что означает, что всё сообщество предупреждено обо всём, касающемся мишени, но действуют они в основном небольшими группами, нежели большими компаниями. Они фиксируют каждую мелочь в поведении и активности мишеней. Мишени не дают возможности что-то рассказать о своей истории или как-то выяснить отношения и оправдаться. Этот вид травли включает фальшивые данные, ложь, провокацию инцидентов, когда мишень-жертва находится на каком-то постоянном месте. К примеру, люди из окружения жертвы говорят, что жертва сумасшедшая, опасна для общества, ворует, принимает наркотики, занимается проституцией, педофилией, и за ней просто необходим тщательный надзор. Это может очень нервировать мишень-жертву и привести ее к паранойе и к ошибочным интерпретациям ежедневных инцидентов.

г) Порча и искажение всего, что бы ни сделала мишень-жертва (в т. ч. и на работе).

Это позволяет сообществу обозначить любыми способами, какими оно в состоянии это сделать, тот факт, что у мишени-жертвы – паранойя.

Некоторые люди утверждают, что они чувствуют себя в большей безопасности, если они предупреждены об опасных правонарушителях, проживающих в их районах, но широко разветвлённое сообщество усиливает страхи и опасности. В большинстве городских районов сотни и тысячи людей «помечены» как опасные правонарушители, в то время как только сотни людей каким-то образом вступают с ними в контакт внутри сообщества. Это навешивание ложных ярлыков, что якобы в сообществе проживают несколько «хищников», заставляет поддерживать атмосферу страха в сообществе среди его членов. В результате получается порочный замкнутый круг: навешивание подобных ярлыков ведет к нагнетанию страха перед преступностью, что, в свою очередь, ведет к еще большему навешиванию ярлыков. Мы можем также утверждать, что использование провоцирующих терминов, ярлыков, типа «хищник», политиками и официальными лицами также работает на нагнетание страха и как бы является поводом для карательных мер.

д) Шум и пародирование.

Помехи, создаваемые в жизни мишени, создание шума во время её сна в виде музыки, хлопанья дверей и пр. Рассказы на публике о личной жизни мишени. Пародирующие действия, означающие, что «они» знают о жизни мишени всё. Ежедневные помехи, создающие нервное напряжение в психике мишени, неприметные на обычный взгляд, но психологически должные приводить преследуемую мишень-жертву в состояние постоянного стресса.

е) Ежедневные инсценировки и уличный театр.

Спущенные шины, лишение сна, отравление пищи, разбрасывание мусора и грязи на пути мишени. Большое количество действий пешеходов, раздражающих мишени. Развешивание различных объявлений (в моем случае – у входной двери в мой подъезд их всегда было огромное количество). Движение наперерез движению мишени или легкие удары ее «невзначай», все с целью добиться от мишени негативной реакции. Это всё равно, что медленное убийство ударами газетки. Один или два инцидента не могут стать причиной раздражения мишени, но постоянное раздражение мишени может ее просто вывести из себя.

ё) Электронное преследование (ультразвук, инфразвук, микроволновое оружие и др.).

Применение электроники означает, что преследуемую мишень-жертву хотят вывести из состояния психического здоровья, когда речь фактически идет о том, что преследующие просто хотят заставить жертву покинуть свое жилище, либо какое-то другое конкретное место, заставив поверить её, что находиться ей в данном месте далее опасно. Система преследования позволяет сообществу затравливать мишень-жертву более интенсивно, чем это можно было бы проводить каждому из них в отдельности, и довести её до смерти. Это «дает» им «право» на такие методы, о которых даже вслух не говорят, применяющиеся в отношении жертвы и ее семьи.

Это – не книга мести. Это – перечень высокотехнологичных методов для приведения жертвы в состояние стресса, затем сумасшествия, – совместный труд авторов уничтожения и технических экспертов. Автор брал интервью у инженеров, банковских служащих, телефонных операторов, компьютерных техников, работников радио и телевидения и спрашивал их точку зрения об этом: «Как вы можете делать нечто подобное с кем-либо»?

Кроме этого он переработал массу информации об электронных средствах, химических, а также и обычных, применяющихся с этой целью в отношении жертв. Раскрыл глаза на использование лазеров, шокеров, излучателей, систем внедрения в сознание и манипуляции им под общим названием «тихий звук»; компьютерных программ для дистанционного взлома паролей в компьютере, бластеров. В короткое время изучил технологии пси-террора, возможности и достижения в этой области техники, науки и технологий, и управления чужим сознанием «в режиме Бога» кого угодно и в любое время.

Подобные действия «гражданских информаторов» на первый взгляд могут выглядеть безобидными, но в реальности эти действия могут привести к серьезным психическим травмам для жертвы. Например, блокирование курса движения мишени-жертвы, движение ей навстречу, наперерез или толчки ее на улице, произнесение или осуществление действий с целью получения ответной негативной реакции преследуемой жертвы и т. д. Это все равно, что убийство с помощью свернутой в рулон газетой. Один или два негативных случая не могут причинить особого ущерба психике преследуемой жертвы, но постоянная и непрерывная травля может постепенно дестабилизировать психику мишеней-жертв.

 

Кто их «спонсирует»?

 

Хотя «Группы преследования» аморальны и неэтичны по своей натуре, подобные программы поддерживаются на правительственном уровне во многих демократических и не демократических странах. Они не только выделяют для этого финансы, осуществляют координацию и пр., но и развивают все эти системные формы контроля и подавления личности.

Управление обществом железными методами. «Соблюдение законов силовыми методами реализуется альянсом подобных сообществ с полицией, группами преследования, местными компаниями, частными фондами, гражданскими информаторами и федеральными агентствами без каких-либо публичных заявлений». Декларация Совета Безопасности, лето 1997 г.

«Вы можете спросить меня о том, что разве в открытую корпорации из частного сектора в обход всяких законов могут шпионить за независимыми членами нашего общества? Вы также можете сказать мне, что это сращивание законодательства с интересами бизнеса нечисто в своей сути»?

 

Что Вы можете сделать в качестве оказания помощи?

 

1. Если вы догадываетесь, кто может вас преследовать на вашем жизненном пути, старайтесь меньше с ними общаться. Не слушайте того, кто чернит или распостраняет негативную информацию о ком-либо. Многие люди сейчас являются подобными жертвами, и о них распространяется всяческая ложь. Это – одна из форм контроля и подавления личности со стороны государства. Цель этого преследования – быстрейшее достижение дестабилизации и разрушения личности.

2. Если у вас есть информация о подобных преследованиях, то размещайте её и делитесь ей на веб-сайтах с этой тематикой. Знание – Сила.

3. Вы можете деликатно предложить помощь преследуемой мишени-жертве, пусть и небольшую.

4. Вы можете пытаться «воспитывать» членов «Группового преследования-травли» или преследуемых мишеней.

5. Вы можете поддержать преследуемых, размещая соответствующие статьи в СМИ, интернете.

 

Как общаются преследователи?

 

Связь между собой очень важна для них. Когда они «патрулируют» улицы пешком или на машинах, они используют ручной язык жестов. Гражданские информаторы (сексоты) также используют вербальные сообщения посредством сотовых телефонов и ушных радиопередатчиков. Сюда можно включить и прикосновение к носу, уголкам глаз, переворачивание головного убора 3 раза, перемигивание и др.

1. Внимание! Объект наблюдения приближается – прикосновение к носу рукой или носовым платком.

2. Объект удаляется, идет дальше, или впереди – поглаживание волос рукой, либо приподнимание головного убора.

3. Объект стоит неподвижно – рука за спину или на живот.

4. Наблюдающий агент собирается прекратить наблюдение, потому что «прикрытие» обнаружено – развязывание и завязывание шнурков обуви.

5. Объект возвращается – обе руки помещаются назад либо на живот.

6. Агент наблюдения желает переговорить с руководителем группы или другими агентами наблюдения – снятие головного убора либо что-то эквивалентное.

 

Скачать или читать файл:

Дмитрий Литвин_Что такое Gang-Stalking.pdf (310629)

 

© Дмитрий Литвин, текст, 2017

© Книжный ларёк, публикация, 2017

—————

Назад