Евгений Юрченко. Крушение ростовского лайнера

04.02.2017 20:47

КАТАСТРОФА В РОСТОВЕ-НА-ДОНУ

 

Ну вот, спокойно не поживёшь: только закончились разговоры, суждения, объяснения, оправдания – о последней авиационной катастрофе, как опять страшная весть о происшествии в Ростове-на-Дону. Опять погибли ни в чём не повинные люди, наши русские люди, возвращавшиеся с отдыха, из Дубая. 19 марта 2016 года погибли 55 пассажиров и 7 членов экипажа.

Самолёт Боинг 737–800 рейса № 981 Дубай – Ростов-на-Дону вылетел почти по расписанию.

Сборный экипаж с разных континентов земли в составе:

– командир корабля, молодой, 37-летний житель острова Кипр, в своё время окончивший гуманитарный Оксфордский университет – Аристос Сократус, работавший больше по южным и западным районам земли, напуганный рассказами о России, её погодных условиях, вдруг летит в какой-то её город Ростов-на-Дону.

– 2-й пилот, испанец Алехандро Алава Крус.

– бортпроводники:

старший б/п, из Испании, Хавьер Курбело Каро,

28-летний, из России, Максим Айдрюс,

24-летний, с Сейшельских островов, Алекс Доминик Конфе,

26-летняя гражданка Колумбии Лаура Патриция Делакруз,

28-летняя гражданка Киргизии Жылдыз Насирдинова.

Капитан, такой красавец парень, оставил дома жену, ожидавшую ребёнка, и мечтал поскорее вернуться к любимой. Такого симпатичного парня встретишь не часто.

Пройдя без проблем весь маршрут, войдя в Ростовскую зону, экипаж запрашивает погоду Ростова на Дону.

 

Послушаем конкретный радиообмен из расшифровки чёрного ящика.

 

Пилот: «Вышка, Sky Дубай 981!»

Диспетчер1: «Sky Дубай 981, Ростов вышка».

П: «Просто вызываю вас… Есть ли улучшения погоды?»

Д1: «981-й, сейчас ветер 230 градусов 10 порывы 14 м/сек. Видимость… поправка шесть км, ливневой дождь».

П: «Окей, спасибо большое! Есть ли предупреждение о сдвиге ветра?»

Д1: «981-й, нет».

П: «Окей, спасибо, а когда смотришь в окно, намного лучше, чем раньше».

Д1: «981-й, умеренная…» (болтанка – Автор)

П: «Окей, спасибо!»

Д2: «981-й, послушайте информацию БРАВО».

П: «Спасибо!»

П: «Вышка, 981…»

Д3 (круг): «981-й, Ростов вышка».

П: «Как погода, сэр, получше?»

Д3: «981-й, погода за 00.20. Видимость 5 км, нижняя кромка облаков 630 метров, приземный ветер 230 гр. 13 м/сек. Порывы 18! Слабый ливневой дождь, сильная турбулентность, умеренный сдвиг ветра».

П: «Окей, спасибо!»

Д2: «Sky Дубай 981-й».

П: «Sky Дубай 981-й – на приёме».

Д2: «981-й, в 22 минуты ветер 230 гр. 14 м/сек. Порывы 18, видимость 6 км. Разбросанная обл. 480–630 метров, метеорологи о сдвиге ветра не сообщали».

П: «Всё понял. 981-й, прошу снижение для захода».

Д2: «310».

П: «310, 981-й».

 

По плану борт должен был сесть в 01.10. Первое решение на заход было принято в 01.39. Экипаж снижается, но на удалении 6,7 км прекращает заход, принимает решение уйти в зону ожидания (ЗО).

Пока самолёт находился в зоне ожидания, в Ростов прибыл Суперджет-100-995. Выполнив 2 захода, ушёл в Краснодар. В это время сели, однако, 3 самолёта: в 23.52, в 01.23. и в 01.28. – произвели нормальные посадки.

И Дубай 981, выработав топливо, решается произвести посадку.

Очевидно сказываются абсолютное незнание схем полётов в районе аэродрома, экипаж выполняет непонятные маневры: сначала правую петлю в районе Станицы Багаевской, затем, немного отойдя, над посёлком Шахты выполняет левый вираж – с разными кренами, что хорошо видно на расшифровке маршрута полёта, и только по командам диспетчеров уходит в зону ожидания, выполняя, как положено, несколько полётов по прямоугольному маршруту.

 

 

И только потом, выработав топливо, решается выполнить заход на посадку.

Поражает такая пассивность диспетчерских служб – ни одной подсказки о месте самолёта, его удалении от полосы. Только при подходе самолёта к 3-му развороту, диспетчер вводит поправку в курс самолёта командой, сначала 310, 300, 290 гр.

 

Д2: «Sky Дубай 981, работайте с кругом 121…»

П: «Ростов круг, привет ещё раз! Sky Дубай 981, снижаюсь, эшелон полёта шесть, шесть... э... шесть полёта семь, семь 070, извините, и... э... курс 310».

Д3: «981, диспетчер круг, курс 310 по давлению аэродрома 988 снижайтесь до высоты относительной 600 метров».

П: «600, снижаюсь до 600 м. Давление приведённое к уровню моря, подтвердите 988?»

Д3: «Подтверждаю».

П: «Давление приведённое к уровню моря 998, и снижаюсь 998 и давление приведённое к уровню моря… снижаюсь 600…»

Д3: «Sky Дубай 981, влево курс 290».

П: «981, влево курс 290».

Д3: «981, заход по ИЛС к ВПП-22 разрешаю и доложите захват маяка».

П: «981, вас понял… Сообщите пожалуйста…»

Д3: «981, 230 гр., 12 м/сек порывы 19!»

П: «Принял, захватил маяк ВПП-22, 981».

Д3: «Работайте с вышкой 119,7».

 

Надо заметить, что нет доклада экипажа о выпуске шасси при подходе к 3-му развороту, как принято в России, нет запроса на разрешение посадки, нет доклада о входе в глиссаду.

Обратим внимание на созвучие фраз. Атмосферное давление даётся в гектопаскалях, 988… 998… и позывной Боинга – 981! Любой пилот может ошибиться, недослышать, не понять, перепутать! А тут неопытный, нагруженный, напряженный пилот, да ещё погода пугающая, порывы ветра! Видимость – дождь со снегом! Но высота облаков, видимость 3,5 км, норма.

Впрочем, погода вполне нормальная – для любого пилота с таким налётом в несколько сотен часов, одно напрягает – скорость ветра в порывах, но надо расшифровать, ветер встречный на полосе, любой скорости порывы не страшны. Направление полосы 220 градусов. Ветер – дадут 230 гр. Разница 10 градусов совсем не существенна! Но порывы требуют повышенной скорости самолёта перед приземлением!

 

П: «Ростов вышка, 119,7. Привет ещё раз! Захватил курсовой маяк ВПП-22».

Д1: «Добрый вечер! Приземный ветер 230 – 12 м/с. порывы...»

Д1: «Давление 988 г/п. Приведённое к уровню моря 998 г/п».

П: «998 – принял 981-й».

Д1: «981-й, в 39 минут видимость 3500 м, давление 987 г/п, давление 997 г/п».

П: «987 – принял 981-й». (Экипаж очевидно вводит 997, поднимая траекторию глиссады на 10 г/п, а это 7,5 мм. рт. ст. А это около 100 м высоты по высотомеру! – Прим. автора.)

Самолёт идёт на автопилоте. Сильный дождь заливает стёкла кабины, ничего не видно, и пилот принимает решение опять уйти на 2-й круг!

Д1: «981, работайте с кругом».

П: «981. Пока! Пока!»

Сократус нажимает кнопку ухода на 2-й круг. Мощность двигателей увеличивается до взлётной, полупустой самолёт резко переходит в набор высоты, с потерей скорости, чему способствует сильный встречный ветер. Запоздалая реакция экипажа не предотвращает ещё большую потерю скорости до за критических значений. Выполнив «горку», набрав ещё пару сот метров высоты, происходит сваливание самолёта. Пилот отключает автопилот, экипаж в ручном режиме пытается вывести самолёт в горизонтальный полёт, но это не удаётся.

Из расшифровки: «Не волнуйся, тяни, тяни!»

Лайнер с большой высоты, с крутой траекторией врезается в начало бетонной полосы, разваливается на мелкие фрагменты, пожар. Погибают все, кто находился на борту – экипаж и все пассажиры.

Что сказать? Только сожаление! Глубокие соболезнования родным и близким погибших!

Отвлеку ваше внимание. В те далёкие годы (1967 год), ещё на самолёте Ан-2, получил задание перегнать его из Иваново на ремонт в Ростов. Несколько часов полёта, приходим, ветер 18 метров в секунду по полосе. Садимся на полосу с курсом 40 градусов.

Попытался развернуться, не получается, самолёт как флюгер стоит против ветра. Прибрал обороты, самолёт катится назад. Увеличив мощность, потихоньку еду назад, держусь середины полосы, предупредил «руление». Диспетчер согласился: «Не торопитесь, освобождение доложить!»

Так задом метров 500, до первой РД, она слева, чуть довернул, под углом, порулил до ангара ремонтного завода. Встречающие техники открыли ворота, помогли развернуться, и своим ходом, на двигателе зарулил в ангар.

 

© Евгений Юрченко, текст, 2016

© Книжный ларёк, публикация, 2017

—————

Назад