Карина Рига. Потерянные напевы Севера

10.12.2017 16:50

ПОТЕРЯННЫЕ НАПЕВЫ СЕВЕРА

 

Не хотел он смотреть наверх –

Занимали земные дела.

Только часто манил во сне

Отблеск лунного серебра.

 

Круг земной оплетен огнём –

Замедляется вечный бег.

Будто тайна великая в нём,

Та, что спрятана ото всех:

 

От друзей и от врагов,

От людей и от зверей.

Не избавиться от оков,

Пока он не встретится с ней –

 

Той, что травы в венки плетет,

Что свободная как огонь,

Птицей чёрной зовет в полёт –

И кипит и бушует кровь.

 

Эта встреча случится в срок.

Лишь луна округлит свой стан,

Когда в травах нальется сок.

И поймет он, кто же он сам.

 

 

Кано

 

Миг за мигом торопливо

Мчатся прочь лихие кони.

А вокруг бушует сила,

А в крови – огонь погони.

 

Будешь ты её добычей,

Чувствуй, как сердечко бьется.

И не избежать, что будет,

Как накажет – рассмеется.

 

Ты петляешь филигранно

Поздним вечером Самайна.

Думал, что укроешь тайну?

Кано – это твоя карма!

 

 

Локи

 

Рыжих кудрей волна играет,

Темный эль запенился в кружке.

Самый хитрый, и самый умный,

Пусть жестокий, но самый лучший.

 

Ты мой символ нежности, страсти.

Жаль, теперь только ветры воют.

В моей памяти ты остался

Рыжим лисом, бегущим в поле.

 

Свою выгоду чует в каждом –

Вестник асов последнего часа.

Чему рад был, кажется адом –

Злые шутки полны коварства.

 

И укроет туманом урочье,

Ворожил, где мудрец сероокий.

И, наверно, слышно сквозь ночи,

Жду тебя, как и прежде, Локи...

 

*  *  *

 

Ты станешь темной перелетной птицей,

Что, чуя ночь, взлетает над обрывом

Над городом, где я хотел забыться,

Где люди-маски потеряли лица,

Где в храмах нет ни капли веры,

Где колокольный звон несёт унынье.

Там где дома без окон, только двери,

И пахнет воздух горечью старинной.

И небо разрывается на части,

Здесь каждый – Люцифер своей Вселенной.

Зачем же позабыли слово счастье,

И смотрим на других людей презренно?

Что ж поменяли радость на монеты,

И вновь реке хмельной бескрайно литься.

И ночь придет, и ты за всё ответишь,

Когда ты станешь перелетной птицей.

 

 

*  *  *

 

За дверью таверны пусть холод и мгла,

Пусть яростно спорят ветра.

Мы славу возносим Отцу всех Богов,

Осушим же чаши до дна!

 

В трактире, что был перекрестком дорог

Я странника встретил в плаще.

Уставшим он был, от дождя весь промок,

Пил хмель и на россказни щедр

 

Он мне говорил, что за тысячу лет

Здесь недалеко стоял храм.

Но время прошло, и померк дивный свет,

И мы потеряли себя.

 

Тот храм был прекрасней всего на земле,

Он весь был украшен резьбой.

Деревья и травы хранили его

Зелёной волшебной стеной.

 

А храм служил данью забытым богам,

И там поклонялся народ.

Кипела торговля, вздымалась волна,

Богатствами полон был фьорд.

 

Теперь эти девять миров далеко,

Их всех разбросало опять.

И как сядет солнце, кровавый закат

Завесит небесную гладь.

 

И час тот наступит, построится вновь

Тот чудный потерянный храм.

Появится скальд в одном из миров

И славу воздаст он богам.

 

 

*  *  *

 

Напевы севера волнуют душу,

Лишь кровью обагрится вновь закат,

Иду домой читать и сердцем слушать,

То, что преданья старины гласят.

 

Что Норны нити всех живых сплетают,

Что Урд о прошлом говорит,

Верданди настоящее слагает,

А будущее Скульд творит.

 

Найдя в сраженьях почести и славу,

Вернутся викинги к родимым берегам.

Наполненные золотом драккары

Пристанут горделиво к островам.

 

 

*  *  *

 

Ты же помнишь значение слова страх,

Что так часто пленило тебя во снах.

Вьюн по стенке старинной лежит ковром,

Все узоры на теле надежно укрыты плащом.

 

На просторных долах проступят круги травы,

За тобою приду я, лишь зажгутся огни.

Те, что магов зовут на праздник Белтайн –

Мир откроется полный загадок и тайн.

 

Буду красным вином укрощать огонь,

Буду плясать босиком, пить мандрагоры кровь.

И известно одно, то, что всё исполнится в срок.

Кто пришел, тот учитель, что происходит урок.

 

*  *  *

 

Вечерами гуляю по крыше,

Собираю туманы в ладонь.

Ветер ласковый еле слышно

Мою спину заденет крылом.

Капюшон на глаза задвинут,

Сапоги из вересковой мглы.

Я любила тебя так сильно,

Когда нежно звенели сады,

Когда ярко сияло солнце –

А теперь в моем городе тьма,

Колдовское стекло смеется,

Закрывая завесой глаза.

На карнизе к утру выпью кофе.

Пряно-терпкий польется угар.

Облака, словно сладостный морфий.

И на сердце ванильная гарь.

 

© Карина Рига, текст, 2017

© Книжный ларёк, публикация, 2017

—————

Назад