Людмила Виноградова. Мой отец

09.09.2016 19:20

МОЙ ОТЕЦ

 

Меня зовут Людмила Сергеевна. Я дочь кадрового офицера, который честно воевал, был ранен в войну, а потом всю жизнь прослужил в Советской Армии, воспитывая молодых офицеров.

Так что все мое детство – это казенные квартиры, безликая мебель, сплошные переезды.

Папа был очень правильным и честным человеком, и это обостренное чувство справедливости и честности по отношению к людям, желание помочь им, продолжает жить во мне.

Чего я не люблю в людях больше всего и чего не могу простить и понять, так это ложь. Всегда лучше горькая, но правда, чем ложь.

Ведь, если человек сказал правду, нравится она мне, или нет, то можно подумать, все взвесить – и понять, и простить.

А вот когда человек обманывает и выкручивается... Никогда из такого человека ничего хорошего не выйдет. Я в таких случаях просто ухожу в сторону и перестаю с ним общаться.

 

…Более 70 лет назад отгремели последние залпы той страшной войны, которая унесла жизни миллионов людей, и стольких же оставила калеками. Война, которая забрала мужей у жен, осиротила детей, а матерей лишила сыновей.

Я родилась в мирное время и знаю больше по рассказам папиной сестры и мамы о своем отце, о его службе в армии. Папа не очень любил вспоминать и говорить об этом.

А я любила эти неторопливые беседы с сестрой и мамой и слушала, слушала, стараясь сохранить в памяти их простые слова об отце, обо всех наших родных, которые, не жалея себя, своих жизней, защищали Родину от фашистских захватчиков. Все они для меня – герои, каждому из них я хочу поклониться в пояс.

Я прекрасно понимаю, что они живы, пока мы помним о них.

 

Мой папа, Снопок Сергей Аркадьевич, родился 25 мая 1919 года в селе Забелы-2, Витебской области. Он белорус. После школы папа решил посвятить себя службе Родине, стать военным, и в апреле 1939 года поступил в Пуховическое военное пехотное училище.

В тот год, когда началась война, ему было всего 22 года.

Самое время любить, радоваться жизни, целовать девчонок, но все это было отложено на потом.

Их выпустили на год раньше срока, сразу же после того, как на нашу Родину вероломно и без объявления войны напала фашистская Германия.

Всем курсантам присвоили воинское звание «лейтенант». И 22 июня 1941 года их погрузили в эшелоны и отправили на фронт.

Папа получил назначение на Северный фронт командиром стрелкового взвода. Сразу же по прибытию на место, прямо из эшелона, этим молодым необстрелянным мальчишкам пришлось отражать напор противника.

С ружьями наперевес бросались они в атаку, не думая об опасности. Пехота всегда первая… Было ли им страшно? Думаю, что да. Но это поколение людей было воспитано в духе патриотизма, горячей любви к своей Родине. Они свято верили в то, что их дело правое, и они победят.

Всем сердцем они ненавидели фашистов, которые топтали нашу землю. Командиры были всегда впереди. С криком «Ура!» папа бежал на врага, увлекая всех за собой. Молодой, красивый, смелый, он был примером для своих солдат.

Я считаю, самая тяжелая и сложная служба – быть пехотинцем… Быть первым… 16 июля 1941 года фашистская пуля не прошла мимо.

Папа был ранен в ногу, у него был раздроблен коленный сустав. Он был госпитализирован, 5 месяцев находился на Урале на лечении.

Ногу сохранили, но осколок остался, и еще долгие годы рана периодически вскрывалась.

Решением комиссии папа был признан негодным для службы в действующей армии и был направлен в Смоленскую область, в село Боголюбово инструктором всеобуча, а потом назначен начальником 4 части РВК.

За ту атаку мой отец был награжден медалью за храбрость.

Ногу ему все же ампутировали, но уже в 80 годах. Папа очень болезненно перенес это.

Умер отец в октябре 1993 года в звании майора.

 

Размышления

 

Я не могу сказать, да и никто, наверное, не может, кто заслуживает прощения, а кто нет...

Думаю, заслуживают все, кроме предателей Родины. У каждого человека бывают ошибки, каждый может совершить поступок, в котором потом искренне раскаивается.

Просто иногда люди не могут перешагнуть через себя, свою обиду, свои амбиции, им не позволяют сделать это гордость или страх.

Страх, что ты поверишь, а тебя обманут опять…

Что нужно сделать, чтобы убедить человека в том, что ты стал другим? Слова?.. Нет. Слова тут не помогут. Помогут поступки.

Надо на какое-то время превратиться в невидимку. Молчать.

Человек сам должен почувствовать, что ему плохо без вас. Должен это понять душой. А если не понял, значит, с этим человеком вам не по пути.

Почему так бывает? Не знает никто. И осознание совершенной ошибки, к сожалению, приходит к людям поздно.

Тогда, когда человека нет в живых. Вот тогда вдруг как-то сразу понимаем, что мы натворили! Что, это, оказывается, был тот единственный, на всю жизнь. И ты сразу чувствуешь себя незащищенным. Ведь если любящий человек просто жив, то он оберегает тебя, ты чувствуешь незримую опору и знаешь, что позовешь – и он придет, и будет рядом.

Если вы действительно любите человека, не отступайтесь. За счастье надо бороться, пока не стало слишком поздно...

 

© Людмила Виноградова, текст, 2016

© Книжный ларёк, публикация, 2016

—————

Назад