Нина Штадлер. Эдди-бой и его крестовый поход

27.05.2016 22:06

ЭДДИ-БОЙ И ЕГО КРЕСТОВЫЙ ПОХОД

 

Салун в любом городе Дикого Запада – это самое настоящее справочное бюро. Если вам нужно что-то узнать – спокойно идите в ближайший и вы получите там исчерпывающую информацию обо всем, что вас интересует.

Когда Эдди-бой подъехал к дверям салуна на главной улице Уэльс Блю, небольшого городка в штате Колорадо, ветер донес до него звуки музыки и громкий смех.

Спешившись и привязав Скаута, Эдди закурил сигару и решительно вошел через вращающиеся двери. Салун встретил его волной жарко-туманного от табачного дыма и паров виски воздуха. Пол был посыпан свежими влажными опилками. Свободных мест по причине раннего времени было предостаточно, и немногочисленные посетители спокойно занимались своими делами. В общем, все было как обычно.

Окинув взглядом полутемный зал, Эдди обнаружил несколько знакомых лиц. Всех имен, правда, он не знал, но видел их когда-то в своем городе.

За столиком у самой стойки бара четверо мужчин негромко переговаривались по-шведски. Этот язык Эдди хорошо знал с детства, потому что шведкой была его нянька.

Рослый блондин слева что-то заказал бармену по-немецки, и бармен, полный и краснолицый хозяин салуна, отвечал ему на ломаном немецком языке.

Справа от стойки двухметровый великан-норвежец по прозвищу Малыш Рутгер легонько, вполсилы, чтобы случайно не убить, вразумлял своим огромным кулаком попавшегося на передергивании карт шулера, приговаривая при этом:

– Не умеешь – не берись! Не умеешь – не берись! Играть надо честно!

При каждом вразумлении голова у хилого жулика согласно кивала в такт могучим тычкам. Ему было очень страшно. Он проклинал тот день и час, когда предложил сыграть пару партий в покер этому монстру. Ведь одним ударом кулака Малыш Рутгер мог на спор уложить даже племенного быка!

Его сосед, щегольски одетый мужчина средних лет, с тонким, словно прорезанным лезвием бритвы ртом и льдистыми глазами, вытянув ноги в роскошных ковбойских сапогах с серебряными шпорами, широко ухмылялся, изредка отхлебывая ржаное виски и от души наслаждаясь бесплатным зрелищем. Это был известный в городе своей вспыльчивостью и редким умением провоцировать драки Бешеный Джо.

Рядом с ними за соседним столиком сидела очень странная парочка. Один из них, интеллигентный с виду, но очень потасканный человек лет сорока, а ныне просто пьяный в стельку бывший преподаватель Гарварда, приехавший семь лет назад на Дикий Запад, чтобы разбогатеть, и застрявший в этом маленьком городишке по причине жуткой лени и полной житейской неприспособленности, давно уже зарабатывал себе на жизнь тем, что травил байки новичкам и давал характеристики местным знаменитостям. Его звали Профессор.

Другой, недавно прибывший молодой ирландец с ярко-рыжими волосами и восторженно блестящими глазами, жаждавший скандальной славы ганфайтера поил и кормил его третий день. Профессор для него был исключительно полезным человеком. Он знал много чего обо всех жителях города и к тому же умел красиво и умно говорить.

 

На сцене близ барной стойки стояло пианино, на котором, подыгрывая себе и слегка фальшивя, пела на французском о любви Милашка Холли. Завсегдатаи любили ее за кроткий нрав и доброту и прощали слегка осипший голос и недостаток слуха.

Вторая певица, красавица-брюнетка с роскошным, чувственным, прямо-таки оперным контральто, неизвестно каким ветром сюда занесенная, отдыхала в своей комнате на втором этаже, готовясь к вечернему концерту. Ее звали Красотка Сью. Говорили, что она приехала сюда, оставив сцену, чтобы найти младшего брата, известного скандальным поведением и пристрастием к карточным играм.

Облокотившись о сцену, Холли подпевали два веселых француза, судя по сходству и возрасту, отец и сын. А парочка здоровенных шотландцев с мощными челюстями, которым она изредка улыбалась, смотрели на нее с непередаваемым восторгом.

Периодически, не переставая играть, Милашка Холли протягивала руку к большому бокалу, стоящему на пианино, делала хороший глоток, отставляла и продолжала петь дальше, умильно улыбаясь новоприобретенным поклонникам. Дикий Запад! Что поделаешь!

 

Холодный взгляд стальных серых глаз Эдди скользнул по посетителям и лениво остановился на хозяине. Встретившись с ним глазами, тот сразу насторожился и подошел.

– Мистер Крэмс? День добрый! Чашку кофе, пожалуйста! – негромко бросил Эдди подошедшему бармену.

 

Зайти здесь в салун и не выпить виски, значило прямо-таки напрашиваться на насмешки и неприятности. В салуне отчетливо запахло скандалом.

Малыш Рутгер, продолжая придерживать несчастного шулера за шею, прекратил экзекуцию и с интересом посмотрел на бросившего всем вызов посетителя. На его туповатом лице отчетливо отразилась могучая работа мысли. Он явно пытался что-то вспомнить.

Обрадованный перерывом жулик сделал глубокий вдох и осторожно засучил худыми и кривыми ножонками, стараясь ослабить богатырскую хватку могучей длани. Малыш Рутгер рассеянно посмотрел на него, небрежно отпихнул несчастного в сторону со словами «Ладно! Живи пока!» и полностью сосредоточился на происходящем у стойки.

 

Тем временем, задвинув в угол красивого очерченного жесткого рта сигару, Эдди отпил глоток принесенного хозяином кофе и поморщился. Потом вдруг крепко ухватил толстяка за воротник и притянул его к себе.

– Красавчик Джонни сюда не забредал? – ласково осведомился он.

Тот отрицательно покачал головой.

– Нет, мистер! Его уже, почитай, недели три никто не видел! Мне неприятности с законом ни к чему! А что он натворил? Опять долгов понаделал?

Эдди брезгливо скривил губы.

– Хуже! Скатился до воровства! Так что, если услышишь что-нибудь о нем, скажешь мне! Ясно? Я пробуду в вашем городишке несколько дней, пока не решу эту проблему. А вот кофе должен быть непременно с пенкой!

Он отпил еще глоток.

Потирая шею, побагровевший толстяк коротко кивнул.

 

Народец в салуне оживился в предчувствии развлечения. Посыпались предположения, кто этот незнакомец, почему так вызывающе себя ведет, и кто первым охладит его пыл. Немец стал принимать от желающих ставки. Французы отошли от Холли и с интересом посматривали на Эдди, обмениваясь тихими фразами. Шведы смотрели на все происходящее с тупым любопытством и чего-то ждали.

Наконец шустрый молодой ирландец решил привнести в события немного оживления и приподнялся.

– Сиди! – тихим загробным голосом проговорил ему на ухо Профессор, придерживая за рукав. – Иначе мне придется сегодня заказывать для тебя деревянный макинтош!

Рыжий раздраженно фыркнул.

– С чего бы это? Я отличный стрелок, ты же знаешь!

– Стрелок-то, может, и отличный, парень! Да только ты и пушку свою достать не успеешь, как уже помрешь! Даже если он даст тебе фору! А он никогда не стреляет первым!

– И кто это?

– Эдди-бой, сопляк! – икнув, лениво ответил пьяница. – Собственной персоной!

– Тот самый?! Легендарный ганфайтер?! – с восхищением, смешанным с мистическим ужасом, уточнил парень, невольно положив руку на блестящую рукоятку новенького револьвера в желтой кобуре, и с благоговейным любопытством разглядывая живую легенду.

– Ага! Только он давно уже перестал этим заниматься! И несколько лет служит маршалом в городке, расположенном в сутках езды от нас. За это время Эдди навел там такой порядок, что только держись! В два счета прижал всех шулеров и убийц, причем при разборках шутя уложил одновременно шесть человек! Да так, что все остались живы, только проблемы теперь большие со здоровьем. И небо видят исключительно в клеточку! Вэс Хардин, например! Тоже один из лучших ганфайтеров нашего времени! Он еще тем знаменит, что изобрел такой особый жилет с внутренними кобурами для револьверов. Ему достаточно было скрестить руки на груди, и оба револьвера оказывались у него в руках! Так ему даже это не помогло. Коптит теперь небо где-то на юге!

Зато сейчас у них тишь да гладь! Можно безбоязненно ходить ночью по улицам, ничего не опасаясь! Потому что самоубийц там нет – все знают, что сделает с тобой Эдди-бой, если нарушишь закон! Раньше этим городком заправляли преступники, а теперь там тихо, как в музее! Даже библиотека работает!

– Чего-о-о-о? – не понял рыжий.

– Библиотека, болван! Если ты не знаешь, то это такое место, где джентльмены и леди читают книги! – ехидно ухмыльнулся Профессор, делая большой глоток виски и облизываясь. – Так что перед тобой стоит сейчас не просто городской маршал Эдди-бой, а бывший лучший ганфайтер Техаса! Да и не только Техаса!

– Да знаю я, что такое библиотека! – оскорбился рыжий. – А чего он здесь хочет?

– Так ты сам слышал! Ищет Красавчика Джонни. Тот, я слышал, понаделал кучу долгов и решил поправить свое положение кражей. И спер из номера баул. А это был номер Эдди. Не знал несчастный Джонни у кого ворует... А, может, просто спьяну не удержался! Может, он клептоманом стал! Кто его знает! А Эдди двери никогда не закрывает, уверен, что к нему никто не сунется! Так что, сам понимаешь, скоро Джонни придет конец. Считай, он уже ходячий покойник! И то… Думать надо, у кого воруешь!

– Так он же не знал, у кого крадет! – откровенно заступился за неведомого ему Джонни добродушный ирландец.

– Незнание не освобождает от ответственности! – подняв вверх желтый прокуренный палец, неожиданно сурово выдал пьянчужка. – Запомни, друг мой! Нельзя брать чужую частную собственность, не имея на то юридического права!

И, внезапно уронив голову на руки, он громко захрапел на весь салун.

Рыжий малый, пытаясь понять последнюю, слишком умную для него фразу, собрал глазки в кучку и глубокомысленно замолчал, переваривая полученную информацию.

 

В это время активный мыслительный процесс у Малыша Рутгера все-таки принес свои плоды! Он вспомнил, где видел эти глаза, и тихонько выругался.

Встреча с ним четыре года назад унесла из жизни четырех подельников Малыша, решивших, что для них законы не писаны. Четверо огромных, как скалы, скандинавов обиделись тогда на маршала за то, что он небрежно выкинул их из салуна, когда они, изрядно набравшись, хотели начистить носы подвернувшимся им под руку французам.

Таких глаз, как у этого маршала, Малыш прежде никогда в жизни не видел. Когда взгляды их впервые скрестились, у ничего и никого не боящегося Рутгера мороз пошел по коже. Это вообще трудно было назвать глазами... Словно два дула прицельно смотрели на него из преисподней. Малыш не был ясновидящим, но сразу понял, что этот человек очень умен и очень опасен. Самый опасный из тех, с кем ему когда-либо приходилось встречаться. В отличие от своих узколобых товарищей он понял это сразу и попытался уговорить их уехать из города, не пытаясь отомстить маршалу.

Увы! Его не послушались. И в результате живым и здоровым из города выехал только он один. Всех остальных отправили сначала в больницу, а потом – в тюрьму.

 

Видя, что никто не реагирует на наглеца, бросившего вызов местному обществу, Бешеный Джо решил исправить ситуацию. Уловив движение, Малыш Рутгер неожиданно ловко припечатал его свободной рукой к стулу.

– Остынь, Джо! Это ведь Эдди-бой! Единственный, кто может себе такое позволить! Заказать кофе в салуне и остаться при этом в живых! О-о-чень интересный тип, знаешь ли! Я с ним встречался как-то. И револьвером тоже здорово владеет. Известный в прошлом ганфайтер, так что лучше не заводись! Ты, конечно, великолепный стрелок, Джо, но у тебя против него нет никаких шансов! Когда-то в начале своего пути, он вышел один против шестерых, и всех убил… Причем, двое из них были очень известными ганфайтерами! Акула Род и Буйвол Уилбер… Ты слышал о них. Я тоже чудом остался жив. Он меня просто не тронул. Справедливый вообще парень. Чтит закон. Главное – это его не задевать. Слышал, что любит кофе и совсем не пьет виски. А три года назад его пригласили служить маршалом в соседний город. Так что теперь это маршал!

 

– Мистер! Это просили передать вам!

Звонкий голосок Милашки Холли неожиданно прервал наступившую тишину, и она робко протянула маршалу небольшой коричневый саквояж, перетянутый ремнями.

– Сказали, что он принадлежит вам!

Эдди окинул взглядом стоящую перед ним девушку и холодно поинтересовался:

– Как он к тебе попал?

– Его просила отдать вам Красотка Сью, мистер!

– А у нее откуда? – холодно уточнил маршал.

Девушка пожала плечами.

– Не могу знать! Да вы сами спросите! Вон она стоит!

И девушка кивнула головой в сторону сцены.

Эдди повернул голову и увидел стройную брюнетку с правильными чертами лица, нервно стягивающую на груди теплую шаль.

Он открыл рот, чтобы задать вопрос, и в этот момент ее черные глаза тревожно метнулись в сторону двери.

Эдди проследил за ее взглядом и увидел, что к выходу из салуна незаметно скользнула долговязая мужская фигура.

– Стоять! – голос Эдди ударил, как хлыст. – Второй раз повторять не стану, Джонни! Буду стрелять!

Симпатичный брюнет лет двадцати в изрядно помятой одежде нерешительно остановился.

Глаза бармена стремительно скакнули на лоб, и он со страхом обратился к Эдди:

– Клянусь, мистер, я не знал, что этот парень здесь! Я бы никогда не стал скрывать вора!

Маршал кивнул, не глядя на него.

– Я знаю. Подойди ко мне! – приказал он Джонни.

– Не-е-е-ет!!! – вдруг истерично взвизгнул Красавчик и нервно дернулся к револьверу.

Это решило все. Как бы то ни было, рука Джонни первой метнулась к оружию, и Эдди выстрелил так быстро, что никто даже не успел понять, когда он выхватил свой «Смит и Вессон». В его руке просто злобно рявкнул неизвестно каким образом очутившийся там револьвер, и Красавчику Джонни пришел конец.

Первая пуля пробила ему кисть, вторая пуля сбила шляпу. Его револьвер, вынутый лишь наполовину, печально скользнул обратно в кобуру. Джонни завопил, когда грохот выстрелов быстро сменился мертвой тишиной. Одновременно с ним вскрикнула Красотка Сью и с отчаянным воплем кинулась к брату. А то, что это был ее брат, не подлежало никакому сомнению – они были похожи, как две капли воды.

Рядом с салуном тихо заржала чья-то лошадь.

Револьверы «Смит и Вессон» русского производства всегда славились своей точностью боя, а уж в руках Эдди это вообще была сама смерть!

 

– Нет! Ну, вы видели?! – торжествующе спросил рыжий у Профессора. – Стрелял левой рукой! Даже кофе не расплескал!

Прихлебывая свой кофе, Эдди-бой безразлично смотрел на Джонни. Все посетители салуна, включая хозяина, так же молча глазели на него. Красотка Сью, роняя слезы, перевязывала руку Джонни своим носовым платком и тихонько что-то ему выговаривала.

– Мистер Крэмс! – наконец сказал Эдди, допивая кофе и отставляя чашку. – Возьмите, пожалуйста, мой саквояж!

– На что ты рассчитывал, сынок? – обратился он к побледневшему Джонни. – Ты что же, думал меня обмануть и улизнуть от возмездия?

– Я нечаянно, мистер маршал! – взмолился преступник, бледнея еще больше от одного только голоса Эдди-боя. – Я вообще украл впервые в жизни! Так получилось! Просто я ошибся номером, потому что был очень пьян и расстроен! Дверь опять же была открыта. Я вошел, увидел в номере саквояж… Вот бес и попутал! Я же не знал, что он принадлежит вам, клянусь! Иначе бы просто отгрыз себе потянувшуюся к чужим вещам руку!

– Скажи еще, что больше не будешь! – иронически хмыкнул Эдди.

– Правда, не буду, мистер! Бог свидетель, не буду! Я вообще хотел сбежать в Канаду, да вы за мной по пятам шли! Вот я и решил пересидеть у сестры, пока все не затихнет, а позже саквояжик-то вам и подкинуть! Чтобы, значит, вы успокоились! Просидел я все это время у нее в комнате. А сейчас вас увидел и испугался, что начнете искать, да еще Сью попадет под раздачу! Не наказывайте ее, мистер! Она просто меня очень любит! Думал, верну саквояж, а пока вы его рассматриваете, проскочу в двери и исчезну! Да не получилось! Я и выстрелить хотел только с перепугу! Клянусь, мистер! И я ничего не взял!

– Мистер Крэмс! – снова обратился Эдди к хозяину. – Взгляните, пожалуйста, нет ли в саквояже свертка, перевязанного тонкой лентой?

– Этот? – толстяк суетливо показал небольшой сверток, упакованный в коричневую бумагу.

Суровые черты лица Эдди мгновенно смягчились, и он с облегчением вздохнул. Взгляд его посветлел.

– Да! Дайте его мне, пожалуйста! А саквояж оставьте себе! Спасибо, мистер Крэмс!

С этими словами он положил сверток за пазуху и ласково погладил. Потом посмотрел на печально опустившего голову Джонни, взволнованную Сью рядом с ним и задумчиво произнес:

– Значит, говоришь, в Канаду хотел уехать?

Красавчик Джонни только горестно вздохнул.

– Хотел, мистер…

– Ну, что ж! Хватит тебе часа, чтобы доскакать до канадской границы, парень?

Тот непонимающе поднял голову и, увидев на губах всегда сурового Эдди-боя едва заметную улыбку, сразу все понял и радостно завопил:

– Хватит! Я успею, мистер! И чтоб я сдох, если еще вернусь сюда или возьмусь за старое! Вы дали мне шанс начать новую жизнь! Спасибо вам!

Эдди небрежно кивнул головой в сторону дверей.

– Прощай, Сью! Я скоро вышлю тебе адрес, и ты приедешь ко мне! – крикнул Джонни и выскочил в двери, едва не сбив при этом с ног двух входящих громил. Вслед ему раздались смех, вопли и свист.

Красавчик удирал во все лопатки, и никто его не преследовал!

 

А когда затих стук копыт, Эдди-бой медленно развернулся, окинул присутствующих холодным взглядом серых глаз и, невозмутимо пожав плечами, добавил:

– Я просто не мог поступить иначе! К чему портить парню жизнь? Он и так достаточно наказан! Мой друг Алекс Фили-Леони написал роман, и попросил отвезти его в редакцию типографии «Вышний Рарог». Сам он этого сделать не мог – второй месяц лежит со сломанной ногой. А этот дурачок украл рукопись, которую я обещал доставить редактору в конце месяца! Пришлось ловить! Теперь все в порядке!

И, приподняв шляпу кончиками пальцев, Эдди вышел из салуна.

 

© Нина Штадлер, текст, 2016

© Книжный ларёк, публикация, 2016

—————

Назад