Нина Штадлер. Глюки восторженной девицы

14.11.2015 22:03

Из цикла "Легенды и сказки Вышнего Рарога"

ГЛЮКИ ВОСТОРЖЕННОЙ ДЕВИЦЫ

С дурацкой улыбкой я прижала книгу к груди и вдохнула запах еще свежей типографской краски. Он показался мне просто восхитительным! Как же иначе? Сейчас даже выхлопные газы автомобиля показались бы мне амброзией! Чудо свершилось! В руках я крепко сжимала свою первую книгу – «Смотритель».

Вообще-то я работаю в редакции корректором. Правлю чужие тексты. И до некоторых пор работала тихо и мирно, ни о чем другом, кроме ошибок, не думая. Но пару лет тому назад вдруг неожиданно поселился во мне писательский зуд, выраженный в отчаянном желании выплескивать на бумагу все, что приходит в голову. А в голову, надо сказать, приходило о-о-чень многое!

Долгое время я пыталась активно с этим бороться, уверяя себя, что такое мне не по силам, что своими опусами я только насмешу людей, что у меня просто мания величия, ежели я стремлюсь податься в писатели.

Убеждала я себя изо всех сил, но желание писать упорно цеплялось за меня и никуда не уходило. Каждая мысль, случайно заскочившая в голову, настойчиво требовала продолжения. И я смирилась с неизбежным. Стала кропать небольшие рассказики и посылать их в женские журналы. К моему величайшему изумлению, их стали публиковать! Я была безмерно счастлива, но втайне желала написать настоящую большую книгу, сюжет которой, продуманный до мельчайших подробностей, давно уже был готов.

Начинать было очень страшно. Вдруг не получится? И прости-прощай тогда моя хрустальная мечта! Так бы я и маялась до сих пор, не зная, как быть, если бы не встреча со Смотрителем.

Честно говоря, я до сих пор так до конца и не поняла, что тогда произошло. Случилось ли все это со мной на самом деле, или приснилось… Но реальный результат этой мистической встречи я сейчас держала в руках, наслаждаясь запахом свежей типографской краски.

…В прошлом году я побывала в Татарстане. Моя подруга, к слову сказать, большая любительница всякого рода экстрима, давно меня туда зазывала, обещая незабываемые впечатления от прогулки по Юрьевской пещере.

Кто не знает – это одна из известнейших пещер Татарстана, расположенная в Богородских горах. Единственная, доступная для туристов, с множеством карстопроявлений – слепых колодцев, напоминающих органные трубы, причудливой формы гипсовыми останцами и множеством кальцитовых образований. Словом, сущий рай для спелеологов. К спелеологам я всегда относилась с бо-о-ольшим уважением, но желания бегать по сырым пещерам сама никогда не испытывала, предпочитая лежать на диване под теплым пледом, разглядывая картинки.

Об этом я и сообщила своей продвинутой подруге. Как будто не знала, чем все закончится! Юлька моя, ежели уж ей чего взбредало в голову, вела себя как тяжелый танк: перла напролом и никогда от своих замыслов не отступала даже в мыслях. Да вдобавок ко всему еще обладала огромным даром убеждения и совершенно потрясающим умением прессинговать выбранную жертву до полной капитуляции оной...

Словом, спустя неделю, ранним летним утром мы с ней уже стояли в составе группы из шести человек у главного входа в вышеупомянутую пещеру. Я при этом совершенно неприлично зевала во весь рот и плохо чего соображала, по причине того, что рано просыпаться не привыкла.

А зловредная подруга при этом еще весьма нахально требовала от меня восторгаться окружающими красотами, вызывая у меня непреодолимое желание треснуть ее чем-нибудь не слишком тяжелым, чтобы не причинить физических увечий, но заставить хоть ненадолго замолчать.

Вообще найти спуск с автодороги в сторону пещеры без проводника было бы непросто. Лес и крутые склоны, заросшие травой, надежно скрывали незаметную тропу, ведущую к входу. Сам вход представлял собой размытый, точнее провальный, грот-нишу. Под ногами неприятно перекатывались и скрипели мелкие обломки какого-то бело-серого камня. Известняки и доломиты, как объяснил ведущий. Свод и стены состояли, судя по всему, из таких же пород.

Получив последние инструкции от проводника – не отходить друг от друга дальше чем на метр – мы вошли в пещеру. Горестно вздохнув, я полезла последней и случайно задела плечом стену. Кусок белого камня шумно осыпался вместе с другими более мелкими камешками.

Чихнув, я машинально кивнула головой на замечание проводника, что нужно вести себя осторожнее, и загрустила еще сильнее. Ну, не для меня все это! Не для меня! И зачем только согласилась сюда приехать?! Сидела бы сейчас дома. Пила чай с конфетами, читала книжку. Но теперь уже ничего не изменишь! Если верить тому, что все, что происходит с нами, происходит своевременно, значит, мне зачем-то нужно было сюда попасть! Утешая себя этой мыслью, я двинулась дальше. А Юлька, бросив на меня выразительный суровый взгляд, пошла вперед.

Вокруг было темно и тихо. Я безропотно тащилась в самом хвосте веселой компании, стараясь не терять из виду Юлькину спину. Без приключений прошли мы Серебряный зал, зал Бабуинов, грот Дождей, Домик профессора, Замок ужаса, Камертон, Библиотеку, Камбалу, Свечу.

А вот Органные трубы сыграли со мной злую шутку. К этому времени я уже изрядно подустала и думала только о том, что хорошо бы сейчас немного отдохнуть и заодно подумать о земной суете, которая неизвестно зачем притащила меня в эту пещеру.

И вот на этой-то высокой философской ноте я вдруг неожиданно осознала, что нахожусь в какой-то карстовой трубе. Причем одна. Как меня сюда занесло, не представляю! Вначале я даже не очень испугалась. Подумаешь, отстала немного! Ну, покричу сейчас – кто-нибудь да откликнется! Но все получилось несколько иначе, чем я себе представляла.

Безрезультатно проорав минут пять и сорвав голос, я прекратила это бессмысленное занятие. Да уж! Потеряться в относительно небольшой пещере, следуя на расстоянии метра от подруги, могла только одна я! И что теперь прикажете делать? Сидеть и ждать, пока найдут? Не хочется. Сыро очень сидеть. Да и холодно. Попробовать выбраться самой, что ли?

Я нерешительно оглянулась. За мной смутно виднелся коридор, по которому мы недавно прошли. И я решилась. Развернулась и пошла назад, подсвечивая себе фонариком. Вроде все знакомы места… Похоже, я на правильном пути.

И вдруг за поворотом совершенно неожиданно я уперлась в тупик. Откуда он тут взялся? Никаких тупиков не было, я же точно помню! Или я их просто просмотрела? Я вернулась назад и свернула направо. Тот же результат. Не помню, сколько я так блуждала по неизвестно откуда взявшемуся лабиринту. Мне казалось, прошла целая вечность. На часах оказалось – сорок пять минут.

Каким-то образом я вновь оказалась у Органных труб. И вот тут, к своей великой радости, я вдруг впереди увидела свет! Ну, наконец-то! Выход из пещеры! Я поспешно завернула за угол и остолбенела.

Похоже, страх и кислородное голодание сделали свое черное дело.

Ибо то, что я увидела перед собой на глубине почти тридцати метров, никак иначе кроме как зрительными галлюцинациями назвать было нельзя. Такое человек в нормальном состоянии просто увидеть не мог. Так что это явно были глюки. Причем, глючило меня со страшной силой, потому что видела я детально воспроизведенную в реале репродукцию с гравюры Альбрехта Дюрера «Святой Иероним в келье».

Свет лился прямо из стены, потому что никакого окна в этой крошечной комнатенке-пещере не было. В лучах света, глубоко погрузившись в чтение, сидел за столом седобородый старец в белоснежных одеждах в окружении книг. Слева и справа от хозяина на полках громоздились старинные фолианты.

А ближе к выходу, прямо передо мной лежал… Бог ты мой! В самом деле лежал нереально огромный оранжево-желто-рыжий лев, положив на могучие лапы гривастую голову, и, похоже, крепко спал.

Мне резко поплохело. Я нервно хихикнула и сделала шаг назад, снова случайно задев при этом стену плечом. О моя проклятая неуклюжесть!

С тихим шорохом посыпались на пол пещеры камни. Лев и старец одновременно подняли головы и посмотрели на меня.

Чувство ирреальности происходящего было настолько сильным, что я выдала такое, о чем до сих пор вспоминаю с некоторым чувством неловкости. Улыбнувшись самой идиотской улыбочкой, я брякнула:

– Здрасссьте! А я вот тут мимо проходила!

Лев хитро прищурил один глаз, ощерился, словно насмешливо ухмыльнулся, показав при этом огромные клыки, и снова невозмутимо уткнулся головой в лапы. А старец заложил закладкой книгу, лежащую перед ним на небольшом деревянном пюпитре, и улыбнулся.

К зрительным прибавились еще и слуховые галлюцинации, ибо хозяин кельи мне ответил.

– Проходи, не бойся! Мой друг тебя не тронет! – неожиданно приятным и очень молодым голосом произнес он.

– Да я как-то и не очень боюсь… – жалко проблеяла я, не в силах поверить в происходящее. – А… Вы кто, простите?

– Смотритель.

– Этой пещеры? – облегченно вздохнув, с наивной надеждой на обыкновенное чудо поинтересовалась я. – Вы помогаете найти отсюда выход заблудившимся?

Старец необидно засмеялся.

– Ну… Можно сказать и так! Но, скорее, указываю путь… Выход вы потом находите сами!

Я несколько смутилась. Интуиция подсказывала, что говорит он совсем не о выходе из пещеры.

– И многие к вам обращаются? – робко поинтересовалась я.

– Только те, кому это жизненно необходимо! Ты ведь знаешь, что ничего случайного в мире не бывает?

Я кивнула головой. Вот и ответ на мой вопрос – с какой целью меня сюда занесло.

– Жизненный путь? – утвердительно сказала я.

– Именно, – кивнул старец. – Ты должна дать волю тому, что так старательно в себе подавляешь. Это твое жизненное предназначение. Не думай о том, как воспримут тебя окружающие. Спокойно загляни в себя в поисках врага своего внутреннего развития. Сломай инерцию прошлых привычек. Стань свободной. Делай то, ради чего явилась в этот мир. Позволь воле неба протекать сквозь себя и не стой на собственном пути. Шагни за ворота! Тьма осталась позади. Впереди день.

Я тихо спросила:

– А у меня получится?

– У тебя уже получилось! Взгляни наверх!

Я подняла голову и с изумлением увидела над головой черное небо, усеянное звездами! Это днем-то! Звезды сияли так ярко, что я невольно зажмурилась. А когда снова открыла глаза, то обнаружила себя стоящей неподалеку от входа в пещеру!

– Спасибо, Смотритель! – с чувством произнесла я и неожиданно услышала в ответ довольный рык льва и теплый голос:

– Удачи тебе!

В ту же секунду из пещеры выскочила взволнованная Юлька и с радостным воплем кинулась мне на шею.

– Слава Богу! Ты нашлась! Нашлась! Я так испугалась, когда поняла, что ты от нас отстала! Мы минут двадцать тебя везде искали! Потом я догадалась, что ты к выходу пошла! Здесь же практически один главный коридор, заблудиться негде!

Я онемела. Один коридор, да? И всего лишь двадцать минут меня не было? Так где же я тогда была, если на моих часах я болталась по этой миленькой пещерке целых полтора часа?

До меня снова донесся негромкий смех и молодой голос Смотрителя посоветовал:

– Не думай о мелочах! Думай о главном!

– Ты слышала что-нибудь? – взволнованно спросила я у подруги.

– Что? – недоуменно завертела Юлька головой.

– Голос мужской сейчас слышала? И смех?

– А! Это, наверное, ребята нас зовут! Пойду скажу, что ты уже нашлась!

И она умчалась.

Я села на нагретый солнцем камень и улыбнулась.

Теперь я совершенно точно знала, о чем буду писать. Спасибо тебе за все, Смотритель!

 

© Нина Штадлер, текст, 2015

© Книжный ларёк, публикация, 2015

—————

Назад