Тимур Савченко. По лермонтовским местам

09.03.2015 18:24

Очарованный странник

Тимур Савченко

По лермонтовским местам, или удивительное рядом

 

Как часто мы не замечаем красоты, которая находится совсем рядом от нас, предпочитая искать ее в далеких землях. Воистину верно выражение – нет пророка в своем отечестве… Настоящим открытием стал для меня этнографический комплекс Атамань. Впрочем, обо всем по порядку.

 

– Продай крест, мил человек! – парень не сводил восторженного взгляда с дивного деревянного креста и с фигуры распятого на нем спасителя. От волнения он мял в руках шапку и переступал с ноги на ногу.

От лица распятого Христа словно исходило сияние, но молодой арзамасец не заметил, что подобный свет исходил и от лица седовласого лодочника, к которому он обратился с просьбой – челн с крестом плавно покачивался на волжских волнах. Издалека долетал многоголосый гул Макарьевской ярмарки…

– Отчего же не продать, – помолчав немного, улыбнулся старик. – Бери сейчас крест, если он тебе так глянулся, а деньги после принесешь, – добавил он, глядя на восторженного парня.

– Я сейчас, я мигом! – воскликнул тот, бережно вынимая из лодки обретенное сокровище. – Здесь на ярмарке мои братья торг ведут – я у них денег возьму и враз обернусь…

– Петр, посмотри, чего наш Васятка несет, – глядя из-под ладони на волжский берег, благодушно пробасил дородный купец, привлекая внимание своего сухопарого брата, который только что закончил торговаться с черемисскими охотниками и утирал пот с блестящей лысины.

– Ух ты, – воскликнул средний брат, присмотревшись, – эт откуда же красота такая!

– Братья, родненькие, денег скорее мне дайте, – глотая от усталости окончания слов, просипел младший брат, опуская крест на землю, перед опешившими от неожиданностями купцами. – Мне, святыню эту, один добрый человек под честное слово продал. Рассчитаться нужно, а то не по-людски будет…

Восхищенные приобретением братья без слов выдали Василию увесистый кошель серебра, и тот, едва отдышавшись, бросился обратно. Только не стояло больше челна на волжской набережной.

Лишь чайки пролетали, да дул в лицо легкий ветер. И сколько ни спрашивал парень у окружающих рыбаков – где неведомый лодочник, те лишь пожимали плечами, приговаривая: «Не было здесь никого – привиделось тебе…»

Злодей-будильник немилосердно взревел, вырывая меня из крепких объятий Морфея. За окнами стояла непроглядная тьма, где-то далеко раздавался собачий лай, и не сразу понял, что нахожусь не на Волге, а у себя дома – настолько реалистичным оказался сон.

«Да, нелегок путь паломника, – подумал я с легкой грустью. – И угораздило же вызваться ехать в такую даль, да еще и в выходной».

Однако ничего не поделать – быстро умывшись и одевшись, шагнул за дверь в темноту ночи. Мои собратья по паломничеству, собравшиеся возле районной администрации в ожидании автобусов, тоже имели не самый бодрый вид. А впереди нас еще ожидало 8 часов езды по просторам Кубани. Неудивительно поэтому, что просыпаться мы начали, когда автобусы подъезжали к Славянску на Кубани, а солнце «включилось» на полную мощность. Пока автобус несет нас через заболоченные рисовые поля все дальше на юго-запад, дорасскажу вкратце о братьях и об удивительном Животворящем Кресте.

Это скульптурное изображение, выполненное в натуральную величину, датируется XVII столетием. Доставив его в родной Арзамас, братья пытались внести его в дом, но крест не проходил в двери. Стали думать, да гадать, как решить эту проблему, но тут младшему брату (слывшему в народе блаженным) явилось видение, будто святыня вновь осветилась изнутри. Он понял это как знак того, что святыня не предназначена для дома – ее место в Божьем храме. Так братья и поступили, подарив крест церкви. С тех пор Животворящий Крест сделался защитником и оберегом города: спасал от мора и неурожаев, усмирял пламя пожаров, исцелял хворых…

Нынешним летом реликвия была доставлена на Кубанскую землю, впервые за три столетия покинув Арзамас. Первым местом, куда привезли крест, стал старейший каменный храм края Покрова Пресвятой Богородицы в Тамани. Ради него и отправились мы в это паломничество. Чем ближе к Тамани, тем живописнее и оживленнее становится пейзаж за окном автобуса. Бескрайние, однообразные степи сменяются невысокими холмами, персиковыми садами и обширными виноградниками – пейзажи напоминают далекую Элладу.

И это не случайно. Фанагория. Как-то традиционно принято ассоциировать Кубань с этаким отечественным «Диким Западом», где до прихода казаков обитали одни лишь кочевники – нагайцы, да звери-птицы. Между тем, цивилизация пришла сюда задолго до того дня, как были заложены первые камни в основании Киева и Великого Новгорода! Да что там Киев с Новгородом! Задолго до Рождества Христова здесь существовали античные города, велась торговля, расцветали ремесла. Вспомните Боспорское царство и «гомеопата» Митридата, который так приучил свой организм к ядам, что не смог и отравиться в минуту отчаяния. Здесь, на Таманском полуострове, все это и было…

Но вот мы и в Тамани, прославленной Лермонтовым, как «самый скверный городок». Странно, но сложилось впечатление, что Михаил Юрьевич писал свои строки не в XIX веке, а пару недель назад… Как-то не заладилось в Тамани с благоустройством, хотя есть, конечно, и интересные места. Я не буду описывать посещение храма и прикосновение к святыне. Во-первых, это слишком личное, а во-вторых, сделать это практически невозможно, но об этнокомплексе «Атамань», что раскинулся на высоком берегу моря вблизи Тамани, расскажу с удовольствием.

Слышал об «Атамани» давно, но так ни разу туда и не собрался до нынешнего случая. Как часто бывает так, что оказавшись далеко на чужбине, мы с восторгом знакомимся с местными достопримечательностями – осматриваем готические замки Европы, дивимся китайским пагодам… А свое родное, расположенное поблизости, откладываем на потом. Примерно такое впечатление сложилось и у меня, когда поднявшись, пыхтя и отдуваясь, на высокий холм, бросил взгляд на синее-синее море, на берега Крыма, виднеющиеся вдалеке, и на множество камышовых крыш, мельничных крыльев, колодезных «журавлей», раскинувшихся внизу.

Доводилось бывать в подобных этнических поселках и ранее. Например, в Пирогово под Киевом, но отличие Атамани в том, что несмотря на то, что комплексу всего 5 лет, он уже совершенно не походит на новодел, созданный для развлечения туристов – напротив, кажется, поселок стоит на этом месте со времен первых казаков-переселенцев. Причем, не как музей под открытым небом, а как поселок, живущий своей обыденной повседневной жизнью. Такое своеобразное временное «посольство» XIX века в веке нынешнем.

Здесь и настоящая освященная часовня, и настоящие плодоносящие сады, и настоящая ярмарка, и названия улочек и объектов на своем собственном языке – кубанском (он же запорожский). Признаюсь, из-за этого языка довелось пережить несколько неудобную ситуацию – искал глазами табличку с привычным «туалет», но попадались исключительно «нужнык». Хорошо хоть местные обитатели перевели мне значение этого слова…

Атамань огромна. Чтобы просто обойти ее по периметру, потребуется с полчаса, если не больше, не говоря уже о детальном знакомстве. Первым делом отправляюсь на наше, ейское подворье. Да, не удивляйтесь – каждый район имеет в Атамани свое подворье. И между ними, идет своеобразное соревнование – кто «всех краше и милее». Этот немудреный принцип привел к тому, что каждое подворье по-своему неповторимо и колоритно, но все же и на общем фоне ейская «Крамарня казачьего одягу» (магазин казачьего костюма) выделяется особым шармом. В тот день подворье было особенно многолюдно – проходил фестиваль «Легенды Тамани», и наши прибыли в расширенном составе – три творческих коллектива, не считая официальных лиц. Ейчане постоянные участники всевозможных фестивалей и конкурсов и выступают в них с неизменным успехом. Так вышло и на этот раз.

Но меня, признаюсь в малодушии, больше порадовало не это, а то, что наши своих голодными не оставляют – гарная казачка в яркой расписной плахте и атласной юбке (руководитель Дома офицеров Наталья Москалева) вдоволь накормила меня наваристым борщом и мясом с картошкой. С сытым желудком осмотр Атамани сделался еще приятнее. Побывал на рынке, в минизоопарке, в «усадьбе» Бабы Яги, полюбовался плясками цыган, послушал выступление казачьих хоров, заглянул в гончарную мастерскую, окунулся в лазурные воды моря...

Хорошо, что вовремя посмотрел на часы – еще десять минут и мой автобус превратился бы в «тыкву» (укатил бы в Ейск без меня). Обидно было уезжать. Не хватило одного дня для Атамани, определенно не хватило. Ну, ничего, дело поправимое – выберу время и вернусь сюда снова! Благо ехать не так уж и далеко.

—————

Назад