Томас-Рифмач

25.11.2016 14:37

ТОМАС-РИФМАЧ

шотландская баллада XVII века

 

 

Над быстрой речкой верный Том

Прилёг с дороги отдохнуть.

Глядит: красавица верхом

К воде по склону держит путь.

 

Зелёный шёлк – её наряд,

А сверху – плащ красней огня.

И колокольчики звенят

На прядках гривы у коня.

 

Её чудесной красотой,

Как солнцем Том был ослеплён.

– Хвала Марии Пресвятой! –

Склоняясь ниц, воскликнул он.

 

– Твои хвалы мне не нужны,

Меня Марией не зовут.

Я – королева той страны,

Где эльфы вольные живут.

 

Побудь часок со мной вдвоём,

Да не робей, вставай с колен,

Но не целуй меня, мой Том,

Иль попадёшь надолго в плен.

 

– Ну, будь что будет! – он сказал. –

Я не боюсь твоих угроз! –

И верный Том поцеловал

Её в уста краснее роз.

 

– Тебя, мой рыцарь, на семь лет

К себе на службу я беру!

Тебя, мой рыцарь, на семь лет

К себе на службу я беру!

 

На снежно-белого коня

Она взошла. За нею – Том.

И вот, уздечкою звеня,

Пустились в путь они вдвоём.

 

Они неслись во весь опор.

Казалось, конь летит стрелой.

Пред ними был пустой простор,

А за плечами – край жилой.

 

– На миг, мой Том, с коня сойди

И головой ко мне склонись.

Есть три дороги впереди.

Ты их запомнить поклянись.

 

Вот этот путь, что вверх идёт,

Тернист и тесен, прям и крут.

К добру и правде он ведёт,

По нём немногие идут.

 

Другая – торная – тропа

Полна соблазнов и услад.

По ней всегда идёт толпа,

Но этот путь – дорога в ад.

 

Бежит, петляя меж болот,

Дорожка третья, как змея,

Она в Эльфландию ведёт,

Где скоро будем ты и я.

 

Что б ни увидел ты вокруг,

Молчать ты должен, как немой,

А проболтаешься, мой друг,

Так не воротишься домой!

 

Через потоки в темноте

Несётся конь то вплавь, то вброд.

Ни звёзд, ни солнца в высоте,

И только слышен рокот вод.

 

Несётся конь в кромешной мгле,

Густая кровь коню по грудь.

Вся кровь, что льётся на земле,

В тот мрачный край находит путь.

 

Но вот пред ними сад встаёт.

И фея, ветку наклонив,

Сказала: – Съешь румяный плод –

И будешь ты всегда правдив!

 

– Благодарю, – ответил Том, –

Мне ни к чему подарок ваш.

С таким правдивым языком

У нас не купишь – не продашь.

 

Не скажешь правды напрямик

Ни женщине, ни королю…

– Попридержи, мой Том, язык

И делай то, что я велю!

 

*  *  *

 

В зелёный шёлк обут был Том,

В зелёный бархат был одет.

И про него в краю родном

Никто не знал семь долгих лет.

 

 

Текст оригинала:

 

Thomas Rhymer

 

True Thomas lay on Huntlie bank,

A ferlie he spied wi' his ee,

And there he saw a lady bright,

Come riding down by the Eildon Tree.

 

Her shirt was o' the grass-green silk,

Her mantle o' the velvet fine,

At ilka tett her horse's mane

Hang fifty siller bells and nine.

 

True Thomas, he pulld aff his cap,

And louted low down to his knee:

“All hail, thou mighty Queen of Heaven!

For thy peer on earth I never did see”.

 

“Oh no, O no, Thomas”, she said,

“That name does not belong to me;

I am but the queen of fair elfland,

That am hither come to visit thee”.

 

“Harp and carp, Thomas”, she said,

“Harp and carp along wi me,

And if ye dare to kiss my lips,

Sure of your bodie I will be”.

 

“Betide me weal, betide me woe,

That weird shall never daunton me”;

Syne he has kissed her rosy lips,

All underneath the Eildon Tree.

 

“Now, ye maun go wi me”, she said,

“True Thomas, ye maun go wi me,

And ye maun serve me seven years,

Thro weal or woe, as chance to be”.

 

She mounted on her milk-white steed,

She's taen True Thomas up behind,

And aye wheneer her bride rung,

The steed flew swifter than the wind.

 

O they rade on, and farther on –

The steed gaed swifter than the wind –

Untill they reached a desart wide,

And living land was left behind.

 

“Light down, light down, now, True Thomas,

And lean your head upon my knee;

Abide and rest a little space,

And I will shew you ferlies three.

 

O see ye not yon narrow road,

So think beset with thorns and briers?

That is that path of righteousness,

Tho after it but few enquires.

 

And see not ye that briad braid road

That lies across the lily leven?

That is the path of wickedness,

Tho some call it the road to heaven.

 

And see not ye that bonny road,

That winds about the fernie brae?

That is the road to fair Elfland,

Where thou and I this night maun gae.

 

But, Thomas, ye maun hold your tongue,

Whatever ye may hear or see,

For, if you speak word in Elflyn land,

Ye'll neer get back to your ain countrie”.

 

O they rade on, and farther on,

And they waded thro rivers aboon the knee,

And they saw neither sun nor moon,

But they heard the roaring of the sea.

 

It was mirk mirk night, and there was nae stern light,

amd they waded thro red blude to the knee;

Fow a' the blude that's shed on earth

Rins thro the springs o that countrie.

 

Syne they came on to a garden green,

And she pu'd an apple frae a tree:

“Take this for thy wages, True Thomas,

It will give the tongue that can never lie”.

 

“My tongue is mine ain”, True Thomas said;

“A gudely gift ye wad gie to me!

I neither dought to buy nor sell,

At fair or tryst where I may be.

 

I dought neither speak to prince or peer”,

Nor ask of grace from fair ladye:

“Now hold thy peace”, the lady said,

“For as I say, so must it be”.

 

He has gotten a coat of the even cloth,

And a pair of shoes of velvet green,

And till seven years were gane and past

True Thomas on earth was never seen.

 

 

© Самуил Маршак, перевод, 1915–1916

© Книжный ларёк, публикация, 2016

—————

Назад